Скидки

Нефертари

Смешанная
NC-21
Завершён
263
автор
Размер:
425 страниц, 27 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
263 Нравится 277 Отзывы 79 В сборник Скачать

Часть 23.

Настройки текста
Примечания:
POV Никлаус.       Она беспощадна! Снова и снова выжигает всё внутри, будто ей мало того, что я и так без ума от неё. И эти чувства уже приносят боль, но такую приятную, что я вечность терпеть готов. А эта глупышка даже не подозревает какое влияние на меня оказывает. Если бы кто-то узнал об этом, то непременно воспользовался бы моей слабостью. Потому не так уж и плохо, что я молчу. Но иногда молчать бывает очень трудно, как сегодня, например. Мне так хотелось говорить о своих чувствах к ней, так хотелось всё высказать, но гордость и чёртово благоразумие не позволяли мне говорить то, что я хотел. Пришлось довольствоваться только действиями, раз уж сказать не могу, то хотя бы буду относиться к ней, как к самому бесценному, что у меня есть. И пускай, только это смогло довести её до слёз, мне было этого мало. Когда смотрел в её заплаканные глаза, хотелось чтобы этот момент остановился, а моё сердце готово было выпрыгнуть из груди ей в руки. Боже, я полный идиот! Надо мной имеет власть смертная ведьма, и это ещё не проблема. Проблемой является то, что я не хочу иначе. Я доволен этим, я хочу больше отдать ей, и мне кажется, что власти надо мной мало. Чувствую, что отдам ей больше, стоит только пожелать моей девочке, как я отдам ей всё, свою жизнь, свою вечность, и свою свободу. И это меня пугает!       Я стал осознавать, что зависим от неё. И если раньше мне казалось, что это ерунда, то сейчас я так не думаю. С этим надо что-то делать. Быть зависимым от кого-то, в общем-то, никогда не было приделом моих мечтаний. Наоборот, я всегда избегал этого, считал, что это делает человека слабым и уязвимым, и потому никогда не делал этой ошибки. Да, никогда… Пока не понял, что уже слишком поздно, и бежать мне некуда, да и не от кого. Нефертари моя женщина, покинуть её равноценно смерти для меня. И именно это выявляет мою эмоциональную зависимость от неё. И это не есть хорошо. Быть зависимым — значит быть уязвимым, слабым, и не способным жить одному. А быть зависимыми друг от друга — значит претерпеть неудачу, и вместе сгореть от пламени собственных чувств. Эти отношения заведомо обречены на провал. Как бы сильно мы не любили друг друга, когда осознаёшь зависимость от этого человека, понимаешь свою слабость, свою уязвимость, и свой конец. Такая зависимость приведёт к гибели либо одного из нас, либо обоих. Иного варианта просто нет. И надо с этим что-то делать, если оставлю как есть, то мы так долго не протянем. Либо вообще разбежимся, либо будет мучить друг друга вечность, и в итоге конец всё равно настанет для обоих, только вот не факт что мы сможем с этим смериться. Сейчас нам кажется, что всё хорошо, что всё замечательно, и другого не надо, что ничего плохого не произойдёт. Но пройдёт время, мы станем ещё ближе, ещё более неразделимыми, и начнутся проблемы. Ссоры, обиды, обвинения в несправедливости, постоянные подозрения, и в итоге обернуться не успеем, как наши отношения станут токсичными, болезненными, разрушительными. Вот такой конец нас ждёт, если ничего не предпринять. Если мы не научимся жить друг без друга.       Сейчас, кажется, будто я несу бред, будто с ума сошёл, и напридумывал всякую ерунду. Но если задуматься, становится ясно, что целые сутки думаю о Нефертари, что мне кажется будто без неё я и не жил вовсе, ощущение, будто без неё я не захочу жить. Казалось бы, это нормально для начала отношений, для зарождения чувств, для начала нашей новой жизни вместе. Но между пониманием любви и зависимости тонкая грань. Любовь не должна приносить боль, любовь окрыляет, ослепляет, и зарождает нерушимое доверие к человеку. А зависимость причиняет боль, ты словно сошедший с ума параноик, и маленькое дитя неспособное жить без своей возлюбленной. Если рассматривать с точки зрения психологии, то зависимость есть у всех людей, это наша базовая потребность, и в этом нет ничего плохого. Но когда зависимость перерождается в паранойю, и в агрессию, в постоянную злость, в нездоровую ревность, тогда это уже проблема. Кажется, будто ничего из этого у меня нет, хочется сказать, что я не настолько поглощён этой девушкой, чтобы так сходить по ней с ума. Но так лишь кажется, знал бы кто, какую адскую боль я был готов причинить своему брату, когда тот проявлял заинтересованность к моей Нефертари. Знал бы кто, какими усилиями я сдерживать себя, чтобы не убить Адама в его доме… и знал бы кто, что я лишь жду подходящего момента, чтобы встретиться с Адамом в тюремной камере, и сделать задуманное. Знал бы кто, что любой прокол Саймона и каким-то волшебным образом его голова окажется отделена от тела. Знал бы кто, как я бешусь, когда кто-то смотрит на мою Нефертари, я готов этому человеку глаза вырвать, и только мысль о том, что моя девочка этого не одобрит меня останавливает. Знал бы кто, как сильно я хочу причинить боль всем тем, кто хоть как-то обижал мою любимую девочку. Знал бы кто, как Клаус внутри меня бушует и требует огородить её от всего мира, посадить на цепь, запереть, только для себя одного, лишь бы никому не досталась. Никогда ведь этого не знает, и никогда не узнает, потому что я не позволю узнать об этом кому-либо. Вот теперь попробуйте сказать, что моя зависимость безвредна, и я накручиваю себе. Не сможете, потому как один ваш взгляд в сторону Нефертари, в котором я увижу заинтересованность, и вам всю вашу жалкую, короткую жизнь придётся ходить оглядываясь.       Видя как моя Нефертари покидает дом, я тряхнул головой, отгоняя эти наваждения, и проснувшуюся ревность в сторону. Не знаю, что она там делала, но выглядит немного встревожено. Думаю, её беспокоит моя реакция на её слова, перед тем как она убежала домой. Но её волнения беспочвенны, хоть мне и хотелось бы спросить, но я не стану, хотя бы потому, что так будет лучше для нас обоих. Может не так уж и плохо, что мы не признаёмся друг другу в своих чувствах, тогда у нас у обоих есть иллюзорный путь к отступлению, хоть и оба понимаем, что не сможем. Садясь на пассажирское сидение рядом со мной, я не стал сдерживать в себе желание поцеловать её в ответ.       — Прекрасно выглядишь, Нефертари. Поехали? Я как раз знаю парочку хороших магазинов в соседнем городе, за пару часов доедем, — спокойно говорил я, словно ещё секунду назад не думал о том, о чём думал. Этот вопрос конечно важен, но куда важнее для меня сейчас удовлетворить желание Нефертари, потому заведя мотор, я выехал на главную дорогу, направляясь к выезду из города.       Пока я вспоминал, как нам лучше проехать, чтобы не тратить много времени, Нефертари сосредоточившись, искала образ для своего наряда. Честно говоря, когда я сказал: «будь собой», я имел в виду, то что сказал, но это натолкнуло её на мысль об образе египтянки, судя по её запросам в гугл. И могу сказать с уверенность, что ей ничего не нравится, да и не удивительно. Сейчас уже в таком никто не ходит, и современные наряды из далёкого прошлого не особо популярны. Но я не отвлекал её, и сосредоточено вёл машину. Не прошло и получаса, как она раздражённо удалила все вкладки, и заблокировав телефон, кинула его на бардачок, что-то бормоча себе под нос о том, что ни у кого нет вкуса. Я на это только улыбнулся.       — Совсем ничего не понравилось? — спросил я, хотя и так знал ответ. Я поглядывал лишь изредка на экран её телефона, ничего интересного, и подходящего для моей девочки. В чём-то обычном она одета не будет, только самое лучшее.       — Да не то чтобы прям ничего. Была парочка неплохих вариантов, но это не то, что я бы хотела. У меня должен быть самый лучший образ, не хочу быть серой посредственностью. Хоть и осталось мало времени, но я хочу быть самой лучшей, — говорила она, воинственно настроившись облазить все существующие магазины одежды, и выбрать только самое лучшее. И пускай я полностью согласен с её решением быть на высоте, но всё же не смог сдержать тяжёлый вздох от осознания, что я тоже буду принимать в этом участие.       — Как пожелаешь, Нефертари, — проговорил я усмехаясь. Просто не смог сдержать улыбку на такую глупость. Лично я считаю это глупостью, но не стану говорить ей об этом. Всё-таки желание быть лучшим мне понятно, сам такой, только не в такой ерунде, как школьный рождественский маскарад.       Больше она ничего не говорила, снова принимаясь за поиски своего наряда, а я тоже решил не поднимать какой-либо темы во избежание конфликта. Всё-таки сейчас моя девочки на взводе, потому что ничего не может найти, и если я начну разговор, то возможно мне достанется. А может и нет, и я просто утрирую. Но мне почему-то кажется, что сейчас она на всё способна, если ей помешать сделать задуманное. И пока я думал о том, что буду делать в случае её взрыва, она глубоко вдохнула, как перед прыжком в воду, спокойно отложила телефон в сторону, и повернулась ко мне всем телом. Надо сказать от всего этого я аж напрягся, думал, сейчас что-то будет из разряда «ты мне не помогаешь» или «тебе на меня наплевать», что даже не подумал о другом варианте.       — Ник, у меня к тебе серьёзный вопрос, и я бы хотела, чтобы ты подумал хорошо, перед тем как ответить, — начала она напряжённо, так будто от моего ответа будет зависеть абсолютно всё.       — Задавай, — не отвлекаясь от дороги, сказал я. А потом как-то даже отлегло, когда она коснулась моей ноги, и немного наклонившись ближе, прикусила нижнюю губу, и так жалобно заглянула в глаза. Я бы даже выдохнул с облегчением после такого, если бы не вёл машину, и не был бы так шокирован её поведением, и своими недавними мыслями.       То есть, я сейчас думал о таких вещах, как скандалы из-за ерунды, её переживания по поводу наряда на маскарад. Такое чувство, будто у меня вообще было право так думать. У нас с ней не такие отношения, чтобы она устраивала мне скандалы из-за какой-то ерунды, чтобы выносила мозг, или обвиняла в какой-то чуши. Сейчас я приписал ей поведение моих бывших, которые срывались на мне, думая, что у них было на это право, они выносили мне мозг по поводу и без него. Но Нефертари не такая! С того самого дня, как мы познакомились я понял, что она похоже непохожа на других. Такая но не такая как все. Она не поведёт себя, как мои бывшие, просто потому, что у неё никогда не было отношений, как таковых. Она не знает как себя вести, не знает, что можно обсуждать, о чём можно говорить, а о чём не стоит. Она только учится общаться со мной. Мы оба только притираемся друг к другу, потому никаких упрёков в мою сторону не будет. Странно конечно, и немного непривычно, но мы начали свои отношения даже не так, как обычно это происходит. Сначала люди узнают друг друга, потом сближаются, а уже потом можно и устраивать скандалы, ссоры, постоянные обвинения, и всё в том духе. Мы не сближались настолько, чтобы можно было ссориться из-за таких обычных вещей.       Всего за долю секунды в моей голове промелькнули подобные мысли, из-за которых я даже слегка улыбнулся краешком губ. Но Нефертари это нисколько не задело, она всё также внимательно смотрела на меня, и собиралась с силами.       — Ник, я хочу, чтобы ты сопровождал меня на школьный маскарад, — напряжённо произнесла она, заставляя меня затормозить, и прибиться к обочине. Только потом я повернулся к ней лицом, всматриваясь ей в глаза, и пытаясь понять, послышалось мне, или она и правда сказала то, что я услышал.       — Повтори! — потребовал я, не сводя с неё взгляда. Всего на секунду она замялась, и опустила взгляд, но после этой секундой слабости, она подняла на меня глаза, в которых явно читался решительный настрой, но также присутствовал страх. Ей страшно… боится моего отказа, или есть что-то ещё?       — Ник, будешь меня сопровождать на школьный маскарад? — она немного запнулась под конец, заламывала пальцы от неловкости, краснела и отводила взгляд, и честно признаться, сейчас была невероятно милой.       — Так всё-таки мне не послышалось. Ты действительно просишь меня сопровождать тебя? — по моему голосу не понятно, злюсь я или доволен её предложением, думаю поэтому она больше не нашла в себе смелости ответить словесно, просто кивнула, не поднимая на меня глаз. Я же молчал, не потому что не хотел ответить, просто было любопытно, что она скажет ещё, когда её собственное напряжение достигнет своего предела. Хочу услышать, как она будет оправдывать свою просьбу.       И как я и думал, долго ждать она меня не заставила. Всего не больше минуты молчания, и её будто взорвало от переполнявших её напряжения, и неуверенности. Она не поднимала на меня взгляд, но и не нужно было, чтобы я увидел, как она сжимает свои кулачки, и наверняка мысленно запрещает себе расплакаться. Подняв её голову за подбородок, я ощутил болезненный укол в сердце, и вовсе не из-за того, что своими действиями мог довести её до слёз. Это я бы стерпел, но её упрямству нет придела. Она сильно зажмурила глаза, в попытке заглушить накатывающиеся слёзы, и потому это причинило мне боль сильнее, чем я мог подумать, даже заставило сжать зубы от злости. Я злился! Не на неё, но и не на себя тоже. Я получил, что хотел, и теперь не могу жаловаться. Меня злило то, что она сдержала себя и не накричала на меня, даже не посмотрела осуждающе за мою эгоистичность и жестокость. Она просто посчитала, что я не заслуживаю её слёз, и жалоб. Уверен, что не со зла сдержалась, но это значит, что она не доверяет мне настолько, чтобы быть передо мной слабой и беззащитной. Хотя, казалось бы, куда ещё более доверится мне, ведь между нами столько всего было. Но это другое. С сексом подобное не сравнить. И потому я зол.       — Я понимаю, что ты считаешь это ерундой. И, наверное, откажешься. Но… это первый раз, когда я пойду не одна. Подумала, что если и пойду то только в самом лучшем наряде, и с самым лучшим мужчиной… Чтобы все смотрели только на нас! — вскинув голову, решительно заявила она, и я не сдержал порыв. Наклонившись, я прикоснулся губами к её губам, желая выразить своё счастье словами, но затыкая самого себя этим поцелуем. Я хочу сказать, очень хочу сказать, но не могу позволить себе сделать это. Тогда я навеки привяжу её к себе, и она больше никогда не будет свободна. А я так не хочу. Не хочу сковывать её, именно потому что люблю.       — Нефертари, я буду счастлив, сопровождать тебя, — проговорил я, понимая, что возможно стоило выразиться иначе, но смотря на то, как она покраснела, как её глаза заблестели, и смотря на её трепетную улыбку, эти мысли вылетели из головы.       — Спасибо, Ник, — целуя меня в щёку, и обнимая, дрогнувшим голосом, сказала она. Я же, обнимая её в ответ, усмехнулся.       — Нефертари, девочка моя, если продолжишь и дальше так делать, то боюсь, мы никуда так и не приедем, — обдавая её ухо жарким от возбуждения голосом, я точно знал, как она на это отреагирует. В такие моменты, когда её выбивают из колеи, она становится не той уверенной в себе, сексапильной и соблазнительной женщиной, а смущённой, обаятельной и милой невинной девочкой. Вот прям, как сейчас, покраснела так, будто до этого подобные намёки только в фильмах и видела.       — Поехали уже! — возвращаясь к себе на сидение, смущённо говорила она, отворачиваясь к окну. Только вот это до того странно, но так забавно, что я не сдержал смешка.       — На первый раз прощаю, но будь осторожна, я ведь могу и не остановиться, — наклонившись к её уху, прошептал я, намеренно делая эту ситуацию более интимной, чем она есть на самом деле. Она ничего не ответила, но её опущенные глаза к ногам, сжатость в теле, и красное лицо были для меня самым лучшим ответом из всех возможных.       Больше я не дразнил её, понимая, что если продолжу, то мы действительно никуда так и не поедем, потому заведя мотор, машина тронулась с места. Нефертари ещё какое-то время смущённо поглядывала на меня, правда её улыбка при этом, точно показывала её состояния из-за моего действия. Думаю, она просто счастлива, что я согласился. Потому то, и мне было приятно находиться рядом с девушкой, что так себя вела, будто была самой невинностью. Хотя мы оба знаем, что это не так. Но тем не менее настроение у меня теперь на весь день, так что прощу ей долгие походы по магазинам и примерки, которые мне только предстоит пережить.       Дальше мы ехали уже в спокойно атмосфере, иногда перекидываясь парой фраз, но в целом Нефертари раздумывала о своём новом наряде, и ещё о чём-то, о чём она не хотела говорить. А я же больше не думал о всяких глупостях, сам не знаю, с чего вдруг меня посещали те гнетущие мысли о зависимости, о трудности отношений, о её неполноценном доверии. Я даже не уверен, что пришёл бы к какому-то конкретному выводу из всех этих мыслей. Да и не такими уж и трудными являются эти задачи. Я примерно представляю, как разрешить некоторые проблемы. Хотя неприятно осознавать, что я могу ещё быть от кого-то зависимым, я думал, уже справился со своими детскими травмами, принял всё как есть, а выходит что это не так. Не то чтобы я раньше обманывал себя, и пытался убедить, что у меня нет никаких отпечатком из детства. Но иногда просто не понимаешь, почему ты злишься, когда чьё-то мнение не сходиться с твоим, и ещё много других примеров, о которых я не хочу говорить.       Так к чему я всё это начал. Зависимость. Как бы не было прискорбно это осознавать, но её причина вовсе не в огромной люблю к другому человеку, вовсе не то, что вы с ним так подходите друг другу, что жить по отдельности для вас невыносимо. Всё дело в собственной неуверенности в себе, и в том, что в детстве тебя недолюбили… и бесит, что приходится всё это принимать, чтобы избавиться от подобного. Но истина такова, что пока ты не примешь тот факт, что мать тебя недолюбила, что отец токсичная сучка, а ты просто тот на кого они вымещали свои собственные проблемы, счастливой жизни без загонов тебе не видать.       Самое забавное во всём этом то, что неважно как много я думаю об этом, к чему бы я не приходил, и сколько бы не думал, что решил свою проблему, как появляется другая. И этот круговорот ничем не остановить. Пока ты решает одну свою детскую психологическую травму, как всплывает другая. Эта вечная работа над собой, над своим восприятием, и над своим отношением к окружающим тебя людям, и это никогда не закончится. А всё из-за недалёких родителей, что не знают и не умеют общаться с детьми. Не то чтобы я в этом хорош, нет с детьми я не лажу, но тем не менее я это осознаю, и готов над этим работать, хотя мне не придётся. Понимаю, что в то время над таким даже не думал никто, это слишком сложная тема…       — Ник, ты меня слышишь? — голос моей девочки, прозвучавший совсем рядом со мной, заставил меня отвлечься от столь глубоких мыслей. Повернувшись к ней лишь на пару секунд, я наблюдал её непонимание вперемешку с волнением.       — Нет, прости, я задумался. Так что ты говорила? — переводя тему, тем самым показывая, что я не хочу говорить о моих размышлениях, спросил я, надевая на лицо усмешку. Возвращая своё внимание на дорогу, я не стал вникать в её всё ещё подозрительные взгляды в мою сторону, полностью игнорируя этот факт.       — Я хотела спросить, сколько тебе лет? Понимаешь, когда я оказалась в прошлом, всё было таким… другим. Вот мне и стало любопытно, на сколько лет назад меня перебросило в прошлое, — говорила она, делая вид, что ничего не было. А ведь и правда, мы никогда толком и не говорили о том, кто я. Она лишь знает, возможно чувствует, будучи ведьмой, но мы никогда не говорили кто такие вампиры и оборотни, и кто я такой.       — Если серьёзно, то мне более тысячи лет, — ответил я, замечая краем глаза, как её глаза медленно, от осознания стали расширятся, и она шокировано застыла, смотря в одну точку. Ещё спустя пару минут, она повернула ко мне голову, но всё также молчала и шокировано на меня смотрела.       — Тысяча…? То есть аж целая тысяча? Как это вообще возможно? — её вопрос больше заданный в пустоту, нежели мне, заставил меня нахмуриться. Что-то мне подсказывает, что она имеет в виду, вовсе не мой возраст.       — Нефертари, а что конкретно тебя шокирует? — спросил я, даже не ожидая, что она меня сейчас услышит, и ответит мне. Но на моё удивление, она услышала, и снова обратила на меня внимание.       — Ник целая тысяча лет! Понимаешь? Как я вообще, никогда ранее не пользуясь магией смогла такое провернуть? Это тебе не год назад, даже не столетие. Это целая тысяча! Как это вообще возможно? Ник, кто я вообще такая? Обычные люди на такое не способны… — слушая её, я осознавал, что она отказывалась верить в то, на что способна. Вообще, я могу представить, что она чувствует, потому как это и правда пугает, то что ты сильно отличаешься от других. Хоть и давно это было, но в памяти всё ещё теплятся то чувство, что я испытал, когда только стал первородным. Страх, непонимание, отрицание, злость, и только потом придёт принятие. Без этого никак.       — Тебе страшно? — спросил я, хотя думаю глупый вопрос. По ней и так видно, что страх её переполняет.       — Я не знаю, кто я, и на что способна. А что если своими способностями я натворю непоправимых вещей? Что если я изменю что-то? Это ведь такая большая ответственность… я не готова к такому! — всё также смотря в пустоту, говорила она, обнимая себя руками. Честно говоря, я понятия не имею, что мне сейчас лучше сказать, и стоит ли вообще говорить что-то. Я к тому, что мои слова могут сделать только хуже, однако если смолчу, лучше точно не станет. Помниться, было кое-что, что я хотел услышать, будучи таким же растерянным и напуганным неизвестностью       — Нефертари, кем бы ты ни стала в будущем, как бы ни сложилась твоя жизнь, чтобы ты ни сделала, просто оставайся верной себе. Такой же вдумчивой, сострадательной, доброй, порой сумасшедшей, но в хорошем смысле, просто оставайся собой. Я не знаю, чем вообще могу помочь в данной ситуации, всё, на что я сейчас способен, это просто оставаться рядом с тобой, чтобы не случилось. Большего я не могу тебе дать, — на данный момент, это действительно всё, что я могу. У меня нет никаких надёжных ведьм, кто мог бы ей помочь, а заставить кого-то я не могу, просто потому, что не знаю, что выкинут эти чёртовы ведьмы. Мне некому её доверить, кроме себя разве что. Я не могу положиться ни на кого, в данной ситуации, никто не должен узнать, на что способна моя девочка, иначе её жизнь может превратиться в настоящий Ад. Как бы опасна не была её сила, но всегда найдутся те, кто захочет её использовать, невзирая на последствия. И я был бы одним из них, если бы моё сердце не билось чаще каждый раз, когда я вижу её, если бы мои мысли не вертелись бы вокруг неё и её безопасности, если бы… если бы я так сильно её не любил, то непременно воспользовался бы. Потому я знаю, что в головах тех, кто на это способен.       — Ник… не честно. И что мне делать, если я и правда не смогу без тебя справиться? Ты грязно играешь, — отворачиваясь к окну, проговорила она голосом полным возмущения, но неужели она думала, что я не слышу, как колотится её сердце, и тем более не вижу отражение её красного от смущения лица, и взволнованного взгляда, которым она бегает по окружающему нас лесу. На её поведение я только усмехнулся, ведь прекрасно знаю, что значит её реакция.       — О чём ты вообще? Одно лишь моё существование, уже является жульничество, — отозвался я, пряча улыбку за усмешкой, и стараюсь не выдать своё удовлетворения от её реакции.       Конечно, ответа я от неё так и не услышал. Да и не нужно было, её сердце, что гулко билось о грудную клетку, словно хотело выпрыгнуть наружу, и кричать о своих чувствах. А то, что она любит меня уже нет ни малейших сомнений. Однако это не значит, что я упаду к её ногам. Как бы я её не любил, но я словно ребёнок, который упрямо хочет, чтобы мне признались первому, а не наоборот. Хочу быть тем, ради кого она переступит через себя, ради кого она пересилит свою неуверенность, хочу быть тем, для кого она будет смеяться, плакать и жить. Хочу быть для неё всем, и плевать мне на психологические объяснения моего поведения. Я просто хочу этого, это ведь не так уж и много, в сравнении с тем, что после я отдам ей всего себя, без остатка. Если будет иначе, если её чувства будут не такими сильными, и она не будет всецело жить ряди меня, тогда она не сможет оставаться рядом с таким, как я.       — Нефертари, скажи, каким ты меня увидела, в прошлом? Мне интересно, — спросил я, сам не понимая, зачем вообще поднял это тему. Насколько я помню, она уже говорила, что видела во мне свет, но это всё чушь. Я помню себя, и уж света в том эгоистичном, запуганном, неуверенном в себе мальчишке точно не было.       — Чего это ты так внезапно? — поворачиваясь в мою сторону, проговорила она.       — Не торопись, подумай хорошо. Я просто хочу знать, что ты видела во мне, прошлом, — ответил я. Это лишь отчасти так, мне и правда любопытно, но ещё больше мне интересно послушать её мнение. Ведь события прошлого слегка изменились, были те моменты, которых не было раньше, и больше всего меня удивляет то, что я понимаю это. Ведь по законам логики, я должен бы забыть о тех событиях, что были изменены, но я почему-то помню. И это странно.       — Каким я тебя видела? — проговорила она, крепко задумавшись над ответом. Я её не торопил, терпеливо ждал, когда она подберёт нужные слова.       — На первый взгляд он был неуверенным в себе мальчишкой, с разбитым сердцем. Он и сам не знал, кем он является, пытался быть хорошим и правильным. Его человечность горела ярким пламенем, согревая и ослепляя. Но было глубоко внутри него нечто тёмное, и жуткое, что пугало его, и мешало быть правильным. Возможно, я ошибаюсь, но так мне показалось. Хотя одно я могу сказать точно, в нём было что-то, что могло бы свести меня с ума. Родись я в то же время, что и он, бесповоротно бы влюбилась в него, бегала бы за ним, как дурочка, в любви бы клялась. Кто знает, чем бы это всё обернулось… но я рада, что этого не произошло, — не смотря в мою сторону, откровенно говорила она.       — Почему? — задал я вопрос, но при этом чувствуя странное ощущение в груди. Одновременно тепло, и раздражает.       — Тогда бы я не познакомилась с тобой, не перестала бы довольствоваться малым, и не поняла бы, чего я на самом деле хочу, — смотря на меня честными глазами, с улыбкой ответила она, заставляя меня даже потерять концентрацию, что машину немного вильнуло в сторону. Но я быстро взял себя в руки, неотрывно смотря на дорогу.       — Могу ли я думать, что я нынешний тебе больше по душе? — спросил я, делая вид, что мы говорим вовсе не о важных вещах. Я мастер притворяться, что меня что-то не волнует, хотя на самом деле, моё сердце готово выпрыгнуть из груди в ожидании её ответа.       — Так и есть. С тобой я чувствую, будто мне море по колена, я со всем справлюсь. Мне кажется будто моя способность — это вовсе не проблема, и переживать об этом нет необходимости. Можно сказать, твоя уверенность передалась и мне. Я даже больше скажу, ты мой герой, — она неотрывно смотрела на мой профиль, говоря об этом таким честным голосом, что я поверил ей. У меня даже сомнений не появилось, что она лжёт, или просто говорит об этом, особо не вдумываясь в смысл. Нет, она была уверена в своих словах, и это покорило меня, настолько, что глупое сердце ускорилось ещё больше.       — После таких слов, я просто обязан на тебе жениться, — сболтнул я, усмехаясь. Шутка шуткой, но, как говориться, в каждой шутке есть доля правды. Хотя, об этом лучше не думать. Нефертари же, после моих слов сильно покраснела, начиная, что-то бормотать и оправдываться, что не это имела в виду, и всё в том духе.       Что я могу сказать, её реакция меня хорошо позабавила. Боже, эта девушка настолько непредсказуема, что я без понятия, как она отреагирует в следующий раз, что сделает, или скажет. Потому-то мне с ней и интересно, и это стало причиной того, что я полюбил её. Правда, когда она поняла, что я просто пошутил, то даже обиделась. И тут я подумал, что это невероятно мило, и так откровенно говорит о том, что она была бы не против. Глупышка, даже не подозревает, что случится с её жизнью, если она станет моей полностью, тогда ведь она может навсегда забыть о свободе. А я не хочу, чтобы она теряла эту свою искорку непокорности. В любом случае, до этого ещё слишком рано. Но, откровенно говоря, я бы тоже был не против стать для неё единственным. Мысли дурака, ну ей Богу. И я-то подумал о женитьбе? Смех, да и только.       Больше я не позволял себе думать о такой глупости, полностью сосредоточившись на предстоящих делах. Да и мы уже приехали куда нужно, потому у меня и нет времени на такие размышления. Паркуясь на свободном месте перед большим ТЦ, я вышел из машины первым, пока моя девочка отстёгивала ремень безопасности, после обойдя машину спереди, открыл ей дверь, помогая выйти. Она лишь смущённо улыбнулась, так и не отпустив мою руку. Я этому только улыбнулся, ставя машину на сигнализацию, и мы направились в большое здание с несколькими этажами. На первом этаже были небольшие кафешки и магазины с продуктами, которые были заполнены людьми, и куда нам было не нужно. Потому я повёл мою девочку сразу к эскалатору, который ехал на второй этаж, откуда мы и начнём.       Что я могу сказать, это было очень долго, иногда я даже был на пределе своего терпения, и ещё бы немного точно бы ушёл обратно в машину, где дожидался бы возвращения Нефертари. И ладно бы только примерка и выбор нарядов, так нет же, куда бы мы не зашли, не мог отделаться от мысли, что на мою Нефертари постоянно кто-то смотрит. Плевать мне было на взгляды некоторых девушек в мою сторону, меня больше волновал тот факт, что моя девочка слишком сильно выделяется. И что самое странное, я понял это только сейчас. Она всегда была красива, не спорю, и я был поражён цветом её глаз, да и это чувство до сих пор осталось, но я даже никогда не задумывался о том, что возможно, в Мистик Фолс, на неё несильно обращали внимание, потому, что привыкли к её внешности. А здесь, в новом месте, с незнакомыми людьми, её внешность так выделялась, что меня это сильно беспокоило. Как не упущу её из виду, так кто-то к ней пытается подойти и завести разговор. Труднее было не со случайными прохожими, а с консультантами-мужчинами. Потому как это и их работа, и в тоже время предлагать свою помощь в примерке одежды, явно лишнее. Но меня успокаивает то, что моя девочка всё прекрасно понимает, и без моих слов, потому она всегда просила сменить её консультанта на женщину, и игнорировала тех, кто к ней подходил, при этом громко крича на весь магазин: «Солнышко, давай и это примеряем?». Странно, но она так часто стала меня называть, не то, чтобы я против, но за время наших похождений по магазинам, она чаще называла меня «солнышком», нежели Ником. Это непривычно, но не плохо. Интересно, почему именно так? Если я правильно помню, то, тогда в прошлом, она тоже так ко мне обращалась.       — Девушка, Вы здесь одна? Если Вы не заняты, может…? — ну, вот опять. Стоит мне только отвернуться, и потерять Нефертари из виду, которая в одну секунду тут, в другую там, как с ней уже кто-то заговорит. Потому, я тяжело вздыхая уже был готов, подойти и культурно объяснить ему, что она занята, и это навечно, как Нефертари, высматривая меня глазами, немного прикрикнула, обращая к себе всё внимание покупателей, и работников.       — Ник! — её слегка взволнованный голос, заставил меня усмехнуться, и подойти сзади, убийственно сверля взглядом подошедшего паренька.       — Не меня ли ты ищешь? — прошептал я, ей на ухо, от чего она немного вздрогнула, и обернувшись, при этом полностью игнорируя мужчину, что с ней пытался познакомиться, привстала на мыски, и коснувшись моих губ, своими, улыбнулась.       — Потеряла тебя из виду, вот и забеспокоилась, — проговорила она, ещё раз поцеловав меня лёгким поцелуем.       — Не удивительно, за тобой ведь не уследишь, — замечая, как тот парень развернулся и ушёл, я победно усмехнулся, оставаясь полностью довольным, поведением моей Нефертари. Не трудно понять, что она специально так делает, не только для того, чтобы показать, что занята, но ещё и потому, что это принесёт мне одно лишь удовольствие. А когда я доволен, я более щедр.       — Ник, я тут кое-что нашла… Можно я примерю? — ну, как устоишь перед её тёмно-серыми глазами, полными мольбы, что так выжидающе смотрят, в ожидании моего ответа. И пускай она и так уже слишком много всего купила, что никак не относилось к причине нашего приезда, но не могу я сказать «нет», да и не хочу.       — Нефертари, для тебя, всё что угодно, — ответил я, тут же получив благодарный поцелуй в щёку, и её радостную улыбку, с которой она направилась в примерочную.       Затем мы посетили ещё пару магазинов, где она купила также немало вещей. Не уверен, что наши покупки поместятся мне в машину. Но радует, что мы закончили и теперь спускаемся на первый этаж, и Нефертари осталась довольна, подготовила весь образ целиком, разве что дополнительные мелочи, вроде макияжа и причёски остались, но с этим она сама разберётся. А что касается наших покупок, так их несёт какой-то приставленный к нам носильщик, он то и загрузил пакеты в машину, пока я ждал Нефертари за столиком, куда она меня усадила. Сказала, что хотя бы кофе должна купить она, в качестве благодарности. Но мы-то оба понимаем, что этого мало, и я рассчитываю на более иную оплату моих трудов.       И пока я ждал, и наблюдал за тем, как Нефертари стоит в очереди, внимательно изучая меню кафетерия, при этом раздражённо хмуря брови от взглядов, направленных в её сторону, как ко мне подсел какой-то дед. Не знаю, кто он такой, и почему подсел ко мне, да и он пока ничего не говорил, проследив за моим взглядом, и тоже устремив его на Нефертари, что игнорируя всех вокруг, выбирала кофе. Тем временем, я осмотрел этого деда, что был в дорогой одежде, с хорошими часами, и ухоженный. Короче говоря, он не сумасшедший, и подсел ко мне с какой-то целью.       — У Вас красивая девушка… или жена? — вдруг проговорил он, переводя на меня взгляд. Я не ожидал от него такого вопроса, но от последнего уточнения усмехнулся.       — Нет, мы не женаты, — проговорил я, сам не понимая, почему вообще говорю с ним на подобную тему. Меня никогда не интересовали разговоры с людьми его возраста, потому как они ничего полезного мне не принесут. У меня опыта будет побольше, чем у них, вот и не вижу смысла в этом.       — Ясно. Думаю, это лишь вопрос времени, ведь с такими чувствами как у вас, этого просто не может не произойти, — его слова, заставили меня нахмуриться.       — С какими это чувствами? — спросил я, хотя и понимаю, о чём он речь ведёт. Но меня бесит, что он так просто влезает в нашу личную жизнь.       — Вы сильно выделяетесь на фоне других пар, такой любви я уже давно не видел, — с каждым разом он меня всё больше раздражает, но если подумать, то причина скорее в его словах, и в том, что мои чувства так очевидны.       — Любовь, говорите? — раздражённо повторил я, глубоко внутри радуясь, что очередь слишком большая, и до Нефертари ещё не дошла. Ей незачем слышать подобное.       — Да не злись ты так. Я ведь всё понимаю, сам таким был. Однажды я тоже испытывал такое чувства, когда дышать без неё не можешь, когда твои глаза постоянно ищут её в толпе, когда сердце выпрыгивает лишь от одной её улыбки. Когда-то я тоже такое испытывал… но был слишком молод, и самоуверен. Думал, что таких, как она у меня ещё будет много. И как же я ошибался. Наделал таких глупостей, после которых даже в глаза ей смотреть было стыдно, а потом она ушла. И знаешь что? Я так и не смог забыть её, даже когда женился, когда дети появились, постоянно вспоминаю то время, — он не похож на того, кто будет так откровенно рассказывать о своей личной жизни, и ошибках прошлого. Он больше напоминает сурового мужика, что любую проблему решает на раз-два.       — Почему Вы мне всё это рассказываете? — спросил я, не совсем понимая, как его прошлое связано со мной. Вряд ли он решил по доброте душевной дать совет.       — И, правда, почему же? Смотрел на вас и вспомнил о прошлом. Накатило что-то. Старею, наверное, — посмеиваясь, закончил он, а затем, встав со своего места, добавил, — не повторяй моих ошибок. Если твои глаза постоянно её ищут, это навсегда.       А после он ушёл, разминувшись с Нефертари, и молча улыбнувшись ей, пошёл дальше. Провожая его взглядом, я хоть так и не понял, зачем он вообще подсел, но его слова засели у меня в голове. Я и так знаю, на личном опыте, что мои нынешние чувства, и вровень не стоят со всем, что было раньше, и отказываться от этого я не намерен.       — Твой знакомый? — садясь рядом, спросила Нефертари, ставя передо мной чашку горячего чёрного кофе. От осознания, что она помнит, какой кофе я пью, не смог сдержать улыбку.       — Нет, впервые его встретил, — говорил я, поглядывая на её довольное лицо, с которым она помешивала кофе с молоком в чашке.       — О чём вы говорили?       — Да так, не о чём. Сам не понял, что он хотел, — проговорил я, отпивая принесённый моей девочкой кофе. Нефертари же, ещё пару секунд смотря на меня, о чём-то размышляла, а потом, пожав плечами, больше не спрашивала меня о разговоре с тем дедом.       Ещё минут десять мы просидели в кафе, но закончившийся кофе в наших чашках, большая толпа людей, незатихающий шум, заставили нас покинуть ТЦ, и вернуться в машину. За это время, я даже успел на время забыть, зачем мы сюда приехали, и о том количестве купленного, я бы тоже предпочёл не вспоминать, но багажник моей машины был под завязку забит пакетами, хотя, мне это никак не мешало. Но я вдруг подумал о том, как мы всё это будем доставать и переносить в дом Нефертари, и это заставило меня тяжело вздохнуть. Забрав ключи у носильщика, первым делом, я посадил Нефертари на пассажирское сидение, и обойдя машину, сел уже на своё место заводя мотор, и трогаясь с места. Пока мы выезжали на главную дорогу, я то и дело бросал взгляды на мою девочку, что была очень довольна, и не переставала благодарить меня, что удовлетворяло моё эго.       — Ник, я бы тоже хотела сделать тебе приятно. Что ты хочешь? — вдруг спросила она, смотря на меня, пока я вёл машину. Её вопрос заставил меня даже удивиться, не ожидал от неё такого, даже не знаю, что ей ответить.       — Что хочу, говоришь? — произнёс я, но долгих размышлений мне не потребовалось, потому как в голове уже возникла мысль о том, чего я хочу. О том, чего я всегда хочу.       — Хочу, тебя, Нефертари. Но если не можешь отдать мне себя, то достаточно будет и что-то что заменит мне тебя, до тех пор, пока ты не будешь готова стать моей, — говорил я, хотя знал, что она откажет. На самом деле, у неё есть такая возможность, да и я не стану перечить ей, если она откажет, хотя попытаюсь всё свести в шутку. Только есть, она откажет.       Но ответа я от неё так и не услышал. Повисла тишина, но тяжести она не несла за собой, была легко, хоть это и странно. Да и свои слова переводить в шутку, я уже не хотел, подумав, что не стоит. Мне не обязательно обо всём умалчивать, я могу позволить себе сказать правду, и хотелось бы верить, что она это понимает, и отнесётся к моим словам серьёзно. Всё-таки, для меня это важно. Так же важно, как и её улыбка, которая так робко и неуверенно появилась на её губах, её застенчивый взгляд, что она останавливала на мне, а потом, будто вспоминая, что я замечаю её длительные взгляды на себе, отводит глаза в сторону. Это так невинно, и так мило, и так ей подходит. Такой образ подходит ей гораздо больше, чем та распущенная девушка. По крайней мере, сейчас это так, но иногда хочется и соблазна без капли смущения. Это так заводит, что я не смог выкинуть это из головы, и уже хотел не только сердце и душу Нефертари, но и её тело. И прямо сейчас. И если я не могу быть уверенным, как она себя поведёт в следующую минуту, но в одном я уверен точно, стоит мне возжелать её тело, как она тут же сделает всё, что я пожелаю. Безотказная, сексапильная, страстная, ненасытная… моя невинная маленькая девочка. Знал бы кто, как я люблю в ней это противоречие, посмеялся бы надо мной. Но это так заводит, что я уже сбавляю скорость, подыскав хорошее местечко на обочине дороги, чтобы и другим не мешать, и самому насладиться моей девочкой.       — Нефертари, я хочу тебя, — выражая своё желание не только в словах, но и действиях, я уже потянул её на себя, накрывая её губы своими, и заодно помогая поудобней устроиться у меня на коленях, немного отодвинув кресло назад, чтобы было больше места.       — Я уж думала, никогда не скажешь, — улыбаясь самой довольной улыбкой, отозвалась она, разрывая поцелуй, и давая мне понять, что именно этого она от меня и ждала.       Кажется, я становлюсь предсказуемым, какая жалость… сказал бы я, но не стану. Я доволен тем, что она стала легко читать моё настроение, это многое упрощает, и даёт мне расслабиться. Всё-таки мы идеально друг другу подходим. Ты согласна со мной, любимая?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования