Не нравится мне такое будущее

Джен
PG-13
В процессе
379
автор
Размер:
планируется Макси, написано 382 страницы, 20 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
379 Нравится 189 Отзывы 218 В сборник Скачать

Глава 1. Мальчик, который выжил.

Настройки текста
Утренний подъём дался мародёрам с большим трудом. Из-за долгих ночных раздумий каждый из них совершенно не выспался, соответственно, на завтраке гриффиндорцы клевали носом и ежеминутно зевали. К их счастью, из толпы они не выбивались, ибо в схожем состоянии находились большинство учеников. Исключение составляли разве что вечно бодрая Лили Эванс и её друг-слизеринец Северус. Эти двое вошли в Большой зал в числе последних и разошлись, направившись каждый к столу своего факультета. Мародёры, а в особенности Джеймс, тут же встрепенулись, заметив однокурсницу. К ним тут же вернулись вчерашние размышления о том, каким же образом они будут уговаривать всех тех, кого некий «Гарри» указал в своём письме. Первоначально они решили уговорить Эванс и Снейпа, так как без этих двоих книги и вовсе невозможно будет открыть. Миссия «уговорить Эванс» была возложена на Римуса, ибо остальных мародёров она вряд ли даже будет слушать. Возможность переговорить с однокурсницей выпала Люпину к концу учебного дня после урока рун, на который они ходили вместе. Дождавшись, пока все, в том числе и учитель, покинут кабинет, он изложил Лили всю сложившуюся ситуацию, в красках описав то самое письмо, не открывающиеся книги и загадочные фотографии. На слова друга та только расхохоталась. — Смешная шутка, Римус, — сквозь смех выдавила девушка. — Да нет же, Лили! — Римус в растерянности развёл руками. — Это вовсе не шутка. Мы бы не додумались ТАК шутить. Встретившись взглядом с однокурсником, Лили тут же перестала смеяться, заметив, что в лице друга нет ни намёка на смех или издевательство. — Но, Рем, — она ненадолго замялась, — ты говоришь, что этот Гарри — наш с Поттером сын, — тут она скривилась, — но это невозможно! Я бы ни за что не согласилась выйти замуж за этого… Этого, — она запнулась, пытаясь подобрать подходящее описание для неугомонного однокурсника. — Неужели? — Люпин усмехнулся, заметив, как девушка начала стремительно краснеть. — А мне кажется, что это вполне возможно. — Римус! — девушка совсем раскраснелась, что в сочетании с её огненно-рыжими волосами смотрелось невероятно смешно. Гриффиндорец не удержался и фыркнул. — Ладно, ладно, — он выставил ладони в примирительном жесте. — Но действительно ли тебе неинтересно прочесть эти книги? В конце концов, по обложке похоже на художественную литературу. Ты ведь её любишь? — он вопросительно посмотрел на уже успокоившуюся Эванс. — Хорошо, — выдохнула девушка, — я согласна. Но только если Поттер не будет ко мне приставать! — она пригрозила пальцем улыбающемуся парню. — Я об этом позабочусь, — ответил он. — Лили, ещё, — окликнул он уже собирающуюся выйти из кабинета однокурсницу, — позови с собой Снейпа — без него эти книги тоже не откроются. — Я попробую, но ничего не могу обещать.

***

В это время Джеймс решил заняться братьями Пруэттами. В четыре часа того же дня Поттера и остальных членов гриффиндорской команды по квиддичу собрал капитан, дабы обсудить, как и когда они будут проводить отбор двух новых охотников. В конце концов, выбрав для этих целей вечер пятницы, ребята разошлись по своим делам. Джеймсу удалось поймать Пруэттов до того, как те вышли из гостиной. Заведя их в угол, где их не могли услышать посторонние, он изложил им суть дела. Близнецы расхохотались, а позже выразили догадку, что Поттер на почве безответной любви к Эванс начал сходить с ума. — Да я правду говорю! — повысил он голос. Некоторые находящиеся в гостиной начали с интересом на них посматривать. — Это действительно произошло. И как я думаю, это не шутка, — сказал он значительно тише. — А может, всё-таки шутка? — с ухмылкой произнёс один из братьев. — Вдруг наконец-то нашёлся гриффиндорец, который смог обдурить главных бузотёров Хогвартса? — А что, — встрял второй, — если это так, как ты думаешь, братишка, то я согласен почитать это. Что? Мне интересно, что там понаписали эти чудики, — ответил он на вопросительный взгляд брата. — Так вы согласны? — нетерпеливо перебил Поттер. — Да.

***

На Сириуса же была возложена миссия уговорить на чтение книг «из будущего» своего брата. Посему после всех уроков старший Блэк направился прямиком к гостиной Слизерина и, усевшись на пол рядом со входом, начал ждать. Пароля он не знал, а потому выход был один: ждать, пока кто-нибудь решит войти или выйти. Желательно, младшекурсник. К огромному везению Бродяги, ждать ему пришлось от силы минут десять, так как к гостиной стремительно приближалась небольшая группа второкурсников со Слизерина. — Эй, стой! — он схватил за локоть одного из детей, чем, несомненно, напугал его. — Регулуса Блэка знаешь? — не обратив внимания на перепуганное лицо ребёнка, спросил Сириус. Тот быстро закивал. — Хорошо. Иди и позови его. Скажи, что с ним хочет поговорить брат. Понял? Мальчишка снова испуганно закивал и, выпутавшись из крепкой хватки Блэка, пулей влетел в гостиную. Примерно через пять минут в коридоре показался Регулус. После недолгих препираний с братом Сириусу таки удалось рассказать ему о книгах. — Я так и знал, что с твоими дружками ты рано или поздно начнёшь деградировать, — изрёк младший Блэк, смотря на брата, как на умалишённого. — Пресвятой Мерлин! Регулус! — повысил голос гриффиндорец. — Хоть раз в жизни не будь идиотом и поверь мне! — Идиотом сейчас выглядишь ты, Сириус, — на это высказывание Бродяга закатил глаза. — Можете делать что хотите, но я в этом цирке участвовать не собираюсь, — закончил парень и, развернувшись, скрылся в дверном проёме.

***

Позже парни выяснили, что Эванс каким-то неизвестным им образом всё-таки удалось уговорить Снейпа. Тот же в свою очередь смог убедить пойти Регулуса, ибо, как он выразился: «В одиночку я не вынесу такое долгое нахождение в компании этих бабуинов!». И Регулус, сжалившись над другом, согласился. Также выяснилось, что Пруэттам удалось подбить на это дело Фрэнка. Алису же и уговаривать никому не пришлось. Если там будет Лонгботтом, то она в любом случае пойдёт.

***

Так как у всех ребят было разное расписание, а у некоторых ещё и тренировки по квиддичу и обязанности старост, то собраться у них получилось лишь к концу недели. Все согласились собраться вечером в субботу. Вопрос со временем был решён, а вот выбор места решили дать мародёрам. Гостиные факультетов сразу отметались, как и всяческие пустые классы и заброшенные коридоры. Как ни крути, но компания у них собиралась весьма странная. Страшно представить, что подумают профессора, увидев такое сборище студентов. В конечном итоге, выбор был остановлен на Выручай-комнате. Про неё мало кто знал, к тому же она могла вместить в себя их всех. Позже парни передали информацию о том, чтобы все собирались на восьмом этаже у гобелена Варнавы Вздрюченного, Пруэттам и Лили. Близнецы рассказали об этом Фрэнку, а Лили — Алисе и Северусу. Снейп в свою очередь поведал об этом Регулусу. В субботу к семи часам вечера вся компашка собралась на указанном месте. — Мы что, будем читать прямо тут, в коридоре? — подала голос Стоун. — Нет, конечно! — опроверг её мысль Поттер. Он начал ходить прямо напротив абсолютно голой стены из стороны в сторону. — Да он просто над нами издевается, — проворчал, молчавший до этого, Северус. — Я передумал. Я больше не хочу участвовать в этом цирке, — он развернулся, уже собираясь уйти. — Нюнчик, стоять! — выкрикнул Сириус. — Либо сам останешься, либо придётся нам тебя оглушить и затащить силой, — он злорадно улыбнулся. — Блэк! — возмутилась Лили. — Если вы посмеете сделать что-то подобное, то и я уйду! — Нет! — громче, чем стоило, воспротивился Поттер. — Лили, не уходи. Я обещаю, мы не тронем Н… Снейпа, — исправился он. — О! Вот и дверь, идём! В этот момент на стене постепенно начала вырисовываться большая деревянная дверь с кованой ручкой ровно в центре. — Что это? — подал голос Регулус. — А это Выручай-комната, братишка, — самодовольно улыбнувшись, объявил Бродяга. После этих слов близнецы понимающе хмыкнули: они и сами частенько пользовались данным помещением. Немного поспорив, ребята всё же начали пробираться в комнату. Внутри это оказалось средних размеров помещение, выкрашенное в красные и зелёные цвета. Посередине стояли два коричневых дивана и несколько кресел, в пространстве между ними располагался маленький журнальный столик, на котором уже стоял ящик с теми самыми книгами. Постепенно ребята расселись и задались актуальным сейчас вопросом. — Ну, кто будет читать? — Лонгботтомом взял в руки книгу «Гарри Поттер и философский камень», а после окинул всех присутствующих вопросительным взглядом. — Давай я начну, — вызвался Римус. Спорить никто не стал. Фрэнк молча передал ему книгу и уселся на своё место рядом с Алисой. — Глава первая. Мальчик, который выжил. — Выжил? Везунчик, — хмыкнул Гидеон. Впрочем, услышал его только брат. Мистер и миссис Дурсль проживали в доме номер четыре по Тисовой улице и всегда с гордостью заявляли, что они, слава богу, абсолютно нормальные люди. — И что в этом хорошего? — перебил Джеймс. Остальные предпочли не отвечать на это. Мистер Дурсль возглавлял фирму под названием «Граннингс», которая специализировалась на производстве дрелей. — Производстве чего? — не понял Фрэнк. — Дрелей. Это такая маггловская штука, с помощью которой можно делать различные отверстия в стенах. Обычно дрели используют в ремонте, — удосужилась объяснить Эванс. — Магловская? — встрял Регулус. — Только не говорите мне, что эта книга про маглов, — он брезгливо окинул взглядом книгу в руках Люпина. — Надеюсь, что это не так, — пробормотала Алиса, но её никто не услышал. Это был полный мужчина с очень пышными усами и очень короткой шеей. Что же касается миссис Дурсль, она была тощей блондинкой с шеей почти вдвое длиннее, чем положено при ее росте. — Писаная красота, — фыркнул Сириус. Многие на это захихикали. У мистера и миссис Дурсль был маленький сын по имени Дадли, и, по их мнению, он был самым чудесным ребенком на свете. — Каждые родители считают своего ребёнка лучшим, — умильно улыбнулась Лили. — Говори за себя, — тихо произнёс Сириус, чем вызвал вопросительные взгляды со стороны многих и понимающие взгляды друзей и брата. Семья Дурслей имела все, чего только можно пожелать. Но был у них и один секрет. Причем больше всего на свете они боялись, что кто-нибудь о нем узнает. — Ну-ка, ну-ка. Что за секрет? — близнецы заинтересованно потёрли ладони. Дурсли даже представить себе не могли, что с ними будет, если выплывет правда о Поттерах. — Поттер, тебя даже маглы не любят. — Заткнись, Нюнчик! Снейп хотел было ответить, но под взглядом Лили умолк. Миссис Дурсль даже делала вид, что у нее вовсе нет никакой сестры, потому что сестра и ее никчемный муж были полной противоположностью Дурслям. — Та-а-ак… — протянул Блэк, — в письме указанно, что миссис Поттер — это Лили. Значит эта миссис Дурсль — твоя сестра? — он перевёл любопытный взгляд на Лили. Все остальные сделали то же самое. Снейп скривился при упоминании «миссис Поттер», но промолчал. — Наверное, — немного смутившись, ответила Лили. — У меня есть сестра Петунья, но я не знаю никакого Дурсля. — Значит, это её будущий муж, — заключила Алиса. — Римус, продолжай. Мистер Дурсль что-то напевал себе под нос, завязывая самый отвратительный из своих галстуков. А миссис Дурсль, с трудом усадив сопротивляющегося и орущего Дадли на высокий детский стульчик, со счастливой улыбкой пересказывала мужу последние сплетни. — Капризный ребёнок, — заключил Фрэнк. — За таким глаз да глаз нужен. В половине девятого мистер Дурсль взял свой портфель, клюнул миссис Дурсль в щеку… — Зачем он клюёт жену? — искренне удивился Питер. Ребята на это засмеялись. — Это выражение такое, Пит, — отсмеявшись, объяснила Алиса. — Ааа, — протянул покрасневший от осознания глупости своих слов парень. На углу улицы мистер Дурсль заметил, что происходит что-то странное, — на тротуаре стояла кошка и внимательно изучала лежащую перед ней карту. В первую секунду мистер Дурсль даже не понял, что именно он увидел, но затем, уже миновав кошку, затормозил и резко оглянулся. На углу Тисовой улицы действительно стояла полосатая кошка, но никакой карты видно не было. — Это, наверное, кошка волшебников, — предположил Гидеон. — Или она сама — волшебник, — продолжил Фабиан. …попав в обычную утреннюю автомобильную пробку и от нечего делать глядя по сторонам, мистер Дурсль заметил, что на улицах появилось множество очень странно одетых людей. Людей в мантиях. — Значит, книга всё-таки о волшебниках, — с заметным облегчением заметил Регулус. Но он сидел к окну спиной и не видел пролетающих сов — подумать только, сов, летающих не ночью, когда им и положено, а средь бела дня! И это уже не говоря о том, что совы — лесные птицы, и в городах, тем более таких больших, как Лондон, не живут. — Люди в мантиях, совы, — перебил сам себя Римус, — разве статут могли отменить? — все лишь пожали плечами. В общем, у мистера Дурсля было вполне нормальное, лишенное сов утро. Он накричал на пятерых подчиненных, сделал несколько важных звонков и несколько раз повысил голос на своих телефонных собеседников. Так что настроение у него было просто отличное… — Как мало нужно человеку для счастья, — перебил Джеймс. Ему этот Дурсль уже не нравился. Нет, конечно, это была глупость. Поттер — не такая уж редкая фамилия. Мистер Дурсль легко убедил себя в том, что в Англии живет множество семей, носящих фамилию Поттер и имеющих сына по имени Гарри. — В магическом мире Поттер — редкая фамилия, — возмутился гриффиндорец. — Да, да, мы знаем, — успокоил друга Сириус. И он даже не может со стопроцентной уверенностью утверждать, что его племянника зовут именно Гарри. Он ведь никогда не видел этого мальчика. Вполне возможно, что его зовут Гэри. Или Гарольд. — Как можно не знать имени такого близкого родственника? — искренне изумился Регулус. — Ага, ты-то, поди, всех пра-пра-пра на нашем гобелене выучил, — подколол брата Сириус. Регулус насупился, но ничего не сказал. — Не извиняйтесь, мой дорогой господин, даже если бы вы меня уронили, сегодня меня бы это совсем не огорчило. Ликуйте, потому что Вы-Знаете-Кто наконец исчез! Даже такие маглы, как вы, должны устроить праздник в этот самый счастливый день! С этими словами старикашка обеими руками обхватил мистера Дурсля где-то в районе живота, крепко стиснул его и ушел. — Исчез? — неверяще выдавил Северус. — Но как? — таким же тоном произнёс Регулус. Поттер с подозрением зыркнул на слизеринцев, но предпочёл ничего не говорить. Для миссис Дурсль этот день был, как всегда, весьма приятным. За ужином она охотно рассказала мистеру Дурслю о том, что у их соседки серьезные проблемы с дочерью, и напоследок сообщила, что Дадли выучил новое слово «хач-чу!» — Нет, ну точно избалованный ребёнок! — воскликнул Лонгботтомом. — Может, он только сейчас такой, а вырастет нормальным, — с надеждой произнесла Лили. Как ни крути, а этот Дадли — её племянник, пусть ещё и не родившийся. Фрэнк на это высказывание недоверчиво фыркнул, выражая свои мысли по этому поводу. По одному из каналов как раз заканчивались вечерние новости. «И в завершение нашего выпуска о странном поведении сов по всей Англии. Хотя совы обычно охотятся ночью и практически никогда не показываются днем, сегодня поступали сотни сообщений от людей, которые с самого рассвета в разных точках страны видели беспорядочно летающих сов. Специалисты не могут объяснить, почему совы решили изменить свой распорядок дня. — Тут диктор позволил себе ухмыльнуться. — Очень загадочно. А теперь я передаю слово Джиму МакГаффину с его прогнозом погоды. Как ты думаешь, Джим, не будет ли сегодня вечером новых дождей из сов?» «Не знаю, Тед. — На экране появился метеоролог. — Однако сегодня не только совы вели себя необычно. Наши зрители из таких отдаленных уголков Англии, как Кент, Йоркшир и Данди, звонили мне, чтобы сообщить, что вместо дождя, который я пообещал вчера вечером, у них был настоящий звездопад! Возможно, кто-то устраивал фейерверки по случаю приближающегося праздника. Хотя до праздника еще целая неделя. А что касается погоды — сегодняшний вечер обещает быть дождливым…» — Ста-а-ату-у-ут, — нервно протянул Римус. — Мы помним Рем, помним, — заверил его Джеймс, — читай давай. — И что? — резким тоном перебила его миссис Дурсль. — Ну, я подумал… Может быть… Может, это как-то связано с… Ну, ты понимаешь… С такими, как она… — С какими это — такими? — удивились близнецы. — С волшебниками, — выдохнула Лили. — Туни ненавидит волшебство… И меня ненавидит, — пояснила она. Сидящий рядом Северус успокаивающе погладил загрустившую девушку по руке. Лили благодарно улыбнулась ему и, успокоившись, кивнула Рему, чтобы тот продолжил. — Их сын — он ведь ровесник Дадли, верно? — Полагаю, да. — Голос миссис Дурсль был холоден как лед. — Не напомнишь мне, как его зовут? Гарольд, кажется? — Гарри. На мой взгляд, мерзкое, простонародное имя. — Нормальное имя! — насупился Поттер. — Уж лучше, чем Дадли, — подхватил Сириус. Так что мистер Дурсль сказал себе, что ни он, ни Петунья ни в коем случае не позволят втянуть себя в творящиеся вокруг странности. Мистер Дурсль глубоко заблуждался, но пока не знал об этом. — И вот так всегда, — перебил себя же Римус. — Думаешь, что этого с тобой не произойдёт, а оно берёт и происходит. Сириус успокаивающе положил руку на плечо другу, Джеймс и Питер понимающе улыбнулись. Снейп подозрительно сощурил глаза, наблюдая за ними. — Закон подлости, — пожал плечами Фрэнк, не придав словам однокашника значения. В дальнем конце улицы — как раз там, куда неотрывно смотрела кошка — появился человек. Появился неожиданно и бесшумно, будто вырос из-под земли или возник из воздуха. — Волшебник? — с надеждой протянул Фабиан. — Наверное, — ответил Римус. …Звали этого человека Альбус Дамблдор. — Что Дамблдор делает в магловском городке? — удивилась Алиса. Как и ожидалось, никто не ответил. Он явно чувствовал, что за ним следят, потому что внезапно поднял глаза и посмотрел на кошку, взирающую на него с другого конца улицы. Странно, но вид кошки почему-то развеселил его. — Это следовало ожидать, — пробормотал он, усмехнувшись. — Точно! — подпрыгнул Поттер, заставив остальных вздрогнуть. — Если там Дамблдор, то кошка, наверное, МакГонагалл! — Вполне может быть, — спокойно ответила Лили. Джеймс тут же сник. Он явно ожидал не такой реакции на своё «гениальное» предположение. Это был предмет, похожий на серебряную зажигалку. Альбус Дамблдор откинул серебряную крышечку, поднял зажигалку и щелкнул. Ближний к нему уличный фонарь тут же погас с негромким хлопком. Он снова щелкнул зажигалкой — и следующий фонарь погрузился во тьму. — Что это такое? — заинтересованно произнёс Регулус. — Эту штуку, вроде, сам Дамблдор изобрёл, — неуверенно произнёс Римус. — Не помню, как она называется. — Странно видеть вас здесь, профессор МакГонагалл. — Я же говорил, что это МакГонагалл! — Мы и не спорили, — пожала плечами Алиса. — Как вы меня узнали? — спросила она. — Мой дорогой профессор, я в жизни не видел кошки, которая сидела бы столь неподвижно. — Станешь тут неподвижной — целый день просидеть на кирпичной стене, — парировала профессор МакГонагалл. — Целый день? В то время как вы могли праздновать вместе с другими? По пути сюда я стал свидетелем, как минимум, дюжины вечеринок и гулянок. — Это как же этот красноглазый всех достал, что люди так лихо празднуют? — удивился Гидеон. — О, да, действительно, все празднуют, — недовольно произнесла она. — Казалось бы, им следовало быть немного поосторожнее. Но нет — даже маглы заметили, что что-то происходит. Они говорили об этом в новостях. — Она резко кивнула головой в сторону темного окна, за которым находилась гостиная Дурслей. — Я слышала. Стаи сов… падающие звезды… Что ж, они ведь не полные идиоты. Они просто обязаны были что-то заметить. Подумать только — звездопад в Кенте! Не сомневаюсь, что это дело рук Дедалуса Дингла. Он никогда не отличался особым умом. — Как ты сказал? Дингл? — переспросил у Люпина Фрэнк. — Ну да… — Он с нами учится, — ответил на вопросительные взгляды Фабиан. — Нормальный парень, вроде, слабоумием не отличается. — Он, конечно, не слабоумный, но иногда его заносит, — заметил Фрэнк. — Что правда, то правда, — кивнул Гидеон. — Не стоит их обвинять, — мягко ответил Дамблдор. — За последние одиннадцать лет у нас было слишком мало поводов для веселья. — Одиннадцать лет, — тихо сказал Северус. — Нюнчик, чего ты там бормочешь? — заметил его Поттер. — Одиннадцать лет, — уже громче произнёс он, — то есть год восемьдесят первый, — пояснил он. На ненавистное обращение он сегодня решил не обращать внимания. — Будет просто превосходно, если в тот самый день, когда Вы-Знаете-Кто наконец исчез, маглы узнают о нашем существовании. Кстати, я надеюсь, что он на самом деле исчез, это ведь так, Дамблдор? — Вполне очевидно, что это так, — ответил тот. — То есть не умер, а исчез, — задумчиво пробормотала Алиса. — Исчез… Это как понимать? — естественно, Блэку никто не ответил. — Итак, я остановилась на том, что даже если Вы-Знаете-Кто действительно исчез… — Мой дорогой профессор, мне кажется, что вы достаточно разумны, чтобы называть его по имени. Это полная ерунда — Вы-Знаете-Кто, Вы-Не-Знаете-Кто… Одиннадцать лет я пытаюсь убедить людей, что они не должны бояться произносить его настоящее имя — Волан-де-Морт. Многие в комнате вздрогнули при упоминании этого имени. Близнецы Пруэтты, к общему удивлению, расхохотались. — Спасибо Дамби за совет, — выдавил сквозь смех Гидеон. — В следующий раз, когда мне скажут «Вы-знаете-кто», я так и буду отвечать! — Вы-знаете-кто, вы-знаете-кто, а я-не-знаю-кто! — также сквозь смех пробормотал Фабиан. —Да-да, конечно. — В голосе профессора раздражение чудесным образом сочеталось с обожанием. — Но вы не такой, как все. Все знают, что вы единственный, кого Вы-Знаете-Кто — хорошо-хорошо, кого Волан-де-Морт — боялся. — Вы мне льстите, — спокойно ответил Дамблдор. — Волан-де-Морт обладал такими силами, которые мне неподвластны. — Только потому, что вы слишком… слишком благородны для того, чтобы использовать эти силы. — Мне повезло, что сейчас ночь. Я не краснел так сильно с тех пор, как мадам Помфри сказала мне, что ей нравятся мои новые ушные затычки. Теперь уже рассмеялись все. И даже малоэмоциональный Северус заулыбался. — Говорят, — настойчиво продолжила профессор МакГонагалл, — говорят, что прошлой ночью Волан-де-Морт появился в Годриковой Впадине. Что он появился там из-за Поттеров. Если верить слухам, то Лили и Джеймс Поттеры… То они… Они мертвы… Смех мгновенно стих и Выручай-комната погрузилась в звенящую тишину. Мародёры все разом побледнели и перевели взгляды на не менее бледного Джеймса. Северус от услышанного аж позеленел, сжав пальцы испуганно вскрикнувшей Лили. С другой стороны от Эванс тихо всхлипнула Алиса, переводившая взгляд с подруги на Поттера и обратно. Этот всхлип разорвал напряжённую тишину. — Так всё, хватит! — вдруг выкрикнул всё ещё бледный Джеймс. — Сидим тут как на поминках, — на этих словах он дёрнулся, но продолжил, — никто ещё не умер. И не умрёт! — заметив непонимающие взгляды на себе он продолжил. — У нас ведь теперь есть книги, — он махнул рукой в сторону ящика, — мы узнаем, как победить безносого и сможем всё это предотвратить. — По сути, — вдруг заговорил Люпин, — мы вмешались в ход времени, а значит многое из того, что есть в этих книгах, уже не свершится. Чтобы там не произошло, оно в любом случае хоть как-то, но изменится. — Да, — тихо произнесла Лили, украдкой вытирая появившиеся было слёзы, — мы не умрём. Она произнесла это тихо и не очень уверенно, но казалось, что это всех немного приободрило. Римус решил, что можно продолжить чтение. Когда профессор МакГонагалл снова заговорила, голос ее дрожал: — И это еще не все. Говорят, что он пытался убить сына Поттеров, Гарри. Но не смог. Он не смог убить этого маленького мальчика. Никто не знает почему, никто не знает, как такое могло произойти. Но говорят, что, когда Волан-де-Морт попытался убить Гарри Поттера, его силы вдруг иссякли — и именно поэтому он исчез. — Это бред! — хором воскликнули слизеринцы. — Он уничтожил столько сильных волшебников и не смог убить маленького мальчика, — неверяще пробормотал Фрэнк. — И правда, похоже на бред. Дамблдор мрачно кивнул. — Это… это правда? — запинаясь, спросила профессор МакГонагалл. — После всего, что он сделал… После того, как он убил стольких из нас… он не смог убить маленького мальчика? Это просто поразительно… Если вспомнить, сколько раз его пытались остановить… Какие меры для этого предпринимались… Но каким чудом Гарри удалось выжить? — Мы можем лишь предполагать, — ответил Дамблдор. — Возможно, мы так никогда и не узнаем правды. — Даже Дамблдор не знает, что это, — как-то удручённо произнесла Лили. — Может, этот мальчик — очень сильный волшебник? — спросил Сириус. — Ну, точнее, будет таким. — Я здесь, чтобы отдать Гарри его тёте и дяде. Они — единственные родственники, которые у него остались. — Неужели вы… Неужели вы имеете в виду тех, кто живёт здесь?! — вскрикнула профессор МакГонагалл, вскакивая на ноги и тыча пальцем в сторону дома номер четыре. — Дамблдор, вы этого не сделаете. Я наблюдала за ними целый день. Вы не найдёте другой парочки, которая была бы так не похожа на нас. И у них есть сын — я видела, как мать везла его в коляске, а он пинал её ногами и орал, требуя, чтобы ему купили конфету. И вы хотите, чтобы Гарри Поттер оказался здесь?! — Я определённо не хочу, что бы мой сын рос с такими противными людьми, — Поттер зло фыркнул. — Без обид, Лили, но твоя сестра мне совсем не нравится. — Она никому не нравится, — тихо сказал Северус, но услышала его только Лили и сидящий рядом Регулус. — Для него это лучшее место, — твёрдо ответил Дамблдор. — Когда он повзрослеет, его тётя и дядя смогут всё ему рассказать. Я написал им письмо. — Письмо? — очень тихо переспросила профессор МакГонагалл, садясь обратно на забор. — Помилуйте, Дамблдор, неужели вы на самом деле думаете, что сможете объяснить в письме все, что случилось? Эти люди никогда не поймут Гарри! Он станет знаменитостью, даже легендой — я не удивлюсь, если сегодняшний день войдёт в историю как день Гарри Поттера! О нём напишут книги, каждый ребёнок в мире будет знать его имя! — Совершенно верно, — согласился Дамблдор, очень серьёзно глядя на профессора поверх своих затемненных очков. — И этого будет достаточно для того, чтобы вскружить голову любому мальчику: стать знаменитым прежде, чем он научится ходить и говорить! Он даже не будет помнить, что именно его прославило! Неужели вы не видите, насколько лучше для него самого, если он будет жить здесь, далеко от нашего мира, до тех пор, пока не вырастет и будет в состоянии справиться со своей славой? — В чём-то он прав, — произнёс Фрэнк, но заметив на себе злой взгляд Поттера продолжил, — но я думаю, что в таком случае его можно было отдать каким-нибудь другим маглам. Более адекватным, скажем так. Есть же пары, которые хотят завести детей, так почему бы не отдать мальчика им? Слова Лонгботтома всем показались вполне логичными. Даже Лили была с ним согласна. Уж лучше пусть её сын будет расти не у родни, которая будет его любить, чем у родственников, которые будут его ненавидеть. А в том, что они будут его ненавидеть, она не сомневалась. —Да… Да, конечно же вы правы. Но скажите, Дамблдор, как мальчик попадет сюда? Она внимательно оглядела его мантию, словно ей вдруг пришло в голову, что под ней он прячет Гарри. — Он бы там задохнулся, — фыркнула Алиса. — Его принесёт Хагрид. — Вы думаете, это… Вы думаете, это разумно — доверить Хагриду столь ответственное задание? — Я бы доверил ему свою жизнь, — просто ответил Дамблдор. — Я не ставлю под сомнение его преданность вам, — неохотно выдавила из себя профессор МакГонагалл. — Но вы ведь не станете отрицать, что он небрежен и легкомыслен. Он… Что это там? — Что там? — хором произнесли Пруэтты и Джеймс с Сириусом. Ночную тишину нарушили приглушённые раскаты грома. Их звук становился все громче. Дамблдор и МакГонагалл стали вглядываться в тёмную улицу в поисках приближающегося света фар. А когда они наконец догадались поднять головы, сверху послышался рёв, и с неба свалился огромный мопед. Он приземлился на Тисовой улице прямо перед ними. — Летающий мопед! — завопил Сириус, растянув улыбку от уха до уха. Мародёры, знающие о новой страсти Сириуса к данному виду транспорта, усмехнулись. — Ну наконец-то, Хагрид. — В голосе Дамблдора явственно слышалось облегчение. — А где ты взял этот мопед? — Да я его одолжил, профессор Дамблдор, — ответил гигант, осторожно слезая с мопеда. — У молодого Сириуса Блэка. А насчёт ребенка — я привёз его, сэр. — Это мой мопед! — снова завопил Блэк, радости которого не было предела. — Сириус, замолчи, — рявкнул Римус, и Бродяга нехотя перестал кричать. — Бродяга, я надеюсь, ты ещё появишься в истории? — Поттер вопросительно посмотрел на друга. — А я почём знаю? — безразлично произнёс тот. Его голова всё ещё была забита мопедами. Дамблдор и профессор МакГонагалл склонились над свёрнутыми одеялами. Внутри, еле заметный в этой куче тряпья, лежал крепко спящий маленький мальчик. На лбу, чуть пониже хохолка иссиня-чёрных волос, был виден странный порез, похожий на молнию. — Он ранен? — в ужасе уставившись на книгу, спросила Лили. Регулус уже было хотел напомнить ей, что она говорит с книгой, но получив тычок в бок от Снейпа, заткнулся. — Даже если бы мог, не стал бы. Шрамы могут сослужить хорошую службу. У меня, например, есть шрам над левым коленом, который представляет собой абсолютно точную схему лондонской подземки. — Полезный шрам, — фыркнули близнецы. Он нагнулся над мальчиком, заслоняя его от остальных своей кудлатой головой, и поцеловал ребенка очень колючим из-за обилия волос поцелуем. А затем вдруг завыл, как раненая собака. — Тс-с-с! — прошипела профессор МакГонагалл. — Ты разбудишь маглов! — П-п-простите, — прорыдал Хагрид, вытаскивая из кармана гигантский носовой платок, покрытый грязными пятнами, и пряча в нём лицо. — Но я п-п-п-просто не могу этого вынести. Лили и Джеймс умерли, а малыш Гарри, бедняжка, теперь будет жить у маглов… — Да, да, все это очень печально, но возьми себя в руки, Хагрид, иначе нас обнаружат, — прошептала профессор МакГонагалл, робко поглаживая Хагрида по плечу. А Дамблдор перешагнул через невысокий забор и пошёл к крыльцу. Он бережно опустил Гарри на порог, достал из кармана мантии письмо, сунул его в одеяло и вернулся к поджидавшей его паре. — Он оставил ребёнка на крыльце? — возмущённо воскликнули девушки. Гарри Поттер ворочался во сне в своих одеялах. Маленькая ручка нащупала письмо и стиснула его. Он продолжал спать, не зная о том, что он особенный, о том, что стал знаменитостью. Не зная, что он проснётся через несколько часов от крика миссис Дурсль, которая перед приходом молочника откроет дверь, чтобы выставить за нее пустые молочные бутылки. Не зная о том, что несколько следующих недель кузен Дадли будет щипать и тыкать его — да и несколько последующих лет тоже… И еще он не знал, что в то время, пока он спал, люди, тайно либо открыто собиравшиеся по всей стране, чтобы отметить праздник, поднимали бокалы и произносили шёпотом или во весь голос: — За Гарри Поттера — за мальчика, который выжил! — Конец первой главы, — произнёс Римус, захлопывая книгу. Ребята какое-то время молчали, обдумывая новую для них информацию. Слишком шокирующую информацию. — Ну что, читаем дальше? — неуверенно спросил Поттер у всех присутствующих. Ребята ответили утвердительно. — Через пятнадцать минут ужин, — произнёс Фабиан, посмотрев на свои наручные часы. — Значит, идём ужинаем, а после встречаемся здесь же? — дождавшись кивков, Джеймс продолжил: — Завтра воскресенье, так что можно почитать подольше, а завтра продолжить, — предложил он. — Никогда бы не подумал, что ты, Сохатый, будешь с таким рвением читать книги, — хмыкнул Римус. — Я вообще полон сюрпризов, — взъерошив волосы, парировал Поттер. Под смех и разговоры ребята добрались до Большого зала и, условившись встретиться через час, отправились ужинать.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.