Убей их всех

Джен
NC-17
В процессе
43
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 429 страниц, 23 части
Описание:
Ему нужно выполнить всего одно задание, чтобы отправиться на покой, ну что может пойти не так?
Посвящение:
Своему соавтору и верной бете.
Примечания автора:
Здесь будет всё то, чего вы не ожидаете и даже то, что всё таки ожидаете. В этом мире у кучки поехавших мутантов нет силы управлять временем или уничтожать галактики. Этот мир гораздо сложнее, чем кажется и никто не позволит букашкам вытворять такую хрень. Тех, кто читал комиксы и наизусть знает некий канон, которого не может быть в принципе, прошу не возникать. Совет от Соника, так сказать.

Это нельзя назвать продолжением "Оскала Зверя", хотя один из главных героев это Кабуто. Книга о другом и про других, а сам Кабуто предстаёт в образе мертвеца, насильно поднятого из могилы.
На правах саморекламы размещу здесь ссылку на "Оскал Зверя" - https://ficbook.net/readfic/7614544
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
43 Нравится 26 Отзывы 20 В сборник Скачать

Глава 21

Настройки текста
— Приятно познакомиться, Питер. Его приняли здесь, как своего. — И мне, — он сел на мягкий диван, а по левую руку от него расположилась Аки. — Весело тут у вас… Рядом, кто-то не скрываясь трахался прямо на полу. — А ты что хотел? — сказала сидящая справа девушка, а именно она позвала Питера наверх. — Тут не нужно прятаться по закоулкам, чтобы испить крови. Она наклонила голову и парень смог разглядеть её получше. Дейзи, а именно так она представилась, была очаровательной девушкой с длинными волнистыми волосами, всевозможных зелёных оттенков и пирсингом во многих местах. Ну, по крайней мере Питеру показалось, что она вряд ли остановилась на носе, языке и губах. Дейзи была в самых обычных джинсах в обтяг и какой-то простенький футболке, но без лифчика. Это позволило Питеру понять, что соски у неё тоже проколоты. Любопытно. Вокруг было немало зубоскалящих персон, но все они были заняты разговорами и употреблением наркотиков. Света, здесь, наверху, было гораздо меньше, однако это совсем не мешало присутствующим нелюдям, к которым теперь относился и Питер. — Слушай, если не секрет, — Дейзи без стеснения разглядывала его. — Откуда шрам? — Нарвался на охотника, — пожал он плечами, они с Аки уже обсуждали эту легенду. — Серебряная пуля разворотила мне всю челюсть. — Ого! И как жуётся? — она совершенно бестактно стала ощупывать его лицо. — Не жалуюсь, — Питер отклонился, странная девушка. — Ой, извини, тебя наверное немного смутило моё любопытство, — вампирша очаровательно улыбнулась, показав клыки. — Просто я действительно редко встречала такое, а если быть честной, то никогда. — Понимаю, — он изобразил улыбку, получилось не очень. — Извините, что прерываю ваш диалог, — к ним подошёл мужчина в чём-то, напоминающем военную форму. — Но я слышал, вы говорили об охотниках. — Генри, чёрт бы тебя побрал! Катись отсюда! — неожиданно яростно закричала Дейзи. — Иначе я вспорю твоё горло, и поверь, мне абсолютно насрать на «крышу» в лице Фроста! В их сторону обратилось несколько бледных лиц. — Я не с тобой разговаривал, дешёвка, — презрительно ответил Генри. — А с этим молодым человеком… Питер, правильно? Он протянул руку для рукопожатия. — Верно, а вы, значит, Генри? — Питер пожал протянутую руку, под яростным взглядом Дейзи. — И это тоже, совершенно верно, — усмехнулся Генри. — Могу ли я поговорить с вами, без посторонних свидетелей? Он кинул, полный ненависти взгляд на Дейзи, та ответила тем же. — Я не знаю, — Питер посмотрел на Дейзи, а потом на Аки. — Не уверен, что… — Нет, не можете, его не интересуют кланы, — ответила за Питера японка. — Я удовлетворила ваше любопытство? — Вполне, — в голосе его, проскочило недовольство. — Всего доброго. Бледные лица снова занялись своими делами. — Ловко ты отшила шавку из Велока, — Дэйзи одобрительно кивнула. — Странно, я раньше тебя здесь не видела, но ты, кажется, понимаешь в ситуации больше, чем Питер. — Я? — он засмотрелся на парочку девушек, целующихся неподалёку. — Да, Питер, — Аки нежно погладила его руку. — Ты. — Ладно, — парень зевнул, ему было скучно. — Слушай, Дейзи, а к какому клану ты… — Ни к какому, — сразу открестилась она. — Никогда и ни за что не лягу под одного из мерзких стариков, и под Фроста, он гандон. — Коротко и по делу, — Питер опрокинул в себя коктейль. — Странная вы парочка, — Дейзи оглядела их повнимательнее. — Это она тебя обратила? — Нет, Эрих Бисмарк, — спокойно ответил он. Хорошо, что его не услышал никто кроме девушки. — Пиздец, — она закрыла рот рукой и Питер заметил, что ногти у неё необычно длинные. — Ты серьёзно? — Более чем, — Питер подозвал жестом официанта и попросил повторить. — Пиздец, — вновь повторила Дэйзи. — Никому об этом не говори, иначе клановые вербовщики тебя доконают, вначале уговорами, а потом угрозами. — А мне казалось, что это имя должно отпугивать, — парень напрягся и неосознанно прикоснулся к шраму, какой же он всё-таки урод. — Наоборот, всех заинтересует, — она наклонилась и её горячее дыхание забралось Питеру в ухо. — Говорят, что последние сто лет он никого не обращал. — Однако, — Питер снова одним залпом осушил стакан и повернулся к ней. — Это ни о чём мне не говорит. — Пытаешься упороться коктейлями? — понимающие хмыкнула Дейзи, искривив свои чувственные губы. — Понимаю, но когда ты вампир, удовольствия начинают работать иначе. — Поэтому они все колятся героином и нюхают «кокс»? — он скучающе осмотрел это жалкое зрелище. — Никчёмные создания. — Я совершенно с тобой согласна! — возбуждённо затараторила Дейзи. — У меня есть кое-что получше! Она продемонстрировала ему пакетик с разноцветными таблетками. — Ксанакс? — поинтересовалась Аки. — Нет, я давно с него слезла, — Дейзи неожиданно рассмеялась. — Это ЛСД! — Ух ты, вот прямо так сразу, — Питер задумчиво потёр кривой подбородок. — Даже не знаю… — Да что же ты такой неуверенный! — возмутилась Дейзи. — Ты попал на кровавый маскарад, так веселись во всю! Она неожиданно села Питеру на колени и обняла его за шею одной рукой. Парень вопросительно посмотрел на свою спутницу, которая лишь кивнула, явно не имея ничего против. — Давай хорошенько расслабимся, — она проглотила одну таблетку, а вторую положила на язык, приблизив к Питеру лицо. Его не нужно было долго упрашивать, он сразу понял правила игры. Поцеловал вампиршу, сплетаясь с ней языками. Только почувствовав во рту таблетку, парень её проглотил, совершенно не заботясь о последствиях. В конце концов, рядом с ним сидела совершенно трезвая Аки. Первые минут пятнадцать ничего не происходило. Они продолжали самозабвенно целоваться, лаская друг друга и чувствуя, как внутри что-то перекручивается. Стоило Питеру подумать, сколько хуёв она пересосала, как ему становилось дурно и в то же время, он чувствовал ни с чем не сравнимое возбуждение. В этом был новый смысл его существования, побольше свободы и экспериментов, поменьше стереотипов и моральных устоев. Странное ощущение, но ему нравилось. Потом пришёл трип. Электронная музыка, загрохотала с новой силой. Свет, ранее тусклый, сделался неожиданно ярким и пульсирующим, словно набухшая артерия. Изображение поплыло, а лицо Дейзи, показалось ему хоть и очень смазливым, но всё же мужским. — Странно, — пробормотал Питер, ощупывая её сосок. Вместе с пирсингом, ощущалось всё это необычно, но так даже лучше. Ему показалось, что захоти он, и её сердце достанется ему. Важное от крови, оно бы трепетало в сильных руках, сокращаясь и выбрасывая в воздух «монеты души». Это показалось Питеру забавным. Он захотел вырвать её сердце и вцепиться в него зубами, ощущая во рту вкус человеческой крови. Он провёл языком по, алебастрово бледной груди. Вкус был немного кислым и солёным. Она была возбуждена, трепетала в его руках, как живое сердце и потела, только не кровью. Питер кинул взгляд на Аки, которая без всякого интереса смотрела на них. Глаза её, то и дело осматривали окружающих их тварей, стараясь выцепить возможную угрозу. Парня это немного обидело, ему бы хотелось, чтобы она смотрела лишь на него и радовалась успехам своего господина. Впрочем, ещё успеется. Похоже, накрыло его основательно. Окружение сливалось в какое-то месиво, и лишь лица двух девушек, находившихся наиболее близко, он мог разглядеть. Силясь уйти от столь раздражающего света, Питер зарылся лицом в мягкий живот Дейзи. Его с головой накрыл одурманивающий запах близкого секса, так что он даже порыкивал от удовольствия. — Подожди, — пьяно улыбнулась она и развернулась к нему спиной, снимая джинсы и оказавшихся под ними стринги. — Трахни меня в зад. — Однако, — самые интересные предложения всегда поступают тогда, когда их не ждёшь. — Отличная у тебя задница. Он звонко шлёпнул по ней, чем вызвал игривый смех Дейзи. Освободив свой штурвал от плена штанов, Питер, словно пьяный пилот, не знал, куда его направить. Но девушка со всем справилась сама. Уверенно схватила член и опустилась на него так резко, что Питер чуть не впечатался головой об стену. Ей явно не впервой было заниматься сексом под кайфом, однако для парня это оказалось в новинку. Он пускал слюни и царапал себе ногу, наблюдая за цветным калейдоскопом над головой. Ну и ему было хорошо, это точно. Словно между ног у него оказалось нечто сверхчувствительное, как грёбаная антенна, ловящая волны удовольствия. Дейзи постанывала, скача на нём и держа руки на коленях. Заметившая что-то Аки, легко улыбнулась и послала Питеру спокойный взгляд. Хорошо, это очень хорошо, значит можно продолжать. Питер напрягся и подался вперёд, сильно сжимая небольшую грудь девушки. Он быстро кончил и вынул, почему-то чувствуя себя не так хорошо, как в начале процесса. Перед глазами заплясали разноцветные круги. — Это было неплохо, — Дейзи развернулась к нему и поцеловала. — Да? — Питер вновь окинул её взглядом. — А откуда у тебя член? Это был хороший вопрос. И хотя онный был совсем крошечный и кажется, без яиц, важности вопроса это не умаляло. — Расскажу, как отойдём после дури… — она принялась надрачивать Питеру. — А что, тебя он смущает? Парень задумался. В принципе, если в общих чертах, то он уже занялся с ней… ним сексом. Следовательно, повторение не навредит. К тому же, это совсем не делало его геем, ведь Дейзи выглядела и ощущала себя, как девушка. Удовлетворившись такой отговоркой, Питер развернул её и заставил опереться на стену. В самый разгар процесса, когда пот лился с Питера рекой, а правую ногу свело из-за неудобного положения, ему явилось видение. Ну, если можно было так назвать сотканную из тьмы фигуру. В отличие от наркотического бреда, который представлялся ему сияющими силуэтами, пришедший, казалось, сплошь состоял из шипов и лезвий. Его лицо, разделённые на куски широкими полосами шрамов, показалось парню знакомым. Он подошёл ближе, впиваясь в плечо Питера, длинными пальцами. У вампира перехватило дыхание. Это было похоже на кошмар. — И почему всех, к кому я прихожу, поражает паралич? — незнакомец усмехнулся и щёлкнул пальцами, давая Питеру возможность дышать. — А я откуда знаю, мать твою, — прохрипел тот, не переставая совершать фрикции. — Хороший ответ, — он ослабил свою хватку. — Ты всё ещё должен меня найти. — Ну разумеется, — Питер вздохнул. — Есть варианты? — Этот парень сможет тебе помочь, — отродье тьмы ткнуло пальцем в Дейзи. — Не думал, что ты гей. — Если он выглядит, как девушка, это не гейство, — ответил Питер пытаясь разогнать рукой дрожащий воздух. — Мне нравится твоя отговорка, это слова взрослого человека, — иронично усмехнулся Лысый. — Могу лишь сказать, что без шрамов я похож на довольно известного мутанта инвалида. — Ча… — начал было Питер, но его рот словно оказался зашит. — …? — Здесь нельзя произносить имена, — пояснил Лысый. — Иначе я бы давно сказал своё. Он отошёл и начал медленно растворяется в окружающем пространстве мигающем, словно мириады звёзд. — И помни, нельзя верить тем, от кого веет тленом! — сказал напоследок Лысый, после чего его голос пропал в общем, отвратительном шуме. Лишь зелёные глаза остались висеть в пустоте. — Питер! — Да? — он повернулся к Аки, которая словно никуда и не уходила. — Я надолго отходил? — Надолго, — недовольно пожала губы та. — Ты с кем-то активно говорил и чуть было не упал. — Но ты всё же меня поддержала, — с нежность сказал он. — Спасибо. — Да ничего, главное, что ты уже отошёл, — Дейзи сидела рядом, положив голову на его грудь. — Такое бывает, галлюцинации, все дела… Она невнятно помахала рукой, словно не могла вспомнить ничего конкретного. — Мне нужно найти одного человека, — Питер вытер пену с уголка губ. — Я знаю, что ты можешь мне с этим помочь. — Правда? — Дейзи устало на него посмотрела. — Ты так в этом уверен? — Я хорошо заплачу, — он смотрел на картину. Зелёные глаза смотрели на него с неё. — А потом ещё раз, если поиски будут успешны. — Полагаю, я смогу тебе с этим помочь, но только завтра, — она потёрла виски. — Надо бросать с этой дрянью. — Но она ведь не вредит нам, да? — лениво спросил Питер. — Если не злоупотреблять, — Аки встала и помогла ему подняться. — Клетки мозга, даже вирус вампиризма не восстановит. — Да, точно, она правду говорит, — промямлила Дейзи. — Погоди, запиши мой номер, созвонимся. Она продиктовала, а Аки всё записала. Питеру иногда казалось, что не будь её, он бы давно валялся где-нибудь в канаве, избитый и ограбленный, несмотря на все свои силы. Уже лёжа на своей кровати, в роскошном пентхаусе, Питер начал осознавать то, что случилось сегодня. Скомкав под собой простынь, он вышел из комнаты и шатающейся проходной направился к винной комнате. Заполненные бутылками полки, вызывали у него болезненные спазмы в животе, но он всё же взял одну, урожай позапрошлого года. Питер не знал, каким был год, но разбавленное кровью вино было кислым, словно уксус. Он выпил, наверное, пол бутылки, прежде чем утолил мучавшую его жажду. На окне таял грязный снег. Небо, заполненное чёрными тучами, изрыгало на землю снег вперемешку с водой. Парня и самого чуть не вырвало, но он сдержался, всего лишь рыгнув. Стоящий во рту привкус вызывал ещё большую тошноту, поэтому Питер поспешил к раковине, где и напился воды из-под крана. Потом наметился поход в туалет, благо, не на коленях. После этого, справив малую нужду, вампир отправился на поиски Аки, отчаянно нуждаясь в обществе кого-то более отверженного, чем он сам. И поиски эти, долгими не были. — Ты опять рисуешь своих чудиков? Она сидела посередине небольшой комнаты, которую именовала мастерской. Перед ней стоял мольберт с холостом, уже испорченный, как казалось Питеру, чёрным и красным. Стены комнаты были увешаны уже готовыми картинами, смысл которых ускользал от неискушённого взгляда единственного зрителя. Какие-то демоны, мертвецы, сцены безудержных оргий, переходящих в резню. Если японка рисовала не свои кошмары, то парень мог бы предположить, что она забралась в его голову. — Если вам угодно их так называть, — Аки отложила кисть и повернулась к своему господину. — Вам нужно вернуться в постель, вы ещё слабы. — Вздор, я уже не ребёнок, — отмахнулся он от её заботы. — Просто мне не спится, только и всего. — Может мне сыграть вам на скрипке? — Аки сложила руки на коленях. На ней были очаровательные домашние штаны и растянутая футболка, а всё благодаря Питеру, который велел больше никогда не одеваться в костюм горничной из дешёвого японского порно. — Нет, не утруждай себя, — он встал рядом, неловко почесав перекошенный подбородок, боль помогала ему сосредоточиться. — На самом деле мне было немного одиноко, можно я посижу тут с тобой? — Разумеется, если желаете, — легко улыбнулась она и встала с табурета. — Садитесь, я буду рисовать стоя. — Нет-нет! Я хоть и деградировал, в моральном плане, никогда не позволю девушке стоять, пока я сижу! — яростно отказался Питер. — Разумеется, если в этот момент у меня из бока не торчит заточка. Ему почудился тёмный переулок Бронкса и перекошенное от злобы лицо бомжа. Неприятные воспоминания. — Вы очень галантны, мой господин, — Аки села обратно. — Может быть, мне развлечь вас беседой? — Нет, что ты, твори и старайся не обращать на меня внимания, — Питер сел на пол, скрести под собой ноги. — А что ты рисуешь? — Что в голову придёт. Питер стал внимательнее разглядывать её творение. На холсте была изображена комната. Чёрная, словно сама космическая пустота, но всё же с чёткими углами и контурами, своими стенами она окружала одинокого человека сидящего в самом центре. Красные руки обнимали красный живот, а красный рот был приоткрыт в немом крике, обнажая острые красные зубы. Чудовищно. Чудовищно интересно. Питера заняла её работа с красками, широкие мазки, выведённые твёрдой, уверенной рукой. Ранее он никогда не думал о том, с каким невероятным мастерством создавалась классика искусства, вроде «Мона Лизы» или статуи Давида, непревзойдённой работы Микеланджело. Да даже Аки, чьи черты лица, вдумчиво очерчивал Бог-Творец. Питеру вдруг стало интересно, о чём думали эти гении, создавая свои бессмертные шедевры. Возможно, ими двигала тяга к прекрасному — желание создать нечто новое, ещё более безупречное, чем старое. Вместо листа, холст, вместо кривого носа, аккуратное совершенство. Вполне вероятно, что творцы руководствовались высокими чувствами. Чувством любви быть может, или лёгкой грустью, что терзает сердце юного художника. Нет, всё вздор. Ведь нельзя же нарисовать шедевр романтизма, не испытывая глубоко внутри, ненависти к несовершенству. Нельзя нарисовать демонов, не будучи при этом глубоко религиозным человеком. Детские рисунки, прекрасные в своём бессознательном, были прекрасным примером этой двойственности, потаённых желаний. Ведь не зря они порой пугай сильнее картин Франциско Гойи, одержимого тварями из изначальный глубин, коих он и изображал на своих полотнах. Похоже и Питер был чьим-то бессознательным шедевром, доской не почёта, но разочарования. Безымянный Творец создал его таким, каким и предполагал. Вся злость на таких разных и не благодарных людей вылилась в одного, самого неказистого и простого. Он был поистине прекрасен в своей обыденности и той серости, что присуще всем «ботанам», коих наберётся с половину Японии. Питер был самой выдающееся посредственностью из всех, пока другие люди не изуродовали шедевр Творца своими сухими кистями и яркими красками. Когда-то Питер Паркер был человеком, но это действительно было давно, словно в другой жизни. Он схватился за своё изуродованное лицо, словно это был кусок мёртвого мяса, ощупал шрам, ещё раз удивился тому, как ухо сталось целым, после чего подвигал перекошенной челюстью. — Вас так это беспокоит? — Аки нежно коснулась его лица. — Да, это меня сильно беспокоит! — с бессильной яростью ответил он, но руку не отверг. — Раньше никто не полюбил бы меня потому, что я был размазнёй, а теперь я просто урод. Даже не знаю, что хуже… — Вы совершенно не правы, господин, — она склонила голову и отложила кисть на мольберт. — Ваш успех у женщин не оспорим, что доказывают достижения на… — Да какие это достижения! — всплеснул Питер руками. — И разве не ты говорила, что мне помогают феромоны? — Я и не отказываюсь от своих слов, — спокойно ответила Аки. — Но феромоны лишь нивелировали вашу неопытность, только и всего. — Ты так просто это говоришь, словно я какой-то мачо, но тут дело не в случайных связях, а в длительных отношениях, — Питер нахмурился. — Которых у меня, судя по всему, никогда больше не будет. — Не хочу вас расстраивать, но всё вампиры бесплодны, а любые долгосрочные отношения с подобным нюансом, окажутся совершенно несуразны и будут напоминать вам пытку, — она грустно улыбнулась. — По крайней мере, так оказалось в моём случае. — Как его звали? — Уильям. — И это, полагаю, совершенно не важно? — Вы правы, ибо это изначально была провальная идея. Когда ты потенциально бессмертен, жизнь видится под совсем иным углом. — Может быть, ты просто выбрала не того человека? — Питер посмотрел ей в глаза. — Нет, дело тут в другом, — вздохнула Аки. — Поняв, чем я стала, вначале перепробывала всё, что только можно. Потом пришла апатия, много думала о самоубийстве, но так руки и не дошли, слишком уж я труслива. В восемьдесят четвёртом встретила Уила, он показался милым, но последующие годы утвердили меня в мысли, что отношения претендующие на долговечные, без ребёнка, быстро перестанут быть таковыми. — А что потом? — парня действительно заинтересовал этот краткий пересказ её жизни, так как раньше Аки не утруждала себя рассказами о прошлом. — Потом были долгие поиски себя, учёба в Академия изящных искусств, это во Флоренции, — невзначай сказала Аки. — Училась в Германии, скрипка именно оттуда, ну, а после немного разобралась в своих способностях, ибо пару раз попалась охотникам. Вот и вся история. А с мистером Бисмарком я познакомилась в две тысячи десятом году, понимание, зачем он предложил мне на него работать, пришло только сейчас. — А вы… — Питер не договорился, но внутри у него всё сжалось, в ожидании ответа. — Нет, он слишком стар, наверное, устал от этого ещё лет двести назад, — вопрос Питера вызвал у неё усмешку. — Не беспокойтесь, мой господин, все эти десять лет, я берегла себя для вас. — Не иронизируй, — он нахмурился. — Я не понимаю, что за игру ведёт Эрих, думал, может ты откроешь мне глаза. — К сожалению, я даже не пешка в его шахматной партии, — судя по тону, знала она это давно. — Одно могу сказать — на вас он имел планы задолго до вашего же рождения. Далеко идущие планы. — Звучит не очень весело. — Зато у вас есть хоть какое-то будущее. Смерть в лучах славы, лучше бесцельного существования, — Аки встала с крошечного стула. — Пойдёмте, пора спать. — Да, наверное, ты права, — растерянно ответил Питер, поднимаясь с пола. — Опять будешь спать в другой комнате? Надо сказать, что это его немного задевало. — Это приглашение? — девушка игриво улыбнулась. — Да, но не на секс, а просто на сон, — он смутился. — Пойми меня правильно, я не бесконечно жажду твоего тела, словно подросток, зачастую мне хочется простого тепла… Даже если мы оба холодны, как трупы. — Тогда надо согреться, — подмигнула Аки. Горячий душ показался Питеру настоящим откровением. И пока мокрая вампирша тёрла его вспотевшую спину мочалкой, он с наслаждением для себя понял, что не испытывает возбуждения. Наконец, контроль над собой взял первенство в неравной борьбе за тело. Это было поразительно. Питер настолько расслабился, что жизнь показалась ему прежней. Словно он совсем юн, всё ещё живёт с тётей и живым дядей, а жизнь кажется беспечной. Искусственный дождь скрыл его слёзы. Впрочем, это были не слёзы сожаления. Видения светлого прошлого исчезли без следа, на этот раз, навсегда. Теперь Питер чувствовал себя на своём месте. Он был практически счастлив. — Знаешь, наверное стоит состричь эти патлы, — Питер терпеливо ждал Аки, которая расчёсывала его волосы. — Нет, что вы! Они очень красивые, к тому же вам идёт обычных хвост сзади, — Аки была очень аккуратна. — Наверное, женщине виднее, — пожал он плечами. — Слушай, я всё хотел спросить про наши способности, но руки как-то не доходили. — Вы хотите узнать полный список или только то, что доступно вам? — Всё. — Ну тогда вот, что я скажу. На самом деле возможностей великое множество, у самых разных вампиров ты можешь встречать уникальные умения по типу мутаций. Не всегда это выглядит приятно. Я знала одного парня, который каким-то образом мог управлять водой… Сам он был похож на огромного слизня, вот, к чему его привело развитие способностей. В основном же, набор стандартный: феромоны, увеличенные физические возможности и то, что некоторые называют «вампирским взглядом». — Гипноз, — догадался Питер. — Верно, о большем знать пока и не надо, — она отложила расчёску. — Но как же открыть уникальную способность? — Питер не желал отставать. — Есть два способа, — Аки сморщилась. — Нахождение при смерти и долгие мучительные медитации. Будем надеяться, что ваши так и не откроются. — Почему же? — Я свои обнаружила, когда меня чуть не запытали до смерти, — отозвалась Аки. — И что за способности? — Питер подошёл к ней сзади и обнял за талию. — Если не секрет? — Какие у меня от вас секреты, — улыбнулась та. — Я могу перемещаться в тенях, но делать этого не буду. После того раза, я чуть сама не стала тенью, их мир, не наша вотчина. — Любопытно, — он потёр подбородок, словно это могло добавить ответов. — Воистину, мир полон страшных тайн. — Гораздо более страшных, нежели те, которые вы можете себе представить, — довольно мрачно отреагировала Аки и тут же улыбнулась. — Ладно, господин, я скоро вернусь, нужно закрыть окна, мы же не хотим сгореть до тла. Как знать. Впрочем, не этот сакраментальный вопрос сейчас волновал Питера. Хотя задуматься о смерти никогда не поздно. Сейчас его интересовали новые грани своих возможностей. И если раньше он мог ходить по стенам, то есть, контролировал притяжение между атомами с помощью мысленного управления электростатическими силами, то возможно, что теперь эта способность эволюционирует во что-то чудовищное по силе. Его это возбуждало. — Я всё закрыла, господин, — девушка распустила волосы и с удивительной элегантностью поправила спадающие пижамные штаны. — Молодец, а теперь ложись, я устал ждать, — пробормотал Питер, наполовину укрывшись одеялом. — Разумеется, — она забралась к нему под одеяло. — Вы не против, если я… — Ничего не говори, — он обнял её и прижал к себе, вдыхая цветочный запах нежной кожи. Аки ничего и не сказала, почти мгновенно заснув. Только Питер ещё целый час лежал, недоумевая, как можно было резать такую красоту. — Так зачем, вы говорите, вам этот парень? — ухоженные тонкие руки поставили на стол бокал вина. — Очень хорошо, Аки, ты задаёшь правильные вопросы! — непонятно чему обрадовался Эрих. — Ну, вы же сами попросили меня это спросить, — растерянно ответил Питер. — Конечно, и как думаешь, почему? — немец пронзительно посмотрел на него. — Полагаю, моя личность имеет важную роль в вашей партии, — взгляд упал на шахматную доску. — Это интересное предположение, но не спеши злиться, не время меня убивать! — Эрих рассмеялся. — Ты, безусловно, очень важна, однако рассматриваешь себя в отрыве от его фигуры, которая и является ключевой. — И что за роль вы ему уготовили? — Питер отвернулся, не в силах смотреть на сияющую белизну одной из шахматных сторон. — О, самую важную, даже более важную, чем моя, — древний вампир подпёр подбородок кулаком. — Представь, что наша планета и человеческая цивилизация — это огромный организм. Так вот этот организм болен. Ему нужна профессиональная помощь, однако в обозримом пространстве ни одного планетарного врача. Что же делать? — Заняться самолечением… — прошептал Питер. — Верно, в этом ты ему и поможешь, — Эрих поправил глазную повязку, словно та могла сдержать рвущуюся наружу тьму. — Впрочем, как мне видится, хе-хе, он сам обо всё догадается. Но Питер не догадался. Видение так и осталось для него загадкой. Он стоял под снегом, подставив голову белым хлопьям. Иногда в его голову приходила глупая мысль о том, что это перхоть Бога, ведь тогда получалось, что он ненавидит своих детей и готов досадить им даже в такой мелочи. Но когда настроение святотатствовать пропадало, парень чувствовал некоторую неловкость. — Вы думаете, она опоздает? — Аки прижималась к нему сбоку. — Нет, — Питер приобнял её за плечи, чтобы она не заметила его неуверенности. — Иногда надо верить в людей. Как же глупо это звучало. Впрочем, до встречи было ещё около семи минут. Пришли они ещё раньше, за полчаса до назначенного времени, на этом настояла Аки, проверившая каждый миллиметр окружающего их пространства. Питер ничего не знал о её боевых возможностях, но ему казалось, что она может научит его чему-нибудь новому. — Аки? — Да, господин? — Можешь научить меня парочке своих приёмов? Надо было видеть её удивлённый взгляд. — Но зачем? — недоумевала Аки. Диск луны, на мгновение появившийся из-за тёмной завесы и осветивший её бедное лицо, вновь скрылся за тучами. — Я конечно много сражался и выработал свой стиль, но несколько новых приёмов никогда не будут лишними и позволят удивить того, кто хорошо подготовился к бою со мной, — пояснил Питер. — Не более. Он почувствовал на себе чей-то взгляд. — Похоже, нас хотят пригласить внутрь, — парень обернулся к двери дома, которая стремительно открылась. — Приветствую. — Какого чёрта вы пришли раньше положенного? — Дейзи недовольно смотрела на парочку. — Ну ладно, заходите что ли! — Так это твой дом? — Питер осмотрелся, безупречные чистота и порядок. — Симпатично. Он немного врал, обилие красного его угнетало. — Спасибо, — безразлично отреагировала Дейзи и прошла внутрь. — Не забудьте снять обувь, в моём доме ходят разутыми. Что ж, это было разумное требование. — Молодцы, — улыбнулась Дейзи, когда гости сняли верхнюю одежду. — Чай? Кофе? — Чай. После крови, совершенно не переношу кофе, впрочем, он и раньше не очень бодрил, — улыбнулся в ответ Питер. — Хорошо, тогда тебе заварю чай с корицей, а дамы будут пить с женьшенем, — сразу определилась Дейзи. — И печеньки, как вы относитесь к изюму? — Терпеть не могу, — скривился Питер. — Люблю изюм, — в ответ ему сказала Аки. — Ладно, без изюма так без изюма, — развела Дейзи руками. — Вот там дверь в ванную комнату, как помоете руки, прошу за стол. Питера, надо сказать, совсем не удивили командные нотки в голосе Дейзи. Она и вчера взяла на себя инициативу, к тому же парень в принципе, ничего против настойчивых девушек не имел. Даже одобрял, в пределах разумного. Чай с корицей он никогда не пил, поэтому стоило чашке оказаться в его руках, как Питер начал неистово принюхиваться, чем вызвал добрый смех прекрасного большинства. — Тебя недавно обратили, да? — спросила Дейзи. — Обычно только молодые вампиры обнюхивают всё вокруг, рецепторы обостряются и даже собственная квартира кажется незнакомой. — Сравнительно, — он сидел глоток. — Недурственно. А почему именно с корицей? — Говорят, что это укрепляет потенцию, — бросила Дейзи. — Как голова после вчерашнего, не болит? — Нормально, — Питер подозрительно сощурился, сделав следующий глоток в разы меньше. — А чего? — Да ничего, поинтересоваться уже нельзя, — возмутилась та. — Какой недоверчивый народ пошёл. — Ну разумеется, с метаморфами иначе нельзя, — он скрипнул зубами, вызвав дрожь во всё теле. — Боже, зачем я это сделал… — И как ты догадался? — на лбу вмиг появилось несколько длинных морщин. — Не так важно, — ощупав зубы пальцами и убедившись, что всё в порядке, Питер отложил чашку. — Просто сообщил тебе, что мне известно. Сам не знаю, зачем. — Может, чтобы повысить свою значимость в моих глазах? — морщины разгладились. — Мол смотри, какой я наблюдательный! Да-да, не делай такое лицо, передо мной пронеслось столько лжецов и манипуляторы, что я давно научилась их вычислять. Поверь, Питер, тебе ни к чему этот выпендрёж, не пытайся казаться тем, кем не являешься. — Тебя раскрыли, — повернулась к нему Аки, глаза у неё смеялись. — Да, верно, — он растерянно почесал подбородок и залпом допил чай. — Полагаю, мне следует извиниться. — Не утруждайся себя этим дерьмом, — Дейзи перегнулась через стол и поцеловала его в щёку. — Я и не обижалась. — Теперь я чувствую себя уж слишком неловко, — он снова почесал подбородок, только сейчас обнаружив жёсткую щетину. — Не слишком сильно колется? — Совсем не колется, — хором ответили девушки. — Это отлично, — искренняя улыбка нивелировала уродство увечья. — Может тогда займёмся тем, за чем мы сюда пришли? — Но мы ещё не допили чай, — возразила Дейзи. — И совсем не поговорили. — Справедливо, — легко согласился Питер. — Тогда у меня есть вопрос. — Задавай, — она откинулась на спинку стула, неторопливо попивая чай. — Почему ты решила мне помочь? — он ещё раз осмотрел дорогую кухню, наверняка влетевшую Дейзи в половину ценника дома. — Деньги тебя вряд ли нужны. — Ты прав, поэтому я возьму с тебя другую плату, — уголки пухлых губ слегка дрогнули, едва сдерживая улыбку. — Думаю, тебе понравиться её отдавать. А насчёт вопроса отвечу коротко. Ты мне понравился. Вот и всё. — Однако, — несчастный подбородок вновь подвергся экзекуции. — Если ты об… — Твой член тут не причём, и если ты думаешь, что я какая-то шлюха, то сильно ошибаешься, — Дейзи кажется, немного разозлилась. — За всю жизнь у меня было всего пять партнёров, и то, непостоянных. Это не очень много за семьдесят два года, верно? — Ты, разумеется, права, извини, если обидел, — Питер сморщился, выражая сожаление. — Просто это кажется мне несколько странным. — Работа в ФБР научила меня разбираться в людях, — Дейзи успокоилась. — По правде говоря, когда я тебя увидела, то подумала, что наброшусь. Можешь считать меня животным, но то, что скрывается под этой оболочки, невероятно возбуждает. Эта колоссальная сила, сдерживаемая тобой с осторожностью, свойственность лишь любящему отцу. Словно любимое чадо, ты охраняешь создание внутри, даже не предполагая, что будет с тобой дальше. У тебя не способности метаморфа, а нечто более могущественное… Я бы даже сказала, чудовищное. Ты говорил, что твой «отец» — Эрих Бисмарк, я правильно поняла? — Да, он, — осторожно кивнул Питер. — Это плохо, так как многие из нас убивали своих «отцов», чтобы не стать их послушными марионетками, — она провела проколотым языком по зубам. — Аки тебе не говорила? — Не говорила, — парень посмотрел на свою рабыню. — Я просто подумала, что вам будет легче жить без этой информации, к тому же, не факт, что мистер Бисмарк решиться на такое, — пролепетала та. — Рассказывай всё, — Питер положил ей руку на плечо. — Всё, это значит всё. — Хорошо, — нервно кивнула Аки. — В момент высвобождения скрытых сил, вампир плохо себя контролирует. Именно тогда тот, кто обращал, может возвать к своей крови внутри, буквально ломая волю обращённого. Вот. Когда об этом все узнали, была дикая резня, многие сильные мира сего, умерли, даже не проснувшись. Ходили слухи, что это делала группа под названием «Собиратели». Они срезали убитым лица и очень хорошо скрывались, поэтому никого из них так и не нашли. — Разумеется, ведь «Собиратели» были метаморфами, — усмехнулась Дейзи. — Хочешь сказать, что ты состояла в этой банде отморозков? — напряглась Аки. — Было дело, — пожала Дейзи плечами. — И я отлично знаю, как безопасно пройти процесс раскрытия сил, ибо контролировала его, от и до. — Я тебя понял, ты предлагаешь свою услуги, так скажем, тренера, — Питер кашлянул. — И что ты за них хочешь? — Убежища, — сразу же сказала Дейзи. — Фрост никак не унимается, пытаясь заманить меня в клан. Боюсь, в один прекрасный момент, чаша его терпения переполнится, если уже не переполнилась, после чего он пошлёт убийц. А их у него полно. И не треллов каких-то, а настоящих профессионалов, к коим я причисляю и себя. Впрочем, вряд ли он позовёт меня на моё же убийство. Суть конфликта ясна, я надеюсь? — Более чем, — кивнул Питер. — Что ж, я согласен. — Вот и отлично, тогда пойдёмте, пора бы уже и делом заняться, — Аки встала из-за стола. Парень окинул взглядом её задницу, туго обтянутую чёрными лосинами. Заметив его взгляд, Дейзи остановилась и широко улыбнувшись. — Мы обязательно займёмся этим позже, — она схватила его за легко заметный бугор джинс. — Даже Аки может поучаствовать, но сразу говорю, целоваться с ней, тебе на потеху, не буду, меня женщины не привлекают. — А я и не предлагаю, — голос неожиданно охрип. — Но идея интересная. А ты можешь, ну, убрать член? — Я даже больше скажу, я вообще-то без него хожу, просто когда ЛСД закидываюсь, мои способности немного барахлят и ко мне возвращается прежний облик, — Питеру показалось, что ей неловко об этом говорить. — Пока не стала вампиром, ненавидела своё мужское тело… Впрочем, тебе это знать ни к чему. Питер ничего не ответил, он уже думал о том, что за могущественная сила скрывается в нём. Ну и немного о предстоящем сексе. — Вот моя святая святых! — патетично воскликнула она. Дейзи отвела их в комнату, напоминающую кладовку, с тем лишь отличием, что в углу здесь стоял компьютер. — Сейчас быстренько отыщем нужного тебе персонажа, — девушка поудобнее устроилась за крутящимся стулом и включила компьютер. — Итак, тебе известно его имя? — Нет. — Внешность? — Он очень похож на профессора Чарльза Ксавье, только глаза у него зелёные… — Питер мучительно пытался вспомнить образ человека из шипов и лезвий. Он совсем забыл о шрамах. — Вспомнил! Ещё у него вроде как шрамы на лице, но это не точно, — парень потёр многострадальный подбородок. — Хорошо, поищем пока без шрамов, — то, что открыла Дейзи, уж больно напоминало базу данных ФБР. — Пройдёмся по схожести с Профессором-Х, наверняка этого хватит. Она нашла фотографию Чарльза и просто поставила галочку на мелких отличия и зелёных глазах. — Обычно так ищут преступников, которые когда-то давно скрылись от закона. Бывает, что они совершат какое-то мелкое преступление и это запечатлит камера, или полицейские укажут в отчёте, — пояснила Дейзи. — Ага, есть один такой, не так давно попал в федеральный розыск за массовое убийство на… Чёрт возьми, так вот, кого ты ищешь! — А что такого? — Питер повнимательнее прочитал представленные обвинения. — Так это он тогда устроил бойню в китайском ресторане… Молодец. — Расскажешь, почему им заинтересовался? — повернулась к нему вампирша. — Лично я стараюсь избегать таких людей, они приносят лишь неприятности. — Это важно, — покачал он головой. — Значит, Дэвид Хэллер… Можешь распечатать? — Конечно, — вздохнула Дейзи, так и не получив ответа на свой вопрос. — Это с ним ты разговаривал вчера, — неожиданно спросила Аки, — во время трипа? — С ним, — охотно признал Питер. — А теперь попрошу минуточку тишины, мне нужно обдумать текущую ситуацию. — Хорошо, всё равно пока печатается. Дейзи не выдержала минуты, да и принтер оказался на удивление быстрым. — Мы сексом заниматься будем, или нет? — она протянула ему лист с фотографией и всеми известными данными. — Да-да, конечно, — пробормотал Питер в ответ. — Тогда оставь пока на столе. — Вот это уже другой разговор, — Дейзи отложила мини-досье и прильнула к его паху. — К чему нам медлить? Действительно. Питер не совсем понимал, кому сейчас лизал задницу, да и какая разница, ему нравился сам процесс. Он самозабвенно работал языком, ощущая во рту вкус ромашек. В такие моменты парень ощущал себя быком на огромном цветочной поле, который методично пережёвывал прекрасные бутоны, чавкая и причмокивая от наслаждения. Значит это Дейзи, Аки имела совершенно иной вкус. Интересный вывод, который подтвердился, когда к нему подошла полуголая японка с чашкой остывшего чая. Питер, словно крокодил выглядывающий из реки, кинул на неё взгляд, полуприкрытый худой поясницей. Аки рассмеялась, её позабавила эта сцена, впрочем, Питера всё устраивало. Он засунул свой язык ещё глубже, от чего Дейзи застонала, выгнувшись дугой. Они занимались любовью уже добрых три часа, сказывалась повышенная выносливость, поэтому парень, устав работать бёдрами, переключился на язык, удивительно чувствительный после приёма половины таблетки ЛСД. Перед глазами конечно не летали разноцветные круги, однако окружающее его пространство ощущалось совсем иначе. Особенно красный цвет, который никогда ранее не был таким насыщенным. В углу, где густая, словно ил тьма, кружилась в безумном хороводе, возникла фигура из шипов и лезвий. Она неторопливо подошла к деревянному подоконнику. Из открытой форточки, в комнату поступал холодный воздух, охлаждая разгорячённого Питера. Несмотря на появление четвёртого лишнего, он своего дела не прекращал, чувствуя приближающийся финал. Аки опустилась рядом с ним на колени и отвлекла Питера от процесса, нежно поцеловав своего господина. Казалось, что её саму удивил подобный поступок. Она собрала протянувшуюся слюну пальцем и совершенно не эротично облизала его. — Наконец-то ты отвлёкся, — голос Дэвида казался парню скрипом гвоздя по стеклу. — У вас скоро будут гости, двадцать человек, все профессионалы. Я немного помогу, но в этой форме большой помощи от меня не жди. — Ну ёбаный рот! — застонал Питер. — Боже, Питер, если ты сейчас не закончишь начатое, я тебя убью! — прокричала Дейзи, разворачиваясь и прижимая его лицо к своей промежности. — Будь мужчиной и доведи дело до конца! — У вас есть ещё около пяти минут, ты их сразу же почувствуешь, — к нему повернулось лицо со шрамами. — Ты нашёл меня? Питер кивнул, он был мужчиной, поэтому не мог сейчас отвечать. — Вижу, ты времени зря не терял, — только дурак бы не услышал насмешки. — Тогда жду тебя завтра. Дэвид растворился, стоило очередному порыву ветра растрепать тьму у порога. — Вот… так… — Дейзи задрожала и обмякла на кровати. — Превосходно… — Тебе понравилось? — Питер вытер губы и забрался к ней на кровать. — Да, обними меня, — вампирша по хозяйки закинула на него ногу и прижалась своим гибким телом, липким от пота. — Как же хорошо… — Аки, — позвал Питер своего верного спутника. — Аки! — Я здесь и отлично вас слышу, — она села рядом и её пальцы забегали по пресу парня, вызывая сонмы мурашек. — Надеюсь, я уделил тебе достаточно времени? — он был немного обеспокоен этим вопросом. — Да, вполне, — недолго думая, ответила Аки. — Хорошо, потому что сегодня мы возможно умрём, — он прикрыл глаза. — Через две минуты к дому подойдёт двадцать убийц, пятерых я уже чувствую, передовой отряд. — Ты сейчас серьёзно? — Аки резко встала с кровати. — Я конечно под кайфом, но говорю правду, — Питер перелез через девушку и упал на пол, шаря под кроватью руками. — Так вот где мои трусы! Он принялся натягивать их, то и дело посматривая в окно. — Семеро идут во внутренний дворик, пятеро с главного входа, двое страхуют, ещё шестерых не вижу, — негромко сказал Питер. — Пошарь пожалуйста под кроватью, — пробормотала Дейзи, приподнявшись на локтях. — Ничего себе у тебя коллекция, — Питер вытащил на всеобщее обозрение коробку с вибраторами. — Так, ищу дальше… Вроде оно. Он поставил на кровать длинный железный ящик. — Надеюсь, в нём не огромный вибратор? — оскалился парень. — Мог бы и без идиотских шуток, — Дейзи повернула защёлки и открыла ящик. В ящике был помповый дробовик. — «Benelli M4» — итальяшка, — пояснила Дейзи, начавшая заряжать ружье. — Заряжаю серебряной картечью, валит ублюдков наповал. — Ты серьёзно? — Аки даже прекратила надевать джинсы. — Более чем. Не обращая внимания на их болтовню, шатающийся Питер выскользнул из комнаты в одних трусах. Он неторопливо спустился вниз, придерживаясь рукой за поручни. Обе группы взламывают дверь, аккуратно и тихо сидят по ту сторону, ковыряясь в замке. Разумеется они заметили парня, но плана это не меняло, да и вряд ли почти голый наркоман мог им помешать. Но Питер мог. Обнаружив на кухне то, что искал, он веером взял это в руку, после чего забрался на потолок, буквально прилипнув к нему. Остаётся только ждать, не так уж и долго, как оказалось. Мухи сами летят в паутину. Убийцы зашли бесшумно. Без всяких видимых команд они быстро рассредоточились по первому этажу, пытаясь отыскать совсем не запланированного, таинственного незнакомца. Они все были одеты, словно ниндзя из азиатских боевиков, конца прошлого века. Чёрные маски, такие же тёмные одежды, надо сказать, практично облегающие тело. Питеру вспомнился его костюм и метатели паутины, которые он по собственной дурости разломал, когда находился в состоянии помутнения рассудка. Вот только сейчас было не слишком хорошее время для сожалений. На кухню зашли двое и начали осматриваться. К удивлению убийц, ножей на стойке, для них и предназначенной, не было. Удивление быстро пропало, когда эти же ножи с хрустом вошли им в головы. Двумя ножами Питер промазал, но три из пяти нашли свою цель. В комнату осторожно заглянул один из убийц, почти незаметный в темноте не только для простого человека, но и для вампира, только он не учёл богатый опыт Питера. Тот, мягко спрыгнув позади вторженца, одним движением свернул ему шею. «Минус три, йу-ху!» — внутренне ликовал Питер, наблюдая, как на кухню забегает сразу пятеро вампиров, вооружённых здоровенными ножами с круглыми резиновыми рукоятками, которые размерами скорее напоминали мачете. Метал лезвий странно блестел и парень понял, что это серебро. — «Похоже, действительно профессионалы.» Таким оружием не слишком удобно орудовать в тесноте кухни, но удар посеребрённым лезвием будет очень болезненным, поэтому следовало проявить осторожность. Парой взмахов убийцы разрубили на куски небольшой стол, отбросив его обломки к двери. Теперь к Питеру могли подойти двое. Впрочем, они и так явно работали парами, но всё же шкафы и в частности холодильник, слишком сильно мешали. В Питера попытались влететь с ноги. Он перехватил её и сломал один ударом по колену. Кости с треском порвали плоть, выходя наружу неровными осколками. Напарник покалеченного проявил осторожность, не желая попадать по товарищу, поэтому его удар лишь оставил на правой руке Питера глубокий порез. Убийца с открытым переломом выпучил глаза и попытался достать Питера своим тесаком, но был остановлен ударом в голову, легко смявшим череп. Второй помедлил, но всё же попытался возить клинок ему в голову. Парень перехватил руку и ударил нападавшего в пах коленом, после чего выхватил из его рук нож и одним ударом по шее, почти отрубил голову. Стоило ему отпустил фонтанирующий кровь труп, как трое оставшихся рывком сократили дистанцию. Спасибо холодильнику, чья вовремя открытая дверь, хотя бы на пару мгновений уменьшила количество противников. Не медля ни секунды, Питер метнул нож, который, разумеется, с лёгкостью был отбит, но его цель заключалась в отвлечении. «Водородная бомба» в исполнении Питера была более чем впечатляющая. Удар кулака выбил из сустава ключицу и сломал почти все правые рёбра, превратив грудную клетку изнутри, в мешанину плоти и костей. После такого не оправляются, благо за павшего убийцу было кому скорбеть. Его товарищ, шедший сзади, попытался вогнать противнику нож между ребёр, убить одним ударом, но Питер уклонился, так что клинок заскрежетал по ним, взрезая его мышцы от грудины и до плеча. На левую руку теперь полагаться нельзя, но это не помешает завершить дело. Удар в, защищённый лишь мыщцами живот, порвал его, разбрасывая по всей кухне вонючие внутренности. Пол стал скользким от крови. Самый последний, придя в себя после подлого удара холодильника и держась за разбитый нос, принял самое верное в данном ситуации решение: попытался сбежать. Но у Питера были другие планы. Он мгновенно подобрал с пола клинок и метнул в отступающего. Тот было попытался отбить его, но Питер целился в ноги, удачно попав прямо в Ахиллово сухожилие. Убийца беззвучно упал и попытался метнуть в ответ свой клинок, который попал в ловко поставленную разделочную доску, что с треском разошлась посередине, оставив в руках Питера две половинки. — Ты от меня так легко не убежишь, — усмехнулся он, подходя ближе к уже вставшему убийце. Тот подобрал тесак павшего товарища и сейчас опасно размахивал им, поражая парня своей скоростью. Только вот, он теперь с трудом стоял даже на одной ноге, явно испытывая страшную боль, чего Питер о себе сказать не мог. Его сердце бешено колотилось в груди, странно, но почувствовав вкус своей крови во рту, он решил вкусить чужой. Питер даже не дрогнул, когда нож прошёлся по его лицу, оставляя глубокую царапину, тянущуюся от левой брови до самой нижней губы, которая лопнула, брызнув в глаза убийцы горячей кровью. Мощные челюсти сомкнулись на шее, закрытой плотным шарфом. От длинных клыков это не защитило. Питер сорвал мешающую одежду и начал яростно пить кровь, словно присосавшийся к груди младенец. Длинными глотками, он буквально осушил незадачливого убийцу, заставив его дрожащую руку, которую ранее с силой удерживал, выронить нож. Раны начали на глазах затягиваться, а кровотечение остановилось. Питер зарычал и ударом руки оторвал голову полутрупу. Наверху грохотало. Выстрел из дробовика разворотил грудь, неосторожно приблизившегося убийцы. Дейзи экономила патроны, серебряной картечи у неё было немного. Стоило скрыться за стеной, как в место, где она стояла секунду назад, вонзилось несколько дротиков. — Хотите взять меня живьём?! Получите! — она высунула в проём ствол дробовика и дала очередь из остатков в магазине. Звук упавшего тела и чьи-то истошные визги были лучшей наградой за точность. На её счету уже пятеро, неплохой результат. — Чего ты там возишься? — Дейзи повернулась к невольной напарнице, которая стояла в углу и крутила между пальцами стилет, унёсший жизни двоих. — Их осталось всего четыре! — Очень хорошо, — задумчиво кивнула та в ответ. — Думаю, Питер справится, так как мы просто не можем выйти, я посмотрела, под окнами шарахаются ещё трое. Внизу раздался звериный рёв. — Он уже идёт, — выдохнул Аки. — Надо только подождать, ну и помочь. Вряд ли ему требовалась помощь. Стоящие в коридоре «ниндзя» ожидали, что выживший внизу Питер громко ворвётся наверх, где его и встретят уже смазанные ядом дротики. На вампира, стоящего у лестницы что-то резко набросилось. Сразу несколько дротиков впилось в сгорбленную спину, как оказалось, мертвеца. Их обманули. Питер вынырнул через секунду, выпадом тесака приколов ближайшего убийцу к стене, словно бабочку. Аки выбежала из комнаты и одним взмахом вспорола живот, стоящему рядом наёмнику. На пол вывалились тёплые внутренности, но на последнем издыхании, «ниндзя» попытался воспользоваться трубкой, чтобы убить девушку. Не успев сделать даже входа, ублюдок погиб от собственного орудия убийства, которое пробило ему горло. Тем временем, вышедшая следом за Аки Дейзи, вскинула, уже заряженное обычными пулями ружьё, и сделала очередь из трёх выстрелов, разорвав одного из незваных гостей в клочья. Вся эта сцена не заняла и десяти секунд. Поражённый скоротечной расправой над товарищами, последний из убийц, попытался улизнуть, выпрыгнув в окно, но был сбит лампой, метко брошенной Питером. Накинуться на ошеломлённого вампира и вывернуть ему руки не составило для парня труда. Он медленно и методично ломал каждый палец на большой руке, пока жертва под ним извивалась и молила о пощаде. — Мне кажется, он готов к конструктивному диалогу, — Питер поднял его голову за волосы и всего разок, хорошенько приложил об пол. — Я прав, блондинчик? Блондинчик отчаянно закивал. — Осталось ещё трое, если я всё правильно понимаю. Где они? — Уже сбежали, услышав такой грохот! — сразу же ответил «язык». — Вас послал Фрост? — спросила Дейзи. — Да-да! Цель была взять вас живьём, но мы и не ожидали встретить такое сопротивление! — затараторил он. — Фрост боялся, что вы сможете сбежать или вырваться, потому что по слухам, яд на вас не действуют, вот и послал двадцать человек! — Слухи не врут, — Дейзи опустилась на одно колено, прямо в лужу крови. — Как меня обнаружили? — Я знаю только, что вас сдал другой метаморф, ничего более, — ещё быстрее ответил блондинчик. — Вы же оставите мне жизнь? Я сказал, всё, что знал! — Нам нужно уходить, соседи наверняка вызвали полицию, — повернулась к господину Аки, не обращая на вопли никакого внимания. — Боже, тебе надо будет взглянуть дома в зеркало. — Да, ты права, и как можно быстрее, — кивнул Питер и лишь секундой позже осознал вторую часть сказанного. — Я что, стал ещё страшнее? — Пожалуйста, я ведь не стал драться, просто попытался сбежать, оставьте меня, — в голосе пленника звучало отчаяние. — Видишь ли, мой друг, есть два вида шпор: те, которые входят через дверь, и те, которые входят через окно. Вы, идиоты, относитесь к первому виду, а этот вид всегда ждёт смерть, хороший ты или плохой, — Питер занёс для удара кулак, но его лица неожиданно коснулась женская ладонь. — Ладно, если ты так хочешь. Дейзи благодарно кивнула и дождавшись, когда её любовник отойдёт, направила дробовик на, не самого удачливого, наёмного убийцу. — Хороший, плохой… Главное — у кого ружьё.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты