Путь шиноби Наруто Узумаки-Сенджу

Гет
NC-21
В процессе
2323
DeliDark бета
darkstel гамма
Размер:
587 страниц, 50 частей
Описание:
Что случится, если пятилетний Наруто Узумаки встретит на своем пути Цунаде Сенджу, которая усыновит его и поможет в становлении пути шиноби юного героя? Пройдите вместе с Наруто через увлекательную историю, наполненную приключениями с новой семьей, подругами и друзьями, чтобы увидеть, кем станет самый непредсказуемый ниндзя Конохи Наруто Узумаки-Сенджу.
Примечания автора:
Наруто Узумаки-Сенджу (над рисунком сам работал, хе, хе): https://vk.com/doc323397810_564599332?hash=beefaf96ca60beaab7&dl=09aedf0217f31a0a83
Озвучка (хорошее погружение в произведение):https://vk.com/away.php?to=https%3A%2F%2Fyoutu.be%2Fhl6zjvAvDGE&cc_key=
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2323 Нравится 3060 Отзывы 636 В сборник Скачать

Глава 47-Спасение.

Настройки текста
      Взор прояснялся постепенно. Сначала, бесформенной желтизной стали вырисовываться прямоугольники татами, следом, соперничая по яркости, белые листки стен. Солнечный свет отражался от пола и стен, в результате чего глаза немилосердно защипало. Слишком долго они видели лишь темноту, нужно немного времени, чтобы привыкнуть к нестерпимой яркости. Голова сильно гудит. Сложно собраться с мыслями. На задворках сознания бьётся настойчивый посыл. Забуза-сама!       Веки непроизвольно распахнулись. Теперь было всё равно, светло или нет, важно лишь одно — господин Забуза. Напротив кто-то зашевелился. Я подняла голову повыше, чтобы тут же встретиться взглядом с женщиной средних лет. Сразу вспомнилась недавняя стычка в лесу. Впрочем, только взглянув на татуировки, что украшали лицо, а также дикий вид, можно было признать человека — Цуме Инузука.       — Очнулась наконец? — громко спросила Цуме, кладя руку на спинку стула. Вместе со скрещенными ногами и прямой спиной, поза передавала спокойствие и уверенность в собственных силах. — Долго же ты приходила в себя.       Хаку пропустила мимо ушей слова куноичи. Её состояние не имеет ценности. Для неё, как верной последовательницы, значимо совсем другое.       — Забуза-сама… Что с Забуза-сама? Где он?       — Для пленной ты задаёшь слишком много вопросов, — проговорила Цуме, качая головой. Одноглазая чёрная собака в её ногах утробно зарычала. — С чего мне тебе отвечать? Как никак, ты — беглый ниндзя Скрытого Тумана; правая рука Забуза Момочи, что чуть не убил моего ученика. Между нами слишком большая пропасть, чтобы я шла на диалог.       Всё верно. Отношения между Скрытыми Деревнями всегда были натянутыми, но при враждебности и отличии устоев, традиций, имелась общая черта — ненависть к нукенинам. К беглым ниндзя никто не испытывал симпатии. Цуме Инузука с командой, помимо этого, пострадала от её и Забузы-самы рук. Она не ответит на вопросы.       — Верно мыслишь, — отметила Цуме, внимательно наблюдая за любой реакцией пленницы. — Советую заткнуться и без лишней необходимости не двигаться. Сейчас меня ничто не сдерживает. Твоя жизнь в моих руках.       Переживания за жизнь не было. Для ниндзя, жизнь — это служение господину. Словно меч, шиноби беспрекословно выполняет приказ хозяина. Если он ослаб, стал не нужен, дорога ему туда же, куда и ржавому, тупому оружию. Желание самолично прервать ставшую такой бессмысленной жизнь стало практически непреодолимым. Как верный инструмент, что перестал должным образом выполнять свою функцию, другого пути не оставалось. Только стремление узнать, что же случилось с Забузой-сама держало на плаву. От мысли, что господин пострадал или, более того, умер, сердце болезненно сжалось. Запястья крепко связаны, а в наблюдателях опытный ниндзя. Как сбежать? С каждой потраченной впустую секундой внутри всё холодело. Шанс в последний раз оказаться полезной господину таял на глазах. Если в течение дня ничего не изменится, дальнейшие попытки освободиться станут бессмысленны. Тогда останется лишь убить себя, благо, для бывшего члена отряда охотников, это не проблема. Для сломанного, бесполезного инструмента, подобная участь самая подходящая концовка.       От палочек с благовониями спиралью поднимался дымок. Расставленные вдоль кипарисовых колон, они наполняли комнатку приятным запахом, успокаивали мечущийся разум. Комната не щеголяла предметами роскоши или убранства. Две подушки, да аккуратненький столик, на котором стоял фарфоровый чайник и пара наполненных чаем кружек. За столом сидело двое. Первый — подросток с красными волосами и голубыми глазами. Загорелые руки парня нервно сжимали горячую кружку, словно набирались от неё тепла. Вторая — женщина с рыжими, лисьими ушами и с раскачивающиеся в завораживающем танце девятью хвостами. В отличие от собеседника, она спокойно сидела на мягкой подушке, изредка беря в руки чашку, чтобы сделать элегантный глоток. Красные глаза при этом изучающе вглядывались в человека, словно пытались узнать, о чём он думает.       Тишина между ними удерживалась довольно долго, пока парень, наконец, не выдержал и, скрестив руки на груди, проговорил:       — Благовония немного помогли привести в порядок мысли, но даже с ясной головой сложно придумать план. Цуме добрая, но при этом строгая. Мой лимит доверия у неё итак упал ниже некуда. Если я вот так появлюсь перед капитаном и попрошу немного поговорить с Хаку, повезёт, если отделаюсь парой затрещин. Необходима веская причина, чтобы Цуме согласилась на столь странную просьбу. И даже если она согласится, точно никуда не уйдёт… Хаку не станет со мной говорить в присутствии постороннего человека, — иронично улыбнувшись, Наруто задумчиво приложил к подбородку пальцы. — Никогда бы не подумал, что однажды придётся ломать голову над тем, как с кем-то пообщаться.       — Жизнь полна сюрпризов и загадок, — весомо сказала Кицунэ, переводя взгляд с джинчурики на красную ткань юкаты. Тонкий пальчик прочертил по шелковой материи линию, потом другую, отходящую от первой. — От того, что ты предпримешь в скором будущем, зависит многое. Судьба Хаку, твоя, возможно, Забузы, кто знает? Даже если всё удастся и ты обмолвишься парой слов с подручным Демона Тумана, неизвестно, как всё сложится далее. На вопрос же, каким образом уговорить Цуме оставить тебя наедине с Хаку, у меня ответа нет. Но есть пара предложений.       — Я тоже пришёл к кое-каким гипотезам, но они довольны зыбки, — с недавних пор, Наруто поклялся себе, что станет более самостоятельным. Полностью полагаться на ум демоницы он не собирался, но свежий взгляд на проблему со стороны, тем не менее, довольно важен. Потому, Узумаки-Сенджу в задумчивости нахмурил лоб и, старательно подбирая слова, продолжил: — Согласно учению Какаши-сэнсэя, у каждого есть шкала ценностей, мотиваций. Если твои интересы приносят выгоду, положительно влияют на то, что для человека важно, то последний склонен содействовать. Ну, это в лучшем случае. Нейтралитет — также распространённый вариант. То есть, нужно отыскать в моём желании поговорить с Хаку, выгоду для Цуме… Ками, думать в подобном ключе неправильно, словно я ищу нити для управления над близким человеком, даттебаё!       — М-м-м, не стоит переживать по этому поводу. Ты делаешь всё правильно, — демоница довольно сощурила глаза. Видимо, образ мышления подростка пришёлся ей по душе. — Посмотри на ситуации, как на партию в сёги, где в твоих противниках Цуме. У неё есть сильные фигуры, такие как статус джонина и капитана команды, но вместе с тем имеются и пустые клетки, место для твоих ходов. Нужно лишь подобрать правильные фигуры. Только так ты сможешь выиграть.       — Угу-угу. Правильные фигуры…       Параллель, что провела Кицунэ, прояснила некоторые аспекты. Отталкиваться стоило от того, что будущие действия должны играть на руку и ему, и Цуме; «фигурам», то есть мотивам поведения, важно встать на те «клетки», а именно ценности, чтобы для Цуме сложилось выигрышная картина. В сёги важно сохранять концентрацию и холодный ум. Позволишь себе расслабиться, посчитать, что полностью понимаешь действия противника, считай, проиграл. Необходимо осуществить всё так, чтобы капитан посчитал себя в выигрыше.       Неожиданно, идея молнией озарила ум Наруто. Парень вздрогнул, словно от слабого удара током, глаза же широко раскрылись. От демоницы не ускользнула перемена в джинчурики. Губы женщины медленно расплылись в хитрой улыбке.       — Неужели мой последователь смог придумать что-то дельное?       С новой решимостью в глазах, Узумаки-Сенджу посмотрел в хищные, узкие, словно игла, зрачки.       — Думаю, да. Пока точно не уверен, но если всё пройдёт как надо, я смогу поговорить с Хаку.       Солнечный диск вошёл в зенит и стал плавно спускаться к горизонту. В комнате с пленным за это время так ничего и не произошло. Девушка, свесив голову, безучастной куклой сидела с привязанными к балке руками. Её грудь плавно вздымалась и опускалась, но более она не проявляла признаков активности. Идеальный заключённый. Тюремщики Конохи дорого бы заплатили, чтобы их преступники вели себя также, но Цуме всё равно не теряла бдительности. Она представляла с кем имеет дело и знала, что может произойти, если с виду тихий нукенин вырвется на свободу. Именно поэтому вынужденное дежурство шло следующим образом: Куноичи Листа, поудобнее усевшись на стуле, не спускала глаз с пленницы, а та, совершенно не обращая внимания на неотступный взгляд, статуей полусидела-полулежала на полу. Подобные гляделки в одни ворота продолжались до тех пор, пока Куромару не приподнял остроносую морду и дёрнул ухом. Верный признак, что скоро наведаются гости. Слух не подвёл нинкена. По коридору раздались мерные шаги, на бумажных стенах показался крепко сложенный силуэт. Он твёрдым шагом дошёл до дверей и остановился.       — Цуме-сэнсэй, я могу войти? — раздался со стороны коридора голос Сенджу. — Есть кое-что важное, о чём мне хочется с вами поговорить.       Наруто редко обращался к ней с подобным уважением. Цуме не могла точно сказать, чем это было вызвано. Либо угрызениями совести за свои проступки, либо усатый генин старался подобным образом поддержать её статус лидера в присутствии посторонних. Куноичи так и подмывало тут же прогнать нерадивого ученика куда подальше, но серьёзный тон голоса Узумаки заставил её передумать.       — Оставайся снаружи, — Цуме плавным движением встала с сидения. Бросив последний взгляд на пленницу, она потрепала четвероногого напарника по холке. — Куромару, я отлучусь ненадолго. Пока меня нет, как следует проследи за нукенином Тумана. Если она предпримет что-нибудь глупое, разрешаю применение крайних мер.       Последние слова относились скорее к заключённой, нежели к ниндзя-собаке. Куромару далеко не в первый раз выпала роль смотрителя. Челюсть его не дрогнет на шее взбунтовавшегося врага, так что Цуме таким образом предупредила сообщника Забузы о том, чтобы та даже и помыслить не смела о побеге.       Куромару понимающе кивнул, после чего напряг мышцы и уселся живой статуей. Единственный глаз устремился в одну точку — на приспешника Забузы.       С приготовлениями было покончено. Джонин Листа прошествовала до двери и резко отодвинула ставню в сторону. Наруто Узумаки-Сенджу, приёмный сын прославленного саннина Цунаде Сенджу, а также глупый импульсивный мальчишка, собственной персоной. Рука зачесалась ударить по усатой физиономии, но женщина сдержалась. Не здесь. Она ещё успеет прибегнуть к физической расправе, если, конечно, это потребуется.       — Иди за мной, — коротко бросила Цуме.       Быстрым шагом она оставила позади коридор, прихожую, и оказалась на причале перед домом. В лицо подул освежающий морской воздух, а солнце тёплыми лучами прошлось по коже. На секунду задержавшись у входа, Цуме свернула направо. Куноичи осторожно перешагнула через верёвочные снасти, сети. Удостоверившись, что удалилась на достаточное расстояние от чужих ушей и глаз, она привалилась спиной к пустой дощатой бочке. Теперь всё готово. Ничто не мешает заняться нерадивым учеником.       — Наруто, почему ты встал так далеко? Подойди поближе, я не собираюсь с тобой разговаривать, крича, словно полоумная.       — Я-я бы с удовольствием… — с запинкой проговорил Узумаки, косясь на поблескивающий в руках капитана кунай. То, с какой непринуждённостью Цуме переводила взгляд с оружия, на него, немного пугало. — Только уберите, пожалуйста, кунай.       — Хм, хочешь, чтобы я избавилась от него? — женщина с сомнением нахмурила брови. Немного подумав, она умиротворяюще пропела: — Ну что же, я не против. Учитель не должен общаться с учеником посредством оружия, верно?       Подобные изменения в настроении капитана показались Наруто странными. Только дурак бы не заподозрил неладное. Словно кролик, окружённый стаей волков, он стал искать способы избежать худшего, но секунды промедления сыграли против него. Кунай, со вистом рассекая воздух, пригвоздил куртку Узумаки к столбу пирса. Смущённый подобным развитием событий, подросток не успел отреагировать на подскочившего сэнсэя. С дьявольской улыбкой Цуме сцапала его за грудки и с лёгкостью подняла в воздух.       — Ты совсем охренел?! Как только посмел явиться ко мне после всего, что натворил?!       Яростно тряся побледневшего Узумаки за одежду, куноичи пригвоздила парня к краю причала. Не обращая внимания на протесты ученика, она стала наклонять голову Сенджу всё ближе к поверхности моря, пока полностью не погрузила её в солёную воду. Руки генина отчаянно вцепились в доски и, казалось, у Узумаки появился шанс выбраться из водяной ловушки, но Цуме ловко подцепила лежавшую рядом верёвку, после чего скрутила жертву в трепещущий кокон. Когда подёргивания ученика стали особенно отчаянными, куноичи смилостивилась и позволила Наруто глотнуть воздуха.       — Применил на всех нас гендзюцу! В одиночку смылся сражаться с противниками, что такому молокососу как ты, не по зубам! Подверг членов команды и семью нанимателя опасности! Из-за тебя, мне пришлось разгребать огромную кучу дерьма!       Каждый свой выкрик Цуме сопровождала новым сеансом «погружения». Когда виновник всех проблем по цвету сравнялся с синим небом, куноичи откинула парня на спину и уселась тому на живот, тем самым лишая любого шанса на побег.       — Ты представляешь, как Хокаге отнесётся к твоим фокусам?! На нас, ниндзя Конохи, лежит ответственность за защиту страны Огня, каждый из нас олицетворяет её мощь и уверенность в собственных силах. Другие Скрытые Деревни именно по нам оценивают боеспособность государства. И что же получается?! Один из самых потенциальных шиноби нового поколения ведёт себя как последний кретин! Скажи, для тебя наша миссия что, игра?! А кто же тогда в твоём представлении товарищи, я? Просто знакомые? Те, чья смерть ничего не значит?! Если это так, я не позволю тебе состоять в рядах команды номер семь!       — Это не так.       — Что ты сказал, я не расслышала?       — Это не так! — гневно воскликнул Наруто, испепеляя взглядом нависшего над ним капитана. — Ты не права, даттебаё! Все вы: Мидори, Сакура, Куромару, ты, Цуме, каждый из вас мне очень дорог! Почему, думаешь, я наложил на членов команды гендзюцу?! Почему, словно безумец, бросился в изначально проигрышный бой?! Да, изначальным мотивом служило спасение заложника, которого на самом деле не существовало, но я также стремился избавиться от угрозы! Я бил, разрушал, уничтожал… воспользовался силой Кьюби для того, чтобы обеспечить близким людям безопасность!       — И что же, к чему это привело?! Добился ли ты желаемого?! — спросила Цуме, с большим пылом принявшись наседать на подростка. — Получилось ли с помощью демонической силы одержать победу?! Счастлив ли ты, что, в порыве заботы, подавил в себе человеческое начало и стал не более, чем обычным монстром?!       — Конечно же нет! — закричал Наруто, не замечая, как из прокушенной губы потекла струйка крови. — Я вёл себя, как последний недоумок! Считал, что достаточно силён, чтобы совладать с любой проблемой, но я ошибался! Если бы тогда, на мосту, рядом был невероятный Пронзающий Клык, ловкий, удивляющий изобретательностью ум и сносящая всё на своём пути волчица, всё сложилось бы куда лучше!       Обессиленно стукнувшись затылком о нагретые солнцем доски, Наруто закрыл глаза.       — Я не должен был относиться к членам команды, как к статуэткам из хрусталя, ведь в итоге, самым «хрупким» оказался как раз таки я.       С сомкнутыми веками, Наруто куда острее слышал, как волны бьются о столбы причала, а чайки, пролетая мимо, машут крыльями. Ощущая себя крайне смущённым, парень искал любую возможность отвлечься от той откровенной речи, что он только что прокричал. Узумаки сгорал от стыда, а потому не заметил, как на живот ничего не давит, а до того связанные руки и ноги, свободны.       Приоткрыв глаза, Наруто увидел, как капитан с довольной ухмылкой стоит к нему вполоборота и смотрит на море. Почувствовав на себе взгляд, Цуме неверяще покачала головой.       — Ками, что же за глупый ученик мне попался… Пока можешь выдохнуть, но знай, самое сладкое ждёт тебя после возвращения в Коноху. Уверена, Хокаге придумает для тебя достойное наказание, — повернувшись спиной к Сенджу, куноичи бросила: — Как бы ты быстро не восстанавливался, отдохнуть не помешает. Приказываю идти и ложиться спать, пока я буду отсиживать задницу и следить за девушкой, что ты спас.       Как и многие новички, Узумаки-Сенджу шёл по дороге жизненных проб и ошибок. Оступался, но, главное, набив шишку, менял направление на более правильное. Видимо, вколачивать нравоучения с помощью грубой силы сегодня больше не придётся. С этой мыслью Цуме направилась обратно в дом, как сзади вдруг раздался вкрадчивый голос:       — Цуме, я тут подумал… Из-за моих ошибок может пошатнуться статус ниндзя Конохи, а также твоё положение джонина. К сожалению, я не могу изменить то, что натворил, но я постараюсь это исправить. У меня есть план, как этого достичь.       Представительница клана Инузука скептически приподняла бровь и на каблуках развернулась к Наруто.       — Сомневаюсь, что генин способен на великие задумки, но я, по-крайней мере, выслушаю. Кто знает, может, твоя идея пойдёт на пользу деревне… Выкладывай.       — Отношения между Конохой и Деревней Скрытой в Тумане довольно натянуты. — начал издалека парень. — Я не имею представления, какую политику Хокаге ведёт в отношении Ягуры, но если у Третьего появятся сведения, имеющие ценность для чужой страны, это выгодно скажется на положении Конохи.       — И эти самые сведения ты предлагаешь добыть у Хаку, — перебила Цуме. Со снисходительным выражением лица она махнула рукой. — Нукенин и словом не обмолвится, если разговор не касается Забузы, так что забудь.       Наруто с чуть покрасневшим лицом почесал щёку.       — Это ещё не всё. Как вы знаете, во время миссии я вёл себя излишне сострадательно. После случившегося, для помощника Забузы, девушки, что, оказывается, изображала из себя парня, я стал что-то вроде добряка и излишне доверчивого человека, склонного помогать другим. Есть шанс, что со мной она будет вести себя более открыто.       — Ага, и это ни капли не подозрительно. — с фырканьем произнесла Цуме. — Капитан отряда приводит к тебе дурачка-простофилю, позволяет поговорить по душам, а сама скромно сидит в сторонке. Выглядит очень странно, согласись? И с чего ты взял, что Хаку тебе что-то сообщит? Единственный рычаг для воздействия на нукенина — это Забуза. Собираешь торговать информацией?       Наруто внимательно выслушал доводы учителя. На особо удачно подмеченные факты он подтверждающе кивал головой, но это не пошатнуло его уверенности. Как только капитан закончил перебирать минусы плана, Узумаки с хитрой улыбкой произнёс:       — Цуме-сэнсэй, вы всё верно сказали, но при этом не учли одну важную деталь — Техника Иллюзии Допроса.       Наступило состояние оцепенение. Желание умчаться к Забузе-сама встречалось с невозможностью этого сделать. Возникал диссонанс чувств. Негодование на судьбы, из-за которой я не умерла, тогда на мосте, а выжила. Неопределённость о состоянии господина терзало душу. Беспомощность, невозможность освободиться заставляла чувствовать свою ущербность. Всё это сковывало похлеще оков, заставляло мёрзнуть в довольно тёплом помещении. Только бы пёс отвлёкся, зевнул или немного вздремнул, тогда я призвала бы свою силу и освободилась, несомненно бы одолела нинкена, и со всех ног побежала разыскивать хозяина. Но о подобном оставалось лишь мечтать. Пёс был предан делу, не позволял себе расслабиться даже на секунду. В коридоре вновь раздались шаги. Дверь открылась, и в комнату вошли двое. Цуме Инузука и Наруто Узумаки-Сенджу. Женщина мимоходом оценила обстановку, убедилась, что всё в порядке, после чего уселась на злополучный стул. Узумаки с обеспокоенно-сжатыми губами подошёл поближе.       — Планы изменились, — осведомила Цуме, накреняясь вперёд с «дружелюбной» ухмылкой. — Ты наверняка обладаешь важными сведениями о местоположении сообщников или баз с выкраденными у Мизукаге свитками, документами или деньгами. Даже если я где-то ошиблась, общий посыл ты уловила, верно? Мы можем поступить следующим образом. Либо ты рассказываешь всё на добровольной основе, и я делюсь информацией о Забузе, либо Наруто применяет на тебе дзюцу допроса. Советую выбрать первый вариант. По крайней мере, всё обойдётся «меньшей кровью».       Значит, Инузука решила вынести из положения наибольшую выгоду. Что же, всё верно. Для её деревни сведения, которыми я обладаю, могут оказаться довольно ценными. Как верный ниндзя, Цуме желает обеспечить Конохе стратегическое преимущество перед чужими странами. Вот только я не собираюсь идти у неё на поводу. Труды Забузы-сама не должны оказаться напрасными.       — Молчишь? Как знаешь. Я не испытываю к тебе гнева или ненависти, но раз ты не собираешься сотрудничать, у меня нет другого выхода. Наруто, приступай.       С проскользнувшей гримасой отвращения, Узумаки сел передо мной на корточки. Перед тем как осуществить приказ руководства, добросердечный парень нахмурил лоб и проговорил:       — Может, есть другой способ? Техника довольно болезненна, а состояние Хаку ещё нестабильно…       — Ты же видишь, что пленник не в восторге от моего предложения. На большее я пойти не могу. Помимо этого, у нас нет времени на многодневные беседы и уговоры. Скоро прибудут ниндзя Тумана, а мы отправимся в Коноху. Я не позволю нам уйти, так ничего не добившись.       Наруто обречённо вздохнул. Извини, что приходится проходить через подобное, но пытка человека ради деревни — обычное дело среди ниндзя. Такому сострадательному парню вроде тебя будет не просто, но ты справишься. Находясь спиной к сокомандникам, Узумаки незаметно дёрнул пальцем, потом ещё раз. Язык жестов. Читается такой посыл довольно просто. Согласно первому, Наруто не вербально сообщает, что не желает зла, второй же переводится как общение. Неужели Сенджу вознамерился воспротивиться приказу капитана? Что за непостижимый парень. Выражение его голубых глаз возымело во мне отклик. Довериться ниндзя чужой деревни — пример безграничной глупости, но иногда приходится рисковать. Как бы это не было противно моему естеству, я намереваюсь использовать спасшего мне жизнь человека, чтобы выбраться из заточения.       «Техника Иллюзии Допроса — дзюцу, применяемое для получения информации, путём воздействия на сознание допрашиваемого иллюзией. Под напором гендзюцу сознание затуманивается, сила воли человека ломается. При отсутствии контроля сознания на подсознание, все мысли и чувства человека становятся явными, читаемыми. Соответственно, врать или уклоняться от допроса он не в состоянии. Объект техники может оказать сопротивление на этапе влияния иллюзии. Чем крепче, устойчивее воля, тем успешнее противодействие дзюцу. Начинается сражение воли цели с волей пользователя Техники Иллюзии Допроса и, чем яростнее и настойчивее сопротивляется человек, тем больше у него шансов прекратить оказываемое на него влияние».       В те времена, когда Наруто старался освоить Технику Иллюзии Допроса, затвердил данные строки наизусть. Лишь при скрупулёзном подходе, после неисчислимых неудачных попыток, парню удалось в полной мере понять принцип дзюцу, но даже так он не забывал основы. Как оказывается, не зря. Перед Наруто стояла задача видоизменить технику допроса, сделать её более податливой, нацеленной на проникновение в подсознание. Так как осуществить прорыв в дзюцу следовало за очень короткий срок, подросток задействовал весь свой внутренний резерв. И хоть в подсознании время шло куда медленнее, Узумаки сомневался, получится ли совершить столь трудный шаг. В отличие от прошлых тренировок, практиковаться Наруто мог лишь на могущественной духовной сущности, чей жизненный опыт явно перекрывал его. Конечно, проникнуть в подсознание Кицунэ не удалось, но уловить, понять, как воссоздать новое дзюцу получилось. Вот только он сомневался, насколько хватит его контроля.       С глубоким выдохом Наруто направил чакру в сторону Хаку. Оставалось лишь молиться, что пленная правильно интерпретировала его намёк и не станет сопротивляться, иначе ничего из наспех придуманной затеи не выйдет. К неописуемому облегчению героя, Хаку не оказала агрессии. По крайней мере, сознательной. Всё то, что делало нукенина личностью, наперекор воле хозяина противилось, не желало открывать свои тайны визитёру. Естественная реакция. Наруто был готов к сопротивлению. Парень мягко, но упорно увеличил напор. Ментальная усталость в результате данного шага усилилась в разы, но подросток не собирался сдаваться сейчас, когда он так близок. Когда казалось, что все попытки бессмысленны, а сознание потухнет, уйдя в забытьё, Наруто пересёк долгожданную «границу». Во тьме, что заполонила собой всё вокруг, засветилось окошко белого света. Чем ближе Узумаки подступал к нему, тем владения тьмы становились меньше, исчезали под атакой лучей. Мозаикой ничто испарилось. На смену пустоте пришла маленькая заснеженная деревушка. Вокруг царило запустение, заброшенность. Наруто с недоумением оглядел чёрные провалы покосившихся окон и покрытые льдом доски заборов. Подсознание Хаку оказало на подростка сильное впечатление. Он ожидал увидеть признаки одиночества, скорби, но реальность превзошло все ожидания.       С хрустом снега под подошвами сандалий, Наруто направился к небольшому холмику, единственному дому, где за рамой треснувшего стекла горел свет. Вежливый стук в дверь гулко разошёлся в тиши нелюдимого поселения. В такой давящей атмосфере запустения подросток не ожидал услышать приглашения, но оно, всё же последовало:       — Войдите.       Наруто схватился за холодную ручку и потянул её на себя. Как оказалось, внутри царил беспорядок, сравнимый с запустением снаружи селения. Опрокинутый дубовый стол, перевёрнутые стулья и разбросанные по полу кухонные принадлежности. Среди всего этого бедлама, на более-менее целой табуретке сидела Хаку. На подоконнике рядом с ней горела свеча, освещая полумрак дома. Карие глаза нукенина с настороженностью, долей любопытства, уставились на Узумаки. — Здравствуйте, Наруто-сан. Прошло не так много времени, как мы виделись. Признаться, не ожидала снова встретиться, но ваши навыки ирьёнина всё изменили, сделали это возможным. — Привет, Хаку. — со слабой улыбкой поприветствовал Узумаки-Сенджу. Парень подхватил лежащий стул и уселся у окна, напротив собеседника. — Хоть последняя встреча закончилась не лучшим образом, я рад снова тебя видеть. — Неужели? — с ноткой непонимания спросила Хаку, наклоняя голову на бок. — После того, как я чуть не стала виной вашей смерти, вы рады меня видеть? Что же вас так обрадовало во встрече со мной?       Наруто скосил глаза в сторону и противоречивым голосом произнёс: — У меня скопилось много вопросов. Было бы жаль, если единственный человек, способный на них ответить, умер.       Подобная реакция удивила девушку. В замешательстве, она широко раскрыла глаза, после чего закрыла рот ладошкой. — Хи, хи, хи. Наруто-сан, либо вы совершенно не умеете врать, либо не прилагаете достаточно стараний. — Отсмеявшись, Хаку посмотрела в окно. Улыбка тут же сошла с бледного лица. — Как вам удалось воссоздать эту иллюзию? Сказать по правде, мне не доставляет удовольствия здесь находиться.       Наруто отрицательно покачал головой и сочувственно ответил: — Это не иллюзия. В данный момент мы в твоём подсознании.       Ответ хоть и короткий, передавал довольно много. Ниндзя, как лиц, потенциально имеющих шанс оказаться в плену, обучали основам психологии. По тому, как Хаку удручённо сжала губы, стало ясно, что девушка поняла, что кроется за словами Узумаки. — Вот как… Впрочем, нет ничего удивительного в том, что моё подсознание выглядит столь непритязательно. Прошлое крепко держит всех нас, оставляет на каждом свои следы. — Что же с тобой произошло, раз прошлое оставило «такой» след? — Желая сделать вопрос более понятным, Наруто широко развёл руки. Спохватившись, парень выпалил. — И-извини, я затронул слишком личную тему… — Это так, но немного рассказать о себе человеку, что спас меня, небольшая цена за сохранённую жизнь. Хоть скоро она прервётся, я всё равно благодарна. — Хаку приложила ладонь к замершему окну. Лёд на стекле начал таять, показывая белые крыши осунувшихся домов деревни. — К сожалению, рассказ мой будет коротким. Я росла счастливым ребёнком в простой деревенской семье. Несмотря на бедность, я чувствовала себя счастливой. Папа с мамой любили меня, заботились. Всё шло хорошо, пока я не обнаружила, что умею управлять водой, а именно, придавать ей форму и превращать в лёд. Однажды я похвасталась маме своими умениями, но вместо похвалы, получила пощёчину. Я не понимала, почему мама так поступила. Она никогда прежде не поднимала на меня руку. Было больно, но сейчас, оглядываясь назад, я бы всё отдала, чтобы несчастья закончились на одной, жалкой пощёчине, но, увы, прошлое не изменить. Видимо, кто-то стал свидетелем моей силы, а потому отец вместе с деревенскими вернулся домой и убил маму. Следующей жертвой должна была стать маленькая девочка, но как вода тушит огонь, я подавила безумное нападение. Сила, что стала проклятьем, защитила и избавила от угрозы. Вместе с тем, из-за неё я осталась одна, никому не нужная, всеми презираемая. Последовавшие дни, недели, месяцы стали самыми ужасными. Чтобы выжить, пришлось забыть о любой гордости. Муки голода заставили драться с уличными собаками за объедки еды, а холод всегда следовал за мной, так как оборванная одежда ни капли не согревала. В какой-то момент я перестала бороться за жизнь. Зачем? Моя жизнь всё равно не имеет смысла, я никому не нужна. Я просто села на паперти моста и стала ждать, когда смерть смилостивится и избавит от страданий. Именно тогда и появился Он. Забуза-сама увидел в изнеможённом, грязном ребёнке что-то ценное, у меня же появилась причина существовать. Служа инструментом господину Забузе, я оказалась нужной, вновь ощутила себя счастливой. В порыве превратиться в идеальное оружие, я старалась стать самым лучшим ниндзя. Шаг за шагом я постигала тонкости ремесла шиноби, вступила в ряды охотников, незаметно для шиноби Тумана освоила тонкости управления льдом. Когда мой уровень мастерства достиг требуемой отметки, Забуза-сама вознамерился захватить власть в деревне Скрытого Тумана. Уже тогда в разных частях страны стали подниматься волны мятежа и господин в поднимающейся смуте стремился занять достойное ему положение — пост Мицукаге. Благодаря тайному ходу, нам удалось подступить к Ягуре достаточно близко, чтобы нанести смертельный удар. Правление Четвёртого Мицукаге должно было кончиться тогда, но джинчурики Трёххвостого оказался сильнее. С горьким вкусом поражения и статусом ниндзя-отступников нам пришлось бежать из деревни. До сих пор мы делали всё возможное, чтобы вернуться и уже наверняка одолеть Ягуру. Если бы по воле судьбы наши пути не пересеклись, наша цель имела бы шанс воплотиться реальностью. Теперь, я даже не знаю, что случилось с господином. Больше всего на свете, я хотела бы услышать, где он и всё ли с Забузой-сама в порядке…       Наруто, затаив дыхание, слушал трагичную историю девушки. Такое странное, парадоксальное поведение Хаку окрасилось в новые краски. Не исчезающая даже при улыбке печаль в глазах, теплота по отношению к Забузе, а также самоотверженное пожертвование собой ради защиты Демона Тумана. Всё это вмиг стало понятным. Девушка, пострадавшая от людской жестокости и глупости, долгое время проведшая одна, повстречала того, кто стал для неё ценнее жизни. Как человек, прошедший через похожие испытания, знающий долю изгоя и презрения, Узумаки-Сенджу понимал, как дорога семья, любовные узы, друзья. — Я не присутствовал, когда охотники Тумана схватили Забузу, но, судя по словам товарищей, он жив. — с противоречивым выражением лица Узумаки наблюдал за тем, как девушка облегчённо приложила к груди руку и слабо улыбнулась. То, что у неё на душе стало легче, приятная перемена, но всё же…– Хаку, скажи, ты ведь неспроста закончила рассказ на своём господине? И то, что ты не сопротивлялась действию техники, также несёт в себе какой-то умысел, я ведь прав?       Наруто старался учиться на ошибках, а потому вполне обоснованно сомневался в том, что Хаку не захочет воспользоваться подвернувшейся возможностью и не использует его в своих целях. Кицунэ-тян верно говорила. Нужно воспринимать ситуацию как партию в сёги. Поделившись с ним трогательной историей, девушка сделала свой «ход». Хоть Наруто и хотел помочь обладательнице улучшенного генома Лёд, между ними не должно быть недомолвок или обмана, иначе стремление улучшить положение пленницы обойдётся слишком дорого.       Нукенин Тумана замерла. Удивление, досада, отчаянная решимость на мгновение промелькнуло на её лице. Хаку спохватилась, надела маску непонимания, но было уже поздно. Посмотрев в ледяные, спокойные глаза Узумаки-Сенджу, она с досадой произнесла: — Вы не так просты, Наруто-сан, каким кажетесь на первый взгляд. Думаю, раз вы всё поняли, нет смысла и дальше играть актёрскую игру. — Куноичи вскочила со стула. Воздух похолодел, создавая благоприятные условия для увеличивающихся в размерах ледяных игл, чьи пики засверкали в направлении генина Листа. — Когда выйдем из подсознания, вы освободите меня и обеспечите отход, иначе я убью вас и ваших друзей!       Не обращая внимания на угрозы, а также острые, словно бритва, иглы, Наруто поднял руку и коснулся ближайшего ледяного образования. Ладонь прошла насквозь, так и не встретив препятствия. — Хаку, хоть я и нахожусь в чужом подсознании, действие Техники основано на создании иллюзий.       Что-то острое упёрлось в шею. Хаку осторожно повернула голову, чтобы встретиться с потеплевшими глазами Узумаки. — А также определении, что истина, а что ложь. Твоя история — правда, и чувства, вложенные в неё, тоже. Я понимаю, что ты хочешь встретиться с близким человеком, и сделаешь всё ради достижения цели, но это не значит, что я позволю использовать себя. — пальцы Наруто разжались и кунай со стуком вонзился в доски пола. Положив освободившиеся руки на хрупкие плечи девушки, Сенджу повернул её к себе. Наблюдая за тем, как Хаку шокировано приоткрыла рот, силясь что-то сказать, парень с широкой улыбкой добавил. — Я помогу тебе, но не как заложник, а как друг. — Ч-что? — Хаку неверяще отшатнулась назад. — Как ты можешь относиться ко мне, как другу?! Я обманула тебя, играла на твоих чувствах. Из-за меня ты чуть не погиб!       Наруто, сокращая расстояние, сделал пару шагов навстречу настороженной девушке. С всё той же теплотой во взгляде он игнорировал подступающий со всех сторон лёд. — Ты права, между нами не должно быть дружбы. По крайней мере, я не слышал о дружбе шиноби с нукенином. Обман, предательство, намерение убить. Всё это также плохо сочетается с понятием дружбы, даже наоборот, противоречит ей. — Узумаки неловко почесал затылок, но не отступил. — Но знаешь, слушая твой рассказ, я кое-что понял. На протяжении всей жизни у тебя не было друга, того, кто поможет и поддержит тебя. Кто знает, как бы всё сложилось, если бы рядом оказался подобный человек?       Чуть помолчав, Наруто с грустью вспомнил прошлое. Ненависть и озлобленность взрослых; дети, что сторонились и, подражая старшим, называли монстром. По какому пути он мог бы пойти, если бы не встретил Цунаде? Похоже, Наруто Узумаки-Сенджу родился под счастливой звездой, раз ему не выпала участь этого узнать. Хаку же так не повезло. — Я хочу стать для тебя этим человеком. — Узумаки с новой решимостью вновь положил руки на плечи вздрогнувшей пленнице. — Я постараюсь сделать так, чтобы твой рассказ здесь не закончилась. Если ты позволишь, я стану твоим первым другом, даттебаё! Доверься мне, и, я уверен, вместе мы найдём способ освободить тебя. Давай постараемся сделать всё возможное, чтобы история оказалась с хорошим концом!       Хаку не заметила, как из глаз потекли слёзы, а ощерившиеся ледяные шипы, треснув, распались на множество осколков. Всегда стойкая и неприступная, она никогда не нуждалась в поддержке и помощи, в друзьях. Почему же слова этого ненормального юноши нашли отклик в душе, почему в этот раз мысль о помощи ей не противна?!.. Один раз. Только один раз она согласится со странным предложением и если слова Узумаки окажутся ложью, она больше никогда не попадётся на подобную уловку.       Вытерев рукавом кимоно слёзы, Хаку с едва заметной, искренней улыбкой произнесла: — Хорошо, Наруто-кун, я поверю тебе.       Струя холодной воды приятно освежала. Видоизменённая Техника Иллюзии Допроса потребовала задействования всех интеллектуальных способностей, а потому голова гудела, виски немилосердно пульсировали. Склонившись над раковиной, Наруто наслаждался минутами покоя и блаженства. Жаль, что отдых продлится недолго. Нет, со стороны капитана приказов или поручений не было. Когда Цуме узнала, что её ученик смог выведать сведения о тайных базах Забузы, то с гордостью похлопала по спине и велела отдыхать. Конечно, Наруто с удовольствием бы улёгся под мягким одеялом и лёг спать, но на повестке дня стояла важная задача — помочь Хаку освободиться.       После продолжительного обсуждения, в результате которого отметались или принимались здравые предложения, постепенно сформировался план. Простой, но одновременно очень авантюрный. Отбить куноичи у охотников Тумана. Как бывший член данной организации, Хаку поделилась информацией о техниках, которые используют охотники, самых частых тактиках и стратегиях боя. Слушая нового друга, Наруто тогда в недоумении округлил брови. Оказывается, охотники владеют дзюцу дождя, что поглощает любую чакру противника, а также водяными хлыстами, способным проводить электричество. Одолеть группу шиноби, не используя ниндзюцу, гендзюцу, стихию Растений… Попадать под дождь точно не следовало, но даже так, оставалось ещё тайдзюцу и гендзюцу, верно? Интересно, способен ли странный дождь поглотить и чакру Кицунэ? «Не смей размышлять о моей силе в столь жалком ключе. — вклинилась в мысли героя Девятихвостая Лиса. Голос её сквозил недовольством. — Могущество Биджу слишком велико, чтобы использовать его в каких-то глупых экспериментах. К тому же, не стоит полагаться на мою силу, игнорируя собственные способности. Я не потерплю джинчурики, что только и может, что полагаться на возможности чужой чакры.» «Кицунэ-тян, я и не собирался.»       Наруто, мысленно, примирительно выставил перед собой ладони. Похоже, он немного увлёкся планировкой ответных действий на будущие атаки противника, раз, в итоге, дошёл до последнего средства — чакры Биджу. Конечно, рваться вперёд и доводить ситуацию до критической, парень не собирался. К столь опасной авантюре, через которую скоро придётся пройти, следовало подходить куда осторожней и тщательней. «Да, скорее всего так и есть. — Девятихвостая Лисица чуть помолчала. Узумаки закончил водные процедуры и начал вытирать сырые волосы полотенцем, когда она решила затронуть другую тему. — «Как я поняла, в ближайшее время за Хаку придут настоящие охотники. Согласно плану, ты «попрощаешься» с ней, после чего вернёшься в душевую и создашь травяного клона. Пока клон будет служить подменой настоящего Сенджу, ты отправишься вслед за охотниками и в момент, который покажется тебе наиболее удачным, в одиночку нападёшь на группу профессиональных ниндзя… Наруто, тебе не кажется, что план довольно поспешен?»       Надевая подаренную Хинатой резинку для волос, подросток нервно дёрнул щекой. «У меня слишком мало информации. Траектория и скорость передвижения охотников. Их количество и подготовленность. Было бы здорово обладать всеми этими сведениями. Тогда, я бы заранее расставил кучу печатей и ловушек, подготовил местность для боя, но увы, я знаю слишком мало. Конечно, можно было бы освободить Хаку раньше, пока она здесь, но даже при самом изощрённом, продуманном плане, пострадает честь Цуме. Как в деревне станут относиться к джонину, что не усмотрел за пленным? Миссия итак завершилась не лучшим образом. Я не хочу добавлять капитану ещё больше проблем.» «Но при этом собрался опять обмануть команду и в одиночку отправиться разбираться с неприятностями.» — вставила Кицунэ, но, заметив в отражении зеркала, как парень побледнел, чуть тише добавила. — «Я понимаю, почему ты так поступаешь. Ты стремишься помочь заблудшей человеческой душе, но сделать это вместе с командой невозможно. Цуме ни за что не согласиться идти вызволять ниндзя-отступника и тебе не позволит.» «Я и сам прекрасно осознаю, что нарушаю обещание. — Наруто неуверенно застопорился у двери. Взяться за ручку и выйти — дело нескольких секунд. Тогда почему же сделать столь простое движение так сложно? Парень потёр переносицу, стараясь тем самым чуть успокоить чувство вины. — «Да, я столь рьяно доказывал Цуме, что команда для меня не пустой звук, что теперь стану полагаться на товарищей, но в итоге поступаю так же, как и на мосту. Умалчиваю, опутываю себя секретами и, не обращая внимания на опасности, мчусь помогать. Но что ещё мне остаётся?! Рассказать команде о безумном нападении на охотников? Это же верный способ оказаться под непрекращающимся надзором капитана. Я не могу спасти Хаку, привлекая к операции кого-либо ещё. Выводы не утешительны. Хоть я и убедил Цуме, что изменился, на самом деле я остался прежним.»       С противоположной стороны, из коридора, послышался громкий стук во входную дверь дома. Вот и они. Охотники Тумана. «Нет, Наруто. Ты не прав. — Времени на диалог оставалось мало, а потому Кицунэ заговорила быстрее. — В прошлый раз ты вёл себя, исключительно полагаясь на чувства. Для тебя мир разделялся лишь на две стороны — белая и чёрная. Ты старался видеть в окружающийх лишь светлую часть, совершенно забывая о другой, более скрытой и тёмной. Для того Наруто поддержка команды была необходима, он хоть и действовал обдуманно, постоянно совершал ошибки, в результате чего его товарищи пострадали. Наруто же, которого я вижу сейчас, не делит мир столь детским образом. Он хоть и не исправимый добряк, всё же различает оттенки человека, способен бесстрашно посмотреть в лицо внутренней тьме человека и победить её. Разве не это произошло с Хаку? Не сомневайся в себе, только не сейчас. После того, как я стала свидетелем зарождения дружбы шиноби Листа и нукенина Тумана, ты не можешь так поступить.»       С каждым последующим словом демоницы потускневший огонь в глазах Наруто разгорался всё ярче. С выпрямившейся спиной парень схватился за ручку и уверенно потянул её на себя. «Спасибо, Кицунэ-тян. Может я и не смогу идти по пути ниндзя, беспрекословно следуя идеалам деревни, но я также и не отрекусь от тех моральных ценностей, что привили в Конохе. Сегодня я проведу бой один, но, возможно, завтра буду сражаться плечом к плечу с товарищами против непобедимого врага, кто знает? Чтобы не преподнёс новый день, я постараюсь защитить близких и помочь тем, кто нуждается в поддержке.»       Протопав по половицам, Наруто затормозил у выхода из дома. Охотники не теряли времени даром. Один из шиноби держал за конец верёвку, что опутывала запястья Хаку, двое других стояли по сторонам от товарища и не сводили прорезей фарфоровых масок с пленной. Члены седьмой команды меж тем устроились напротив шиноби Тумана. — Благодарю вас за содействие. Хаку Юки — преступник, что заслуживает самого сурового наказания. Уверен, Ягура-сама оценит благоразумное поведение шиноби Конохи.       Цуме искоса глянула на связанную девушку. Казалось, что в её глазах мелькнуло сочувствие. Попасть в лапы Ягуры, что прославился жестокостью по отношению к людям, обладающими уникальными техниками, не лучшая участь. Сакура с Мидори, обладающие некоторыми сведениями о стране Тумана, также поглядывали на пленницу с некоторой грустью. — Угу, вот и отлично. Не вижу больше причин вам задерживаться. Мы передали нукенина, так что на этом и попрощаемся.       Охотники не удостоили Цуме ответа. Молча развернувшись, они растаяли в темноте летней ночи. Столь поздно появившиеся, ниндзя быстро ушли. Шиноби Листа чуть постояли у раскрытой настежь двери. С уходом Хаку миссию можно считать выполненной. Неизвестно о чём размышлял каждый из товарищей Наруто, но никто не выкрикивал слова радости о завершении задания. С хоть и расслабившимся, но, всё же, напряжённым лицом Сакура закрыла дверь. Стараясь развеять обстановку, из кухни выглянула Цунами и позвала гостей за стол, где уже красовались праздничные бутылки с алкоголем. Конечно, команда семь восприняла приглашение положительно. Все, кроме Узумаки-Сенджу. Парень пообещал, что скоро присоединиться, после чего помчался в уборную. Настала пора вслед за охотниками Тумана покинуть гостеприимный дом.       Передвигаться так, чтобы охотники не заметил присутствия постороннего, следовала тихо и на приличном расстоянии. Соблюдая меры предосторожности, троица часто меняла направление, а потому прыгать во тьме по веткам, находясь далеко от цели оказалось непросто. Благо, я активировал демонические глаза, что позволяли на фоне многочисленных синих огоньков животных видеть четыре особенно ярких точки. Итак, настала пора более активных действий. Скрестив пальцы рук, я создал теневых клонов. Согласно приказу, двойники воспользовались Техникой Перевоплощения и приняли облик шиноби Тумана. По внешнему виду клоны походили на злополучную парочку — Мейзу и Гозу, разве что не имели при себе перчаток с цепью, а также отличались друг от друга чертами лиц и причёской.       Взмах рукой и десять псевдо подчинённых Забузы разделились поровну и на большой скорости разбежались по флангам. Задачей клонов являлось нападение на охотников спереди. Пока ниндзя Тумана занимаются возникшими из лесной чащи неприятелями, я совершу атаку сзади. Просто, но довольно эффективно. Преимущество внезапности должно сыграть на руку. Всё пройдёт хорошо. Началось. Клоны бросились на три чакровые фигуры. Пора показать себя. Я изо всех сил напряг ноги и на максимально возможной скорости понёсся к месту схватки. Пока один охотник удерживал у шеи Хаку кунай, двое других умело размахивали водяными хлыстами. Клоны с попеременной успешностью избегали по себе попадания, но ниндзя Тумана выстрелили в отскочившую группу двойников молниями, в результате чего половина тут же исчезла в тумане. Всё это я мимоходом уследил, пока нёсся в воздухе навстречу первому противнику. Сжав кулак, я впечатал его в маску повернувшегося на шум охотника. С хрустом, фарфоровое изделие разлетелось на кусочки, а ниндзя безвольным телом впечатался в ствол ближайшего дерева. Второй резко повернулся ко мне. Шагнув вперёд, он запустил в меня хлыст. — Стихия Земли: Каменные Пули!       Отпрыгнув влево так, чтобы оказаться по свободную руку врага, я молниеносно прошёлся через Ручные Печати. Изо рта вылетели каменные образования. Защищённое жилетом тело позволило избежать охотнику смертельных повреждений, но часть «пуль» попала в ведущую руку и ноги. Ниндзя потерял опору и с шипением накренился. Я не упустил шанс закончить бой как можно скорее. В два прыжка я оказался около противника и с развороту ударил ногой грудь. Кубарем прокатившись по земле, ниндзя спиной погрузился в кусты и затих. Остался последний. Неожиданно, сверху начали капать капли воды. Сначала редкий, дождь стал невероятными темпами набирать обороты и вот уже сверху лил настоящий ливень. Только не это! — Стихия Молнии: Электрический Удар!       Возникшая из ниоткуда подмога запустила ветвящиеся синие заряды. Стихийное дзюцу громоотводом устремились ко мне. Словно в замедленном фильме, я кадр за кадром наблюдал за подступающими молниями. Ноги рефлекторно согнулись, оттолкнулись от земли, но посыл оказался слишком мал. Вся та чакра, что я выпустил, тут же поглотилась техникой врага, а потому прыжок оказался на удивление слабым. В следующий миг мышцы задёргалось в конвульсиях, в глазах заплясали синие искры. Кое-как я заставил голову повернуться набок. Сверху, на ветвях, стояло четверо охотников. Каждый из них сжимал в руках кунай с взрывной печатью. Чуть позади них виднелся последний из тройки, а рядом с ним Хаку. Девушка с ужасом в широко распахнутых глазах смотрела на меня. Заткнутый тканью рот перекосило в подавленном тканью крике. Словно возглас нукенина служил сигналом к атаке, подоспевшие охотники бросили кунаи. Заострённые наконечники оружия летели всё ближе. «Нет, я не сдамся! Я выживу!» Взор вдруг заволокло синим, а тело стало невесомым. За долю секунд пара рук крепко обернулась вокруг талии и утащило с линии поражения, прочь от проклятого дождя. Бах* Бах* Бах.* Оглушительный взрыв поднял облако пыли, но даже среди него я смог разглядеть яркие рыжие волосы, а также выглядывающий из-под чёлки зелёный глаз, изумрудным пламенем прожигающий охотников Тумана.
Примечания:
Здравствуйте, дорогие читатели.^-^ Первым делом хочу сказать: "Вот оно, продолжение. Ура!" Изначально глава была меньше и я мог выпустить её раньше, но потом подумал и пришёл к выводу, что закончить часть стоит с некоторой интригой, а потому перенёс релиз на чуть подольше. Благодарю Вас за терпение и понимание; за то, что не писали о моей чрезмерной медлительности. Теперь остаётся скрестить пальцы (не в жесте призыва теневого клона, оставлю эту привилегию Наруто) и надеется на то, что продолжение стоило ожиданий. Интересно, кто же пришёл на выручку герою?^~^
Как всегда с удовольствие ознакомлюсь с отзывами и отвечу на вопросы)
Поддержка автора: Сбербанк 2202 2011 4448 3787. Ваша поддержка материализуется в печеньки к чаю. Буду обогащать мозг энергией и с довольной улыбкой настраиваться на написание продолжения;)
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты