Размер:
планируется Макси, написано 188 страниц, 24 части
Описание:
Лучший способ прийти в себя после сильного эмоционального потрясения – смена обстановки. Худший способ сменить обстановку – принять спонтанное решение. На спор отправляя резюме на вакансию администратора проекта на ТНТ, молодая переводчица думала, что ее ждёт рутина и скука. Но теперь о спокойной жизни можно забыть, и меньшей ее проблемой оказывается Арсений Попов...
Посвящение:
Арсений Сергеевич. Благодаря вам я принимаю себя и развиваюсь как человек. Только за одно это вы навсегда в моем сердечке.

Дима, Сережа, Антон - я люблю вас безмерно!

Дорогие мои читатели, вы дарите мне вдохновение.
Примечания автора:
Примечание 1
Плашка "Частичный ООС" стоит потому, что на самом деле я вообще не знаю, какие ребята настоящие, и стараюсь максимально точно следовать характерам, которые они нам показывают.

Примечание 2
Я добавила не все плашки и часть убрала, потому что не люблю спойлеры.

Примечание 3
Очень надеюсь, что у Арсения все хорошо. Я искренне желаю ему счастья, как и остальным импровизаторам.

Примечание 4
Ребята, вы сладкие коты, пожалуйста, господи, не телемостируйте, мне же стыдно...

Работа попала в популярное по фандомам:
Сергей Матвиенко (3 место)
Дмитрий Позов (3 место)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
71 Нравится 436 Отзывы 15 В сборник Скачать

Глава 20

Настройки текста
Я в замешательстве смотрела на экран монитора. Казалось бы, заказать семь номеров в отеле, чего сложного. Тогда почему я уже пять минут не могу заставить себя нажать на кнопку «Забронировать»? В седьмой раз. Для себя. Расписание выступлений в этот раз невероятно неудобное. В конце октября у нас съемки – три напряженных съемочных дня, потом день передышки, а потом мы все вместе выезжаем в Питер и там ребята тоже отыгрывают два концерта – в три и в семь. А ведь перед этим ещё будет техничка, организацией которой мне поручил заняться Стас. Казалось бы, все в пределах десяти дней, но к окончанию этого марафона парни будут выжаты как лимоны. Хорошо, хотя бы перед техничкой не нужно заморачиваться с номерами в отелях и прочим, обычно Арс останавливался у Сережи, и... – Маш, чего зависла? – спросил Журавлев, подсаживаясь ко мне на диван с чашкой ароматного чая и тарелкой с конфетами. – Да не бойся ты, это же я, – добавил он, когда я вздрогнула от неожиданности. Из кухни слышались приглушенные голоса Шастуна и Позова. Последние часа три ребята оживленно обсуждали финальные версии скетчей для новой серии «Дабл тап». Стас уже уехал: Дарина попросила отвезти Демида к врачу, но пять минут назад я все равно слышала, как начальник общается с ребятами по видеосвязи. Я поняла, что ребята наконец-то устали от долгого мозгового штурма и решили сделать небольшой перерыв. – Да проверяю, все ли правильно заполнила, – пожала плечами я, делая хорошую мину при плохой игре. Отправив бронь, я вслепую протянула руку к вазочке и развернула какую-то конфетку. Дима, как и я, жуткий сладкоежка, хоть и ходит в качалку. Так что у нас с первых дней знакомства возникла негласная договоренность: если кто-то из нас идёт чаевничать, сладкое захватывает и для второго тоже. С ним у нас хотя бы вкусы были разные, а то Арс все время любимые конфеты съедал. Но это означало, что мне периодически приходилось морщиться и выплевывать в фантики изюм или чернослив – чтоб ее, эту привычку все время тянуть конфеты вслепую. – Слушай, ну ты собственную фамилию что ли написать не можешь? – хихикнул Журавлев, в очередной раз глядя на мои мучения. – Бывали случаи, – сказала я, усмехнувшись и снова протягивая руку к вазочке. В голове раздался шутливый баритон: «А у тебя тут в фамилии опечатка».  Я покачала головой, чтобы прогнать наваждение: голос Арса казался таким... реальным... Как будто он был здесь. Казалось, что вот сейчас он ткнет пальцем в экран монитора и снова будет надо мной посмеиваться в своей привычной манере. Я покосилась на Диму, но Журавлев увлеченно рассматривал приклеенный у монитора ярлычок со словами, которые мне нужно было доучить к занятию, и ничего не заметил. Закрыв вкладку с сайтом отеля, я сверилась со списком дел. Так, номера забронировала, билеты купила, распечатала... получается, осталось только проверить комментарии ещё раз, и можно домой идти. – Мирачоло экономико итальяно, – по слогам прочитал Димка.  – Мираколо, – мягко поправила его я. – Мираколо! – крикнул Антон из кухни. Я хохотнула. – А знаете, что это? – крикнул Димка. – «Итальянское экономическое чудо, когда Италия резко перешла из грязи в князи», – Дима прочитал написанное на стикере и зафыркал от смеха. – Господи, как ты до такого додумалась? Из кухни раздался громкий смех. – Да просто историческую справку делаю, – оправдывалась я. – Если бы я делал историческую справку, я бы хотя бы дату написал, – сказал Позов, войдя в комнату с такой же, как у Димки, огромной чашкой черного кофе. Антон зашел вслед за ним, сжимая в руках банку с энергетиком. – А мне зачем? – спросила я. Вопрос был риторический, но я знала, что Поз за это зацепится. – Ну да, ты же не по истории Италии экзамен сдавать будешь, – сказал он. Антон и Журавлев заметили лукавую улыбку на моем лице, и в их глазах заплясали смешливые искорки. Дима пока не заметил, что я прикалываюсь. – Ну и что, что на международных экзаменах задача студента – поразить преподавателя своим уверенным владением языка и эрудированностью. Даты знать совсем необязательно, кому они вообще нужны. – Да знаю я, когда это было, Дим, – захихикала я. – Ну и когда же? – спросил Позов, поставив чашку на стол и уперев руки в боки. – Ну Дмитрий Темурович, мы же не на экзамене, – запротестовала я. Как будто до декабря осталось много времени. – Давай-давай, – строго сказал он. Пожалуй, хихикать было лишним. Он понял, что я смеюсь над ним, и в отместку взялся за меня всерьез. – Ну хорошо, ты сам напросился, – я прищурилась, набрала побольше воздуха в грудь и затараторила: – Итальянское экономическое чудо – период с середины 50-х до середины 70-х годов XX века, за который материально и экономически выжатая после Второй Мировой войны Италия внезапно превратилась в одного из лидеров мировой экономики, – я коротко выдохнула. – Доволен? – Пойдет, сдашь, – сказал Дима, усмехнувшись. – На самом деле, понятия не имею, что это, но если ты будешь отвечать так же уверенно, то точно сдашь. Ребята откровенно ржали, слушая нашу содержательную дискуссию. Позов все-таки невероятно остроумен. – Да у меня экзамен только в декабре, – сказала я. – Неважно, – сказал Дима. – У тебя же экономика Италии – одна из тем? Скажи спасибо, что я тебя по-итальянски не попросил сказать. Арс бы точно возможности не упустил. Мы засмеялись. Мой голос звучал чуть громче остальных. – Смотрю, с мозговым штурмом на сегодня все? – хихикнула я – уже гораздо естественнее. – Да, в целом, – сказал Антон, приземляясь на диван между мной и Журавлевым. Димка еле успел спасти от него вазочку с конфетами: чашку он заранее взял в руки. Меня немного качнуло, когда Антон бахнулся рядом со мной, но моему термосу-то все было нипочем. – Видео, наверное, только осталось выложить на ютуб, да и все. Остальное завтра, сил уже никаких сегодня нет. – А, ну окей, – я подняла бровь и, высунув от усердия язык, перегнулась через Антона к вазочке. Он аккуратно поставил банку на пол, открыл свой компьютер, опубликовал загруженное заранее на ютуб видео и хитро переглянулся с Журавлевым. Позов стоял возле стола с чашкой кофе в руках и откровенно забавлялся над моими попытками не уронить свой ноутбук, ноутбук Антона и при этом ухватить у Димки конфетку. – Тебе помочь? – спросил он, снова ставя свою чашку на стол. Журавлев устал смотреть на мои мучения и закинул конфету мне прямо в рот. Я с довольным видом зажевала и уселась на свое место. – Не, – сказала я с набитым ртом. Парни снова засмеялись. Антон чуть раздраженно глянул на меня, когда я случайно заехала ему плечом по щеке. Обычно после загрузки видео в комментариях разворачивался кромешный ад, но сейчас же были только первые секунды, и я могла еще немного насладиться райскими минутами спокойствия... *** Правда, я не была готова к тому, какой ад развернется в комментариях на следующее утро. Много, очень много записей, со старых аккаунтов, с фейков, и все одного содержания: «Назови его "Жалко, что не Арс"», «Позови Арса», «Попов нужОн», «Да потому что Арс нахуй не нужОн».  О господи. Первый десяток я заскринила, чтобы показать Стасу: вот он посмеётся, когда увидит очередную попытку фандома убедить ребят позвать Арса в «Контакты». Потом я скринила их, чтобы сказать ему, мол, смотри, какое единодушие и организация. К тому моменту, когда Стас зашёл в студию – привычно раньше остальных, – я уже скринила их просто из злости и безжалостно отправляла в бан каждого, кто писал на эту тему под этим конкретным видео.  В «Твиттере» и на ютубе уже начали появляться гневные комментарии в стиле: «Дубровская в глаза ебется» и «Маша, не удаляй этот комент, мы хотим видеть Арса в Контактах» и прочие, такого же содержания. Их я тоже по возможности удаляла, но не банила авторов, если они вели себя вежливо. – Привет, Маш! – сказал Стас, закрывая за собой дверь. – Привет! – я махнула рукой, не отрываясь от ноутбука. – Ничего не спрашивай, это, блять, пиздец. – Что такое? – спросил Стас, поставив чайник. – Что они там начудили с утра пораньше, что ты уже так сердишься? – Да ты посмотри! – сказала я, привычно отодвигаясь ближе к краю дивана и открывая в галерее сделанные заранее скриншоты. – Полистай. Стас сел рядом со мной и пролистал несколько фотографий. С каждым просмотренным скриншотом его лицо все сильнее вытягивалось. Я видела, что он одновременно удивлен, рассержен – и что вместе с этим его распирает желание расхохотаться. В принципе, я была бы с ним солидарна, если бы мне не пришлось удалять все эти комментарии с утра пораньше.   – Они сговорились что ли? – спросил Шеминов, продолжая нажимать на стрелку вправо. – «Назови "Жаль, что не Арс"» [1]. «Когда будет Арс?», – прочитал он.  – Как будто кроме него позвать больше некого, – пробурчала я. – Да и не пойдет он в «Контакты», я... – я осеклась. Я у него спрашивала. – Просто одно и то же, слово в слово. Арс, Арс... Хуярс! – торжественно заявила я, и Стас прыснул. – Что ты ржешь, они меня заебали. Я все утро за ними комментарии подчищаю, а им как будто конца краю нет. – Добро пожаловать в наш мир, – вздохнул Стас, мельком пролистывая остальные скриншоты. – Но, знаешь, я бы на твоём месте так не матерился. Всё-таки, ты девушка и, думаю, Арсу было бы не очень приятно, если бы он узнал, как ты исковеркала его имя. Я замолчала и опустила голову. Шеминов пристыдил меня совершенно справедливо. И мне стало больно, потому что как бы я ни пыталась абстрагироваться от мыслей об Арсе, все равно все вокруг напоминало о нем. Я сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Кажется, со Стасом нужно серьезно поговорить. – Стас... – осторожно начала я. – Разрешишь мне высказать свою точку зрения? Пока ребята не пришли, – спросила я. – По поводу? – откликнулся босс, отставляя ноутбук в сторону и направляясь в сторону кухни. Я послушно последовала за своим начальником. Стас достал две кружки, два пакетика чая с мелиссой и мяту. Когда эта кухня стала моей вотчиной, я сразу подумала, что было бы неплохо сделать небольшой запас разных трав, типа мяты, мелиссы или чабреца, которые можно было бы по настроению добавлять в чай. Практично, что ли... и гораздо приятнее, чем пить тот порошок, который обычно засыпают в чаи с добавками. Парни сначала на меня крутили пальцем у виска, но потом идея прижилась, тем более, что мяту я всегда засушивала сама. Стас бросил на меня озадаченный взгляд, оценил степень моей взвинченности и достал ещё и маленькую баночку с валерьянкой. – На, – сказал он, протягивая ее мне. Когда я взяла из нее две таблетки, он, подумав, не стал убирать ее в шкафчик и тоже выпил пару штук [2]. – Давай, рассказывай, что ты там надумала. У тебя по лицу видно, что разговор предстоит очень серьезный. Правда. Как бы я ни старалась, скрывать эмоции, как некоторые актеры в нашей команде, я толком и не научилась. Конечно, иногда получалось, но только во время синхронного перевода, когда я настолько погружалась в работу, что все эмоции сами собой отходили на второй план.  Я вздохнула.  – Да. И я боюсь, что этот разговор будет нарушением субординации, так что заранее прошу: не увольняй меня, пожалуйста, – грустно усмехнулась я. Стас поставил передо мной чашку с дымящимся ароматным напитком. Я вздохнула, набираясь смелости. – В общем, мне кажется, что отношение фанатского сообщества к ребятам, а конкретно, к Антону и Арсу, – я порадовалась, что на имени Попова мой голос не дрогнул, – не совсем нормально, – я сердито отпила из чашки и скорчила недовольную рожицу: вода ещё была слишком горячей, я глотнула почти крутой кипяток и обожгла себе язык. – Прежде чем ты начнёшь возражать, отмечу, что я в фандоме почти с самого начала показа шоу и видела ситуацию с обеих сторон. Стас вздохнул. – Маша, – сказал он предупреждающим тоном. – Предупреждаю тебя, что то, что ты работаешь с нами, не даёт тебе права защищать этих неадекватных... – Вот об этом-то я и хочу с тобой поговорить, – сказала я. – На самом деле в фандоме много адекватных людей. Стас хмыкнул. – Просто они не отсвечивают. Я, например, практически нигде не отсвечивала, пока не начала с вами работать, – босс кивнул, признавая мою правоту. Я прекрасно знала, что прежде чем принять меня, они с Оксаной и Арсом прошерстили все мои социальные сети, проверяя мою связь с шипперами. Попов случайно проболтался об этом во время одной из наших прогулок, да и это было очевидно, учитывая, что они приняли в свою тесную компанию человека с улицы. – Суть в чем. Я прекрасно вижу, как остро ребята реагируют на шипперский контент. До сих пор. Но, понимаешь, фанфики это одно дело. Их всегда будут писать, и повлиять на это мы никак не сможем. Более того, от этого мы можем абстрагироваться: можно просто их не читать, – Стас при этих моих словах поморщился, а я сделала паузу, чтобы подуть на чай и сделать аккуратный глоток. – Но то, что ребят отмечают на шипперском контенте на их личных страницах и достают на каналах, нужно пресекать. Это не нормально. – Не понимаю, почему ты говорила, что будешь нарушать субординацию, – пожал плечами Стас. – Пока что меня все устраивает. – Я буду нарушать ее сейчас, – вздохнула я. Я помолчала, подбирая правильную формулировку: понимала, что иду сейчас по очень тонкому льду. – Мне кажется, что в сложившейся ситуации есть и твоя вина. Арс и Антон – прекрасный дуэт, ты знаешь это как никто другой. Недаром ведь ты почти все время ставил их вместе в первых выпусках.  Стас вздохнул. – Слушай, какая сейчас-то разница? – спросил он. – Если после каждой игры, на которой я ставлю их вместе, Интернет просто разрывает от визга шипперов? – Химию между ними не заметит только слепой. И, честно скажу, ты в свое время очень этим злоупотреблял, – возразила я.  – Да, только из-за того, как их достают, я вообще в последнее время боюсь ставить их вместе. Себе дороже, ты видела, как Арс психует из-за всего этого? Видела. О да. Я вообще только из-за Арса и завела этот разговор, Антон реагирует на это не так остро, хоть его это тоже бесит. – Это не выход, – покачала головой я. – Они один из самых ярких дуэтов в шоу. Без него мы лишимся одной из тех изюминок «Импровизации», благодаря которым ребята собрали такой огромный фандом. – А как тогда прикажешь ограждать парней от восторженных визгов из-за Артонов? – ощерился Стас. Я знала, что он тоже сидит в «Твиттере». – Разговаривать не пробовал? – задумчиво спросила я. – Ну, то есть, прямо попросить, как взрослый человек, чтобы они не отмечали ребят на шипперских артах и видео и оставили их в покое на их Интернет-пространстве? – Ребята пытались говорить им... – Ага, называя фанатов псами-шипперами, – грустно сказала я. – Плавали, знаем, я смотрела те эфиры. Более того, ты и сам отличился. Как можно было заявить, что импрофандом – сплошь девочки-подростки? Так обидеть самый большой фандом в стране? – я снова отпила из чашки. Стас смотрел мне прямо в глаза. Я видела, что ему не слишком нравятся мои слова, но пока что он ничего не говорил: знал, что я права, пусть даже тот эфир посмотрело всего человек двести. Фандом не забывает. – Я говорю именно о просьбах, спокойном аргументированном разговоре, построении отношений. И уже потом о бане, для тех, кто совсем тупой и не понимает русского языка. Но оскорблять никого не нужно. Стас задумался. – У меня перед глазами даже есть живой пример... Ну, почти, – сказала я, и Стас хмыкнул. – Ну вот, смотри, есть такой книжный блоггер Энтони Юлай. Слышал о нем? Стас снова хмыкнул. Я так и не поняла, положительный это был ответ или нет, но он явно давал мне понять, что я могу продолжать свой монолог. На всякий случай я кивнула. – У него примерно с год назад была не очень приятная ситуация с поклонниками. Знаешь же песню «ты пчела, я пчеловод»?  Стас снова хмыкнул, давая понять, что знает. – Вспомнила тоже, – сказал он. – Но, честно говоря, я пока не улавливаю связи. – Этот блоггер на фоне этой песни как-то пошутил в сториз, что его зовут Анатолий Улей, – сказала я. – Вообще-то, это довольно забавная история. Было очень смешно, его подписчики быстро подхватили этот прикол, активность в соцсетях у него была просто прекрасная на этом фоне, и все было нормально и весело, пока рекламодатели не начали писать ему, обращаясь как к Анатолию Улею. Или даже как к Антону Хуле. Босс посмотрел на меня, и я увидела, что мой рассказ его весьма позабавил. В его глазах появилось понимание.  – В общем, Антону пришлось обращаться к подписчикам с просьбой перестать называть его так. Сначала в сториз. Потом – в видео. И если ты думаешь, что его услышали с первого раза, ты глубоко ошибаешься. Дошло до того, что те подписчики, кто понял просьбу блоггера, стали приструнивать других, не таких понятливых. Понимаешь, к чему я клоню? Стас нахмурился. – То есть, ты хочешь сказать, что в итоге они могут сами... начать модерировать свое же сообщество? Я кивнула. – Если правильно их настроить – да. – Может сработать, – задумчиво проговорил Стас. – Да. Особенно если ты покажешь фандому, что воспринимаешь его всерьез и относишься к нему с уважением. – А сами-то они относятся к нам с уважением? – спросил Стас. Он заговорил на повышенных тонах, и я видела, как его на самом деле достала вся эта ситуация. Я прекрасно его понимаю: сама частенько шерстила «Твиттер» и прекрасно представляю, как обидно, когда регулярно проходятся по твоим недостаткам внешности, которые мужчины и так воспринимают очень болезненно с возрастом, и придираются к мелочам. – В любом случае, ты взрослый человек, и именно ты должен сделать первый шаг к взаимопониманию. Если ты все сделаешь правильно, тебя поддержат и проблема постепенно решится. Стас глубоко задумался. – Ты точно в этом уверена? Я горячо закивала. Мы молча посидели несколько минут. Стас обдумывал новую информацию, а я пыталась унять дрожь в руках от всплеска адреналина. Все-таки, разговор с боссом на такую тему – дело очень серьезное. А для Стаса это еще и явно было больной мозолью, вскрывать которую мне совсем не хотелось – но пришлось. В голове у меня промелькнула шальная мысль, что, пожалуй, надо будет прикупить на случай подобных разговоров в будущем коньяка или травяной настойки: я бы сейчас не отказалась от стопочки чего-нибудь покрепче, чем мятный чай. От моих размышлений меня отвлек телефонный звонок. Стас взял трубку. – Алло? Да, Слав, привет... да, говорит, она к экзаменам готовится сейчас... а откуда ты это знаешь? Что? Вот это да... Погоди, сейчас я тебе ее дам, сам у нее спросишь. Маш, – это уже мне, – это тебя, Слава Дусмухаметов. Я подняла бровь. Зачем я могла понадобиться креативному продюсеру ТНТ? – Алло? Здравствуйте, Вячеслав Зарлыканович, – быстро произнесла я, мысленно благодаря богов и будд, что заранее зазубрила, как обращаться к высшему начальству. Стас подавил смешок: он-то с начальством давно был на «ты», у него необходимости запоминать заковыристые отчества не было. – Здравствуйте, Мария, – я услышала через динамик уважительный голос и удивлённо подняла брови. – Скажите, пожалуйста, вы ведь владеете итальянским языком? – В какой-то степени да, – нахмурилась я. К чему он клонит? – А взялись бы за устный перевод? – Конечно, – я сказала это так недоуменно, что предложение получилось больше похожим на вопрос. – Когда вам необходимы услуги переводчика? – Как можно скорее, – последовал ответ. Я невольно ахнула. – Простите, что так внезапно, – неожиданно извинился он. – У нас сегодня важные переговоры, в страну приехал один из важных инвесторов из Италии. А наш переводчик с итальянского, который обычно координировал нас, вчера немного... в общем, он плохо себя чувствует... и сегодня не может возобновить работу. Мы сейчас срочно ищем ему замену, но сами понимаете, за такой короткий срок... плюс, инвестор утверждает, что вы прекрасно владеете языком. Понятия не имею, откуда он это знает, но сейчас ваши навыки были бы весьма и весьма кстати. Чего? Когда это я успела попереводить для инвестора ТНТ? – Он знает английский? – спросила я, стараясь скрыть удивление. Шеминов, который внимательно следил за моей реакцией, округлил глаза точно так же, как и я. – В какой-то степени, – последовал ответ. – Он наш давний партнер, но я всё-таки решил, что помощь квалифицированного специалиста не помешает, а так как вы уже переводили для нас и, как оказалось, оттачиваете свои навыки... Сможете через два часа быть в Главкино? – Вячеслав Зарлыканович, подождите секундочку, – пробормотала я. – Стас... Мне, кажется, придется сейчас уехать, вызывают на перевод. Стас пожал плечами и кивнул, как бы говоря: да, я уже понял, что он именно за этим меня и вызвонил. – Я приеду. Я вздохнула. Похоже, придется ехать как есть, возможности привести себя в подобающий вид у меня не будет. Учитывая, что сегодня я пришла на работу в бежевом флисовом костюме, на таких важных переговорах я буду просто воплощением профессионализма. С одобрения порядком загрузившегося после нашего разговора начальства я заказала такси, закинула к себе в рюкзак концертную косметичку ребят и пулей бросилась в Главкино. По дороге, в машине, я все-таки умудрилась немного привести себя в порядок: подкрасила глаза, скрывая следы очередной бессонной ночи, чуть пощипала щеки и поприкусывала губы, чтобы к лицу прилила кровь. Нахмурилась, потому что в последнее время каждый раз, когда мне нужно ехать на такси, мне надо прилететь, а не доехать к месту назначения. Прилетев в Главкино, я посмотрела на часы и полетела в нашу гримерную, где в чехле висело мое рабочее платье и туфли. Быстро переоделась, провела по платью роликом, снимая с ткани несуществующий ворс, натянула туфли прямо на голые ноги и бросилась в конференц-зал. Я толкнула последнюю дверь ровно через два часа после звонка Вячеслава Зарлыкановича. Увидев меня, он посмотрел на часы и кивнул. Второй переводчик, вымотанная смуглая девушка лет двадцати пяти, с надеждой обернулась на звук открывшейся двери и явно вздохнула с облегчением, увидев, что в зал залетела ее коллега. – Здравствуйте, извините, пожалуйста, за... – мой голос оборвался, когда сидящий ко мне спиной мужчина повернулся ко мне лицом. – А вот и она! – провозгласил он. – Я же говорил, что у вас есть люди, которые владеют итальянским, и со стороны искать никого не нужно. Здравствуй, Мария! Наконец-то мы можем начинать. ______________________ [1] Это прямая отсылка на случай, который произошел, когда в "Контакты" пришел Гудков, когда вместо того, чтобы предлагать нормальные варианты для телефонной книги Антона, люди начали заваливать канал сообщениями как раз в духе "А когда будет Арс?". Меня, признаться, дико выбесила такая ситуация и демонстрация полного отсутствия уважения к ребятам и гостю. [2] В связи с тем, что меня читают совсем молоденькие девушки, считаю нужным отметить, что успокоительными (даже растительными) лучше не злоупотреблять. [3] Образ Дусмухаметова, к сожалению, тут не имеет (наверное) ничего общего с реальностью, я решила показывать его просто как рандомного строгого босса, который, при этом, дает своим подчиненным свободу. Ну, и как очень вежливого человека. Не знаю, получилось или нет, что скажете? [4] Этот разговор со Стасом я планировала вписать в повествование довольно давно. То, что было в этом разговоре описано, довольно давно меня беспокоит и я считаю, что это очень-очень важно, так что я впервые надеюсь, что кто-нибудь из команды все-таки наткнется на мою писанину. Можете считать, что это ролевая модель... Правдоподобно вышло, как думаете? [5] У меня в этой главе много отсылок на реальных личностей и реальные события. Энтони Юлай - очень классный книжный блоггер, если вы не смотрели его видео, то очень советую!
Примечания:
Всем привет, мои дорогие!

Как вы, наверное, поняли, эта глава посвящается Станиславу Владимировичу Шеминову и одной из главных проблем импрофандома :) Стас, если читаете, вам пламенный привет и выражение поддержки (вместе с небольшим уколом за то, что не выстраиваете с фд диалог, что я и пыталась выразить).

Мои любимые S.L., nenuzhnaya, Sister Mary Eunice McKee, жареная картошечка seaideal, скрепка хх, Нехотелла и lady_du, - спасибо вам за отзывы! Я уже немножко поправила главку в соответствии с вашими замечаниями, думаю, что еще можно сделать:) Спасибо вам огромное, что очень корректно указываете мне на недостатки моей работы - и за то, что отмечаете ее положительные стороны: благодаря вам я становлюсь лучше! :) Очень люблю вас!

Огромное спасибо вам, мои дорогие, за то, что читаете, комментируете, жмахаете на кнопку "жду продолжения", за большие пальцы и за очень живой отклик на работу в целом!

Я попыталась изобразить Позова и не переборщить с занудностью - как вам? Его прописывать еще сложнее, чем Арса, честное слово:)

Традиционно, если вы дочитали до комментария, желаю вам тепла этой осенью, с учетом последних тенденций: не надевать корону (а тем, кто ее надел - благополучно ее снять!), здоровья в общем, потому что осеннюю ОРВИ никто не отменял, и радости. Много-много радости!

P.S. А вот в этой работе, которую мы пишем с lady_du, накал страстей между главными героями такой, что ну просто диву даешься! https://ficbook.net/readfic/9783017
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты