Тёмное Зеркало

Джен
NC-17
В процессе
65
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 282 страницы, 17 частей
Описание:
2138 год. Оставшись до отключения серверов Иггдрасиля, наша героиня с ужасом понимает, что она застряла в игре. И как будто этого было мало - все НИПы ожили, а её, словно Элли, «ураганом закинуло в страну Оз». Сможет ли она найти способ вернуться домой и как сложатся её отношения с «Волшебником Изумрудного Города»?
Посвящение:
Маруяме Кугане за лучшую иссекайную драму, 10 разрушенных королевств из 10...
А так же любому кто решится это прочитать.
Примечания автора:
Сюжет повествует о перемещении в новый мир другой гильдии вместе с Назариком. Все события происходят параллельно с оригиналом и, до определённого момента, не сильно вмешиваются в ход событий последнего.

Я раскидал несколько ключей. Некоторые внимательные читатели, заметив такие подсказки или определённые несоответствия, могут сказать: "это чё за фигня?" или "почему так н@х$й?" и т.д. Знайте, обычно (обычно) это вроде как намёки на основную завязку сюжета.

Надеюсь вам просто понравится читать мою первую пробу пера.

Альбом - https://ibb.co/album/hXMpDh
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
65 Нравится 324 Отзывы 27 В сборник Скачать

Часть 15. Император без империи

Настройки текста
      Проклятые земли равнин Катз круглые сутки окутывала густая мгла. Когда они покидали Саллутем, над столицей драконьего королевства тоже стоял густой туман, но, в отличие от него, туман с равнин Катз казался Диане огромным зловещим призраком, умудрившимся затаиться у всех на виду. В этот раз их путь пролегал по озеру. Небольшая торговая лодка доставила их к северному берегу. Диана попыталась уговорить капитана отправиться на лодке дальше, вверх по реке, чтобы высадить их поближе к равнинам, но тот угрюмо покачал головой и отказался. Река, протекавшая недалеко от земель Катз, таила в своих водах большую опасность. Там обитали утопленники, водяные и другая враждебная нежить. Так что капитан ни за какие деньги не соглашался заплыть в те воды и старался держать курс подальше от гиблого места.       Несмотря на близость к мёртвым землям, на северных болотах всё ещё кипела жизнь. Лягушки и насекомые уже начали свой концерт, а воздух наполнился предвечерней влажностью и прохладой. То и дело над головой, жужжа, пролетали разноцветные и яркие стрекозы. Среди этой, без преувеличения, природной красоты на коряге сидела Диана и угрюмо рассматривала новую карту западных земель. Наиболее подробную и точную из всех, какие только смог добыть Баро со всеми своими связями. Сам вор сошёл на берег ещё раньше, ближе к востоку, чтобы отправиться в Империю Бахарут и стать её глазами и ушами в той стране. По словам Баро, в Империи у него не меньше связей, чем в Драконьем Королевстве, а вот у преступного мира королевства Ре Эстиз к нему были давние счёты. Поэтому-то Длиннорукий и старался держаться от этой страны как можно дальше, но у него и там сохранились старые контакты, так что проблем возникнуть не должно.       Эззелин был несколько опечален уходом своего недавнего наставника по карманным кражам, но были и хорошие новости – с каждым днём его магическая сила медленно возрастала. Изъян, выражавшийся в врождённом отсутствии магических сил и таланта, компенсировался едой, зельями и предметами из Иггдрасиля. Собственно, весь привал Диана организовала из-за того, что решила провести небольшую инвентаризацию – проверить, сколько зелий и запасов у неё осталось. И оставалось ещё очень много. Диана чувствовала себя передвижным складом.        «Всё-таки, пространственный карман – самая лучшая магия. Одного его с лихвой хватит для хорошей жизни».       Без этого удобного порождения магии Диане пришлось бы тащить за собой несколько доверху нагруженных повозок с добром, и это только из собственного ящика предметов. А ведь, помимо него, НИПы великодушно одарили её под завязку заполненными «бездонными сумками», прозванными в Иггдрасиле «радостью мародёра». Обычно ими и пользовались, чтобы набивать карманы ценным барахлом в чужих сокровищницах. Из плюсов – унести всякого добра было можно ну очень много. Вот только если мародёра ловили «на горячем» и убивали, сумки зачастую доставались убийцам из-за подкрученного разработчиками шанса "дропа", и это был главный недостаток предмета.       В Иггдрасиле смерть условно делилась на два вида. Удачная – когда труп воскрешали на месте с помощью одноимённой высокоуровневой магии или предметов. И неудачная – когда игрок возрождался в городе или на базе. При плохом раскладе, персонаж терял пять уровней и пару экипированных предметов. Эти условия могли меняться. Существовали классы и предметы, способные смягчить последствия "полной потери очков здоровья". Хоть Иггдрасиль и был весьма лоялен в плане набора опыта, но на максимальном уровне игроки очень не любили умирать, поскольку потеря уровней приводила к и временной потере редких классов. Так было в игре, но ещё неизвестно, сможет ли Диана возродиться в этом мире.        «Для членов гильдии Рагнарёк существовала точка возрождения в Звёздном Храме, но, думаю, лучше будет не доводить себя до такой крайности…»       От мрачных размышлений её отвлёк шипящий звук. Словно зажигалку подставили к баллончику с аэрозолем. Это её ученик пытался освоить заклинание огненной магии – [создание оружия]. Он пытался создать «крутой огненный меч», но пока что безуспешно. У него получался лишь хаотичный столб пламени высотой в два метра. Пока… На самом деле, Диану несколько пугала его способность обучаться. Люди из этого мира сильно отличались от таковых из её. Хоть они и были ужасно слабы по меркам Иггдрасиля и крайне редко могли преодолеть порог в тридцать уровней, но учились они быстро. У Эззелина не было врождённого магического потенциала. То, что он пытался вытворить сейчас, находилось за гранью этого мира. Она лишь обеспечила его пищей и знаниями из Иггдрасиля, позволявшими получать опыт или "забустить" его получение. Она также подарила ему несколько магических предметов, увеличивших слабые параметры. И больше ничего в качестве наставницы она не делала. Ну, разве что говорила всякую ерунду про настрой и энергию духа. И вот сейчас Эззелин уверенно пытался освоить навык из класса «пиромант». А это класс, который в Иггдрасиле можно было получить лишь после достижения шестидесятого уровня. Так на примере Эззелина Диана и поняла, что классы и магия здесь работают совсем иначе.       Вспоминая свой дебют в Еглиупорте, Диана задавалась вопросом – насколько же изменились её заклинания? А они точно начали работать по-другому. Как минимум, кратно увеличился размах зоны поражения. Увеличился на порядок… Конечно, и в Иггдрасиле она тоже входила в топ игроков по атакам по площади. Спасибо редким классам и огненной специализации. Но, всё же...        «Хех. Огненной специализации…» — усмехнулась Диана. — «Как же адски трудно было качаться до мирового класса, специализируясь исключительно на одной стихии. Наверное, если бы не помощь Габриэля и остальных, я бы давно забросила всё это…»       Заклинатели мистической магии специализировались на управлении различными стихиями и их подвидами. В целом, это была весьма сильная атакующая магия, но имелись и определённые недостатки. В Иггдрасиле была возможность собрать высокий процент элементной сопротивляемости, снижая получаемый стихийный урон, вплоть до полного иммунитета. Конечно, это становилось полностью бесполезным против превосходящего по силе противника, но в битве на равных сторона со стихийным сопротивлением имела преимущества против врага, вкачавшего один тип магии. По этой причине практически никто не акцентировал всё внимание на одной единственной стихии. Считалось, что это ограничивает тактические возможности, а в ПВП битвах это играло немаловажную роль.       Впрочем, маги элементалисты, как правило, имели несколько ответвлений от основной стихии, чтобы не стать совсем бесполезными. Однако на нынешнем уровне Дианы это даже не могло считаться за фатальный недостаток. Но в самом начале пути ей пришлось страдать. Много страдать. Большая часть заданий на получении класса «мирового пожара» проходила не где-нибудь, а в мире Муспельхейм, где обитали невосприимчивые к огню монстры. Не стоит и говорить, насколько трудно было завершить всю цепочку даже с помощью друзей, будучи специалистом в одной лишь огненной магии. Оглядываясь в прошлое, она размышляла, что, наверное, оно того не стоило. Сейчас возможности её НИПа – Эхо – казались куда как практичнее.       Комбинация ближнего боя с наступательной магией позволяли ей орудовать там, куда обычные маги-мистики стараются лишний раз не высовываться – на передовой. Иметь характеристики атаки, приближённые к среднестатистическому воину, а защиты – как у среднестатистического танка, было не очень-то честно. Многие игроки постоянно жаловались на разработчиков за то, что они позволяют существовать такому дикому дисбалансу сил в игре. Впрочем, не всё было так просто. Среди плюсов крылись и свои недостатки. Диане пришлось пожертвовать свободой выбора при создании дизайна персонажа. Да, она получила огромную прибавку к базовым характеристикам, но при этом, попав в новый мир, почувствовала себя машиной годной лишь для войны.       Разумеется, оружие, созданное для наступления, не подходит для обороны. Ко всему прочему, её «мировой пожар» и близко не стоял рядом с по-настоящему «сломанными» классами. Магия огня сама по себе считалась ситуативной из-за заточки под наступление. К тому же, существовало множество и более несбалансированных сборок. Например, мировой чемпион для воинского класса имел столь огромное количество базовых характеристик, что запросто мог выходить победителем из неравной схватки с тремя, а иногда и с большим количеством игроков. Или мировой хранитель, чьи возможности изучать все заклинания мистической магии попросту затмевали собой узкоспециализированные стихийные классы. Тот же класс мирового бедствия был способен одним единственным заклинанием уничтожить большинство игроков в полной экипировке. И таких примеров нарушения баланса Диана знала немало, но, несмотря на все преимущества, у каждого редкого класса сильные стороны уравновешивали слабые. Таким вот необычным образом разработчики поощряли исследование мира. Ведь, чтобы получить большую часть редких классов, приходилось забираться в самые дальние области карты и изучать их вдоль и поперёк, пытаясь разгадать загадки и найти подсказки.       Ходил слух, что всего мировых классов двести, но никто, даже их гильдия, не имел точного списка. В Иггдрасиле число двести периодически всплывало на информационных сайтах и в каком-то смысле считалось волшебным. Складывалось впечатление, что мировые классы создавались разработчиками исключительно для борьбы с мировыми боссами. Исключительные по силам противники. Даже когда тридцать сильнейших игроков собралось со всего гильдейского альянса, в который входил и Рагнарёк, используя самое лучшее снаряжение и покупные предметы… Даже так итог битвы оставался бы под вопросом. Поэтому Диане необходимо было узнать принцип работы перемещения из Иггдрасиля. Возможно, другие игроки тоже попали в этот мир и прямо сейчас организуются с целью вернуться обратно. А, возможно, сюда занесло не только игроков… Ещё неизвестно, насколько этот мир огромен. Вообще, ограничено ли место, куда она попала, всего одним миром?       Скоро они продолжат путешествие и пересекут равнину Катз, разделявшую границы трёх крупнейших человеческих государств. Она достала письмо от маркиза Элиаса Брандта Дэйл Рейвена, написанное на бумаге идеального качества, которой пользовались лишь высшая знать и короли. Не менее идеально подобранные слова были написаны таким же идеально ровным подчерком с помощью идеальных чернил. К ней обращались профессионально, чётко, виртуозно. Баро Длиннорукий перевёл для неё смысл этих слов. Ей оставалось лишь поражаться степенью его осведомлённости в таких делах или же просто в богатом опыте. О вербовке напрямую в письме не говорилось. Так что слова вора были скорее профессиональным чутьём. То же самое можно было сказать и о втором письме, где говорилось лишь о возможности вступить в магическую академию Империи, главой которой являлся Флудер Парадайн. Оба были в своих странах не последними людьми, и, всё же, Диана выбрала королевство Ре-Эстиз.       Она совсем не боялась, что проживавшие там «родственники» её раскроют. Если Баро Длиннорукий не смог подкопаться к её происхождению, то тамошние дворяне не смогут и подавно. К тому же, внебрачные дети были обычным делом среди знати этого мира. Их даже никто и не считал. Такие бастарды были лишены прав на наследство и обычно причислялись к сословию матери. Диана уже стала рыцарем Драконьего Королевства, что немного упрощало задачу. В конце концов, многие бастарды становились рыцарями или искателями приключений. При такой непреодолимой стене феодальной иерархии получить титул будет трудно, но возможно. В этом мире всё решала сила. Диана смогла разбить армии зверолюдей не благодаря высокородному происхождению, а за счёт подавляющей силы. И любой мало-мальски умный правитель будет ценить и расставлять вокруг себя сильных людей. Даже если она не преуспеет на территории Ре-Эстиза, всегда можно уйти в соседнюю империю, где ценили силу и не смотрели на происхождение.       Глядя на клубящийся вдалеке туман, Диана чувствовала себя потерянно. Ведь, похоже, путь в родной мир для неё навсегда закрыт. Либо это, либо ей придётся принести столько жертв, что она перестанет быть прежней собой. Так зачем же пытаться? С другой стороны, любой туман рано или поздно рассеивается. Когда вы заблудились, стоит искать выход, а не сидеть сложа руки. Вполне возможно, что рано или поздно и она найдёт выход из сложившейся ситуации. Только для этого придётся сильно постараться…        «Да уж, трудную задачку я себе подкинула».       Её палец проследовал по карте чуть выше, на север, и повернул направо, в сторону востока, остановившись на Азерлийском хребте. Взгляду предстала маленькая, но аккуратная надпись – «Королевство Дварфов». Она вспомнила, что Император Дварфов говорил про горы на севере. В голове пронеслась мысль: «Может, стоит подготовить запасной вариант?» До сих пор она успешно использовала лишь трёх НИПов, и только один из них является дварфом. Может быть, с его помощью Диана и сможет добиться своей цели? Как знать… Однако, как показывала практика, доверять НИПам она не может. И, всё же, она решила попробовать поручить ему несложную работёнку вне Звёздного Храма. Она вырвала чистую страницу из энциклопедии — предмета, куда автоматически записывалась информация о найденных монстрах. Быстро пройдясь ручкой по бумаге, она безжалостно сожгла лист. Казалось, в её действиях было мало смысла, однако её письмо уже было отправлено…

***

      В рабочем кабинете Императора Дварфов стояла напряжённая атмосфера. Это происходило, если глава Звёздной Кузни проверял доклады или отчёты, приносимые ему на стол в аккуратной папке. Подчинённым становилось некомфортно всякий раз, когда толстые пальцы Императора Дварфов пролистывали страницы. Не потому, что они боялись своего начальника. Император Дварфов был весьма снисходителен, но именно его снисходительное отношение и было хуже любого наказания. Совершённая ошибка воспринималась каждым дварфом Звёздной Кузницы как личный провал. Их бесила сама мысль о том, чтобы совершить ошибку. Когда ты лучший, приходится постоянно придерживаться высоких стандартов работы, а иначе тебя не будут считать лучшим. Именно этой идеологии они и придерживались. Стремление не переделывать выполненную работу ради того, чтобы добиться идеального результата – вот, что двигало дварфами. По этой причине Император дварфов мог быть уверен в высоком качестве выполняемой работы, но обеспечение этого качества во многом лежало на плечах главного бригадира.       Бригадир был связующим звеном между командой и начальником, но, помимо этого, он выполнял огромный объём организаторской работы. Корректировка чертежей, планов и расписания тоже входило в его обязанности. Сейчас он сидел напротив Императора Дварфов и ждал, пока тот озвучит своё мнение. В Звёздном Храме работать было куда проще, поскольку обязанности уже были возложены на них великими мастерами. Каждый знал отведённую ему роль и место. Этим работа за его пределами и отличалась. И, хотя у них появилась обширная свобода действий, в их сердца закрадывалось предательское ощущение: а не делают ли они что-то неправильно, не так, как того хотели бы великие мастера?       Закончив проверку очередного отчёта, Император Дварфов сделал пару заметок карандашом и убрал бумаги в стол. Разумеется, его письменный стол был огромным – под стать размерам хозяина. Относительно стола обстановка офиса была весьма спартанской. Смотровое окно, выходившее в депо, а напротив – подробная карта сети подземных тоннелей, занявшая всю стену, — вот и всё убранство офиса. Освещение осуществлялось при помощи ламп, зачарованных вечным светом. Дварфы Звёздного Храма не знали покоя, и их начальник не был исключением. Не считая небольших перерывов, времена простоя у Бориса случались лишь в этом офисе, когда он читал отчёты и вносил корректировки в работу. В остальное время он был занят постоянно. Инспектировал стройки, вносил корректировки в инженерные проекты, участвовал в изобретении новых машин, собирал их и руководил испытаниями. Так что у него появилось острое желание встать и размять спину.       Всякий раз, когда двухметровый дварф в футуристическом экзокостюме поднимался с места, возникала подавляющая аура большого босса. Закурив сигару, Император Дварфов встал у окна и начал рассматривать технику подземного гаража. Всего автопарк насчитывал больше трёх десятков машин и постоянно пополнялся. Поэтому им пришлось оборудовать место для стоянки за пределами Звёздного Храма. В этом гараже располагалась и ремонтная мастерская. Хотя машины были сделаны из высокопрочных материалов и никогда не ломались, предосторожности не бывают лишними. Вспоминая недавний случай, Император Дварфов спросил:       — Что там с бездонной пропастью?       — Одна из наших машин провалилась… Но ни техника, ни экипаж не пострадали и давно эвакуированы, — тут же дополнил Бригадир.       — Есть информация о жителях заброшенных поселений?       Во время недавних разведывательных операций бригада Императора Дварфов обнаружила руины подземных городов. Натыкались они и на уцелевшие шахты. Население обнаружить им так и не удалось.       — До сих пор ни один житель не выходил. Похоже, из этой части пещер они ушли, кто куда. Много сохранившихся тоннелей ведут на север. Там мы нашли много следов.       — Население древней цивилизации выродилось и деградировало? Или это следствие природной катастрофы?       — Возможно. Но мы пока приняли решение держаться оттуда подальше.       — Правильно.       И, всё же, несмотря на приказ держаться от обитателей этого мира подальше, у Императора Дварфов было мало людей. Даже слишком мало. Ситуацию немного облегчали созданные автоматоны и големы. Но если первые могли похвастаться ограниченной автономностью, то за вторыми нужен был постоянный надзор. Не отличаясь разумностью, големы не могли работать без приказов. Это был большой недостаток, ведь они могли выполнять лишь чёрную работу. На стройке этого было достаточно, но рано или поздно возникнет необходимость в более сложной работе, и Император Дварфов вновь столкнётся с нехваткой кадров.        «Может, попросить у Паракаса нежить?»       Нежити не нужно спать, есть и даже дышать. С этой точки зрения они были дешёвой заменой големов, а некоторые даже могли похвастаться разумом, но возникал ряд проблем. Первая – проблема этики. «Немёртвые» рабочие могут вызвать у стороннего наблюдателя отторжение. Второе, и самое главное, – нежить порождала другую нежить. Эффект спирали смерти, когда создавалась новая нежить, представлял из себя большую проблему. Этот феномен был ещё слабо изучен, но, если придётся постоянно зачищать тоннели от возникающих мертвяков, у них только прибавится работы. И, всё же, Император Дварфов рассматривал и этот вариант.       Набрать больше рабочих, даже если придётся заняться их переобучением, было самым логичным и простым решением. Может, они и не смогут управляться со сложной техникой, но, по крайней мере, смогут командовать големами. Но, к сожалению, поскольку контакт с поверхностью был строго ограничен, им неоткуда было набрать новых рабочих. А новые грамотные кадры позволили бы команде Императора занять руководящие должности и в целом улучшили бы рабочий процесс. Всё-таки каждый под началом Императора Дварфов, в первую очередь, являлся высококлассным специалистом. Получив больше свободного времени, они смогут сосредоточиться на инженерной и проектной работе.       Бригадир и его начальник уже было начали обсуждать сроки по строительству шахт и объёмы добычи полезных ископаемых, как за дверью послышался громкий топот. Мех буквально влетела в кабинет Императора Дварфов и чуть было не запнулась о порог. Эта неуклюжесть вызвала удивление у беседующих дварфов, ведь их родственница не отличалась торопливостью. По шипящим вдохам фильтров маски-противогаза, которые постоянно носили все дварфы Звёздного Храма, можно было легко понять – Мех бежала из своей мастерской на всех парах.       — Что-то случилось? — обеспокоенно спросил бригадир.       — Срочное донесение!       В запыхавшемся голосе Механика читался восторг. Услышав её, Император Дварфов и Бригадир уже не сомневались в том, от кого именно пришло письмо. Лишь восемь существ во всём Звёздном Храме вызывали столько почтения и страха. И госпожа Маспелла была одной из них. Они и раньше получали депеши с указаниями. Всей почтой занимался Паракас, так что мумия всегда находилась в курсе последних событий. Удивило Императора Дварфов другое. Впервые письмо с указаниями предназначалось лично ему. А, значит, появилась задача, с которой способны справиться только дварфы звёздной кузницы.       Распечатав конверт, он извлёк письмо и быстро пробежался по тексту. Каждая новая строчка делала его всё беспокойнее и радостнее.       — Что там написано, босс? Госпожа Маспелла недовольна?       Император Дварфов не ответил, а просто всучил письмо в руки бригадира, проходя в сторону выхода.       — Готовьте машины. Появилось новое задание.

***

      Население нации дварфов насчитывало порядка ста тысяч жителей. Когда-то это было процветающее королевство, расположенное по всей южной части Азерлийского хребта. В настоящее же время остатки некогда великого прошлого всё ещё можно обнаружить среди пещер. За сотню лет некогда процветающие города Фео Тейваз, Фео Беркана и Фео Райзо были разрушены, захвачены или заброшены. Последним оплотом дварфов стала Фео Джира. Построенный на северо-востоке город представлял из себя настоящую крепость. С запада его защищала естественная преграда – великий разлом. С востока – неприступный форт. Вдобавок, Фео Джира была рассчитана на крупномасштабную торговлю с людьми. Этому способствовали богатые залежи руды в основании города. К сожалению, в последние годы торговля с внешним миром практически сошла на нет. Лишь немногочисленные отважные купцы всё ещё продолжали снаряжать караваны в восточные земли.       Заступая в дозор, Вонмуд всё чаще думал о тёмных временах, наступивших для его гордой расы. Облачившись в прочный панцирь тяжёлой пехоты и надев шлем, он схватил со стойки добротный полуторный меч, а впридачу к нему щит и копьё. Как и доспехи, всё оружие было зачарованным и являлось собственностью государства. Страшно было думать, сколько стоил весь комплект. Доспехи из мифрила, зачарованные «бесшумным шагом», незаменимый шлем с ночным зрением, но главное – оружие с зачарованием «молнии». Без подобного оружия было крайне тяжело побеждать кваготов – представителей расы полулюдей с крепкой как сталь шкурой. Не забыл Вонмуд и о верном арбалете. Там, куда он направляется, это незаменимое оружие.       Прошло три года с тех пор, как его перевели служить в форт. Западный рубеж прикрывало одно единственное укрепление. Забавно, что население в сто тысяч человек защищал гарнизон, состоявший всего из двадцати солдат. Соседи дварфов – кваготы – были неприятными противниками. Поедая руду, они укрепляли свою шкуру. Даже дробящее оружие, в обычной ситуации эффективное против доспехов, попросту отскакивало от стального меха кваготов. Но была у этих полулюдей и слабость к электричеству. Так что при нападениях кваготов, которые в последнее время участились, малочисленному гарнизону дварфов приходилось полагаться на особую тактику. Под землёй в Фео Джиру вёл один-единственный путь под охраной форта – мост, протянутый через великий разлом. Это было поразительное сооружение, какое не получится построить при нынешнем развитии общества дварфов.       Каждый раз, проходя мимо моста, Вонмуд испытывал гордость. Огромная конструкция длиной сто двадцать метров поддерживалась прочными стальными тросами и использовала хитрую систему противовесов, для того, чтобы поддерживать равновесие. По плотно уложенным шпалам могла спокойно проехать телега, и ещё оставалось достаточно места для пешеходов. И вся конструкция висела над бездонной пропастью – великим разломом. Две экспедиции пытались исследовать его, но так и не вернулись. Как только кваготы пытались перебраться через мост, гарнизон форта использовал все доступные магические предметы чтобы создать молнию и поразить полулюдей. В глубине души Вонмуд сетовал на то, что Совет – то ли из гордости, то ли из надежд отбить бывшую столицу – не разобрал подвесной мост, оставив кваготам возможность для вторжения. До этого они успешно отбивали нападения, но, всё-таки, Вонмуд считал, что полагаться на форт из двадцати человек глупо. Чутьё подсказывало ему – добром это не кончится.       Заступая в дозор, он привычно поприветствовал сослуживцев, которые возвращались в город. Форт был небольшим, и на длительную осаду запасов не хватало. Близость к городу позволяла легко пополнять их со сменой караула. Вонмуду выпало заступить в дозор первым. Он привычно проследовал на смотровую башню, тянувшуюся почти к самому своду пещеры. Если кваготы пойдут в атаку, требовалось дуть в рог и оповестить гарнизон и Фео Джиру об опасности. Непыльная работёнка. В пещерах было гораздо опаснее. Он и перевёлся сюда, чтобы спокойно скоротать старость и уйти на пенсию. И, всё же, Вонмуд относился к своим обязанностям весьма серьёзно и, не смыкая глаз, наблюдал за мостом.       В этот раз нападения кваготов не случилось. Всё было спокойно, и, когда настало время обеда, Вонмуд спустился к остальным. Однополчане, дежурившие на стенах, уже ждали его в небольшой столовой форта. Впрочем, небольшой она была лишь для низкорослых дварфов. Человеку в такой тесноте стало бы неуютно.       — Хе-хей, Вонмуд! Поди сюда, — позвали его товарищи, с которыми тот часто выпивал.       Не секрет, что алкогольные напитки занимали в жизни дварфов большое значение. Разумеется, на службе пить категорически запрещалось, но однополчане Вонмуда то и дело проносили крепкие напитки во флягах. Их выдавал блеск в глазах. Вонмуд нахмурился.       — Не дело пить на службе.       Вонмуд вежливо отказался от предложенной фляги и принялся за пищу. В его сегодняшний рацион входили вареные пещерные грибы и мясо.       — Да ладно тебе. Ты что, боишься свалиться от такой малости?       Из-за особенности физиологии и, даже невзирая на малый размер тела — относительно других человекоподобных рас — дварфы имели стойкость к алкоголю.       — Просто я должен сохранять ясность ума на посту. А вдруг вторжение?       — Ха! Каждое вторжение кваготов мы до сих пор отбивали. Им не перейти через этот мост.       — А вдруг они обойдут великий разлом?       — Кваготы слепы на поверхности. К тому же, там они и дня не протянут.       Мысль однополчан Вонмуда не была лишена смысла. Дварфы и кваготы жили под землёй, но поверхность полностью принадлежала сильным расам. Ледяные гиганты, драконы, гарпии и гигантские орлы, огромные пещерные медведи и прочие обитатели высоких пиков с удовольствием лакомились слепыми и беспомощными кваготами. Даже если они решат идти ночью, по глубокому снегу и горным перевалам путь затянется на долгие дни.       — Я говорил не о поверхности.       — Неужто ты и впрямь считаешь, что кому-то под силу перейти великий разлом?       — Ну, они быстро учатся. У них и вторжения стали намного организованнее.       — Хех. Это точно. Всему виной проклятый повелитель кланов. Зуб точит на наши рудные жилы.       Фео Джира была построена на огромных залежах руды. Именно по этой причине кваготы пытались захватить город. Хоть они и были расой земли, добывать руду в уже проложенных шахтах гораздо проще, чем копать новые в твёрдой горной породе своими собственными когтями. К тому же, незнакомые со строительством полулюди обживали хорошо укреплённые города дварфов. Ведь под землёй водились монстры пострашнее кваготов.       — Вот бы выбить их из старой столицы, — мечтательно протянул один из дварфов.       — Ага, мечтать не вредно. Скажи ещё, что победишь дракона, рыгнув из задницы.       Громкий смех заполнил столовую. Глупое заявление молодого стражника подверглось всеобщему осмеянию. Лишь Вонмуду было не до смеха. В нынешнее время численность армии дварфов насчитывало сто человек, а звание главнокомандующего превратилось в посмешище. Для Вонмуда же вся нация дварфов стала посмешищем. Герои древности и их предки обливаются горькими слезами, глядя на нынешнее положение дел. Население сконцентрировалось в последнем крупном городе. Загнано в угол какими-то дикарями. В былые времена кваготы боялись и близко подходить к шахтам, а ныне любая добыча за пределами государственных шахт сопряжена с риском. Многие пропали без вести в этих экспедициях. Фео Беркана была захвачена кваготами. Фео Тейваз – разрушен драконами. А Фео Райзо просто бросили из-за потери контроля над тоннелями. Если так продолжится и дальше, кваготы окончательно выдвинут дварфов за пределы Азерлийского хребта, и от такого удара они уже не оправятся. От накатившей злости Вонмунд чуть не согнул ложку.       От страшной участи столовый прибор спас внезапно подоспевший караульный.       — Тревога! Всем по местам!       Смех тут же прекратился. Дварфы поспешно, как на учениях, схватили каски и оружие и поспешили на стены.       — Помяни чёрта… — причитал Вонмуд, пока бежал. — Опять кваготы?       — Нет. Слухач говорит, с юга что-то приближается.       Традиционно в каждой крепости или форте дварфов был свой «слухач». Без «слухача» ни одна крепость долго не выстоит. Как понятно из названия, в его задачу входило предотвращение внезапных подкопов. Из-за разделяющего форт великого разлома кваготы прорыть подкоп не могли, но это не значило, что они были единственными, кто способен на такую подлость.       — И кто у нас там? Камнеед приполз?       Камнееды были червеобразными существами, встречавшимися среди Азерлийских гор. Здоровенные тварюги с бритвенно-острыми зубами без предупреждения нападали из-под земли и так же без предупреждения исчезали. Обычно они встречались на большой глубине. Нередко их норы пересекались с шахтами дварфов.       — Нет. На камнееда не похоже. Что-то другое, и оно быстро приближается. Вон из той стены вылезет.       Прибежавший на стену «слухач» указал дварфам цель. Каждый звук был уникален, будь то подкоп кваготов, подкоп дварфов или роющийся в камне монстр. Неизвестный враг насторожил стражников. Неизвестность всегда пугает. Их арбалеты в срочном порядке нацелились на предполагаемое место, откуда было слышно таинственного врага. Дварфы замерли и не издавали ни звука. Именно на звук подземные монстры и ориентируются. Тишина стала столь отчётливой, что острый слух Вонмуда уловил скребущийся звук. И этот звук усиливался, становясь всё отчётливее. Он приближался.       Стена пещеры вмиг осыпалась и превратилась в пыль и труху. Из образовавшегося тоннеля показались сначала монструозные челюсти чудовища, а затем и всё тело. Камнеед был просто огромен. Даже Вонмуд, проработавший на страже шахт с десяток лет, таких не видел. Ряд вращавшихся зубов был словно ножи, а в его пасть могла поместится телега.       — Пли! Пока не уполз, пли! — приказал командир гарнизона.       В воздух полетели искрящиеся разрядами стрелы, магия и даже молнии с активированных предметов. Камнееда окутала яркая белая вспышка. Послышался лязг, скрип и прочие механические звуки. Это звучало так, словно нагруженную вагонетку пытались затормозить на спуске. Камнеед прополз ещё какое-то расстояние по инерции прежде, чем замереть на месте. От его бронированного, блестящего тела шёл дымок. Похоже, молнии сделали своё дело – червь был мёртв.       — Ты погляди-ка! Какая громадина! Клянусь бородой моего папаши, это самый крупный червяк за всю мою службу!       — А он точно сдох? Не оживёт?       — Я пойду проверю, — вызвался Вонмуд.       — Иди, мы прикроем. Эй, там! Открыть ворота, и вы все глядите в оба! — приказал капитан.       Выйдя за ворота форта, Вонмунд ещё больше поразился размерам чудовища. Взгляд со стен попросту не мог передать всей полноты картины.       — Кажется, это какой-то механизм! — прокричал Вонмуд.       Действительно, хоть ни он, ни другие дварфы никогда не видели ничего подобного, Вонмуд всё же заметил неодушевлённую природу «камнееда». В частности, парный ряд колёс, как у вагонеток, поставленных на стальную ленту. Передняя же часть механизма напоминала огромное сверло.        «Наверное, оно из адаманта или чего покрепче! Подумать страшно, с какой лёгкостью оно прошло сквозь стену», — размышлял Вонмуд, но подойти ближе и посмотреть всё же не решился.       Бурильщик действительно двигался с огромной скоростью, да так, что после хорошего заряда током всё ещё прокатился по инерции.        «Ну, те кто им управляли, точно покойники».       Весь бур был выполнен из блестящей стали. Выдержать попадание всей огневой мощи форта у него не было и шанса. Не успел Вонмуд подумать об этом, как, к его удивлению, у бура откинулась крышка. Маленькая крышка, какие бывают у чайников. Разве что та имела ряд зловеще светящихся стёкол.       — Не стрелять! Ждать! — приказывал капитан.       Вонмуд мог поклясться всем своим жалованьем, что увидел руку, высовывающуюся из люка. Рука была человеческой, с пятью пальцами, но полностью в латной перчатке. И перчатка была тоже странной. Характерного блеска металла не было, будто рукавица измазалась в масле или угле. Движения неизвестный совершал медленно и неуверенно, с каждым разом высовываясь всё больше. Оно и понятно, ведь на него были нацелены арбалеты всего форта. Как только фигура высунулась из люка по пояс, Вонмуд напрягся, как и все стражники форта.       Это был определённо дварф, как по росту, так и по комплекции. Только носил он жуткого вида шлем, полностью закрывавший лицо, с очками, что светились жутким оранжевым светом. От закрытой головы отходило несколько трубок. Было трудно поверить, что оно живое и способно на речь, но, когда необычный пришелец заговорил, все услышали его довольно отчётливо.       — Эй, вы. На стенах. Да, да, вы. Опустите свои стрелялки. Нападать не будем, мы свои и пришли с миром.        «Свои?» — Промелькнуло в голове у каждого стражника форта. Незнакомец говорил довольно нагло, будто не его держали под прицелом, а совсем наоборот. Вонмуд смекнул — раз незнакомца не поджарило на месте, может, и его бур всё ещё может двигаться? Если это было так, то сровнять форт с землёй для его машины проблем не составит. А ещё незнакомец в чёрной броне сказал слово «мы». Значит, пришёл он не один. Может, даже где-то ожидают и другие буры. Опасная ситуация.       — Ты дварф? — осмелился спросить Вонмуд.       — А то! И не один. Мы к вам с деловым предложением. У нашего императора есть к вам разговор.       На стенах зашептались. Император? Какой ещё император? Нация дварфов давно управлялась Советом, поскольку королевский род давно прервался. Неужели в горах было место, где жили другие дварфы, да к тому же столь развитые? Вопросы, вопросы и ещё раз вопросы полностью забили головы гарнизонной стражи.       — Ладно. Опустите оружие, — приказал капитан. — Я должен оповестить о прибытии вашего императора своё начальство.       — Хорошо. Я сообщу своим, и мы подождём.        Дальше Вонмуд потерял капитана из видимости. На стене началась возня. Видимо, решали, кого отправить с донесением и что сообщить. А незнакомец, тем временем, вольготно расположился на краю люка, не предпринимая никаких действий.

***

      В связи с последними событиями весь город стоял на ушах. Известие о прибытии неизвестного императора вызвало живой интерес у жителей. Иностранные гости нечасто бывали в Фео Джире, а тут явился лидер целого государства собственной персоной. Это событие заставило регентский Совет собрать экстренное заседание. Всего в Совете было восемь мест. Первосвященник Земли, отвечавший за всё, что относилось к магии; Кузнечный мастер; Главнокомандующий гарнизоном; Управляющий лёгкой и пищевой промышленностью; Генеральный секретарь, который отвечал за все, что не попадает под юрисдикцию других лидеров; Мастер-пивовар, который был в этом Совете, потому что традиционно должна быть позиция руководства по любимой вещи дварфийского народа – алкоголю; Мастер пещер и шахт; а так же Гильдмастер Торговой гильдии, который по совместительству являлся министром иностранных дел. Это были все восемь из них.       Когда-то Совет служил королевской правящей династии, но это было до того, как их род прервался. Ныне же нация дварфов могла похвастаться среди соседних монархий олигархической формой правления. Хотя это явление не было чем-то уникальным. Существовал Совет Агранд, где страной правил Избранный Совет, и Альянс городов государств, где также не было собственных королевский династий. В Слейновской Теократии была похожая ситуация, но едва ли их государственный строй можно было сравнивать с остальными странами.       — И где он сейчас? — спросил уставший Генеральный Секретарь, которого разбудили среди ночи.       — Гуляет по городу, в сопровождении своей свиты и стражи, — отрапортовал Главнокомандующий, чьи люди сопровождали иностранного гостя.       Совет принял решение пропустить таинственных гостей, пока они готовят предстоящее заседание. За это время им предстояло подготовиться, но ситуация осложнялась тем, что об Императоре дварфов вообще ничего не было известно.       — Мудро ли позволять им это делать? Может, они засланные шпионы?       В ответ на это, своё профессиональное мнение решил высказать Мастер пещер и шахт:       — Ты видел тот механизм? Зачем посылать шпионов, когда имеется такая страшная штука, способная заменить сразу сотню шахтёров?       — Думаешь, она сможет пробить ворота?       — Я не знаю, но ведь ворота не единственный путь в город, не так ли?       Возле ворот Фео Джиры стояли три невиданных машины. Механизмы не были для расы дварфов чем-то за гранью понимания. В некоторых больших кузницах использовались паровые молоты, а в шахтах по рельсам катались вагонетки. Только стоявшие у города машины находились на совершенно ином уровне инженерного мастерства. Лёгкость, с которой они проделывали себе дорогу через твёрдые горные породы, напугала гарнизон Фео Джиры до ужаса.       — Его называют Императором, это значит, что к нам прибыл лидер целой страны?       — Возможно ли, что он выживший потомок королевского рода?       — Исключено, ведь последний король-кузнец и вся его семья погибли на войне со злыми духами, — подытожил Генеральный Секретарь.       Именно он потратил большую часть своего времени, изучая исторические хроники, пытаясь найти хоть какие-то обрывки информации.       — А как же семейное древо в столице?       — Даже если древо сохранилось, оно для нас потеряно.       Столица королевства дварфов – Фео Беркана, – где находился королевский дворец, была захвачена расой полулюдей – кваготами. Отбить её силой в сто человек не представлялось возможным и даже не звучало смешно.       — В любом случае, даже если он и потомок короля-кузнеца, мы не можем просто так короновать кого попало! — громко заявил Мастер-кузнец.       — Верно. Но, может, стоит сначала выслушать его?       — Вы вообще видели, как он выглядит?! Разве так выглядят дварфы?! Это же настоящее чудовище! Мы все находимся в смертельной опасности, позволяя им вот так просто расхаживать по городу! — не унимался Мастер-кузнец.       — Вы преувеличиваете. Это же просто доспехи, разве нет? И, потом, я слышал, у некоторых видов полулюдей сильнейшие представители отличаются от рядовых.       — Только мы не полулюди!       — А, может, он и не дварф вовсе? — ни с того ни с сего сказал Мастер-пивовар.       И, несмотря на спонтанность заявления, его выводы встретили определённое одобрение. Средний рост дварфа – полтора метра. Рост прибывшего в Фео Джиру Императора составлял около двух метров. Неудивительно, что многие не верили в его принадлежность к дварфийской расе.       Главнокомандующий, встречавший чужестранцев первым, поспешил развеять их опасения, хотя и сам сомневался в правдивости собственных выводов.       — Нет. Я точно слышал, как его величали Императором дварфов. К тому же, его свита обычного роста.       Разумеется, император мог быть и представителем другой расы, но этот довод мало кого волновал. Гораздо больше внимания привлекал громкий титул.       — Целым императором? Даже не королём? Значит, его владения столь обширны? — Мастер пещер и шахт попытался представить размах подземной империи и общую протяжённость их тоннелей.       Но Мастер торговой гильдии поспешил развеять это заблуждение:       — Вовсе необязательно. Империи бывают разными. Вспомните то государство людей на востоке.       К востоку от Азерлийских гор находилась империя Бахарут. И, хотя эта страна была крупнее нации дварфов, она немного проигрывала соседним странам по размерам территории.       — Неважно, сколько у их лидера земель. Это государство очень могущественное, вы видели их броню и ту штуку, пробившую стену?       Всем пришлось согласиться с доводами Главнокомандующего. В зале Совета не было никого, кто не видел страшные машины хотя бы издалека.       — Император не злится, что наши солдаты обстреляли его эмиссаров?       — Они выполняли свою работу. К тому же, никто не пострадал, так что вопрос решён.       — Вот как… Похоже, они не настроены враждебно.       — Что это значит?       — Разве это не отличный повод для начала агрессивных переговоров?       — Хмм… Нападение на эмиссаров – ничто иное, как объявление войны их господину… — пробубнил себе под нос Генеральный Секретарь.       — Этот вопрос уже решён, и мы принесли официальные извинения.       — И что мы планируем делать? Я про то, что разве мы не должны извлечь из этого максимально возможную выгоду? — Разумеется, это сказал Мастер торговли.       — Думаю, с этим согласны все, но что ты имеешь в виду?       — Кажется, эти дварфы пришли с юга, но там нет гор и, возможно, нечего добывать в земных недрах. Кажется, они целенаправленно направлялись в наш город. Означает ли это, что они хотят получить наши богатые месторождения?       — Это имеет смысл, — согласился Мастер шахт.       Члены Совета одобрительно закивали. Все они в той или иной степени были осведомлены о богатствах, скрывающихся под городом. Все города дварфов были построены именно с учётом этих факторов.       — Тогда почему бы нам не попросить о протекторате?       — Ты заявляешь, что мы должны добровольно броситься в ноги чужакам и просить их стать нашими хозяевами!? Я не пойду на это! Никто не пойдёт на это! — вскипел Министр кузнечных дел.       Начался спор, взвешивавший все за и против. Одни считали это решение недопустимым, другие склонялись к такому решению проблем.       — Вы, все! — повысил голос Министр торговли. — Похоже, вы неправильно меня поняли. Это лишь один из вариантов, который нам следует рассмотреть в обязательном порядке. Кажется, все уже успели посмотреть на ту страшную машину. Мне ещё нужно говорить о том, что при желании они легко разрушат наш город? Это факт, вы и сами это знаете. Сколько солдат находится в твоём подчинении? — обратился он к Главнокомандующему.       — Сотня дварфов. Все обучены и готовы к бою.       — Сотня! А речь идёт о том, чтобы противостоять целой империи! Если они пришли, чтобы подчинить нас, не лучше ли сделать первый шаг и предложить мир на своих условиях?       — И что это нам даст?       — По крайней мере, мы выиграем время и узнаем их намерения. Мы ведь практически ничего не знаем об их стране. К тому же, если нам удастся наладить дипломатические отношения, наша страна только выиграет от этого.       — Если. Это если они примут наши условия.       — Мы в любом случае этого не узнаем, пока их не выслушаем. К тому же, их лидер прибыл лично, а, значит, хочет установить диалог. Иначе он мог просто выслать свои требования и объявить нам войну.       Видя, что заседание в таком виде может продолжаться очень долго и ни к чему не привести, практически заснувший Генеральный Секретарь поднял голову:       — Хорошо, значит, все согласны с тем, что мы будем придерживаться этой стратегии? Тогда сообщите Его Величеству, что мы готовы к переговорам.

***

      Вонмуд и ещё десять пехотинцев шагали по городу, сопровождая гостей из соседней страны. Обычно в таких случаях собирают почётный караул из гвардейцев, но правда в том, что гарнизон форта являлся самым боеспособным формированием Фео Джиры. Там служили либо самые способные воины, либо дварфы с безупречным послужным списком, что, в общем-то, означало одно и тоже, ибо личные боевые навыки были определяющим фактором. Вонмуд относился ко второй категории, будучи ещё и самым старым из сослуживцев. Он хорошо знал город и шахты под ним, поэтому его назначили в сопровождающие сразу же.       Иностранные гости, которых они сопровождали, осматривали достопримечательности города. Они всегда расхаживали в своих доспехах, подобных шахтёрским комбинезонам, и почти никогда не снимали шлемов и масок. Горящие светом линзы придавали им весьма зловещий вид. Завидев их, жители спешили спрятаться в домах и покрепче запереть двери или старались держаться подальше. Самые любопытные всё же осмеливались подойти поближе и посмотреть на таинственных гостей. Особый интерес, конечно же, вызывал лидер группы чужаков – Император. Высокий даже по меркам людей, а уж дварфам Фео Джиры он и подавно казался настоящим великаном. Ещё больше такое впечатление о нём усиливало исходящее от Императора непередаваемое, пронизывающее ощущение могущества. Словно сами недра земли воплотили в нём свои первобытные, природные силы. Говорил он мало, а если и говорил, то только по делу. Его не интересовала богатая история древнего города, а вот архитектура и быт жителей вызывали неподдельный интерес.       В противоположность своему императору, сопровождавшая его свита была весьма общительна и вела себя, как истинные дварфийские шахтёры. Местная выпивка и таверны – вот, что их интересовало. Однако в присутствии своего императора они не смели заводить праздные разговоры и шли молча. Процессия как раз проходила по кузнечному кварталу.       — Этот жар-камень... Вы используете его в качестве замены угля?       Император неожиданно задал вопрос. Как гид группы, Вонмуд незамедлительно ответил:       — Истинно так, Ваше Величество. Жар-камень – превосходный материал, не выделяющий дыма. А полученного тепла более чем достаточно для работы с таким материалом как орихалк или адамант.       — Попрошу не называть меня «Ваше Величество». Зови меня просто Император или Борис.       Вонмуд и остальная часть группы не знала, что и сказать. Глава государства позволяет обращаться к себе по имени? Неслыханно.       Пытаясь наладить более тесный контакт, Вонмуд осторожно задал вопрос:       — Осмелюсь спросить. Почему Император такой высокий?        «Вы же правда дварф?» — первое, что думали встречные, видя двухметрового Бориса с богатырским телосложением, которому позавидует и человек. Среди них Вонмуд не стал исключением.       — Ну, конечно. Я самый настоящий дварф, — с ходу ответил Борис.        «То, как я выгляжу, следствие работы моего создателя, господина Габриэля Ангелоса. Он говорил, что это предмет за донат по расширению возможностей кастомизации», — хотел было объяснить Борис. Очень хотел, но сдержался, помня о важности скрытности.       Он и без этого вмешивается в дела местных жителей. Знать о его великом создателе и о Звёздном Храме им необязательно.       — А что ещё добывают в этих шахтах?       — В основном железо, медь, жар-руду… — Вонмуд принялся подробно перечислять названия металлов.       Протяжённость тоннелей и штолен под Фео Джирой простиралась более чем на сотню километров. Простая руда встречалась столь часто, что при подсчёте её практически не учитывали, как ценный ресурс. На самых глубоких уровнях добывали белое железо и адамант, а также мифрил, орихалк и ценные минералы. Нередко встречалось и золото с серебром. Все шахты Фео Джиры принадлежали государству, но даже так работа в них всё ещё была опасна. Шахтёрское дело сопряжено с риском для жизни само по себе – оползни, обвалы, затопления… А тут ещё и встреча с подземными монстрами. На охрану всех ответвлений не хватало людей, и Вонмуд знал это по своему опыту. Одним словом – работа была тяжёлая.       Информацию о шахтах не держали в секрете. К тому же, Вонмуду и остальным дали чёткие указания, о том, что можно разглашать, а что нет. Например, нельзя было сообщать численность гарнизона или время смены караула, а также расположение складов с продовольствием. Впрочем, все прекрасно понимали, что силы, коими располагали дварфы Императора, находились за гранью понимания. Одной машины с гигантским буром хватило, чтобы внушить в сердца обитателей Фео Джиры трепет. А ведь у города стояло три таких. Какие бы требования не поставил Император перед советом, им придётся пойти на значительные уступки. Единственное, что как-то сглаживало ситуацию, так это происхождение пришельцев. Представителям одной расы и культуры, как правило, проще найти общий язык.       Вонмуд надеялся, что ситуация разрешится в пользу его родного города, но он не мог не восхититься великолепной бронёй и машинами таинственной подземной империи. При текущем состоянии их страны, потребовалось бы сотня лет процветания и смена не одного поколения, чтобы создать хотя бы грубое подобие этих буров. Внезапно подбежавший гонец заставил группу остановиться.       — У вас хорошо получается общаться с рабочим людом?       — Это так удивляет?       — Никогда ещё не видел императора, который просит называть его по имени и свободно, без формальностей, общается с нами – с чернью.       — Скажи мне. Вонмуд – это твоё имя, но приняты ли у вас фамилии или прозвища?       — Я Вонмуд Седобород.       — Вот и я – Император дварфов Борис. Сбивает с толку, не так ли?       — Да. Очень необычно.       — Но мне бы больше подошло прозвище – «Император-кузнец».       — Скажите, кто сделал эти машины? Неужели…       — Всё верно. Их сделал я вместе с моей командой.       — Поразительные изобретения.       — Куда Император желает пойти дальше? Может быть, его заинтересуют наши трактиры?       — Заманчивое предложение, но будет невежливо опаздывать на заседание вашего Совета.       Вонмуд Седобород вопросительно посмотрел на Бориса, пытаясь понять, что тот имеет в виду. Ведь Совет не дал старому гвардейцу чётких указаний по времени экскурсии. «Води его по городу хоть вечность, но задержи» — вот, каков был дословный приказ.       — Пропустите! Срочное донесение! — кричал гонец, проталкиваясь через ряды сопровождающих. — Совет закончил совещание и готов принять вас в любое время.       — А вот и оно, — Император дварфов достал часы на цепочке и сверил время. — Идём с опережением на один час.

***

      Прибытие Императора дварфов было внезапным, а потому неудивительно, что Совету нужно было время на подготовку и принятие решения. Они могли продолжать тянуть время, но решили не откладывать решение возникшей проблемы. Тем более, к ним лично прибыл глава далёкого государства. Заставлять правителя ждать аудиенции было не принято, но, в данном случае, действия совета были полностью оправданы. Неизвестный император прибыл в их город. Свалился на них, как снег на голову. Да, к тому же, из неизвестной страны, о которой никто и ничего не знал. Как Совет ни пытался навести справки касательно заброшенных и разрушенных городов своей цивилизации, но ничего об империи дварфов им найти не удалось.       Как только вошедший Император дварфов сел за стол, он поздоровался, сделав неожиданный ход:       — Здравствуйте. Для начала, я хотел бы представиться. Все называют меня Император дварфов, но, похоже, не все правильно понимают. Это лишь аптроним, дарованный мне…        «Моим создателем», — хотел было сказать Борис, но вовремя передумал.       — …данный мне при рождении. Вы можете звать меня либо так, либо просто Борис. Формальности можно оставить в стороне.       Присутствующие кивнули, начиная понимать, к чему он клонит. Напряжения в комнате заметно поубавилось. Все поочерёдно представились, называя свои имена, и обменялись рукопожатиями. Император дварфов не снял рукавицы, здороваясь прямо так, но снял шлем, так что все увидели традиционную дварфийскую бороду. Аккуратно подстриженную, как и подобает уважающему себя члену общества. Правда, очки он не снял, они всё ещё продолжали гореть ярким светом, вызывая неприятное ощущение у смотрящих на лицо Бориса.       — Позвольте уточнить. Значит, вы не являетесь представителем королевских кровей, и никакой империи дварфов не существует? — Генеральный Секретарь поспешил расставить всё по своим местам.       — Всё так, как вы и сказали. Я и мои люди – странники. Странствующие торговцы, если угодно. Наша община немногочисленна.       — Получается, вы прибыли в наш город ради торговли? — спросил следом Мастер торговой гильдии.       — Всё так. Я пришёл заключить сделку. Видите ли, мы не обычные торговцы, а, скорее, наёмные рабочие. Направляясь сюда, мы нашли руины городов к западу и северу, из чего сделали вывод, что ваша страна переживает кризис. Вам определённо пригодятся наши услуги.       — Действительно. Эти города когда-то принадлежали дварфам… Но заявлять о том, что мы переживаем кризис? Кажется, вы несколько преувеличили ситуацию.       — Как скажете. Но, даже так, вы всё ещё могли бы нанять нас на определённый срок. За отведённое время моя команда будет работать в интересах вашей страны.       — И что же вы намерены делать? — Мастер-кузнец всё ещё был настроен скептически.       — Строить, добывать руду, а также охранять город. Мы неплохие кузнецы и умеем работать с молотом.       — Выдвигать столь… необычное предложение... А что вы хотите получить взамен? — поинтересовался Первосвященник земли.       — Мне не хватает рабочих. Мастеров, шахтёров, кузнецов… Всех, кто умеет работать руками и головой. То, что у нас в дефиците – у вас в достатке.       Мастер пещер и шахт встретил это заявление со смехом:       — Ха! Нам едва хватает людей для работы и охраны шахт, не говоря уже о гарнизоне. Нам пришлось бросить город по этой причине.       — Если вы согласитесь с моим предложением, эта проблема отпадёт. Уверяю вас.       — Действительно, с вашими бурами можно добиться впечатляющих результатов в добыче, но какую материальную выгоду хотите получить вы, оказывая помощь нам?       — Для начала, долю в добыче полезных ископаемых. Я хочу забирать примерно семьдесят процентов…       — Семьдесят?! — воскликнули министры в изумлении.       — Полагаю, вы бы хотели обсудить моё предложение наедине? Думаю, мне следует подождать снаружи.       — Д-да-да. Будьте добры, подождите снаружи, — проговорил Генеральный Секретарь изумлённым голосом.       Император встал и проследовал к выходу, под молчаливые взгляды присутствующих. Как только двери зала заседаний захлопнулись, министры тут же принялись яростно спорить. Об Императоре дварфов практически забыли. Столь «щедрое» предложение совет просто не мог проигнорировать.       — Это грабёж! Настоящий грабёж! — кричал Мастер-кузнец.       — Но, если увеличится объём добычи, по сравнению с нынешним, мы останемся в плюсе!       Главнокомандующий рассудил всё верно, и с этим были согласны все. С помощью машин можно было в пять или десять раз увеличить уровень добычи. Это была заманчивая перспектива.       — Недополученная прибыль будет ещё больше! — вопил Министр торговли, показывая всем свои счёты, которые всегда носил с собой.       — Верно! Мы так истощим все наши шахты, а где брать новые?!       — Но ведь всегда можно использовать те тридцать процентов с умом и расширить добычу!       — Тишина! Требую тишины!       Призыв Главного Секретаря к спокойствию вернул собравшимся министрам цивилизованный вид.       — Это действительно весьма невыгодная сделка, даже если мы берём, как точку отсчёта, нынешний уровень добычи.       — С ума можно сойти! Он всё просчитал! Даже своё возмутительное предложение! Чего же он пытается добиться? — недоумевал Министр торговли.       По сути, Император провёл самый стандартный манёвр – набил себе непомерно высокую цену, чтобы впоследствии прийти к более выгодному соглашению. Министр торговли это превосходно понимал, но даже так планка была чересчур задрана. По своему опыту он заключил, что Император рассчитывает на тридцать пять процентов, и это в самом благоприятном случае. Никто в своём уме не согласится со столь вопиющим предложением. Шахты не поля. Добытая руда не вырастет вновь, как пшеница. Если добыча увеличится хотя бы в пять раз, на склады Фео Джиры в конечном итоге попадут лишь тридцать процентов от добытой руды, в то время как чужаки заберут больше половины. Даже если сделка кажется выгодной на первый взгляд, в долгосрочной перспективе город останется с обеднёнными шахтами и попадёт в зависимость от импорта.       — Вероятно, он знает, что мы попытаемся торговаться. Мне кажется, он хочет добиться определённых уступок. Может, хочет торговых привилегий? Или получить должность в Совете? Это более вероятно, что скажете?       — Что ж, это вполне возможно…       — Голосую за то, чтобы начать сбивать цену!       — Поддерживаю.       — И я!       По итогу, все поддержали выдвинутое предложение единогласно. Оно и понятно. Семьдесят процентов от добычи – ни один дварф в своём уме не одобрил бы такое.       — Похоже, вы все ещё не утратили здравомыслия. Рад это видеть. Вы же понимаете, что это предложение – только начало. Он наверняка выдвинет компромиссное требование. Должность в совете – одно из возможных.       — Почему бы не согласиться с этим? Большинство голосов всё равно у нас.       — Но, надо понимать, никто из вас не захочет покинуть занимаемый пост? — Генеральный Секретарь осмотрел молчавших министров. — Вот-вот… В таком случае, придётся создать новую должность.       — Точно! Создадим формальную должность, которая ничего не решает. Так мы ничего не потеряем. И удовлетворим его аппетиты.       — Мы должны быть готовы к встречным требованиям.       — Он говорил, что ему не хватает рабочих рук. Значит, он наверняка выдвинет это в требовании! Кому-то из нас придётся уступить.       Очень скоро министры поняли, что не хотят уступать своих людей. Каждый выдвигал на ключевые посты проверенных и надёжных. В ситуации с дефицитом кадров никто не хотел делиться людьми, тем более, с вновь прибывшим незнамо откуда Министром.       — Почему бы нам не оставить вопросы по вербовке рабочих на него?       — Он говорит, что они хорошие кузнецы и работники. Но у нас есть и свои люди. Имеет ли смысл обращаться к чужакам, если мы можем сами выполнять эту работу?       — Ты хочешь сказать, что мы должны проверить их?       — Именно это я и имел в виду.       — Хорошо. И, раз с этим согласны все, тогда, пожалуйста, пригласите его сюда.       Как только Император дварфов вернулся и уселся на своё место, переговоры продолжились. Как и планировали члены Совета, сбивая цену на добываемую руду, Борис ответно пытался выдвинуть встречные предложения. С некоторыми согласиться было просто, иные заставляли Императора вновь покинуть Совет и предоставить им возможность для переговоров. В общей сложности, он ненадолго оставлял членов совета три раза. Первый, когда выдвигал долю в добыче. Второй, когда потребовал должность председателя и право вето в совете – что вызвало самое бурное обсуждение из всех. И третье, когда пытался выбить свободу от налогов для своих людей.       Спустя пять часов, включая перерывы на обед, они пришли к соглашению. По итогу получилась следующая картина. Борис забирал пятнадцать процентов от всей добытой им руды лично себе. Право вето и кресло председателя он, разумеется, не получил, но и изначально предложенное ему «министерство рельс и шпал» сменил на «министерство строительства и инженерии». Свободу от налогов для любой добычи за пределами государственных шахт с целью расширения своего нового министерства получилось выбить относительно легко. Дома для своей общины он обещался построить сам.       Следующим пунктом Совет рассмотрел взаимодействия между новыми и старыми министерствами, а также затронули испытательный срок, который позволял лишить Бориса места в совете, если он не выполнит поставленные пункты. Ненароком они засомневались в возможностях императора дварфов. Им требовались доказательства, даже если это вызовет возмущение со стороны нового министра. Однако Император лишь спокойно развёл руками:       — Понимаю. Тогда, для начала, мне следует доказать вам свою полезность. Думаю, постройка нового города под нужды шахт и новых кузниц будет достаточно.       Дварфы совета недоверчиво переглянулись.       — И за сколько же Император планирует построить его?       Строительство города – непростая задача. Подобное мероприятие занимает месяцы или годы. Они ожидали, что Борис начнёт с чего нибудь попроще, и никак не ожидали, что он замахнётся на уровень целого города.       — Месяца должно хватить.       Вначале им показалось, что они ослышались, или это какая-то шутка. Но, видя абсолютно серьёзное лицо Императора, члены Совета недоверчиво воскликнули:       — Месяца?!       На том цивилизованный вид заседания регентского Совета закончился, и всё опять скатилось в бурный спор.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты