Hellbringer

Джен
R
В процессе
252
автор
VannLexx бета
Размер:
планируется Миди, написано 86 страниц, 7 частей
Описание:
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
252 Нравится 116 Отзывы 83 В сборник Скачать

Глава 5

Настройки текста
            Лич-страж безмолвно стоял, глядя в прострации изумрудными линзами. Он держал в руках гигантскую боевую косу разрушения с еще более массивным рассеивающим щитом. Невероятно тяжелое и большое оружие в руках обычных смертных не представляет особой опасности. Но для его новой, невероятно внушительной скелетообразной брони, механические руки которой не знают усталости, превращается в поистине самое грозное оружие некронтир. Само тело представляло совершенное оружие разрушения, устрашая и возвышаясь над обычными людьми, даже над более массивными перед людьми гвардейцами. Неудивительно, учитывая, что его рост превышал почти на двадцать сантиметров самого высокого человеческого стража…       - Он не очень высокий, - бесчувственно констатировал фаэрон, обходя вокруг молча стоящего лич-стража и анализируя структуру новой оболочки.       Неосознанно отмечал достаточно сильные отличия от обычного некрона, и вся разница заключалась не только в росте, но и во многих других более меньших различиях. Череполикая маска, которая заменила лицо, с ребристой грудной клеткой и руками, хоть и напоминали силуэт некронтир, были более округлыми и менее вытянутыми. Что больше соответствовало человеческим пропорциям, которые и так были очень похожими на его уничтоженный народ.       - Мне очень жаль вас разочаровывать, но на них и так уходит больше некродермиса, чем рассчитывалось…       Он моментально перевёл свой пылающий раздражением взгляд на говорившего Хакора, который сразу склонил голову в покаянии.       - Мой фаэрон, эти воины такие же смертоносные, как и ваша бывшая гвардия, - с максимальной убедительностью оправдывался криптек, слегка раздраженно поглядывая через некрона на расслабленно стоящего куратора проекта. Из-за своего безумия не сумевшего самостоятельно представить результаты многовековых экспериментов неожиданно прибывшему на проверку фаэрону. - По первому вашему приказу можно начать биотрансформацию и других…       - Нет.       Довольно громко прошипел недовольный аристократ, поравнявшись со слугой и грозно возвысившись над ним. Прервал любые дальнейшие предложения криптека, которые сейчас для всех присутствующих в помещении воспринимались довольно глупо.       Но слуга не мог озвучить более разумной альтернативы по безупречному переносу антиэмперийной ауры. Тогда он предложил воспользоваться аномальным сходством с некродермисом в процессе биотрансформации, показавший несравненно лучшие показатели за большинство обычных людей. После биокузни все нейронные связи парий безупречно сливались в новом металлическом теле, с вполне сохранившейся ясностью сознания.       Однако тратить самых верных и смертоносных воинов на переделку в безмозглых автоматонов - самое большое, предложенное расточительство ценных активов. У Гипериона даже не было мыслей отправлять людей под проклятие его народа. Но у него нет другого выхода. Обучение всем тактикам и стратегиям боя с постоянным подстраиванием под пользователя оснащением - слишком затратное дело. Даже оснастить несколько тысяч гвардейцев броней с оружием заняло непомерно много времени и ресурсов, которые никак не оправдались быстротечностью их жизни.       Еще раз взглянув на молчаливо стоящего криптека, фаэрон составил новый план. Он не стал медлить, чтобы передать по синаптической сети слуге, как и в первый раз после пробуждения, скрутившего ученого в фантомных судорогах.       Гиперион молча отошел, дожидаясь, пока из комплекса в яркой вспышке не исчезнет Хакор с прислужником, которые получив новое задание, без всяких возражений отправились его выполнять, чтобы еще больше не раздражать правителя. Но последний, оставшись в одиночестве с тремя гвардейцами, уделил уже внимание второму помешанному криптеку, скрывающемуся в тенях от аппаратуры.       - Ты за это время должен создать криптеков…       - О да, да, да... - на повышенных тонах соглашалась Интес, переходя на хохот. Но резко остановилась, с расфокусированным глазом взглянув на хозяина, чтобы продолжить говорить как обычный автоматон. - У криптека Хакора повреждена личностная анаграмма на тридцать семь процентов, протоколы управления работают с бессистемными перебоями. Возможность предательства тридцать три…       На короткий миг линзы сфокусировались на чём-то за фаэроном, что помогло вырваться из-под влияния диагностической программы, которая смогла захватить на короткое время контроль над вокализатором, озвучивая внутренние мысли. Триумф - от возможности сбросить конкурента с пьедестала власти.       - Его даже новые вложенные протоколы сломали... - расхохоталась помешанная, демонстрируя, что контроль над собой, мало чем отличался от припадков безумия. - Он даже не может напрямую отдать приказ на препарацию...       Новый дикий хохот прервался потоком статики, а хаотично вертящаяся глазная линза в мгновение застыла, а огонь в них померк.       Наблюдающий за этим Гиперион уже достаточно наслушался бредовых речей слуги, которая даже не поняла, что от неё хотят. Заставяла его сдавливать своей волей слабо контролирующий в своем безумии интеллект.       - Знаешь, почему я тебя ещё не уничтожил? - пессимистично спросил фаэрон и встряхнул криптека за диадему. Которая даже не поняла, когда хозяин вторгся в ее личное пространство, ломая сложные технологические чудеса, заключенные в традиционном статусном украшении. - Один криптек может начать требовать за свои бесценные знания слишком много. А если их двое, их можно уже контролировать…       Испугавшись за свою и так стоящую на грани гибели жизнь, Интес в согласии покачала головой, насколько это позволял стальной захват раздраженного аристократа. Она ещё питала надежду исправить причинённый долгим сном вред, и ей не хотелось так нелепо погибнуть, не испытав хоть раз наслаждения полноценной жизни.       - Люди не могут стать криптеками... - безапелляционно возразила учёная, полностью поняв, что от нее хотят. Однако под прожигающим взглядом, начала более конкретно объяснять, почему это невозможно. - Недостаточный интеллектуальный массив знаний для создания криптека. Невозможность понять более трех измерений…Маловаты познания в строении мироздания...Успешное выполнение приказа маловероятно...       Заранее зная одну из главных проблем, с которыми можно было столкнуться, фаэрон положил на пьедестал сферический кристалл, на котором в течение нескольких молчаливых минут безумная учёная разглядывала завораживающие, переливающиеся потоки энергий в темно-зелёной шаровидной оболочке, даже не начиная сканирования и так понимая, что это такое.       - Ты уже один раз копалась в нём, поэтому тебе не составит труда это повторить.       - Личностная энграмма Хакора...- не веря прошептала она, поняв, кому она принадлежит. - Возможность переноса знаний...Вероятность отделения личности крайне высокая…Но можно деформировать части личности подопытного для лучшего слияния сознаний...Создание отделов дублирования…       После высказанных, обрывистых предположений, помещение погрузилось в несколько молчаливых минут. Тогда Интес смогла обдумать всю ситуацию, и понять, нужно ли ей вообще ввязываться в тайные схемы правителя. Однако она осознавала, что от любого решения ей грозит смерть. Полное забвение. Как от невероятно мощного аристократа, так и от мстительного конкурирующего криптека.       А зная природу фаэрона, который скорее всего уже имел еще один план реализации своих замыслов, уже без её помощи. Это может занять в разы больше времени и сил, но эту интригу доведут до конца. Всё-таки именно они в своей недальновидной слепоте сделали почти все инструменты для этого.       - Это было бы жестоко…       Метафизическая боль по всему телу прервала жалобное предостережение. Гиперион уже начал сердиться, пользуясь еще одним подчиняющимся протоколом, чтобы унять прихоти слуги.       - Ты это сделаешь, несмотря на свои желания.       - Да, мой фаэрон. - Покорно согласилась Интес, не имея никакой возможности бороться с протоколами, которые тайно вложил во время биопереноса один из конкурирующих криптеков.       Она и сама этим занималась, одновременно поднимаясь в иерархии династии и устраняя возможных конкурентов. Из-за чего у фаэрона буквально за несколько десятилетий войны в небесах не осталось противников в собственной династии.       - Я лишь сосуд вашей воли…       Удовлетворенный ответом Гиперион отвернулся от слуги, взглянув на парящие рои скарабеев, непрерывно работающие в биокузне.       - Мой фаэрон... - неуверенно начала безумная особа, даже сама понимая, что это не самый лучший план. - Согласно лучшим прогнозам, все добровольцы после переноса будут иметь отличные от нас психоаналитические матрицы... Они будут думать по-другому, выполнять задачи по другому…Даже задумываться о сепаратизме...       - Ну и хорошо... - тихо прошипел аристократ, ближе склонив голову к нервирующей Интес, которая всё более паниковала от непростительной фамильярности. - С бунтовщиками я сам разберусь.       Он отбросил от себя зажатую в металлических руках голову, от чего криптек почти рухнул на пол, и лишь в последний момент сумев удержать равновесие с помощью скипетра. Гиперион сразу подошёл к межпространственным вратам, исчезая во вспышке фазового перемещения.       Уже за пределами комплекса, под ярко светящимся солнцем, древний титан дожидался, пока за ним из врат не выйдет Птолефон. Один из самых верных и опытных гвардейцев, который уже не один десяток лет следил за неисправным криптеком, мешая проявляться её психозу во время выполнения задач и в случае необходимости филигранно сбивая своей аурой функциональность сенсоров ученого.       - При проявлениях безумия силой отлучать от работы. - бесчувственно прочеканил новые приказы Гиперион, почтительно склонившемуся гвардейцу.       - Будет исполнено, мой фаэрон.       Спокойно переведя взгляд с услужливого слуги и зная, что эти слова точно не пусты, Гиперион взглянул на остатки его флагмана давно погибшей армады. Теперь он был не более чем удобрением для почвы, отравляя корризирующим некродермисом всё вокруг в пределах тысячи километров.       - Если будет существовать угроза проекту, уничтожить...

***

      Спокойные ветры разносили песчинки по бескрайним барханам, которые вообще никак не напоминали его прошлую обитель. Это могло быть и наказанием, а могло быть и вознаграждением. Это как люди говорили, неограниченная песочница для экспериментов. И у Хакора не было других задач, кроме постройки стазис склепов для парий. Хотя по его мнению это довольно странно.       Хотя Криптеку не очень хотелось это анализировать, уже отмечая оптимальный график строительства нового комплекса; чтобы у него оставалось максимально времени на свои эксперименты.       - Теперь вам не будут мешать раздражительные людишки, - с наигранным весельем заметил жрец Минмохт, подходя к раздумывающему некрону.       Хакор раздражительно посмотрел на слугу, который невозмутимо смотрел в ответ, ничего не выражая своим металлическим лицом. Хотя он понимал, что над ним просто потешается зарвавшийся в своей безнаказанности помощник, который даже в чем-то был прав, но не во всем.       - Ты-то остался, - с агрессивным намёком проскрежетал некрон, возвращаясь обратно к песчаным барханам и уже определив место базы. - Но ты прав. Этот изъян я могу впоследствии исправить.       Открыв на зрительной панораме новые подпрограммы, отдавая подконтрольным слугам новые синаптические команды. Затем он отправил прорывать песок, словно воду, огромных ониксово-черных каноптековых конструктов, больше напоминающих могильных сталкеров, в отличие от небольших пауков.       Выполнив, как он задумал всё, что от него сейчас зависит, криптек припал к песчаному бархану.       - Возможно мы вернемся в Сиене... - невзначай спросил жрец, проследив, как маленький скарабей, довольно комично сканируя песок, пытался рыть его своими лапками.       - У нас есть задание, - меланхолично отказал криптек, не отрываясь от анализа непрерывно посылаемых слугами потоков данных. - Я не намерен его прерывать.       - Или вы не хотите пересекаться с фаэроном?       С недовольством оторвавшись от своего занятия, Хакор сократил расстояние со слугой, вглядываясь своим изумрудным глазом в раздражающую маску.       - Я вообще ни с кем не хочу пересекаться, - недовольно прошипел он, после чего с рычанием понял, что его эмоции снова вырвались из под контроля, медленно отходя из призрачного личностного пространства слуги. - Не раздражай меня, человек.       Оторвавшись от молчаливой фигуры, некрон открыл перед своим мысленным взором недавно пришедшее сообщение, которое передал продолжающему молчать слуге, после чего сразу исчез в ярком сполохе.       - Мне это не очень нравится, - прошептал жрец в пустоту, окруженный лишь песчаными барханами без всякого разумного свидетеля, который мог увидеть разочарованность человека.       Не имея другого выбора, Минмохт также исчез в яркой вспышке, от недавно установленного криптеком фазового перемещателя.       Мгновенное перемещение по переданным координатам встретило густой тьмой с далеким мягким зеленоватым свечением линз скарабеев. Прожорливо поглощающих гранулы песка и камня, сразу конструируя обсидиановые стены в толщах камня. Выстраивая новый комплекс глубоко под песочными океанами Сахары.

***

      Множество изумрудных голограмм инфографиков быстро проносились миллионами строк информации, большинство из которых были данные проверочных энграмм стазис капсул; отмечая малейшие изменения в работе сложных механизмов и диагностируя показатели находящихся в стазисе объектов.       Безграничный владыка комплекса без особого интереса поглядывал на данные, которые только и подтверждали совершенство созданного им сооружения. С большим энтузиазмом он наблюдал за бликами от голограмм на гладком корпусе новой зверюшки. Позволял маленькому металлическому скорпиончику цепляться своими крошечными манипуляторами к его руке.       Бесполезная трата времени и ресурсов - от этой конструкции не было вообще никакого толку. Но криптеку было приятно создать это и наделить совершенным искусственным интеллектом, который мог полностью осознать себя и в полной мере понять ничтожность своего существования. Что его забавляло, даже веселило.       И приводило в ярость, от осознания кого он хотел заменить этой никчемной игрушкой. К кому он так привык, что уже не может нормально работать без самодовольного созерцания за ничтожными в своей ограниченности существами.Они стараются помочь, доказать, что они лучше, чем они есть в действительности.       На протяжении тройки лет, что для некронов было мимолетным мгновением, по прямому приказу фаэрона, тайный комплекс был построен. Специально сконструированный бункер для гвардии, которую он так и не смог возвысить до бессмертия, создать из неё совершенное оружие войны. Из-за его слабости главный козырь в войне оставалось лишь поместить в стазисные гробы, спрятав глубоко в песке. И ожидать лучшего времени, когда проблема с долголетием будет решена. Или во время отчаянных времён борьбы с поганящими реальность эмперейными ужасами.       Даже будучи в новой лаборатории, некрон продолжал возвращаться к алгоритмам биокузни, в каждую свободную минуту разбирая малопонятную биоманскую науку. Чтобы только разочарованно признаться себе, что это полностью против его научной компетенции.       Мысленной командой криптек свернул все голограммы, выводя единственную инфографическую панораму на пустующий пьедестал. Проект верфей, который он начал и который у него забрал аристократ, сам занявшийся наблюдением за рабочими каноптековыми конструкциями. Однако это не имело никакого значения, Хакор задолго до начала строительства внушил слугам все алгоритмы постройки.       Он вывел информационный поток, в котором проверял прогностические матрицы, пока не заметил изменения. От раздражении он даже бессознательно сжал руки в кулаки, случайно раздавив озлобленно грызшего руку хозяина конструкта. Избавил несчастный искусственный интеллект от продолжения никчемного существования.       Новые алгоритмы по оптимизации строительства верфей увеличивали производительность меньше чем на процент. Но сама вероятность вмешательства в его творение раздражала. У фаэрона недостаточно знаний, чтобы выполнить такую работу, тем более если бы и были, он не смог бы превзойти его запрограммированные алгоритмы. А тут смогли, что сразу заставило Хакора проверить базы данных. Однако, к его разочарованию, доступ в миг заблокировался, выбросив его сознание из внутренней сети звездных верфей.       Стряхнув металлические обломки скорпиона, которые сразу убрали скарабеи, вылетевшие из пазов в стенах. После чего не обратив никакого внимания, как его поврежденный проект, который он спустя некоторое время мог еще отремонтировать, быстро превращают в энергию. Криптек разжег в руке голограмму, отразив металлическое лицо слуги.       - Минмохт, для тебя есть новое задание...

***

      Каноптековый скарабей медленно подкрадывался, едва задевая крохотными манипуляторами пол. Однако ему это никак не помогло. Такой же небольшой скорпиончик в быстром выпаде металлического хвоста пробивает заостренным жалом противника, уничтожая центральный процессор и провоцируя полный церебральный паралич.       Пиршественному преобразованию поверженного противника в сырую энергию воспрепятствовал молча парящий на антигравитационных двигателях каноптековый паук. Он вырвал гравитационным захватом поврежденного скарабея из цепких манипуляторов иррационального конструкта, сразу начавший процесс починки. Одновременно с активными энграммами любопытства поглядывал на создателя, который в последнее время создал слишком много неправильных конструктов. Без рабочего назначения и каких-то рациональных преимуществ над другими рабочими, за которыми он присматривал. Но у паука не было активных программ самосознания, и в скудном уме паука не могло найтись запрограммированных алгоритмов действий. Из-за чего он продолжал беспрекословно выполнять заранее заложенную функцию, иногда восстанавливая скарабеев поврежденными лжеконструктами.       Хакор периферийным зрением наблюдал за своими рабами, отмечая особое любопытство каноптековых пауков к его экспериментам. Ему было почти безразлично, если бы не неприятные мысли о фаэроне. Ведь тот мог наблюдать через линзы конструкта за его начавшейся апатией.       Гиперион если и знал о его неудачных метаморфозных экспериментах, ничего не говорил, молча позволяя продолжать свою работу. Хотя Хакор даже удивился бы, если бы с ним связался аристократ.       Попытавшись ещё раз сосредоточиться на своей работе, криптеку всё же удалось отогнать тьму безрадостных мыслей. Он рассматривал показатели стазис капсулы, пролетающие неразборчивые потоки данных перед панорамным зрением собирались в подробные характеристики. За ними он и выбрался из своей лаборатории, не доверяя такой работы больше никому, кроме себя и единственного верного прислужника Минмохта. Однако последний сейчас отсутствовал, выполняя его поручения.       Застывший в умиротворенной позе гвардеец наслаждался своим своеобразным отпуском за энергетическим барьером стазис поля. И даже не догадывался, что над ним возвышался любопытный ученый, который несколькими командами начал процесс считывания воспоминаний с самых верхних слоев мозга человека.       Хакор был совершенен в создании искусственного интеллекта, но созданным конструктам всегда чего-то не хватало. Они не могли в полной мере осознать своего положения, пытаясь искать даже в самых абсурдных оболочках возможности для служения. Они были слишком послушными и преданными, чтобы осознать свое предназначение.       Недостающий элемент он начал синтезировать из последних воспоминаний людей. Чтобы его маленькие эксперименты начали поиск путей совершенствования или просто осознать и смириться со своей ничтожностью. Оба варианта ему нравились.       Хотя первый вариант состоялся лишь один раз. Тогда маленький конструкт смог взять под контроль встроенный преобразователь материи, впоследствии чего использовав его для синтеза дополнительных манипуляторов. Но завершить процесс не дал быстро настигнувший системный шок от осознания какой-то сокровенной истины, сжегший центральный процессор.       Закончив со своей работой, криптек отправился по темному коридору, остановившись лишь у огромного панорамного стекла на целую стену. Через него просматривалось гораздо большее сферическое помещение. Где бодрствовали несколько человек, полностью экипированных гвардейцев фаэрона. Над которыми парили каноптековые конструкты, доделывая их броню для беспроблемного погружения в стазис капсулы.       Полная экипировка перед сном была незначительной прихотью фаэрона или обдуманным планом, Хакор не знал и знать не хотел. Его мало интересовали главные объекты его задачи, которые и сами не особо интересовались некронским учёным.       Внимательно разглядывая, как справляются с заданием его слуги, криптек погасил реалистичную голограмму, отражающую помещение за стеной. Зачем ему уменьшать структурную целостность комплекса из-за своих незначительных капризов, всплывших в неподходящий момент планирования…       Уже ждавший в лаборатории жрец был подозрительно тихий, стоя за бликами перемещателя частиц. Можно даже сказать, что он прятался от наставника на самом видном месте. Что могло сработать из-за рассеянности криптека, если бы сам Минмохт не сообщил о своем возвращении.       Не произнеся ни звука, человек в быстром синаптическом контакте передал несколько файлов. Частички своей памяти с образами посещённой верфи, которые могли пролить свет на последние события.       Так и случилось, даже не рассматривая всех визуальных картин, криптек сразу понял, в чём причина аномальных событий. Он должен был злиться от того, что узнал, должен был уничтожать в праведной ярости всё построенное им же оборудование. Его предали, обманули, использовали...       Однако единственная эмоция, которая заполонила его нутро, это апатия. Хакор и раньше догадывался, что его используют, заставляя делать контролирующими протоколами все прихоти аристократа. Так как он в своей милости лишь недавно ослабил сверхмощные синаптические пути в его голове, как только последний пункт его коварного плана осуществился.       - Ты хорошо постарался, Минмохт... - бесчувственно похвалил помощника криптек, направившись к контрольной консоли.       Такой ответ слегка удивил, апатия наставника, его равнодушие до предательства. Жрец прекрасно знал, что из людей не могли выйти криптеки, если только не иметь под рукой необходимой базы знаний. Хакор потерял их вместе со всей исправной копией личности, которая была необходима в оптимизации работы головы.       - Вы не удивлены, наставник…       - Я догадывался... - также безэмоционально подтвердил подозрения некрон, несколькими быстрыми нажатиями активировав голограмму планеты. По ней он начал скользить придирчивым взглядом, ища необходимую информацию. - На месте Гипериона, я бы так же сделал.       - Я не понимаю вас, сир.       Оторвавшись от своего занятия, Хакор взглянул через плечо на растерянного жреца.       - Когда криптек зазнается, его меняют... - констатировал элементарный факт он, известный для всей придворной аристократии династии. - Это одна из главных причин возвышения криптека Интес…       Воцарилась тишина, в которой жрец больше ничего уже не желал спрашивать. Не видел смысла в глупых вопросах, когда и так все уже понятно. Простой и элегантный план фаэрона по созданию замены. Полностью реализован и выполнен самыми строптивыми криптеками.       Потерявшись не в самых радужных мыслях, Минмохт не сразу заметил протянутый к нему посох света, который верно служил криптеку не одно десятилетие.       - Я недостоин такой чести великий криптек, - растерянно проговорил жрец, почтительно склоняясь перед наставником.       - Не тебе судить об этом... - спокойно отрезал некрон с проскользнувшими агрессивными нотками. - Это и так не мой посох.       С ещё большей растерянностью жрец взглянул исподлобья на некрона, который так просто признает факт фальшивости одного из главных атрибутов власти.       - Но жрец Джехути отметил в трактатах, что именно этот посох был в вашем склепе.       - Он ошибся, - с ходу перебил взволнованного человека, после чего криптек более спокойным голосом продолжил. - Этот посох моего конкурента, который я забрал в качестве трофея... Из его мертвых рук...       После этого жрец всё-таки взял протянутый в дар жезл, который засвидетельствовал нового ученика древнего криптека, повернувшегося к загоревшимся в изумрудных энергетических потоках врат вечности, которые должны были перенести его в бывшую лабораторию.       - Этот трофей больше не имеет для меня ценности, - уверенно проговорил предвестник метаморфоз, обретя собственную цель существования, которой не было с момента пробуждения. А не химерное исполнение чужой воли. - И он никак не отражает моей сути... Моего конклава...       - Что вы собираетесь делать?       - Сохраню то, что по праву мое...

***

      Криптек Интес нашлась там, где всегда и была, в своей тёмной обители, глубоко под землей. Словно полдесятилетия, которые он отсутствовал, для нее и не существовало. Прячась от неодолимой энтропии и своих проблем с головой в мрачных тенях пещеры.       Самому Хакору не хотелось тратить ни минуты своего времени в этой выгребной яме, как и встречаться со своим безумным конкурентом. Однако у него были вопросы, ответы на которые в Сиене он не нашел. Лишь молчаливых стражей на каждом шагу, давя на него своей проклятой аурой, выражая всем своим видом недовольство его прибытием. Его присутствием в им же выстроенном городе.       Как и все предыдущие разы лаборатория безумца давила на сознание своей обреченностью. Каждая трещина на стене заставляла давно закрытые диагностические файлы заново включаться, сообщая о его собственных ошибках, о его неполноценности.       - Ты долго, - раздался глумливый голос из угла комнаты, полностью поросшего сталактитами.       Своеобразное короткое приветствие безумца, наполненное в каждом созданном звуке нотками скрежещущего металла. Что свидетельствовала о её неотвратимо ухудшающимся состоянии.       - Я вижу, тебе становится только хуже, - с смешинкой заметил Хакор, обернувшись к непроницаемой тьме, с которой чувствительные слуховые сенсоры определили источник шума.       Главный криптек нахмурился, рассматривая неестественную тьму, которая вероятнее всего создавалась с помощью специфического генератора. Использование теневика на такие глупые затеи для некрона было верхом некомпетентности.       - Ты меня ожидала? - всё-таки выдавил из себя вопрос, подавляя любые внутренние вспышки раздражения.       Ещё раз осмотрев неестественную тьму, Хакор принялся молча ждать дальнейших действий владелицы лаборатории. Но та лишь через десять долгих минут вышла из своего тайника.       - Не слишком ли безответственно приходить к безумцу без оружия? - ехидно протянула Интес, приблизившись вплотную к спокойно стоящему криптеку. - Или это твой способ не выплеснуть свой гнев?       - Есть причина на гнев? - с наигранным удивлением переспросил он, и сам поигрывая дурачка, чтобы сбить самодовольную спесь с нетерпимой конкурентки.       Она удивленно отступила, растерянно заметавшись циклопическим взглядом по помещению в поисках чего-то. Или возможно действительно успокаивая свою гордыню.       - А ты изменился…       - У меня нет времени на твои игры, Интес... - уже раздраженно прорычал главный криптек, понимая, что уже от такого безумца не получить ответы. - Мне нужны ответы.       - На какие вопросы? - быстро спросила она, всё же сосредоточив взгляд на собеседнике.       - Почему фаэрон не использует врата древних, - с нажимом проговорил некрон, ожидая знать ответ на вопрос, который мучил последние десятилетия. - Я прекрасно знаю, что они есть на планете.       Под прожигающим взглядом главного криптека династии Интес завертела в растерянности головой. Пока с одного из поврежденных сегментов памяти, который ещё недавно был полностью рабочим, не всплыл давно известный для неё ответ.       - Врат древних не существует... - с гордостью проговорила Интес, вытащив из памяти поврежденные воспоминания. Даже не понимая, о чем она говорит и даже не до конца осознавая, что она вообще говорит.       - Гиперион просто так тебе рассказал об отсутствии врат древних? - скептически прошипел криптек, раздражаясь от столь короткого ответа. - Ничего не утаил или обманул…       В ответ она просто молчала, никак не выражая свой скептицизм от недоверчивых вопросов древнего некрона. Просто переключившись на решение проблемы короткого помешательства, быстро блокировала несколько новых поврежденных сегментов мозга. Только по завершении своего внутреннего ремонта Интес продолжила более точно разъяснять, почти как настоящий некрон.       - Да... Просто сообщил об отсутствии на планете врат древних, - безэмоционально проговорила она, не ожидая новых злобных обвинений от старшего коллеги, и продолжила также безэмоционально говорить записанную в голове информацию. - Наш могучий хозяин даже позволил мне исследовать место предполагаемого размещения врат.       Не имея возможности до конца поверить в услышанное, Хакор отвернулся к неестественной тьме, ища какую-то логику в действиях могущественного интригана.       - Фаэрон, который есть сейчас, не тратит столько человеческих сил на раскопки целых горных хребтов в поисках призрачных врат... - продолжил говорить безумец, высказывая все свои наблюдаемые выводы по местам древних раскопок. - Тем более сил таких примитивных созданий, как люди.       Голова словно разрывалась под напором новых данных, множество всплывающих алгоритмов прогноза. Он не один раз обращал внимание через сенсоры каноптековых слуг, на заброшенные каньоны, о назначении которых мог лишь догадываться. Из-за банального отсутствия в памяти размещений по галактике входов в паутину, уничтоженных бесконечными циклами сна. Он не мог сопоставить это с возможным расположением дольменных врат или врат древних.       Однако с новыми знаниями в сочетании с предыдущими провальными поисками галактических коммуникационных маяков подбрасывало неприятные гипотезы. Какие только подтверждали худшие прогнозы, которые он высказал более семидесяти лет назад. И если фаэрон сам пришёл к такому выводу, значит всё это было новой хитрой интригой. Очень жестокий план по быстрому созданию армии с таким же простым устранением любых претензий криптека, дошедший до простой замены другим слугой.       - Даже если фаэрон не до конца верит в гибель династии Суенетх... - спокойно рассуждала Интес, слишком мягко вырвав собеседника из гнетущих мыслей, что его насторожило. Это сразу подтвердило настороженность в следующем заявлении с всепоглощающим безумным весельем в горящем глазу. - Он всё равно будет искать выход, чтобы не отдавать даже частичку власти тебе.       Можно было и догадаться, что безумец будет гордиться своими маленькими победами. Даже если это уже никак не задевало самого Хакора, которому было всё равно, что сделали с его прежней энграммой. Он слишком сильно изменился, чтобы желать возвращения старых контролирующих протоколов.       - Значит, это был один из множества планов фаэрона, чтобы себя обезопасить… - констатировал верховный криптек и так уже всем известную истину.       - Циничный и жестокий... Мне почти жаль…       На несколько мгновений воцарилась тишина, и безумный криптек выглядел почти исправным. Однако эта маска очень быстро треснула, и пещеру залил безумный скрежущий смех.       - Хотя нет... Мне было жаль вначале, когда поняла, что твоими знаниями я не смогу воспользоваться, - заливаясь противным смехом, издевалась Интес, стараясь посильнее задеть заклятого врага. - А когда я вывернула наизнанку твою личностные энграммы, я получила такую имитацию удовлетворения... На краткий миг я почувствовала себя живой...       Он отошёл от безумца, чтобы ненароком не попасть под смертельное оружие, если в ней ещё что-то переключится. Хакор спокойно наблюдал за безумной истерикой, ожидая, когда это прекратится.       - Ты можешь провернуть процесс... Заменив поврежденные сегменты памяти новыми?       Видя, что все острые подколы никак не действуют на оппонента, Интес прекратила своё злорадство, переходя в приглушенное бесконтрольное хихиканье. Медленно крупицы контроля вернулись к поврежденному некрону, как и осознание вопроса, с возможными его причинами.       - Фаэрон приказал не использовать личностные энграммы умерших, - запротестовала она, зло глядя на врага и при этом намеренно воспроизводя поучительный тон людей, который она когда-то нечаянно подслушала в своих научных вылазках. - Уже был случай пораженного проказой Лланду'гора...       Взглянув на неё, Хакору начало нравиться с какой скоростью высший триумф оппонента переходил в раздражение,а именно простым игнорированием её маленькой победы.       - Но это не отменяет того факта, что фаэрон хранит отрубленную голову пораженного проказой хрономанта у себя, - спокойно постарался урезонить партнера, с помощью которого он мог восстановить несколько древних. - Или ты уже и его знания смогла передать людям?       - Еще нет... Но я стараюсь…

***

      - Последняя интрига фаэрона... - тихо шептала под нос Интес, самодовольно глядя на место, где несколько минут назад был конкурент.       Молчаливое ликование прервалось из-за пробежавшего по синаптическим связям неприятного фантомного толчка, который обыкновенных людей обычно приводил в необъяснимый ужас       - Я в чём-то провинилась, Птолефон? - возбужденно спросила безумная особа, наслаждаясь прошедшим по искусственным синапсам разрядом, нечто похожим на страх. Возможно единственное не симулируемое ощущение, которые она только могла почувствовать в данный момент.       К ее удивлению и разочарованию, ответа не последовало. Что только встревожило её, у неё не могли уже и сенсорные массивы начать столь сильно давать сбои. Но уже через пять минут молчаливой паники и растерянности, когда в голове всё начало перемешиваться, вводя в неконтролируемый припадок. У стены началось необычное движение, и в помещении из воздуха проявилась могучая фигура закованного в броню гвардейца.       - А как вы думаете? - насмешливо переспросил гвардеец, однако быстро добавил причину, из-за которой он сбросил камуфляж, чтобы этот безумец ненароком не впал в неистовство теорий. - Гиперион, ожидает вас…       Интес внутренне ликовала, медленно возвращая контроль над телом. У неё всё же ещё не полностью поехала крыша, и её чутье было ещё исправно.       Однако если бы стражник фаэрона не пожелал, она никак не смогла бы засечь его присутствие. Это было невероятно сложно и без брони, а с самолично спроектированной верховным криптеком броней, они становились буквально невидимыми палачами фаэрона.       Хакор хоть сам осознавал, какие функции брони он добавлял...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.