Маяк

Гет
NC-17
В процессе
26
автор
Размер:
планируется Макси, написано 88 страниц, 12 частей
Описание:
История о том, как сложилась судьба кореллианских контрабандистов после того, как они покинули Пространство чиссов.
Примечания автора:
1. AU, действие разворачивается сразу по окончании событий романа "Сверхдальний перелёт".

2. Дженогет. Можно читать как джен. Гетная линия запрятана в дебрях джена. Ставлю рейтинг NC-17 за насилие. Уберите детей от ГОЛОэкранов!

3. Оба пейринга равноценны! Второй пейринг пока не буду обозначать. Это важно, да. Также я намеренно не проставляю некоторые спойлерные метки (они будут указываться перед определёнными главами).

4. Могут попадаться совсем мелкие (и, надеюсь, незаметные) отсылки к Диснею - предметы там, еда, животные.

5. Могут быть некоторые несостыковки по датам, событиям и по званиям персонажей-имперцев с каноном Расширенной Вселенной + намеренный частичный ООС.

6. В некоторых главах встречается нелинейное повествование (крустайские флешбеки О_о).

Замечательная художница **Soulnova Alizrak** нарисовала арт к этому фику:
https://twitter.com/yoski_soulnova/status/1321167546746286081?s=19
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
26 Нравится 87 Отзывы 17 В сборник Скачать

Глава 8

Настройки текста
Татуин, Внешнее кольцо. Спустя месяц.       Передний иллюминатор заполнил гигантский шар, на пятнистой поверхности которого можно было различить все оттенки жёлтого, бежевого и оранжевого цветов. От одного этого зрелища капитана Парка бросило в жар, ибо планета представляла собой гигантскую бесплодную пустыню. «Быстрый удар» вышел на орбиту Татуина.       Пилот эль-челнока отрапортовал, что готов ко взлету, и через пару минут Восс увидел, как в сторону планеты двинулась маленькая серебристая точка.       Оставалось надеяться, что тот тип — Жорж Кар’дас — не обманул его, дав координаты местонахождения бывшего «Охотника за наживой», ныне носящего название «Кошка»*.       «Как символично», подумал Восс. Складывалось ощущение, что сейчас происходит забрасывание того самого якоря-кошки в море, чтобы выловить другого контрабандиста — Дубрака Кеннто.       Восс не доверял Кар’дасу ни на йоту. Панибратская манера, с которой контрабандист общался с коммодором Трауном, его не только удивила, но и вызвала приступ раздражения. С офицером имперского флота никто не смеет разговаривать подобным образом! Хоть из слов незнакомого языка Восс не понял ровным счетом ничего, но интонации в голосе Кар’даса и вальяжность его движений говорили сами за себя. Траун, однако, не высказал и намека на раздражение, что сильно обескуражило Восса. Ему тяжело было осознать, что имперец может водить дружбу — а их разговор шёл явно на дружеской ноте — с таким отбросом общества. Поразил его и язык, на котором говорили эти двое. Такой жесткий, отрывистый, похожий на смесь утробного рычания ворнскра и стрекотания крыльев разозлившегося джеонозийца.       «В этом языке вообще есть гласные?», подумал про себя Восс, непроизвольно отмечая, что есть в его звучании что-то завораживающее, несмотря на то, что родной язык чиссов — без сомнения, это был именно он — показался ему достаточно грубым и некрасивым.       Выйдя из челнока, Траун велел Воссу ждать информации от Кар’даса по поводу «Охотника за наживой» и по необходимости оказывать содействие в поисках. Контрабандист исчез почти на месяц. Восс уже начал было волноваться, когда один из подельников Кар’даса неожиданно вышел на связь и доставил зашифрованное сообщение с координатами местонахождения «Кошки», не потребовав при этом ни кредита за свои услуги.       И вот теперь капитан Парк стоял на мостике, по привычке заложив руки за спину, и ожидал информации от посланного на поиски Кеннто молодого лейтенанта, которого сопровождал в довесок отряд штурмовиков. Немногочисленные города Татуина славились криминогенной обстановкой и полным отсутствием даже намёка на обеспечение правопорядка и безопасности. Имперцев там недолюбливали, а Восс рисковать своими людьми не желал.

***

      В кантине Чалмуна, что находилась близь космопорта Мос Айсли, было не протолкнуться. В послеполуденные часы здесь собирался, пожалуй, весь типичный колорит Внешнего кольца, прибывавший на Татуин: от простых контрабандистов и вольных торговцев до охотников за головами, гангстеров и представителей криминальных авторитетов. Сюда заглядывали даже джавы и тускены, чтобы выгодно продать металлическое барахло, найденное в песках бескрайних пустынь. Звуки музыки — немногие владельцы кантин Мос Айсли могли похвастаться живым оркестром — клубы дыма и запах дешёвого алкоголя создавали здесь свою неповторимую атмосферу.       — Желаете обновить? — зажужжал в ушах металлический голос.       Дубрак Кеннто с трудом поднял затуманенный алкоголем взгляд на дроида-официанта и рассеянно кивнул. Сказать «да» он уже не мог. Тот вернулся через пару минут, показавшихся контрабандисту вечностью, и поставил перед ним кружку с пенным ярдлом и тарелку с сырными шариками — популярную закуску в подобного рода забегаловках Внешнего кольца.       Дрожащей рукой Кеннто не сразу дотянулся до выпивки. Рассеяно наблюдая, как дроид собирает с его столика несколько пустых кружек и тарелку с недоеденным шашлыком из банты, он размышлял, до чего ж дерьмова жизнь. С последним контрактом на поставку дуниума возникли проблемы. Мало того, что пришлось дать на лапу тому имперскому таможеннику, так ещё и клиент оказался скупым родианцем, который заплатил ему лишь четверть от оговоренной суммы. Более того, молодой компаньон, которого он нанял в качестве второго пилота, отказался с ним работать, заявив, что больше не намерен терпеть нападки в свою сторону. После убыточного рейса Дубрак был настолько не в духе, что, не подумав, сорвал злость на напарнике. Теперь Кеннто просиживал штаны в кантине, пропивая остатки кредитов, и вот уже неделю не мог найти нового заказчика. То, что во всём были виноват ядрёный ярдл, бесконечное пьянство и собственный отвратительный характер, ему и в голову не приходило.       Окинув мутным взглядом толпу, Кеннто проморгался, не веря собственным глазам. В помещение вошли четверо имперских штурмовиков в белых доспехах, а вместе с ними офицер в чёрном кителе. Дубрак посмотрел в кружку с ярдлом, потом снова в зал, ещё раз проморгался и протер глаза, но имперцы оказались настолько наглыми, что не пожелали исчезать.       — Какой хатт принес этих сюда?.. — буркнул он, засунув в рот сырный шарик. Имперцы в подобных дырах, как кантина Чалмуна, явление настолько редкое, как взрыв сверхновой. Ну и вызвали они реакцию, похожую на этот самый взрыв: музыка оборвалась на визгливой ноте, гул голосов стих, головы всех посетителей повернулись в сторону неожиданных посетителей. Даже дым от многочисленных папирос, казалось, немного рассеялся.       Ничуть не смущенный такой реакцией имперский офицер сделал знак двоим штурмовикам оставаться у двери, а сам, в сопровождении ещё двоих, направился к барной стойке. Надменное выражение лица, решительный шаг, холодный взгляд, расправленные плечи — всё в нём говорило, что этот человек ощущал собственную важность. Того и гляди лопнет от гордыни! И что этот хаттов имперец о себе возомнил?       В дверном проеме одной из вип-лож появился двухметровый силуэт Чалмуна, хозяина кантины. Глубоко посаженные глаза недобро сверкнули. Всем известно, что вуки не жаловал имперцев. Хозяйничать в своей вотчине он им не позволит.       Судя по надменному выражению лица, этот лейтенантишка пришёл сюда явно не стакан лума пропустить. Он приблизился к барной стойке, с презрением глянул на её заляпанную поверхность и негромко поинтересовался о чем-то у бармена-тви’лека. Тот натянул приветливую улыбку, стараясь сохранять невозмутимость, но нервозность выдавали подрагивающие кончики лекку. Всё это время в кантине стояла гробовая тишина, а в воздухе витало напряжение.       Выслушав имперца, бармен облегченно выдохнул и махнул испуганно хлопавшим глазами битам, чтобы те продолжили играть. Вновь зазвучала музыка, и большинство посетителей потеряло к имперцам всякий интерес. Бармен дал понять, что никакая опасность им не угрожает. Вуки Чалмун, пожав могучими плечами, тоже скрылся в своей ложе.       Видя, что ситуация накаляться не собирается, Дубрак расслабился и налёг на свой ярдл, не заметив, как бармен-тви’лек, обменявшись с имперцем ещё парой фраз, указал в его сторону.       — Капитан Кеннто?! — неожиданно раздавшийся где-то рядом командный тон голоса едва не заставил Дубрака подпрыгнуть. Вместо этого он громко икнул и поднял голову вверх. Перед столиком стоял тот самый имперский лейтенант и смотрел на него оценивающим взглядом, в котором сквозило презрение.       — Сдал, падла… — промямлил себе под нос Кеннто, вспомнив бегающие глаза имперского таможенника, который получил взятку за дуниум. — Ты ошибся, лейтенант.       — Неужели? — имперец достал датапад и вывел на экран голографию, на которой виднелся бюст его самого — Дубрака Кеннто. Сомнений быть не могло. Эти уроды пришли за ним! Одурманенный алкоголем разум от резкого выброса адреналина начал потихоньку проясняться.       — Чего тебе надо? — бросил контрабандист, запустив одну руку под стол и нащупывая дрожащими пальцами рукоять бластера. Здравый смысл подсказывал ему, что имперцам лучше не перечить, а если завяжется потасовка, никто в кантине не заступится за него — не того полёта «Эфирная Фея». Но пьяному Дюнное море по колено, и Дубрак, смачно рыгнув, угрожающе — по крайней мере ему так казалось — сдвинул брови.       — Не делайте глупостей, капитан, — лейтенант был не белыми нитками шит, сразу заметив движение руки собеседника. — Я прибыл, чтобы сопроводить вас на имперский звёздный разрушитель «Быстрый удар». Там вас ожидают.       — Арестовать меня хочешь? — прорычал Кеннто, чувствуя, как нити страха стягивают внутренности. — Какой же из имперских законов я нарушил?       Имперец хитро улыбнулся, открыл ещё один файл на датападе и повернул экран. Усилием воли Кеннто сфокусировал взгляд. Там высветился целый список контрабандных рейсов «Кошки», которые она совершила за последние два года, словно кто-то с педантичной точностью отмечал все космопорты, которые он посещал, а также груз — весь, до последнего грамма, до последнего карата, если дело касалось драгоценностей, до последней шкурки очередного редкого животного.       — …но это ерунда, — негромко и почти ласково произнес лейтенант, уперев руки, затянутые в чёрные кожаные перчатки, о поверхность стола и слегка ссутулившись. — Вас ожидают по иному вопросу. И лучше вам пойти с нами подобру-поздорову. Иначе…       — Иначе что? — рявкнул контрабандист, да так, что посетители соседних столиков вновь недоуменно обернулись в их сторону.       Всё так же растянув губы в надменной улыбке, от которой по спине пробежал холодок, имперец ответил:       — У меня приказ доставить вас на «Быстрый удар». Живым и, желательно, не покалеченным.       Кеннто заметил, как один из штурмовиков двинулся ему за спину. Это был сигнал к действию. Он вскочил и бросил кружку с остатками ярдла в лейтенанта. Пальцы второй руки сомкнулись на рукояти бластера, но выдернуть его Дубрак не успел. Одурманенный алкоголем мозг соображал слишком медленно, а тело налилось тяжестью настолько, что в попытке отскочить подальше от штурмовика, он запутался о собственные ноги и повалился на пол, словно мешок с мейлуранами. Сверху на него грохнулся задетый свободной рукой соседний столик со всем находящимся на нём содержимым.       — Крифф… — только и мог выругаться Кеннто.       Ему понадобилось несколько попыток, чтобы встать. Ноги разъезжались на мокром от разлитой выпивки полу. Пару раз он падал обратно под громкий смех толпы, привлеченной необычным зрелищем.       Всё это время лейтенант спокойно стоял, не давая сигнал штурмовикам, и презрительно смотрел на него. Расплескавшийся ярдл попал ему на китель. Он достал из кармана платок и, брезгливо морщась, аккуратно протёр пятна.       Наконец Кеннто кое-как смог подняться на ноги и выдернуть из кобуры злосчастный бластер. Дрожащей рукой он направил оружие на имперца, на что тот лишь шире улыбнулся, не показывая и тени страха.       — Не делайте глупостей, капитан Кеннто, — надменно повторил он. — Расклад сил не в вашу пользу.       Дубрак упорно не понимал, отчего лейтенант так спокоен и почему до сих пор не спустил на него своих цепных ворнскоров в белых доспехах. Немногие могли сохранить хладнокровие под дулом бластера.       — С предохранителя сними, парень! — громко пропищал родианец, столик которого он только что опрокинул.       — Крифф! — опять выругался Кеннто, и как только его палец коснулся заветного рычажка, штурмовики, словно по команде, двинулись в наступление. Не прошло и пары секунд, как Дубрака скрутили и небрежно повалили на пол, а лейтенант уже держал в руках его бластер.       Тви’лек-бармен вырос перед имперцем буквально из ниоткуда, давая понять, что дальнейшие разборки лучше устраивать вне кантины.       — Прошу прощения за это маленькое недоразумение, — ответил тот и протянул ему кредитный чип. — Империя возместит вам причиненные неудобства. И… — он окинул взглядом родианца и его собутыльников, чей столик был случайно опрокинут, — угостите этих гостей за счёт заведения.       — Извинения приняты, — заулыбался тви’лек, ожидавший от имперца всё, что угодно, но не такую непонятную щедрость. Когтистые пальцы аккуратно сомкнулись на чипе, словно это была личинка ядовитого таозина. Имперец самодовольно ухмыльнулся, наслаждаясь его реакцией, и приказал штурмовикам двигаться на выход.       Дубрака довольно небрежно схватили за шиворот и поволокли из кантины. Яркое татуинское солнце резануло по глазам, на несколько секунд ослепив. Он попытался освободиться из сильной хватки штурмовика, но тот ловко заломил ему руку за спину. Да так, что хрустнули суставы. Дубрак вскрикнул от боли, чувствуя, как его приложили лицом о нагретый солнцем корпус спидера.       — Успокойте его! — раздался откуда-то издалека осточертевший голос имперского лейтенанта.       Спину обжёг оглушающий выстрел бластерной винтовки, и Кеннто потерял сознание, провалившись во тьму.
Примечания:
* Имеется в виду маленький 4-лопастной якорь, который называется "кошка".
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты