Последний воин императора

Слэш
NC-17
В процессе
146
автор
_Stefani_721 соавтор
Размер:
планируется Макси, написано 139 страниц, 15 частей
Описание:
Историческое АU. С древних времён оборотни из разных стран воевали между собой, если у тебя был другой цвет шерсти или же чужеродная метка под ключицей, то твоей жизни угрожала смертельная опасность. Сейчас оборотни живут в мире, как люди, а не звери. За стеной, защищающей империю все еще есть волки, которые борются за свою свободу. Пять лучших воинов императора под командованием Чон Чонгука отправились на свое последние задание. Сможет ли Чонгук принять правду, которая ждет его за стеной?!
Примечания автора:
Обложка к работе https://wampi.ru/image/RxmjMCY

Вдохновлялась при написании своим любимым фильмом.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
146 Нравится 106 Отзывы 70 В сборник Скачать

Часть 13

Настройки текста
Примечания:
Мы вернулись после небольшого перерыва. Нас ждут самые интересные и захватывающие финальные части фф. Ждем ваших комментариев.

Стена- https://wampi.ru/image/RGJa0Dr
Чонгук- https://wampi.ru/image/RGJascZ
— Чимин, — раздался голос позади. — Я не заметил, как ты подошел, — чуть вздрогнув от неожиданности, ответил омега и обернулся. — Что ты тут делаешь? — Решил немного подышать, — ответил Чимин, отворачиваясь обратно к каменной стене и лесу, чтобы продолжить любоваться картиной маленького счастья, но момент упущен, и Минсок с Намджуном скрылись из виду, так же быстро, как и улыбка Чимина. — Нет, — Юнги сделал паузу, — что ты делаешь тут? — альфа повторил вопрос более требовательно, смотря в спину блондину. — Я же сказал, что вышел подышать, — в недоумении ответил Чимин, повернув голову. — Что ты делаешь тут, на стене? — альфа схватил Чимина за тонкую руку и резко развернул к себе. — Юнги, мне больно! — Чимин смотрел в холодные глаза напротив, что требовали ответа, пытаясь освободить свою руку или сделать захват не столь болезненным. — Вчера ночью тебя не было в шатре, где ты был? — Я…я…гулял в лесу, разве это запрещено? — совершенно потерянно ответил омега, бегая взглядом по лицу альфы. «Он знает? А если он все знает?»— подумал Чимин, скрывая внутренний страх. — А что ты делал у меня в шатре? — Не лги мне! — слова Юнги как-будто холодное лезвие пронзили тело омеги. И вправду, врать Юнги было куда тяжелее. — Юнги, нет, я не вру тебе, — Чимин искренне хотел верить в свои слова, но это была ложь. Теперь он врал не только Чонгуку, но и Юнги. Нет. Только не Юнги. Чимин окутывал себя тонкими нитями лжи и обмана, как маленькая мушка он сам попал в свою же паутину, из которой выбраться уже не в состоянии, а борахтанье только усугубляет ситуацию. — Ты хотел уйти?! — требовательно спрашивал волк, не отводя взгляд. — Я? Нет, я просто… — Чимин не нашел что сказать, он опустил взгляд и мялся на месте. — Я не понимаю тебя, — вздохнул Юнги, прикрывая веки, — ты свободен от рождения, но ты бежишь. А убегая, возвращаешься обратно. Что творится у тебя в голове? — Это не так, — зажмурил глаза Чимин, — я не свободен — еле слышно сказал он, пытаясь успокоиться, — Несмотря на то, что я не подчиняюсь законам Империи и не служу Императору, это не значит, что я свободен. Тебе не понять, — Чимин было начал отворачиваться, чтобы прекратить этот разговор, но альфа был непреклонен, не отпуская руку омеги из стального захвата. — Так расскажи мне, я хочу понять от чего ты бежишь! — все продолжал настаивать Юнги, — у тебя был не один шанс сбежать, но ты этого не сделал, почему? Почему ты все еще тут? Чимин молчал. Он молчал не потому что не хотел говорить Юнги истинную причину его нахождения тут, а потому что и сам не знал ее. Может быть он остался тут, потому что вырвался из своей стаи, хоть и таким ужасным образом. И теперь у него есть возможность узнать другой мир, другого себя. Может потому что у него появился шанс на другую жизнь, ведь тут он нашел то, что не видел прежде в своей стае — признание. Тут он не чувствовал себя изгоем. На нем не было клейма «полукровка». Да, быть чужаком сложно, но быть чужаком среди своих же еще хуже. Быть может тайна кроется в Чонгуке, когда Чимин находится рядом с ним — остальное становиться неважным. Ему спокойно и уютно, с Чонгуком просто хочется быть рядом. А может потому что каждый раз, когда Юнги обнимает его — сердце готово выпрыгнуть из груди. — Почему? Просто ответь почему! — Юнги еще крепче сжал руку омеги, прерывая его размышления. — Я не знаю, — с невероятной болью крикнул Чимин и отвернулся, вырываясь из захвата Юнги. Омега обнимал себя за плечи и безмолвно повторял, — я не знаю, не знаю, — уже шепотом добавлял он. Может какая-то из этих причин и была правдой, а может все они вместе взятые. Только от этого осознания дрожь в теле не возможно унять. — Так ты не знаешь чего ты хочешь! — усмехнулся Юнги, сверкнув глазами, — Знаешь, раньше я завидовал им, — начал говорить Юнги совершенно спокойным голосом, как будто ничего и не произошло, он облокотился о каменную стену, — я всегда знал, что если я и выживу после всех этих отчаянных походов, то явно меня не ждет «жили долго и счастливо». Всех их что-то ждет: Хосока и Тэхена ждет семейный дом с вечными причитаниями Хосока и выкидонами Тэ, и конечно же куча мелких щенков; Намджуна ждет его край и тихая беззаботная жизнь отшельника в глуши; Чонгука ждет слава героя и нудные заседания в какой-нибудь палате министров в столице, чтобы сделать этот чёртов мир еще лучше, чтоб ему сгореть до тла; даже Джина ждут продажные омеги, грехопадение и смерть от постыдной болезни. А что ждет меня? Меня ждет она! Свобода! Я хочу быть свободен по настоящему, понимаешь, никому не служить, ничего не ждать, не бояться. Быть свободным от клейма «последний из…» Только я и месяц над головой. — Юнги говорил медленно и размеренно, смакуя каждое слово и глядя в звездное небо, — через два дня все мы пойдем своей дорогой к тому, чего мы так ждем, — Юнги сделал паузу. — Чимин, посмотри на меня, — попросил альфа. Он подошел вплотную к омеге. Его голос был такой спокойный и теплый. Чимин обернулся. Эти глаза, что смотрят прямо в душу. Юнги видит его насквозь. Почему каждый раз рядом с ним сердце Чимина заходится в бешенном лихорадочном приступе. Альфа провел костяшками пальцев по холодной щеке Чимина. — Я хочу чтобы меня ждал ты. Пойдем со мной? Перемахнем за эти стены и будем свободными от всего. «Пойти с ним?!» — пронеслось в голове Чимина. На мгновенье Чимину представилась волшебная картинка: Бросить Ыну, свою стаю, все эти предрассудки, правила и законы. Он никому и ничего не должен. Он может быть только собой и никем другим. Ему больше не надо скрывать кто он такой, ведь Юнги его принял таким, каков он есть. Он увидел в нем не северного волка, не трофей или очередного смазливого омегу. Он увидел его. Вот оно то, что хочет Чимин, стоит просто протянуть руку. — Нет! — сказал омега и в ужасе прикрыл рот ладошкой. — Хах, — даже не задумался, — усмехнулся Юнги, делая шаг назад. — Нет, Юнги, нет! Смотри! — Чимин указал на горы позади. Черные едкие клубы дыма возвышались над верхушками гор и расползались по ярко алому от заката небу. — Они здесь! — сказал Юнги, а его лицо помрачнело в миг.

***

Тэхен вылез из крепких объятий Хосока, после изматывающих, но приятных минут наедине. Омега встал с кровати, чтобы налить себе воды, его ноги дрожали от слабости. Так было всегда: взгляд, вспышка страсти и вот он уже плавится в руках Хосока. Этот альфа пленил его с первого взгляда, он сопротивлялся как мог. В императорском корпусе омеге нелегко, но куда сложнее скрывать свои отношения. По законам Империи солдаты императорского корпуса не имели права вступать в отношения. Служба была долгая и непростая, их забирали в детстве, чтобы они не были привязаны к своим семьям. Отношения — это еще один отвлекающий момент. Все солдаты должны верой и правдой служить Империи. Должны быть готовы умереть на поле боя за Империю, а не думать о том, как защитить кого-то. Сначала они скрывались ото всех, но конечно отряд знал. Не заметить их взгляды невозможно. Ведь даже сейчас Хосок смотрит на него голодными глазами, хотя минуту назад он нависал над Тэхеном, чувствуя, как содрогается тело омеги от наслаждений. — Неужели это все? — спросил неожиданно Тэхен. — О чем ты? — приподнял бровь альфа, завязывая шнуровку на штанах. — Мы получили вольные грамоты, мы свободны, — Тэхен стоял обнаженный у деревянного стола с кубком в руке, его лицо выражало странную эмоцию. Он был удивлен, рад и раздосадован одновременно. — Да, что-то не так? — Хосок почувствовал неладное и подошел к омеге. — Мне просто не верится, что все закончилось. Мы правда можем быть свободны и просто уйти?! — Правда, — улыбнулся Хо, прижимая омегу голым торсом к себе, — теперь ты только мой и ничто не помешает нам. — Ну тогда, — игриво начал Тэхен, — я требую продолжения банкета, — омега начал пальцами развязывать шнуровку на штанах, которую только что завязал Хосок. — Не сейчас, — резко оборвал альфа, убрав руки любимого. — Что такое, неужели ты устал… — не успел закончить Тэхен, как увидел выражение лица альфы. Оно изменилось и помрачнело. Хосок смотрел в окно. — Они здесь! — заявил Хосок. Развернувшись к окну, Тэхен увидел расползающиеся клубы дыма по небу. — Чёрт бы их побрал, так быстро.

***

После прибытия советник вызвал Чонгука к себе на разговор в большую залу. Все прибывшие люди веселились на празднике, отдыхали и радовались прибытию на стену. Их долгий путь был окончен. Крики и песни относились с разных углов крепости. Даже патруль, который стоит на стене сегодня был меньше чем обычно. Караульные сменялись каждые 2 часа, чтобы все могли поучаствовать в празднике. Несмотря на то, что люди понимали, что им предстоит покинуть свои края, в воздухе чувствовалось воодушевлением. Они ожидали начала новой жизни в столице. Чонгук шел медленно, тяжелой поступью. Его разум был занят раздумьями. Зайдя в залу, он заметил, что стол был накрыт на двоих. Советник явно дал понять, что хочет обсудить что-то важное с Чонгуком. Что же это могло быть?! Мыслей не было никаких. Неужели у Императора хватит наглости предложить ему еще одно задание. Ну уж нет, хватит. Довольно он рисковал своей жизнью и жизнями своих воинов. Сегодня все закончится, но что дальше? Его раздумья были прерваны голосом советника: — Ооо, мой мальчик, наконец-то! — развел руками в стороны советник. На его лице растянулась мерзкая и скользкая улыбка, — я ждал тебя. — Советник, — учтиво склонил голову Чонгук в дань уважения. — Прости, что не дал тебе возможности отдохнуть, но сам понимаешь, дела Империи не ждут, — советник указал жестом на стул подле него. Он сам наполнил кубок Чонгука вином. Престарелый альфа был учтив, как никогда, что вызывало подозрение. — Благодарю. — Угощайся, пей, ты заслужил! Сегодня праздник в твою честь! — фальшиво улыбался старый альфа, по его глазам было видно, что ему явно нет дела до празднования, а в глазах не отражался и блеск от торжества. — Я был не один, и это праздник в честь моих воинов, — Чонгук старался не показывать своего недовольства, но и есть не стал. — Наслышан-наслышан о твоей скромности. Но хороший капитан это половина успеха похода! Тебе-то этого не знать, — советник развалился на своем стуле, попивая вино, — я знаю, что ты вырос в корпусе и знаешь не понаслышке о военном деле, становлении нашей Армии и жертвах. Твои родители ведь погибли, не так ли? — Вы хотели о чем-то поговорить? — перевел тему альфа, не желая говорить о больном. — Как ты уже знаешь, мы покидаем эти земли. Император Ди решил, что эти земли не стоят того, чтобы продолжать бессмысленную войну за них, — начал советник, не замечая, как в глазах Чонгука разгорается огонь, а руки непроизвольно сжимаются в кулаки. — Бессмысленную? — сквозь зубы сказал Чонгук, поднимая свой взгляд, — мои солдаты и товарищи проливали кровь за эти земли, по вашему они делали это напрасно?! — альфа держал себя в руках, не позволяя себе сорваться, однако напряжение мог почувствовать каждый. Сама аура сгущалась, делая воздух тяжёлым. — Нет, что ты, что ты, — рассмеялся нервно советник, чувствуя опасность, — я не так выразился, — когда Император Ди начал свой поход на север, это было очень важно, но управлять Империей сложно. Она растет и требует еще большего контроля. Мы не можем закрывать все дыры разом. На краях Империи за стенами еще много стай-староверов, кочевников и прочего сброда. Они еще не готовы присоединиться к нам, но в то же время угрожают нашему и так шаткому режиму. Ты и сам знаешь какие бесчинства творятся в некоторых частях Империи, не все живут как в столице. Переход важен, важнее новых территорий. Император принял решение отступить и отдать эти земли. Он решил сосредоточиться на внутреннем порядке и присоединении народа, переход в новую веру требует времени и терпения. Чонгуку не нравилось куда шел этот разговор. — Мы отдали десять лет жизни на то, чтобы защитить эти земли, а теперь просто сдаемся, какая гнусность, — все больше злился Чонгук, не давая советнику спокойно вздохнуть. — Я понимаю твое возмущение, мой мальчик, но посмотри на это под другим углом. Твои жертвы не были напрасны. Ты спасал жизни, защищал Империю, — старик говорил приторно-медовым голосом с милой улыбочкой. — Я защищал Империю, которой больше нет! Я служил Императору, который бросил своих людей, — низким голосом и чеканя каждое слово, произнес Чонгук.  — Ты защищал их, хотя мог бы этого и не делать. Ты сражался, хотя мог уйти. Это люди будут помнить, об этом будут говорить. Неужели ты делал это напрасно и готов сдаться? — Когда умирает солдат — это потеря, но она может воодушивить остальных. Когда умирает вера — ничего уже не сделать. — Когда закрывается одна дверь, открывается другая. Что ты собираешься делать со своей свободой? Чонгук молчал, ответа на этот вопрос у него не было. Как правильно заметил советник, альфа вырос в корпусе и служба — это вся его жизнь. Он посвятил себя служению Империи. — Ты все еще можешь продолжать защищать эту Империю и ее людей, даже не рискуя своей жизнью на поле боя. Император очень ценит тебя, твои знания и твои жертвы ради процветания Империи. Император очень щедрый и мудрый правитель. — Спасибо, но мне ничего не надо, — Чонгук начал было подниматься, но советник успел его остановить. — Просто выслушай, — и капитан сел обратно, — Император предлагает тебе место его советника в палате министров. Такие люди, как ты, нужны Империи. Ты сможешь влиять на развитие нашей Империи, писать новую историю, менять порядки. Именно ты знаешь людей и солдат. Ты побывал по обе стороны стены. Ты понимаешь простой люд, но в то же время ты человек чести и преданный преданный императора. Ну кто как не ты должен сидеть в совете?! Император наслышан о тебе, твоя слава и признание идет впереди тебя, он будет к тебе прислушиваться. Чонгук призадумался о том, что предлагает ему старик. Этот поход еще больше открыл глаза Чонгука на происходящее вокруг. Люди, которые не смогли найти место в новом мире бегут, они обречены на скитание, грабежи и мародерства. Наместники, такие как Дэхви, до которых не может дотянуться руки Императора творят беззаконие. Солдаты готовы убивать волков ради трофеев, чёрные рынки все еще процветают. И это лишь малая часть. Как воин Императора Чонгук понимал о чем говорит советник. — Я стар, запала и желания бороться во мне не осталось, но и бросить все я не могу, — сказал вздохнув советник, словно намекая и давя на жалость, — Император Ди великий, в этом нет сомнения, но он не видит полной картины, а ты сможешь ему в этом помочь, я в это верю. — Почему вы думаете, что Император ко мне прислушается? — спросил альфа. — Ты не глуп, спокоен и рассудителен. Ты сможешь его убедить, да и я поддержу тебя, сколько смогу. Мы сможем изменить Империю к лучшему. Старик встал и похлопал по плечу Чонгука. — Подумай об этом сынок, сколько всего ты бы смог сделать для Империи! Сколько ты уже сделал, — и советник встал из-за стола, оставив Чонгука на едине со своими мыслями. Дойдя до тяжёлых дверей, он остановился: — Этот юнец, что пришел с вами. Он же северный? — не поворачиваясь спросил старый альфа. — Это имеет какое-то значение? — Для меня, нет, но в Империи не готовы принять таких, особенно волков, и ты об этом знаешь, — сказал советник и вышел из залы. Капитан остался один. Одна за одной мыслью стали одолевать альфу. Предложение советника заставило его задуматься, это действительно то, чем бы Чонгук мог заняться. Но в то же время, Чимину не место в столице, как бы не были современные взгляды людей, они, как и многие помнят и знают о жертвах, которые пали от лап северных волков во время войны. Неожиданно музыка стихла. За тяжёлыми дверьми больше не было слышно ликований и празднований. Люди не пели песни, не было слышно разговоров с каждого уголочка крепости, казалось, что даже лошади прекратили свое ржание. Чонгук вышел на центральный плац, по рассеянным и встревоженным лицам было понятно, что что-то не так. Он пулей влетел на стену, где солдаты несли караул, и тогда понял в чем дело. — Степные волки у наших границ, — сообщил один из караульных. — Зажигай! — сказал с тяжёлым сердцем Чонгук. Грудную клетку защемило какое-то странное, до боли знакомое, но такое иррациональное чувство. Он молчал. И лишь смотрел, как воин подносит горящий факел к сигнальной вышке. Поленья, пропитанные керосином одна за одной воспламеняются. Огонь загорелся. Спустя минуту на горизонте начали появляться один за другим маленькие огни, не предвещая ничего хорошего. — Через четыре дня они будут здесь!

***

Flashback Большой рыжий волк тащил покалеченное тело старика по полу центральной залы. Он тянул его, сомкнув пасть вокруг плеча, кровавый след от вытекающие из ран крови волочился вслед за ними. Волк разжал пасть и подтолкнул бету к возвышению в конце зала. Тело старика упало на пол, как мешок с костями. Он был слишком стар и слаб после ранения. — Встань, — произнёс надменный голос. Найдя в себе силы, старик поднялся на руках, чтобы посмотреть на собеседника. Перед ним на деревянном кресле с резьбой, где раньше восседал Дэхви, сидел крупный мужчина в мехах и латах, закинувший ногу на подлокотник. Он смотрел на бету с презрением и отвращением, но ему явно было что-то нужно, иначе почему бета еще жив. — Ты знаешь кто я? — спросил альфа, опустошая свой кубок, даже не переводя взгляд. — Я слышал о тебе и о твоей армии, — ответил старик, закрывая рану руку, как будто бы это как-то могло ему помочь. — И что же ты обо мне слышал?! — усмехнулся альфа. — Тебя зовут Сульги, ты вождь степных волков. Твоя армия жестока и беспощадна, как и ты сам. Вы пришли, чтобы забрать наши земли. — Ошибаешься старик. Мы пришли чтобы забрать наши земли обратно! Эти земли всегда принадлежали нашему народу, пока ваш Император не забрал их у нас и не выгнал на север, обрекая целую стаю на вымирание на голодных скалах. — Вы могли присоединиться к Империи, — скрепя субами от боли, сказал старик. — Ха! И пресмыкаться перед этим безродным ублюдком, который возомнил, что теперь он король мира? — Вы сами приняли решение трусливо бежать, а не сражаться за свои земли. Я был лекарем в армии Императора, я видел, как твой отец бежал поджав хвост, — ответил бета, тяжело дыша. — А ты смелый для трупа, — оскалился Сульги. — Мне уже нечего терять. — Я смотрю, ваш наместник тоже выбрал трусливый путь бегства, а не сражение с моей армией. — Он спасал своих людей, — откашлялся старик, сплюнув кровь на пол. — Почему же ты не стал спасать свою никчемную жизнь? — альфа наливал себе еще один бокал вина. — Посмотри на меня, я стар, — еще сильнее закашлял старик, — я все равно умру, так хотя бы в родных краях. — Уважаю твое решение, но перед смертью ты мне кое-что расскажешь. Кто был тот воин, что вёл ваших людей через перевал. Судя по одежде он не местный. Кто этот Чон Чонгук? — Он капитан императорской армии, если ты думаешь, что сможешь одолеть его, то ты так же глуп, как и твой отец. Ты зря проделал такой путь, — альфа внимательно слушал бету. В одно мгновение кубок с напитком был брошен на пол, а Сульги резким рывком пересек зал и схватил старика, поднимая на свой уровень. — Что ты сказал, а ну-ка повтори! — альфа сжимал горло беты одной рукой, вслушиваясь в первые хрипы. — Вам не покорить эти земли, уходите обратно, пока ваши люди еще живы, — кряхтел старик, болтая ногами в воздухе, но смотря прямо в глаза альфе. — Это мы еще посмотрим, — Сульги отбросил тело старого беты, как ненужную вещь, — сжечь здесь все до тла! Я хочу чтобы Чон Чонгук видел, что я иду к нему, — альфа большим глотком выпил вино, что быстро поднес слуга и резко швырнул со злостью кубок. — Ну посмотрим, Чон Чонгук…

End of flashback Все небо заволокло черным дымом, густые и тяжелые тучи затянули луну. Чимин шел по опустошенной площади, еще пару часов назад о думал о том, что хуже и быть не может, но он ошибался. Он шел меж каменных стен, размышляя о том, что ему делать дальше. Остаться с Чонгуком, бросить родные края на растерзание врагам. Оставить свою стаю и все прошлое позади, ведь впереди жизнь в Империи. Но как он может бросить свою стаю, Ыну, который его вырастил. Если он уйдет, то степные волки придут и уничтожат все, что было ему так дорого. Не будет больше речушек, по которым он бегал щенком. Не будет леса и оленей, за которыми он охотился. Все исчезнет, лес поглотит огонь и война. Люди больше не будут свободны, они падут под гнётом вражеской армии. Выбрать Ыну, свою стаю и борьбу за эти края, значит отказаться от Чонгука и мысли о другой жизни. Чимин не может просто уйти, Ыну ждет, что он приведет Чонгука ему. Вернуться он сможет, только лишь предав веру Чонгука в него. Омега поднимался по лестнице на второй этаж, где располагались комнаты. Он шел медленно, не замечая ничего вокруг. Быть может Юнги прав?! Сделав выбор, он больше никогда не будет свободным, как и не был прежде. Что, если Чимину стоит просто жить. И быть свободным вдали от этих мест. Разве он не заслуживает просто жить?! Как можно сделать этот чертов выбор, когда любое решение сделает ему больно, и разобьет чье-то сердце. Как он попал в такую передрягу. Лучше бы он утонул, сиганув с обрыва. Лучше бы он не выплывал на тот берег, лучше бы… Чимин нашел забавным развилку на которой ноги его остановились. По правую сторону были покои Юнги, по левую комната Чонгука, вниз вела лестница на выход. Судьба смеялась над потерянным и запутавшимся омегой. Чимин сполз по стеночке на пол. Он не знает сколько времени просидел на холодном полу вновь и вновь погибая в своих мыслях. Вновь и вновь вспоминая события, которые привели его на этот каменный пол. Он не заметил, как наступил рассвет, его сердце было разбито, а решение было принято. Омега постучал кулаком в деревянную дверь. Спустя немного времени за дверью послышались шаги. — Мы можем поговорить? — спросил Чимин, глядя на альфу.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты