Of your making

Слэш
Перевод
R
Закончен
574
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://m.fanfiction.net/s/12908872/1/Of-Your-Making
Размер:
Макси, 259 страниц, 25 частей
Описание:
Неожиданный поворот во время финальной битвы, Гарри был заперт в магическом артефакте вместе с его самым опасным врагом. Карсерем выпустит их только с одним условием, но требование свободы невозможно, поскольку ни Гарри Поттер, ни Том Риддл никогда не простят друг друга.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
574 Нравится 142 Отзывы 261 В сборник Скачать

20 глава

Настройки текста
Будильник на прикроватной тумбочке разбудил его, и на одну блаженную секунду Гарри забыл про прошлый вечер, но затем воспоминания накрыли его длинной темной тенью. Том выглядел таким разъяренным, Гарри даже подумал, что он мог бы проклясть его, но вместо этого он выскочил из дома, захлопнув дверью и заставив дребезжать оконные стекла. Гарри сел, чувствуя усталость столетнего старика. Он смотрел себе под ноги и со стоном закрыл лицо руками. Боже, какой ужас. Он должен был сказать Тому с самого начала. В тот момент, когда он согласился работать в Министерстве, Гарри должен был тут же сказать: «Я не люблю тебя». Гарри скривился, его пальцы впились в кожу головы. Ложь, ложь и еще раз ложь. Я люблю тебя. Я люблю тебя, и мои мысли путаются. Я люблю тебя и теряю себя. Я люблю тебя, и мне страшно. Но он не мог этого сказать. Не вслух. Не Тому. Это было к лучшему. Несмотря на то, что это было больно, словно нож, крутящийся в груди, превращающий все внутренности в кашу, это было к лучшему. Он просто должен был показать это Тому. Глубоко вздохнув, Гарри встал и приготовился к своему дню.

-

Очередь к подъемникам растянулась дольше обычного. Кто-то уронил коробку с отчетами в одном из лифтов, и на то, чтобы собрать их обратно, потребовалось непомерное количество времени. Когда Гарри, наконец, поспешил мимо однобокой таблички с надписью «Департамент авроров», он все еще не придумал, что сказать. Он влетел в их кабинет, но остановился и озадаченно огляделся. Тома не было за своим столом. — Привет, Алиса, — поздоровался Гарри, оборачиваясь, когда она проходила мимо, — где Том? Алиса оторвалась от отчета, который читала, настолько длинного, что он каскадом падал на пол и плелся за ней. — Кажется я видела, как он направлялся в комнату для допросов. — Спасибо. Озадаченный, но не испуганный, Гарри бросился обратно в коридор. Вместо того чтобы повернуть к лифтам слева, он повернул направо, двигаясь по коридору, который авроры использовали для более легких, не столь устрашающих допросов. Гарри нашел его в четвертой комнате. Том был не один. Он сидел напротив женщины средних лет. Глаза Тома метнулись к нему, и холодность в его взгляде заставила Гарри запнуться, с чувством, будто он вошел в морозильник. — Гарри, — холодно кинул Том. Неуклюже. По-другому. Он снова повернулся к женщине, которой явно была Эсси Пейдж, хозяйкой комнаты Жозефины, — Что вы говорили? — Не знаю, почему она назвала меня своим опекуном. Разве ее семья… — У нее не было близких родственников, — сообщил ей Том, — Только дальняя родня, которая не общалась с ней лет десять. — Бедная девочка, — покачала головой миссис Пейдж со слезами на глазах, — Я не могу поверить в произошедшее. Гарри придвинул стул и сел рядом с Томом, но то не обратил на него ни малейшего внимания. День обещал быть очень долгим. — Вы не знаете, почему мисс Лоран была на тех болотах ночью? — осведомился Том. — Она была астрономом, — пояснила миссис Пейдж, — Она писала для «Звездного ученого», этого философского журнала. Она ходила на болота, чтобы изучать созвездия. Это нормально, было нормальным для нее провести там всю ночь… мне очень жаль, — миссис Пейдж расплакалась. Гарри наколдовал коробку салфеток и подтолкнул к ней. — Спасибо, — икнула она. — Она когда-нибудь упоминала, что видела кого-нибудь или что-нибудь странное на болотах? — взялся за допрос Гарри. Миссис Пейдж покачала головой, — Никогда. Там всегда тихо. Это… все это так ужасно. — Спасибо, миссис Пейдж, — перебил Том, — Я ценю, что вы пришли. Кивнув и все еще прижимая салфетку к лицу, она поднялась и, шаркая, вышла из комнаты. Том встал и направился к двери. Гарри вскочил на ноги. — Том. Он остановился, но не обернулся. — Мы можем поговорить? — спросил Гарри. — Это зависит от обстоятельств, — отозвался Том нежным, но ледяным голосом, — Тебе есть что сказать? Гарри слишком долго колебался. — Тогда нет, — И Том ушел.

-

Гарри вошел во «Всевозможные волшебные вредилки», уворачиваясь от банды шутников и их измотанной матери. После пяти часов пятницы в магазине все еще было полно покупателей. Демонстрирующий публике поддельные палочки Джордж заметил Гарри и издал низкий свист, подзывая. — Ты выглядишь так, будто тебя сбил гиппогриф. Плохой день? — Слово «плохой» и близко не подходит, — пробормотал Гарри, — Рон здесь? — Он с Гермионой наверху. Лучше постучи перед тем, как войти, — посоветовал он, многозначительно поиграв бровями. Слабый смешок вырвался у Гарри, и он направился к задней части магазина, где находилась полуприкрытая лестница. Он мягко постучал в дверь справа, которую тут же открыла Гермиона. — Гарри! — воскликнула она в восторге и крепко обняла его, — Я искала тебя в Министерстве, но Эдди сказал, что ты уже ушел. Мне жаль, у нас были планы вместе поужинать после твоей выписки. Мы хотели бы побыть здесь еще, но мы и так слишком долго откладывали встречу с моими родителями. — Все в порядке, — заверил ее Гарри, входя в комнату. Рон довольно эффектно обставил ее в своем стиле: прыгуны скакали на спинках стульев, фантики от конфет и прототипы шуток магазина валялись на столах, а над диваном висел большой ярко оранжевый плакат с «Пушками Педдл». — Сливочного пива? — предложил Рон, так же, как и Гермиона обрадованный тем, что Гарри вышел из Святого Мунго. — Думаю, мне нужно что-то покрепче, — усмехнулся Гарри, рухнув на диван. Почти сразу же появился Живоглот, легко вскочив на его ноги и громко мурлыкая. Гермиона села рядом с ним, — Что не так? Гарри провел рукой по волосам, еще сильнее их взлохматив. — Я сказал ему. Глаза Гермионы расширились. — Кто что сказал? — тупо переспросил Рон. — Гарри сказал Тому, что не хочет иметь с ним романтических отношений, — деликатно повторила Гермиона, — Не так ли? — она повернулась к Гарри. — Я не использовал именно эти слова, — раздраженно пробурчал Гарри, — но да. Рон протянул ему Огневиски, — Как он это воспринял? Гарри фыркнул над своей бутылкой, — Так же, как и соплохвост, которого запихнули в ящик и приказали впасть в спячку. — Значит, не очень хорошо. — Когда это было? — продолжала выпытывала Гермиона. — Прошлой ночью. Весь день относился ко мне очень холодно. Он даже не смотрит на меня, не говоря уже о том, чтобы хоть слово мне сказать. — Но он все еще рядом? — заглянула ему в глаза Гермиона, — Он все еще работает в Министерстве? — Он заключил с ними сделку. Конечно, он все еще работает на них. А если нет, он… — Будет арестован? — закончила Гермиона, скрестив руки, — Насколько я понимаю, Том Риддл уклоняется от Азкабана с шестнадцати лет. Если бы он не хотел оставаться в Министерстве, его бы там не было. — Так ты думаешь, он переживет это? — поднял брови Гарри, внезапно воодушевившись. Гермиона закусила губу, — Я не знаю. Как ты думаешь, ты единственный человек, с которым он был в отношениях? — Нет, — отрезал Гарри. Те вещи, что Том делал с ним, выдают в нем человека с опытом. Том был талантлив, но никто не рождается с этим талантом. Гарри был довольно неопытен, Том один раз даже рассмеялся над его смущенным, красным от стыда лицом; но Гарри быстро успокоился и через некоторое время очнулся на полу в гостиной, а во всем теле была сладкая усталость после лучшего секса в его жизни. — Я имею в виду отношения, которые для него были значимы? — уточнила Гермиона, возвращая Гарри в настоящее, — Ты его первая лю… На предупреждающий взгляд Гарри и звук отвращения со стороны Рона, она закатила глаза и перефразировала. — Извини. Ты первый, к кому он испытывал чувства? Гарри неловко поерзал на кушетке. Он подозревал, что знает ответ на этот вопрос, и это не облегчило его задачу. — Дело в том, — протянул он, закрывая тему, — что ему просто нужно время, чтобы все обдумать. Я дам ему время. Он успокоится. Не может же он злиться на меня вечно, верно? Рон и Гермиона не выглядели убежденными.

-

Надежды Гарри на то, что Том остыл за выходные, были разбиты в дребезги. Решетки лифта отодвинулись, и Гарри заметил в холле Тома, разговаривающего с Мэйбел. Взгляд, который он бросил в него, был резким, как кинжал, и Гарри серьезно подумывал вернуться на лифте в Атриум и заняться делами из дома. Взгляды Тома не были такими стальными со времен первых месяцев в Карсереме. — Вы выходите или нет? — проворчал рассерженный волшебник. — Извините, — пробормотал Гарри, выходя в тот момент, когда Том оттолкнулся от стены и исчез в отделении авроров. Похоже, Тому понадобится гораздо больше времени, чем несколько дней. По крайней мере, он не бросается проклятиями, успокоил себя Гарри. Расправив плечи, Гарри вошел в их общий кабинет только для того, чтобы Том протолкнулся мимо него и снова ушел. — Куда ты идешь? — У меня есть приглашение на встречу с Камилой Забини, — выговорил Том с той же ледяной отстраненностью, которая преобладала в их разговорах до того, как все изменилось. — Она разрешает нам осмотреть работы Элладоры? — Разве я это сказал? — холодно заметил Том. — Извини, — произнес Гарри, стараясь сохранять ровный тон, — Я просто предположил… Но Том уже повернулся и пошел прочь. Он не удерживал лифт для Гарри, безразлично наблюдая, как Гарри едва успел запрыгнуть в кабину, проскользнув внутрь прежде, чем двери с лязгом захлопнулись.

-

Том не мог решить, хочет ли он задушить Гарри или целовать его, пока тот не посинеет. Оба варианта были равно привлекательными. Хорошо, что в лифте были свидетели. Гарри и Том, не сказав друг другу ни слова, аппарировали в особняк Забини — величественный дом в северном Йорке. — Сделай нам обоим одолжение и держи рот на замке, — кинул колючий взгляд Том, позвонив в дверь. Глаза Гарри потемнели от немой злости. От этого разъяренного лица кровь Тома лишь сильнее разгорелась. Дверь открылась. Перед ними предстала элегантная и очаровательная темнокожая женщина. — Мистер Торн, — поприветствовала миссис Забини. Она протянула ему руку. Том поцеловал ее. Краем глаза он заметил, что Гарри напрягся. Темные глаза миссис Забини переместились на Гарри. Легкая усмешка коснулась ее рубиновых губ, — Я не знала, что он присоединится, — сказала она, обращаясь к Тому так, словно Гарри был подставкой для шляп. — Он настоял на том, чтобы приехать, — сообщил Том. — Да, — коротко подтвердил Гарри, его улыбка застыла, — Видите ли, мы напарники. Миссис Забини отступила в сторону, позволяя им войти, — Проходите. Могу я предложить закуски? — Нет, спасибо… — начал Гарри. — Да, — перебил Том, — Это было бы очень кстати. Сияя, миссис Забини проводила их в гостиную, ее прекрасная мантия развевалась над полированным полом. В кресле сидел высокий и очень смуглый мальчик. Когда они вошли, он поднял глаза от «Ежедневного пророка». Том никогда не беспокоился о Забини. Они были сторонниками чистокровных, но им не хватало истинной убежденности, чтобы быть в его жестко контролируемой группе Пожирателей смерти, хотя на Блейза были надежды. Он показал отличные способности. В отличие от своей матери, Блейз только один раз взглянул на Тома, прежде чем переключиться на Гарри. Миссис Забини, занятая наливанием Тому бокала вина, не заметила холодного расчетливого выражения на лице сына. — Ваша репутация идет впереди вас, — сказала она, протягивая ему бокал, — Да ведь всего за месяц имя человека, о котором никто не слышал, звучит на устах каждой ведьмы и волшебника в стране. — Вы слишком добры, — заверил ее Том. — Торн. Вы родственник покойного поэта Севеста Торна? — К сожалению, нет. — Жаль, — сказала миссис Забини, хотя ее миндалевидные глаза сияли, — Я организовываю чтение некоторых из его любовных сборников. Думаю, с вашим голосом, они бы словно мед заливались в уши слушателей… Гарри громко прочистил горло, — Миссис Забини, мы надеялись, что нам разрешат посмотреть на работы Элладоры. Глаза миссис Забини, такие манящие при взгляде на Тома, стали омерзительными, когда она взглянула на Гарри, как будто он был слизняком, которого она хотела раздавить. — У нас с Гарри есть разногласия, — плавно перебил Том, — мы надеемся, что вы поможете нам прояснить ситуацию. Он считает, что работы Элладоры были созданы из обычного стекла того времени, но я утверждаю, что великий художник создал свое собственное, с секретным добавлением измельченных соленых жуков для улучшения замысловатых цветов и узоров. Мы как охранники этих работ не смогли полностью ими восхититься. Миссис Забини смягчилась. — Конечно. Кто я такая, чтобы прятать искусство моей прабабушки от человека, который их спас? Следуйте за мной.

-

Гарри оценил способность Тома поместить их в одну комнату с работами, но нужно ли ему так сильно втираться к ней в доверие? Должен ли он позволить ей обвить его руку своей и шептать, Мерлин знает что, ему в ухо, когда их вели вниз по лестнице? Блейз, молчавший со скучающим видом, решил присоединиться к ним, степенно шагая рядом с Гарри, и Гарри задумался, был ли флирт с незнакомцами настолько обычным явлением, что Блейз стал невосприимчивым к смущению действиями своей матери. На этот раз Гарри захотелось показаться таким же безразличным. Том и миссис Забини остановились перед каменной стеной. Леди постучала палочкой по стене, в которой тут же появился дверной проем. Гарри и Блейз последовали за ними внутрь. Комната сильно напомнила ему хранилище Гринготтса: артефакты и сокровища были сложены от пола до потолка на прочных полках. В центре комнаты стояли семь оставшихся работ Элладоры. Хотя Гарри заметил полдюжины очень опасных и темных объектов, он даже не сделав шага ближе, сдерживая себя. Работы Элладоры были важнее. Том и миссис Забини стояли перед куском яркого золота, стекло которого имитировало брызги и пятна. Они метались, как золотые рыбки по красному морю. — Вы совершенно правы, — мурлыкнула миссис Забини, — Большинство людей не думают о соленых жуках. — Я не похож на большинство людей, — улыбнулся Том. Он самодовольно взглянул на Гарри, — Похоже, ты должен мне десять галеонов. — Забавно, — размышлял Гарри, — Я не помню, чтобы ты ставил на что-нибудь. Хихиканье миссис Забини и то, как она слегка сжала руку Тома, заставило Гарри захотеть сделать то, о чем он будет сильно сожалеть. Итак, он повернулся к ним спиной и посмотрел в Ничто. Витражное окно выглядело таким же, как и в первый раз, когда он увидел его: черное на черном. То, как свет падал на острые осколки стекла, вызвало у Гарри сильное головокружение, как если бы он стоял на краю пропасти. Как он сможет определить, осталось ли то существо внутри? Пытаясь сделать голос как можно ровнее, Гарри произнес, — Вы заметили что-нибудь странное в работах Элладоры с тех пор, как забрали их из музея? Есть ли какие-либо повреждения? — Нет. Все благодаря Томасу Торну, — проворковала миссис Забини. Случайному зрителю это было бы трудно заметить, но Гарри узнал жесткость плеч Тома и предупреждение в его взгляде: он ненавидел каждую секунду подхалимажа миссис Забини. Внутри Гарри разгорелась мелкая радость. «Так тебе и надо» — подумал он. — То есть, вы не заметили ничего необычного? — настаивал Гарри. — Мы с мамой были за границей с тех пор, как они были возвращены, — сообщил Блэйз, — Мы вернулись только вчера вечером, как раз вовремя получили письмо мистера Торна, — Его темные глаза сузились, — А почему ты спрашиваешь? — Просто спросил, — пожал плечами Гарри, оглядываясь через на сложенные вокруг них реликвии. Он почувствовал спиной, будто кто-то наблюдает, что было странно, поскольку они были совсем одни. Возможно, у Забини был домашний эльф. — Ну, вы их увидели, — оживилась миссис Забини, — Блэйз проводит вас, Поттер, — Она притянула Тома ближе, ее улыбка сияла, — Мистер Торн, я обязана узнать о вас больше. Вы не человек, а загадка. Гарри не мог придумать никакого оправдания, чтобы остаться. Ничто было абсолютно нормальным, и он не собирался пытаться войти в него, чтобы убедиться, что в нем все еще обитает какая-то истощающая магию сущность. Он был уверен, что Забини заколдуют его еще до того, как он коснется стекла. — Ты идешь? — посмотрел он на Тома. — Позже, — кивнул Том, говоря, как если бы Гарри был ребенком, который мешал взрослым. «Хорошо» — подумал Гарри, скрипя зубами. Какое ему дело, если Том флиртует с Камилой Забини, пьет вино, ест клубнику и занимается черт знает чем еще? Они могли спать вместе, и вообще заниматься всем, что их душа пожелает. Он попытался последовать за Блейзом обратно к лестнице, когда что-то краем глаза привлекло его внимание. Он отреагировал не задумываясь. — Ступефай! Яркий красный луч выстрелил из его палочки, но существо почти не замедлилось. Оно бросилось на него, с грохотом сбив с пути доспехи. Блейз в шоке закричал, и Гарри едва успел отскочить, когда тварь промчалась мимо. Он развернулся, и миссис Забини завопила, увидев чудовище. Гарри сразу узнал его, хотя оно выглядело совсем иначе, когда он заметил его, наполовину скрытого за объемным розовым платьем Полной Дамы. Оно больше не было маленьким и костлявым. Его скелет выглядел прочнее, и теперь он возвышался на восемь футов, а его длинные руки почти касались земли. Линия острых как бритва шипов торчала из его спины. Глаза по-прежнему отсутствовали — две впадины на его ужасном лице, но Гарри чувствовал, так же, как в Карсереме, что он мог его видеть. Его зияющий бесформенный рот расширился, открывая черную дыру. — Что это за фигня? — в ужасе воскликнул Блейз. Комната была слишком маленькой для сражения. Реликвии рухнули на пол, когда его рука потянулась к Гарри. Удар электричества заставил Гарри вскинуть щит. Потрескивающая молния словно длинная яростная веревка выстрелила из палочки Тома, окружая существо. Рывком палочки Гарри расширил щит до остальной части комнаты, защищая другие объекты от заклинаний Тома. Позади него Блейз схватил свою мать и торопил ее подняться вверх. Дверь наверху с лязгом захлопнулась. Существо не двигалось. Окруженный кольцами молний Тома, он изучал их с почти отстраненным любопытством. Он поднял один из своих невероятно длинных пальцев и коснулся одного из них. Тут же потрескивающая белая молния исчезла, дым заклубился в воздухе. — Что… — Том поднял палочку, когда существо сделало то же самое, указывая на них рукой, каждый палец был подобен копью. — Берегись! — Гарри взревел, схватив Тома, когда в них полетел энергетический шар, взорвавшись, как бомба. Они врезались в одну из полок. Гарри почувствовал, как его щит исчез, когда волосы на макушке опалились. В ушах звенело. Вокруг них посыпались обломки дерева и глиняной посуды. Воздух пылал жаром, огонь уже распространился, охватывая все куски дерева и ткани на своем пути. — Агуаменти! Под чарами Гарри огонь немного утих. Он обернулся, но существо уже исчезло. Почему оно ушло? Куда бы оно направилось?

-

Вокруг него падали артефакты. Урна разорвалась, покрывая его пылью, заполняя ноздри, щипая глаза, затуманивая разум. Он почувствовал запах дыма. Вдалеке он услышал, как кто-то выкрикивает заклинание. Это был очень знакомый голос, но он не мог определить его. Неуверенно он поднялся на ноги, под его ботинками хрустнуло стекло. Где он? Выглядело помещение так, будто произошел взрыв. Это был не подвал в поместье Малфоев. — Том, ты в порядке? Его глаза расширились. Он увидел перед собой черноволосого юношу, который карабкался к нему через опрокинутый шкаф. Поттер. Губы Волдеморта скривились, — Авада… Поттер замер. Его глаза за очками стали огромными. Он нырнул за статую, смертельное проклятие чуть не задело его. — Том! — яростно крикнул Поттер. Волдеморт почувствовал, как глубоко внутри закипает злость. Он взмахнул палочкой и направил ее на землю. Весь пол сотрясался, каменная кладка трескалась и вздымалась вверх, ударная волна двигалась прямо к Поттеру. Но тот снова отпрыгнул с дороги. — Экспеллиармус! — Круцио! Заклинания срикошетили. Как посмел Поттер называть его этим гнусным именем. Он поднял палочку, но Поттер умело атаковал, и хотя Волдеморт блокировал все проклятья, он был вынужден отступить. Он наступил на что-то, скатившееся ему под ноги, и дернулся, на мгновение потеряв равновесие. На долю секунды Поттер ослабил свой натиск, но Волдеморту этого хватило. Яростным ударом блестящая веревка сорвалась с его палочки, обернулась вокруг ноги Поттера, и с криком удивления Поттер рухнул на землю. Победа текла по его венам, он нацелился на сердце Поттера… — Экспеллиармус! — Поттер снова закричал, и палочка Волдеморта вылетела из его руки. Рычание вырвалось из его рта, ему ни разу, ни разу не удавалось схватить мальчика. Он сделал выпад, хватаясь за палочку Поттера. Парализующее пролетело в нескольких дюймах от его лица. Вонзив ногти в запястье Поттера, он вырвал свою палочку. Сейчас Волдеморта не волновало, насколько это маггловский способ, он прижал Поттера к земле ногами и обеими руками обхватил его горло. Какая разница, как он убьет мальчика, пока это произойдет? До тех пор, пока проклятие его существования, наконец, перестанет дышать? Поттер попытался сбросить его, но Волдеморт оказался слишком тяжелым. Его пальцы царапали руки Волдеморта. — Том, ты под… заклинанием, — выдохнул Поттер. — Скажи это имя еще раз, — прорычал Волдеморт, сжимая сильнее. Ногти Поттера вонзились достаточно глубоко, чтобы пролить кровь, но Волдеморт не ослабил хватки. — Вспомни, — прохрипел Поттер, — когда… ты… поцеловал меня. Вспомни… когда мы… занимались любовью. С силой удара током Том вернулся в себя. Он дернулся назад, отпуская Гарри, и Гарри свернулся на бок, схватившись за горло и вздрагивая. Позади них раздался грохот, но Том не мог отвести глаз от Гарри, слишком ошеломленный и напуганный тем, что он чуть не сделал. — Гарри! Грейнджер? Почему Грейнджер здесь? Она спустилась по лестнице, Блейз Забини бежал за ней по пятам, чуть не споткнувшись о разрушенную комнату. — Гарри, что… — Мы… в порядке… — прохрипел Гарри, когда Грейнджер помогла ему подняться, — На нас что-то напало, но теперь оно… исчезло. — Что, во имя Салазара, это было? — потребовал ответа Забини. Гарри не встретился взглядом с Блэйзом, — Я… я не знаю. Но мы должны изолировать этот район. Новый отчаянный крик заставил всех повернуться и направить свои палочки. Это была Камила Забини. Она стояла на полпути вниз по лестнице, закрыв рот руками. — Работы Элладоры! — закричала она, — Что вы наделали? На том месте, где стояли семь оставшихся работ, были осколки дерева и стеклянный порошок.
Примечания:
Сопереводчик: Наконец-то я добила редактирование этой части) На самом деле, все, что я делаю до выкладки или чуть позже нее, лишь исправление самых, по моему мнению, выделяющихся ошибок, так что не закидывайте тапками🙏😘

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты