Разорванные небеса

Джен
NC-17
В процессе
11
Размер:
планируется Макси, написано 542 страницы, 67 частей
Описание:
Едва начавшееся на Немекроне процветание закончилось, когда на планету вторглись удракийские войска во главе принца Каллана, сына инопланетного захватчика-тирана. Однако он не спешит уничтожать Немекрону: нечто особенное привлекло его здесь, и оно определенно необходимо Удракийской Империи. Все, что теперь остается жителям Немекроны — это сражаться за свой дом и за свою свободу. Но хватит ли у них сил выстоять?
Примечания автора:
Вынашивала эту идею еще с января 2019 и вот, нашла в себе силы взяться за нее 🤙 На реализм и научную достоверность не претендую. Да и вообще, мне больше нравится концентрироваться на персонажах, так что, если что-то по мироустройству осталось непонятным, — прошу в комментарии.

aesthetics:
part i: https://vk.com/wall-184830047_552
part ii: https://vk.com/wall-184830047_554
part iii: https://vk.com/wall-184830047_555
part iv: https://vk.com/wall-184830047_578
part v: https://vk.com/wall-184830047_589

fancast: https://vk.com/wall-184830047_528
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 78 Отзывы 10 В сборник Скачать

Глава 16. В стенах Гарнизона

Настройки текста
Примечания:
Филлер, не филлер?..
Знаете, мне с самого начало казалось, что что-то с этой книгой не так… И сегодня я поняла, что именно. Я просто сильно ударилась во внутренние переживания и отношения персонажей.

Суббота. На следующий день.

      — О, собрания у нас ты теперь проводишь?       — Не вижу ничего забавного, Каспер, — ощетинился Картер, смерив его укоризненным взглядом и сморщившись от его скучающе-язвительного тона. Затем посмотрел на Нейтана и нетерпеливо потребовал: — Ну, давай, рассказывай.       Нейтан прошелся взглядом по ставшим в круг Картеру, Касперу и Алиссе (давно они так не собирались), мгновенно, столь для себя не свойственно, посерьезнел и протянул:       — Когда мы были на складе, — он мимолетно взглянул на Алиссу, и та мгновенно помрачнела, нервно поджав губы, словно вновь вернулась в тот злополучный вечер и вспомнила, как, истекая кровью, Итан умирал на руках бьющейся в слезах на грани истерики Джун, — все сначала шло слишком гладко, а потом нас внезапно окружили. Причем выглядело это так, как будто удракийцы знали, куда именно мы направляемся.       — Ну, кажется, это было вполне логично, — сухо отозвался Картер, безразлично пожав плечами. — Не нужно быть больно умным, чтобы догадаться, зачем кто-то проник на склад и куда они направятся, — он укоризненно склонил голову на бок и, смерив Нейтана ядовито-недовольным взглядом, постучал пальцем по виску. Алисса и Каспер изумленно посмотрели на него: с каждым днем высокомерие Картера разрасталось и все больше приводило окружающих в замешательство. Однако Нейтан всего-навсего проигнорировал его: работая рядом с Картером, он четко понял, что его выходки лучше попросту игнорировать.       — Это понятно, — отмахнулся Нейтан. — Но дело в другом. Изначально мы собирались пойти в хранилище, но потом все резко изменилось, и мы отправились сразу на погрузочную площадку… В общем, мы решили все очень спонтанно, — торопливо заключил он. Объяснять подобные вещи он не любил, красочно расписывать все вдоль и поперек не умел, но надеялся, что каждый уловил суть дела. — Об этом они знать точно не могли, но узнали. Это значит, что среди нас есть крыса, которая донесла обо всем удракийцам прямо на месте.       Картер скептически нахмурился и перевел вопросительный взгляд на Каспера. Скучающий вид того как рукой смахнуло, и теперь его лицо вытянулось в изумлении и одновременно заинтересованности. Вероятно, незамысловатая логика Нейтана оказалась для него приятным открытием. А вот для остальных такие выводы были чем-то шокирующим и вопиющим.       — Из подозреваемых мы автоматически исключаем меня, Алиссу и, — он на секунду призадумался, — Кертиса. Остаются только Джун и Итан, но…       — Стоп-стоп-стоп! — протараторил Картер, махнув рукой. Когда Нейтан закрыл рот, недовольно сведя брови к переносице, он, нахмурившись, протянул: — Во-первых, почему ты исключаешь из подозреваемых Кертиса?       — Потому что именно он об этом и заговорил, — Нейтан лишь пожал плечами.       — И что? — фыркнул Картер. — Я тоже много чего могу сказать. Но это не значит, что я прав. Может быть, он специально заговорил об этом, чтобы отвести от себя подозрения? Об этом ты не подумал? — Нейтан заметно растерялся, нервно дернув хвостом. — Во-вторых, — продолжил Картер, — если это была, предположим, Джун, то почему в нее стреляли? Ее, как раз-таки, нам и стоит исключить из подозреваемых, — безапелляционно подвел Картер. — Итак, остается только Итан и Кертис, — произнеся имя последнего, он заметно презрительно, с легким налетом отвращения скривился. — Если это Итан, тогда проблема, можно сказать, решилась сама собой. Но если это Кертис… Ты даже не представляешь, какими будут последствия.       — Буду с тобой откровенен, мистер Зануда, но из них троих именно он кажется самым адекватным. Что Джун, что Итан — оба пиздецки странные и подозрительные. Что-то не кажется мне, что, будь Кертис на стороне удракийцев, он бы так активно нам помогал.       — Все для отвода глаз, — не унимался Картер.       — Да тебе он просто не нравится, — выпалил Нейтан. — Зато вот королеве — очень даже, — поддел он, а вместе с тем возмущение и гнев на лице Картера стали все более отчетливыми. Признаться, терпеть его заносчивость и мнительность Нейтан уже устал. Каждый день выслушивать бесконечные жалобы, разрастающееся и всепоглощающее недовольство — так и хотелось отвесить Картеру пару оплеух. — Уж не завидуешь ли ты ему? — Нейтан надменно вскинул бровь и язвительно дернул уголком рта. Он готов был поклясться: еще чуть-чуть, и у Картера непременно повалил бы пар из ушей.       — Лучше бы помолчать тебе, Нейтан, — ощетинился он. — А то ведь знаешь: за пререкания со старшими по званию можно схлопотать суровое наказание…       — Тебя это так задело?       — Прекратите, — строго оборвала Алисса. — Хватит спорить. Нейтан, не лезь к нему. А ты, Картер, — девушка смерила его хмурым взглядом, — прекрати реагировать на все так остро. Пожалуйста, — мягко добавила она, — перестаньте ругаться. Подумайте лучше о проблеме, которая появилась у нас.       — Серьезно, — подхватил Каспер, — утихомирьтесь.       Картер раздраженно цокнул и закатил глаза, но мгновенно успокоился. Нейтан тоже постарался поумерить свой пыл, хотя нервные, раздраженные взмахи хвостом с головой выдавали его враждебный настрой.       — Итак, — Алисса перетянула одеяло на себя, — неважно, кто кому нравится, кому не нравится, под подозрением все еще находятся и Джун, и Кертис. Мы ничего толком о них не знаем и не можем быть уверенными ни в чем. Я предлагаю сделать так, — рассудила она, выдержала секундную паузу, привлекая к своим словам внимание, и продолжила: — Мы будем делать вид, как будто ничего не произошло: мы никого не подозреваем и ни о чем не догадываемся. Однако вести себя с Джун и Кертисом нужно очень осторожно и внимательно. Тогда, может быть, что-то да прояснится, и мы выйдем на предателя, — заключила она и тяжело вздохнула. — Хотя мне бы очень хотелось, чтобы все это оказалось обычным совпадением, и никто никого не предавал…

***

Вторник.

      —…А если так… Нет, ничего не получится…       Нейтан, сидя на столе и закинув ногу за ногу, пристально наблюдал за Каспером, который в это время очертил по лаборатории не один круг, бормоча себе что-то под нос, с листком и калькулятором в руке. Что-то высчитывал. Едва только Нейтан переступил порог и попытался обратить на себя внимание Каспера, как тот, подскочив, как ошпаренный, начал тараторить, что, мол, он занимается крайне важными подсчетами, от которых его ни в коем случае нельзя отвлекать, и отмахнулся. Нейтан послушал его, хотя был явно не в восторге.       — В крайнем случае, разделить на два… Нет, так тоже не получится… О, твою ж мать!       Каспер всплеснул руками, сминая листок, и наконец остановился, хмурый и задумчивый.       — В чем дело? — скучающе, скорее чисто из вежливости, поинтересовался Нейтан, вскинув бровь.       — Ничего между собой не сходится! — раздражительно воскликнул Каспер. — Учитывая то, что для создания полноценных костюмов у нас слишком мало всего, я подумал, что можно взять уже имеющиеся и просто покрыть их слоем рудиэлена, либо же изготовить полноценный костюм, но всего один… — протараторил он на одном дыхании, весь увлеченный и определенно разгневанный. — Но в итоге ничего между собой не сходится, и я не могу сделать совсем ничего. Конечно, можно рискнуть и зажать пару грамм, но тогда есть риск, что кто-то умрет… — Слушая все это, Нейтан лишь скучающе покачивал ногой, тихо вздыхал и закатывал глаза.       Спасение мира, прекращение войны, научные открытия вселенской важности — все это здорово, конечно, но уже порядком набило оскомину. Он так устал от всего этого. Когда они с Каспером в последний раз вообще говорили о чем-то, помимо войны, принцесс и Каллипана? Нейтан смутно помнил. Должно быть, перед битвой у ворот Гарнизона, в которой он едва не умер… И сейчас Каспер в очередной раз забывается. Говорит и говорит, трещит без умолку, и словно не замечает, что ему абсолютно плевать на гребаную войну, гребаное оружие и гребанных принцесс.       — Но с другой стороны… — Каспер задумчиво потер подбородок, посмотрел на Нейтана, заметил его удрученный, помотанный вид, и вдруг растерянно нахмурился и спросил: — Что-то не так?       Что-то не так? Поразительно тупой вопрос для такого безгранично умного человека, как Каспер.       — Все так, — серо отозвался Нейтан и вяло пожал плечами. Безразлично — напускно — вскинул брови и отвел взгляд. Каспер пристально смотрел на него, но молчал. Хотелось сквозь землю провалиться.       — Уверен?       — Уверен.       Он лишь пожал плечами и вернулся за компьютерный стол. Подтянул к себе исписанный наполовину листок, калькулятор, и, периодически бегая взглядом по монитору, принялся что-то снова высчитывать. Молча и сосредоточено: непривычно тихо для самого себя. Право слово, Нейтан обратил внимание на то, что Каспер в последнее время стал слишком хмур и задумчив, даже посерьезнел как-то. Он пытался связать это с рассказами Каспера об увиденном на юге, но даже после этого, помнится, тот своего легкомыслия не растерял. А потом что-то словно щелкнуло — и вот он рассеян, задумчив и болезненно окрылен.       Нервно постукивая ногой по полу, Каспер старательно исписывал лист, продолжал бормотать что-то себе под нос, бесконечно теребил пальцами пшенично-золотистые волосы, пока вдруг, вновь отчего-то разозлившись, не смахнул в сторону все, что только что лежало подле него, и не откинулся на спинку стула с тяжелым вздохом.       — Я ничего не понимаю, — пробормотал он, потирая глаза. Так на него непохоже.       Нейтан спрыгнул со стола и неспешно прошелся в его сторону. Уперся руками о стул, навис прямо над ним и, нахмурившись, произнес:       — Не верю, что ты чего-то не понимаешь.       — Я хочу вина, — устало пробормотал Каспер. В очередной раз потер глаза, и, когда убрал руки от лица, по его щеке медленно побежала слеза.       — Ты что, — с недоумением и легким беспокойством спросил Нейтан, — плачешь?       — Да у меня скоро глаза вытекут от этого гребаного монитора, — пожаловался Каспер. — Рябит все из-за него… И из-за твоих волос, — недовольно протянул он, — тоже.       Нейтан действительно стал над ним так, что его заметно отросшие волосы свисали вниз, поразительно близко, как и его же лицо, нависая над лицом Каспера. Поморщившись (глаза не прекращали слезиться), Каспер поднял обе руки и осторожно заправил за уши Нейтана его темные волосы. В тот момент — когда его теплые ладони мимолетно коснулись бронзовых щек — Нейтан практически забыл, как дышать. Лицо Каспера, его светлые, блестящие, ясные глаза-океаны так опасно близко…       — Почему ты до сих пор не собираешь их в хвост? — спросил Каспер, театрально нахмурившись. — Я думаю, — рассудил он, — тебе бы пошло.       — Потому же, почему ты так и не носишь очки, — парировал Нейтан с легкой колкой ухмылкой. — Тебе было бы полезно, — он вздохнул, отошел в сторону и принялся с демонстративно скучающим видом перебирать какие-то листки, первыми попавшимися под руку. — Когда наденешь их, тогда и поговорим. — Каспер в ответ лишь вяло покачал головой, подпер подбородок ладонью и опять уткнулся в монитор. — А у тебя, — с напором протянул Нейтан, скрестив руки на груди и пристально посмотрев на Каспера, — все в порядке?       — Да, — безразлично бросил тот.       — Что-то я сомневаюсь, — скептически изрек Нейтан. — Ты стал каким-то слишком спокойным и тихим.       — А я плясать должен? — саркастически протянул Каспер. «Мистер-Зануда-номер-два», — мысленно съязвил Нейтан. — Я просто не могу выкинуть из головы кое-что… — он вздохнул и тут же осекся, поспешно добавив: — Ну, знаешь, Каллипан…       — Ага, — буркнул Нейтан и повел плечами. Он прекрасно видел: Каспер что-то не договаривает; однако в этот раз решил пренебречь расспросами. Он все равно не станет ничего объяснять.       Два противоречивых чувства прочно заклубились в голове Нейтана. С одной стороны, это было трепетное, на грани неописуемой тревоги и паники беспокойство — они с Каспером так отдалились, — а с другой, раздражение и разочарованием с налетом безразличия — ведь они так отдалились. Касперу в последнее время интересны одни только расчеты да Каллипан, а до него нет совсем никакого дела. Хотел бы Нейтан, чтобы и ему было в кои-то веки плевать.       — Ладно, — он устало вздохнул, — вижу, ты весь по уши в делах, так что… пойду я. Не буду тебя отвлекать, — Нейтан зашагал по направлению к двери и, остановившись на пороге, когда те раздвинулись, обернулся напоследок. Каспер ни слова не проронил: даже не посмотрел. Так и продолжил залипать в монитор, сверля мелькающие цифры задумчивым взглядом красных сухих глаз. Нейтан недовольно нахмурился, угрюмо шикнул и поспешно удалился.       Достало.

***

Четверг.

      Алисса сильно удивилась, когда утром Церен вдруг подошла к ней и заявила, что хочет начать тренироваться. «Если я собралась строить какие-то великие планы, что я должна уметь элементарно постоять за себя. Хотя мне однажды удалось, кхм, побить, — говорила она и запнулась, словно это слово казалось в корне неуместным, — Рейлу, я все равно недостаточно хороша…» — заключила принцесса, одетая в легкое воздушное пастельно-розовое платье. Алисса согласилась помочь ей, но ее одежда, конечно, была совсем неподходящей для тренировок. Подыскав Церен мешковатые солдатские ореховые штаны и белую футболку, в которых она, несмотря на свой низкий рост, выглядела довольно внушительно и по-воински грозно, Алисса привела ее в пустой, просторный, светлый тренировочный зал. Пока эльфийка неспешно расхаживала взад-вперед, взглядом оценивая комплекцию и потенциальные возможности принцессы, та безуспешно пыталась собрать свои отросшие почти до подбородка платиновые волосы в пучок. Наконец, она сдалась, Алисса остановилась на одном месте, потянулась, и Церен, бодрая, но смущенная, спросила:       — Ну, с чего начнем?       — Для начала спрошу, — протянула Алисса, — у тебя есть хоть какое-то представление о боевых искусствах?       — Хм… можно сказать, что да, — задумалась принцесса. — Опыта в реальном сражении у меня никогда не было, но я, как и все императорские наследники, обучалась рукопашному бою и фехтованию.       — Впечатляет, — удивленно протянула Алисса и улыбнулась. — Тогда у тебя уже есть отличная опора. Останется только отработать навыки. Для начала, оценим твою силу, — сказала Витте и удалилась, бросив напоследок: — Одну секунду, я схожу на перчатками. — Вернулась через пару секунд с красными боксерскими перчатками. Помогла Церен надеть их, встала напротив нее, приняла стойку, выставила ладони перед собой и протянула: — Ну, давай.       Принцесса также приняла стойку, приготовилась и, вздохнув, ударила — так, что Алисса невольно пошатнулась, но осталась стоять на прежнем месте.       — Не так же сильно!       — Прости, — буркнула Церен. — Но я ведь даже не напрягалась особо…       Право слово, принцесса и впрямь не выглядела слишком внушительно: да, она была коренастой, но скорее пухленькой, нежели мускулистой. Очертания мышц рук прослеживались довольно слабо, однако ее удар был удивительно сильным.       —…Хотя могу попробовать.       — Знаешь, не стоит…       Но Церен уже собралась с мыслью, настроилась и ударила. Алисса, казалось, едва не подлетела, отшатнувшись и чуть не завалившись назад. Нелепо покачиваясь на одной ноге и размахивая руками, она все же смогла удержать равновесие, после чего изумленно уставилась на Церен, которая уже успела разволноваться и тут же принялась с виноватым видом извиняться.       — В следующий раз просто предупреждай, — протараторила Алисса. — О, звезды… — выражение, которое она подцепила от Церен, — и откуда в тебе только столько силы?..       — Еще раз, извини…       — Не нужно извиняться, — заверила Витте. Привычка принцессы постоянно просить прощения за каждую мелочь первое время коробила ее, но теперь она относилась к этому с большим пониманием и сочувствием. И все-таки, ей не помешало бы от нее избавиться. — Знаешь, — Алисса решила перевести разговор в более позитивное русло, — при желании ты была бы отличной воительницей, — Церен польщенно заулыбалась. — Можешь снимать перчатки. И… — протянула она, когда та сняла их, передав Алиссе — та отбросила их в сторону, на скамью, — нападай!       Церен приняла стойку, сжала руки в кулаки и замахнулась — Алисса уверенно заблокировала ее удар, чем вогнала принцессу в растерянность.       — Ну же, давай, смелее! — ободрительно восклицала Витте.       — Я не хочу тебя бить…       — Если ты скажешь это в реальной схватке, от тебя и места живого не останется.       Церен помрачнела от резких слов девушки, но быстро взяла себя в руки и мгновенно посерьезнела. Чуть призадумалась и, наконец, ударила. Алисса опять заблокировала ее удар, Церен зашла с другой стороны. Витте отшатнулась и тут же перешла в наступление. Взмах — принцесса вздрогнула и мгновенно увернулась, захватила руку Алиссы и уверенно сжала, смотря на нее с решительностью и замешательством одновременно. Витте ободрительно кивнула и тут же вырвалась из ее хватки, перемещаясь в сторону. Девушки закружились, опасаясь удара со стороны друг друга, пока Церен вновь не перешла в наступление. Удар — перехват, удар — перехват. Алисса настойчиво удерживала Церен в цепкой стальной хватке, пока та неожиданно не сделала подсечку, тем самым повалив изумленную (в хорошем смысле) эльфийку на пол. Тяжело выдохнув, принцесса вся просияла, довольная собой. А затем, поправив растрепавшиеся волосы, протянула руку Алиссе.       — Вот это — совсем другое дело! — гордо воскликнула та, схватившись за ладонь принцессы и вскочив ноги. Церен вяло улыбнулась, а затем неожиданно помрачнела, уткнувшись в пол взглядом, полным горькой задумчивости. Ее лазурные глаза странно сверкнули, и Алисса, явно недоумевая, протянула: — Что такое?       — Знаешь… я много думала… — тихо произнесла Церен, выпустив свою руку из ладони Алиссы, и медленно прошла вперед, подняв голову и упершись взглядом в кристально-чистое голубое небо за окном, что было высоко над полом. — Много сомневалась и не решалась, но сейчас… Я поняла, что я готова.       — Готова к чему? — недоумевающе протянула Алисса. Внезапная серьезность и мрачная задумчивость принцессы сильно ее насторожили, а сказанные ею слова вселяли еще больше недоумения и тревоги.       — К тому, чтобы помочь — реально помочь, — отчеканила она, сведя брови к переносице, — Немекроне и остальным народам, пострадавшим из-за диктатуры Империи. Я готова заявить о себе.

***

Пятница.

      — И все-таки, я никак не пойму, — протянул Кертис, скептически хмурясь, и покосился на Нейтана, который в это время неторопливо шагал рядом, перебирая кучу бумаг, которые ему совсем недавно вручил Каспер с просьбой передать их Картеру, — как такого, как ты, угораздило заниматься такой тупой работой…       — Как это понимать: «такой, как я»? — только и сказал Нейтан, непонимающе вскинув бровь и ни на секунду не оторвавшись от шелестящих листков.       — Ну, не годишься ты на роль мальчика на побегушках, — буркнул Кертис, пожал плечами и сунул руки в карманы. Нейтан растерянно нахмурился, закусил щеку изнутри, но ничего не ответил.       Иногда Кертис говорил вещи, которые были не совсем понятны его «приземленному» (как однажды выразился Каспер) уму. Говорил с таким безучастным, непроницаемым лицом, что оставлял Нейтана в абсолютном недоумении, при этом проявляя недюжинное любопытство, растущее, как ему казалось, от скуки. Порой Нейтану казалось, что Кертис пребывает в вечном унынии, и между делом только бросается жгучими, прямолинейными фразами и порой не совсем уместными вопросами. Хотя даже несмотря на свое чудаковатое поведение, которое в голове Нейтана теперь знаменовалось своеобразной визитной карточкой северян, Кертис был поприятнее Картера и поинтереснее (в последнее время) Каспера. Хотя бы не игнорировал его так упорно.       — Можно задать один вопрос? — сказал вдруг Гарридо. Нейтан скептически нахмурился, немного взволнованный такими словами, но все же позволительно кивнул. — Откуда у тебя этот шрам на лице? Конечно, — добавил он, когда заметил, как Нейтан сморщился, — можешь не говорить, если не хочешь… Но мне просто любопытно.       — Еще бы тебе не было, — колко усмехнулся Нейтан. — В общем, побывал я как-то раз на корабле удракийских принцесс, и одна рогатая сучка пошла на меня с ножом. Собственно, этим, — он ткнул пальцем себе в лицо, — я и отделался. А вот ей повезло намного меньше…       — И как это, больно было?       — Да не особо, — пожав плечами, бросил Нейтан. — Я сначала и не заметил, что что-то не так…       — С какой стати вы здесь прохлаждаетесь?       Излучающий вселенское недовольство Картер возник словно из ниоткуда, встал посреди коридора, скрестив руки на груди, и смерил их высокомерным, полным раздражения взглядом. Нейтан тяжело вздохнул, взывая к внутреннему спокойствию, а Кертис закатил глаза, полностью копируя позу Картера. Стоило тому появиться на горизонте, и в воздухе тут же поселилась атмосфера гнетущего напряжения, которую только подкрепляло непродолжительное, но тягучее молчание. Кертис бросил на Картера пустой непроницаемый взгляд, который едва ли выражал хоть что-то — даже банальное раздражение; тот же недовольно посмотрел на Нейтана, затем медленно перевел взгляд на Кертиса, и презрительно скривился, недобро сверкая карими глазами.       — Каспер просил передать тебе это, — сказал Нейтан, протягивая Картеру бумаги. Тот хмыкнул, резко выхватил их, сунул подмышку и недовольно пробурчал:       — Кажется, это было примерно в полвторого… А сейчас уже два-ноль-семь, — придирчиво протянул он, взглянув на часы. — Ты полчаса нес какие-то бумаги?       — Скажи спасибо, — враждебно протянул Нейтан, скрестив руки на груди, — что я их вообще донес, мистер Зануда.       Кертис демонстративно прыснул и тут же, словно сделал это ненароком, с напускной, еще более насмешливой, неловкостью прикрыл рот рукой. Стоило только Картеру услышать этот тихий едкий смешок, и у него тут же задергался глаз.       — А ты почему смеешься? — раздраженно бросил он, готовый взорваться в любую секунду.       — Простите, командующий, но это правда очень забавно.       — О, да неужели? — прошипел Картер. С минуту он молчал, поочередно сверля их их неодобрительным прожигающим взглядом и нервно притопывая ногой, пока наконец, приняв позу руки-в-боки, не выдал: — Знаете что… идите-ка за мной, — он развернулся, сделал шаг вперед и, резко обернувшись, рявкнул: — Немедленно!       Нейтан и Кертис, переглянувшись, все же последовали за ним. Картер шел так быстро, как только мог, едва не переходил на бег, весь кипящий от раздражения и возмущения. Резко завернул за угол, с грохотом распахнул ближайшую дверь, зашел внутрь, бросив на какую-то подвернувшуюся под руку полку стопку бумаг, и вынес в коридор ведро с огромной, затертой до дыр серой тряпкой. Остановился напротив Кертиса, который был на полголовы ниже его самого, посмотрел ему в глаза, презрительно прищурился и только было открыл рот, чтобы что-то сказать, как Гарридо вдруг совершенно спокойно и невозмутимо произнес:       — Знаете, командующий Карраско, ваше поведение совсем не соответствует человеку с таким высоким знанием. Немного сдержанности вам бы не помешало…       — А тебе не помешало молчать, когда с тобой никто не разговаривает. Вот, — он небрежно выпустил из рук ведро — оно, стуча о кафель, упало прямо под ноги Кертиса. — Когда вымоешь полы, тогда, может, и научишься чему-то толковому.       — Не думаю, что майор должен таким заниматься.       — Зато я так думаю. И я старше тебя по званию. Так что будь добр выполнить мой приказ.       — Картер, перестань, — вмешался Нейтан, встревая между ними. — То, что ты командующий, — ощетинился он, — еще не значит, что можно вести себя, как высокомерный кусок дерьма!       — А ты, как я погляжу, тоже горишь желанием мыть полы? — вскинул бровь.       — Да я могу кое-что другое тебе намыть…       — Ты забываешься, Нейтан, — прошипел, словно змея, Картер. Его красные, чуть опухшие от вечного недосыпа глаза вновь исказил презрительный прищур, что Нейтану невольно стало не по себе: еще никогда он не видел в Картере столько беспричинной злости и свистящего высокомерия. — А теперь живо приступайте к работе, — рявкнул он, когда Нейтан в попытках утихомирить закипающий гнев так и не нашелся с ответом. — В следующий раз оба будете знать, как перечить командующему.       <…>       Кертис отжал тряпку, тыльной стороной ладони вытер лоб, смахнув лезущие в глаза рыжие пряди, и продолжил, ползая на коленях, натирать бело-серый кафель.       — Этот ваш командующий всегда был таким противным? — спросил он, взглянув из-за плеча на Нейтана. Тот, с видом вселенского отвращения, морщась от каждого лишнего прикосновения к грязной, мокрой, дурно пахнущей тряпке, ползая точно так же, как и Кертис, но с куда меньшим усердием и энтузиазмом, возил ею по полу туда-сюда.       — Не сказал бы, — угрюмо бросил тот, все еще злой из-за заносчивой выходки Картера. — Раньше он был просто занудным, а теперь… — Нейтан тяжело вздохнул и нахмурился. — Он просто невыносим.       — И что же на него так повлияло? В задницу лишний раз подуть кто-то отказался?       — Наверное, — Нейтан вяло усмехнулся и в ту же секунду снова поник, — он стал таким после того, как из Гарнизона ушла одна девушка, которая ему явно сильно нравилась… Ее звали Джоанна.       — Что-то не особо я горю желанием знать о сердечных делах командующего… — нахмурился Кертис. — Но, честно, не удивлен я, что она сбежала — от такого-то…       Странно, но Нейтан, сколько ни задумывался, так и не смог понять, почему Джоанна вдруг решила уйти, так внезапно, без всяких объяснений — оставила лишь одно единственное письмо для Картера; но тот никогда не рассказывал, что же такое там было написано. Только теперь Нейтан задумался над тем что Картер, сам, должно быть, прогнал ее от себя, растоптав все ее пламенные, самоотверженные чувства.       Так, как теперь делает это со всеми остальными.
Примечания:
Картеру пора на терапию. И мне тоже.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты