Рассветный клинок

Джен
R
В процессе
263
автор
Муррваля соавтор
Размер:
планируется Макси, написана 981 страница, 71 часть
Описание:
Это попытка скрестить ужа с ежом и сделать Вестерос отдалённой Эпохой Арды.
Маэдрос из своего 450-го года Первой Эпохи попадает (обоснуй? какой обоснуй?) в самое начало действия "Игры престолов". Сначала просто пытается разобраться, куда он попал, но история движется своим чередом, и эльф начинает влиять на происходящее - сначала немного, но чем дальше, тем радикальнее меняется история.
Посвящение:
Тем прекрасным людям, которые подбили меня это выкладывать, и помогали это создавать.
И прежде всего — Маэдросу ака Rusko, которого не получается проставить в соавторах по исключительно техническим причинам. Но он тут есть, и его тут много.
Примечания автора:
Возможны ООС персонажей, жестокое убийство логики и обоснуя, а так же вольное обращение с каноном.

Авторы — не Мартин! Авторы ни на что не претендуют, просто получают удовольствие.
Кому авторская трава подойдёт, авторы отсыплют.

Персонажи (и пейринги) будут в шапку добавляться по мере появления в сюжете. Предупреждения проставлены сразу.
Рейтинг R, преимущественно за жестокость и кровь; рейтинговые сцены встречаются редко, но всё-таки пусть будет. Мир Мартина, в конце концов.
Тэг "Элементы слэша" проставлен для пуристов и очистки авторской совести. По факту дальше приставаний дело не зайдёт.
Тэг "Элементы гета" имеет куда больший вес. Гет — будет. Разный. Много. В том числе и секс, по крайней мере, прозрачные намёки на оный.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
263 Нравится 2100 Отзывы 120 В сборник Скачать

Глава шестьдесят девятая, в которой посреди зимы возможен недолгий отдых

Настройки текста
Битва горячила кровь – так было всегда, а теперь, после плена, после этих нудных месяцев подготовки, битва была необходима. Джейме рубился – хуже, чем прежде, но яростно, и знал, что они победят. Аша была категорически против открытого захвата Пайка. Это безумие, сказала она, и Джейме нехотя согласился. Поэтому – много переговоров, тайных встреч, договоров и подкупов. Эурон безумен, говорила Аша капитанам снова и снова. Эурон убил Мокроголового, попрал веру в Утонувшего бога, попрал все законы железнорождённых, Эурон не платит железом, а бьёт в спину. Короля Бейелона он убил – не своей рукой, подослал убийцу. Он не смог захватить драконью королеву, как похвалялся, он проиграл и проиграет снова… Почти два долгих месяца переговоров – и переворот. Без схватки всё же не обошлось, и Джейме безмерно радовался этому. Они сошлись с Эуроном – меч в меч, и на мгновение Джейме пожалел, что его клинок – не из валирийской стали, потому что на Вороньем Глазе были такие доспехи; не пробить обычным мечом. Но потом всё стало неважно. Они рубились, пот заливал глаза, Джейме не видел ничего, кроме своего врага, и ему сделалось очень весело. Он был жив, а Эурон – мертвец. Меч Джейме зазвенел о каменные плиты пола; всё-таки в левой руке не было прежней силы. Но потерять меч – ещё не значит проиграть бой; Джейме ушёл от удара Эурона и припал на колено, силясь подхватить своё оружие. Вороний Глаз наступил на лезвие его меча, и ударом под колени Джейме сшиб его на пол; валирийская сталь громыхнула о камень. Они схватились чуть не врукопашную: Эурон пытался не дать ему схватить меч, но Джейме выхватил его кинжал. Вороний Глаз носил очень хорошие доспехи, но в любых доспехах найдётся щель – хотя бы для глаз; клинок вошёл в эту щель, и Эурон Грейджой рухнул на пол снова, чтобы уже не встать. Джейме опустил меч, выдыхая, и только теперь огляделся. Сейчас, после драки, Джейме чувствовал себя ожившим и полным сил. Может, он всё ещё был самим собой. Схватка уже заканчивалась. Он увидел Ашу – та сражалась без шлема и сейчас была вся в крови, но, судя по злому, горящему и весёлому взгляду, кровь была чужой. Одним взмахом он отрубил Эурону Грейджою голову и высоко поднял её. Люди кругом заревели, а Джейме, усмехнувшись, положил эту голову к ногам жены. – За тебя и твоего короля и отца мы отомстили. Ей нужна была эта победа и эта месть. И не следовало Аше проливать родную кровь самой, даже если ей этого и хотелось. Аша вскинула свой топор: – Мы отомстили! – и, когда прокатился радостный гул, поцеловала Джейме; тот крепко прижал жену к себе, не снимая латной рукавицы, и ответил на поцелуй, не стесняясь. А потом был пир, и чаши вкруговую, и радостная пляска с топорами. Аша пошла плясать, Джейме остался в своём кресле: сидел, лениво потягивал вино и любовался женой. Утром его ждал корабль. Он дал слово вернуться к драконьей королеве сразу же после победы, и не мог нарушить это слово. Ради Тириона главным образом. Но не только. Цареубийца, сдержавший своё слово – это будет очень забавно. – Ты великолепна, – сообщил Джейме, когда Аша вернулась, отодвигая для нее стул и наливая вино. – Как и ты, мой прекрасный рыцарь, – она разом отпила с полкубка и устроилась рядом с ним. – Скорее бы они уже упились и можно было сбежать в нашу комнату. – А что? Пойдут за нами? – он развернулся к ней и под столом весьма провокационно коснулся жены. – Хочешь проверить? – Упившиеся мужчины – это не по моей части, – ладонь не теряла времени даром. Аша выгнула бровь и ответила ему тем же. При этом выглядела довольно сдержанно, только в глазах появился особый блеск. – Боюсь, я сейчас украду свою жену, – добавил Джейме вполголоса. – Знаешь, у одичалых это необходимое условие брака. То есть у них брака вообще нет, но если хочешь себе женщину – должен её украсть. Джейме встал: – Тогда я совсем одичал, – подхватил её на плечо и вынес из зала. На уход и внимания, кажется, не обратили. Благо, до их комнаты было всего ничего.

***

Утром Аша была не прочь понежиться в постели дольше обычного; ей принесли овсянку с мёдом на завтрак и несколько писем, из которых Аша вытащила свиток со знаком Ночного Дозора: наверное, Теон. Так и оказалось. С каждым словом письма радость улетучивалась. Дейенерис Таргариен её переиграла. Суд, который она пообещала, станет ловушкой. Аше стало страшно. Так страшно, что не было даже гнева на дракониху. Если судить Джейме будет король Эддард... Она удержала лицо. Мужу этого говорить не стоило, во всяком случае, так сходу. Кроме этого, Теон писал о войне: мертвецы продолжают штурмовать Стену, они отбиваются. Война продолжалась. Наверное, остальные письма были о том же. – Нам еще нужно что-то сделать, Аша? – голос Джейме вырвал её из размышлений. – Нужно оставить наместника и написать несколько писем, – она быстро смяла Теоново в руке. – И я тебе для чего-то нужен? – Конечно, – хмыкнула она. – Для моральной поддержки. А чем ты собираешься заняться? – Я велел приготовить корабль, Аша. Помогу тебе, если ещё нужен, но – Эурон убит. Я обещал брату. – Я знаю, – она посмотрела ему в лицо и стала серьёзной. – Но я, разумеется, плыву с тобой. Дядюшка удержит острова для нас. – Нет, – наотрез отказался Джейме – как она и ожидала. – Ты можешь поехать к сыну, если хочешь, но на суде тебя не будет. Я поеду один. Аша сжала губы: – Я всё равно должна увидеть королеву Дейенерис. На суд не пойду, если тебе так легче. – Зачем, Аша? – Я ведь обещала ей острова. – Вот после суда и съездишь, если захочешь, – муж был непреклонен, но она – тоже. – Почему? Я уже сказала: на суд я не пойду. – Пожалуйста, Аша. Останься здесь. Она резко выдохнула. Запрещённый приём. Скорее всего, он знает про Старка. От Тириона, надо полагать. – Я провожу тебя. Хорошо? Потом уеду к Тайрону, – дракониха ведь на Стене. Оттуда она доберётся до Винтерфелла, и это не самый сложный путь, хотя и долгий. – Хорошо. До Темнолесья, – нехотя уступил Джейме. Ну хоть так. – Оттуда ты в западную гавань? – Либо так, либо по земле. Да, сейчас там может быть уже и не пройти: шторма. Аша помолчала и всё-таки решилась: – Мне написал Теон. Королева драконов договорилась с королём Севера. Он будет вторым судьёй. – Я знаю, – кивнул Джейме. Ну конечно. – И молчал. – А какая разница? – Да как тебе сказать... С драконихой у неё был договор. Но Аша прекрасно понимала, что с королём Эддардом ей не договориться: ему есть в чём винить Джейме, а она и так обязана ему по уши! Старк был добр к ней, но не к тому, кто искалечил его сына. Теона он помиловал, да. Но Ночной Дозор – не путь для Джейме. Нет. Нет. Нет. Аша была в отчаянии, хотя неплохо это скрывала. – Я и не ждал помилования, Аша. И, – он помедлил, – не возражаю. У тебя есть сын. Заведешь себе мужчину или мужа. Получше меня. Аша резко выдохнула, развернулась к мужу – поднос с миской и письмами полетел на пол – и от души влепила ему пощёчину. Потом вторую. Джейме так и не шелохнулся, только смотрел на неё. Ярость выплеснулась, осталось только отчаяние. Аша опустила руку и молча встала. От всей пьянящей радости вчерашнего вечера и этой ночи не осталось и следа, и неясно, от чего было хуже – от страха за мужа или от обиды на него. Найдёт другого... Он же нашёл другую, холодно подумала она. Любит свою сестру, а спит с ней, и считает её такой же. Аша стояла спиной к мужу, глядя в окно, и холодный ветер остужал лицо и голову. Ну нет. Джейме она без боя не отдаст, и плевать, что он о ней думает. Он. Ей. Нужен. Послышались шаги – Джейме подошёл и встал сзади, так близко, что она кожей ощутила шедшее от него тепло. Но не обернулась – думала. Нужно написать Тириону Ланнистеру. Это раз. Если ему дорог брат – пусть что-то сделает, у него немало ресурсов. И нужно самой ехать в Винтерфелл. К королю Эддарду. Нужно поговорить с ним. И плевать на мнение Джейме; хочет упиваться своей гордостью – пусть упивается, она поступит, как считает нужным. План постепенно вырисовывался. Хлипкий план, но лучше, чем никакого. Уговорить. Упросить, если потребуется. Да чтоб этого проклятого Джейме Иные побрали, наворотил дел, а ей разгребать!.. – Аша. – М? – сосредоточенно отозвалась она. – Не вмешивайся. – Иди в пекло. – Всенепременно и сразу в седьмое, но – не вмешивайся, Аша. Она обернулась к мужу и посмотрела ему в глаза. Очень, просто очень хотелось спросить: а что, считаешь, был прав, что не спас сестру? Не вмешался же. Не спросила. Аша долго молчала. Пощадить его гордость? Очень не хотелось после его слов. Но всё-таки она кивнула: – Ладно, – и, конечно, это была ложь. Джейме, как видно, успел хорошо её узнать, потому что выругался вместо ответа. Аша только пожала плечами. – Я совершил все те дела, за которые меня станут судить, Аша. – Я знаю, – и её это совершенно не волновало. – Ну и что? Джейме хмурился: – Дейенерис... я попробую убедить, – выдохнул он, – а Нед Старк... что ж, я почти убил его сына и пытался убить его самого. Он взял под защиту тебя и Тайрона. Он, Иные меня раздери, имеет право на месть! – неожиданно рявкнул Джейме. – И я даже тебе не позволю рушить этот союз. Не вмешивайся. Это моё дело, не твоё. Аша хмуро смотрела мужу в лицо. Да, всё было именно так, как он сказал, и короля Эддарда она отлично понимала. Вот дракониху – понимала намного хуже. – Я не разрушу союз, – пообещала она. – Даю тебе слово, Джейме. Я просто хочу поговорить с ними обоими. Я не буду её больше похищать! И короля Эддарда тем более, – добавила Аша после короткой паузы. – Я хочу, чтобы ты не вмешивалась, – Джейме отвернулся. – Я поняла тебя. – И собираешься вмешаться. Зачем? – Потому что не могу сидеть сложа руки и просто ждать. Характер у меня такой. – Займись Железными островами. – Здесь останется мой дядя. Я сказала, я плыву с тобой. И ты уже согласился. – Если ты вмешаешься, я потребую суда богов, Аша. Она резко выдохнула: – Запрещённый приём, – вызваться его бойцом, что ли?.. хотя нужно его согласие. – Впрочем, разве на Севере они есть? Джейме пожал плечами: – Даже на Севере нельзя отказать. – Да чтоб тебя, – Аша умела признавать поражение. Муж явно понял это, развернулся резко и вышел, прихватив только рубаху. Аша вцепилась в подоконник. С него станется потребовать поединка... значит, нужно ехать к Старку так, чтобы Джейме не узнал. Или писать? Хватит ли ему письма? Или просто засунуть Джейме в сундук и увезти куда подальше. Из Вестероса. В дальние земли. Тайрона Старк ей отдаст, уж конечно. Будут пиратствовать: она, Джейме и Тайрон. Прекрасная картинка, а главное, какая вероятная. Аша подошла к столу и схватила перо. Главное – не думать над письмом к королю Эддарду слишком долго. «Я знаю, скольким обязана вам, ваша милость. И не имею права ни о чём больше просить, потому что мне нечего предложить в благодарность: нет ничего, чего вы уже не могли бы от меня потребовать. Но мне не осталось ничего, кроме просьбы о помощи, и я прошу вас, как ни один железнорождённый не просил никогда. Я прошу за моего мужа. Не ради него, но ради меня – я без него не смогу. Подарите ему свободу». Подписалась, свернула, не перечитывая, и запечатала тут же. Второе письмо – в Утёс, Тириону – было в общем-то написать проще. «Вы много раз говорили, что ваш брат вам небезразличен. Так сделайте что-нибудь! Его ждёт суд, и если с вашей королевой ещё можно на что-то надеяться, то у Старков к нему счёт огромный. Мне нечего предложить королю Эддарду или королеве Кейтилин, но вы – Хранитель Запада, её десница и лорд Ланнистер. Сделайте что-нибудь. Если у вас появятся какие-то идеи для меня, я буду им рада». Оба письма Аша отдала мейстеру, подавив желание выбросить их в огонь, и стала собираться в дорогу. На душе было паршиво.

***

Корабли шли на север. Холодало стремительно, о борта стали биться куски льда. Пока маленькие, принесённые течением и чудом ещё не растаявшие, но они становились всё крупнее. Шторм был вполне ожидаем, и Аша к нему готовилась. Не оставалось ни шанса удержать корабль на прежнем курсе, вопрос был только в том, куда отнесёт их буря. Несло их на север. – По крайней мере, там нет врагов до самого Сурового Дома, – усмехнулась Аша, убедившись в направлении. Корабль швыряло, как скорлупку, снасти и борта обледеневали, люди сбивали эту наледь, но она нарастала вновь. Северная зима – злая зима. Никакой суши в темноте и шторме видно не было. А вот льдин вокруг становилось всё больше, и Аша мрачнела с каждым днём. – Пропорет нам бок – и амба, – сообщила она вполголоса. Джейме хмуро пожал плечами, не отводя взгляд от бушующей воды впереди. Моряком он не был вовсе – так что лучшее, что мог, это хорошенько привязаться и не мешать. Но Аша, похоже, и не ждала ответа. Теперь она не отходила от штурвала, только недолго, урывками, спала – иногда в каюте, иногда прямо на палубе. Когда буря стихла, Утонувший бог, как сказала Аша, послал им помощь: ветер разметал тучи, открыв звёздное небо. Джейме имел своё мнение насчёт всех богов, особенно после мрачного сообщения Аши, рассчитавшей с помощью звёзд и карт их положение: – Мы забрались далеко на север; было бы светло, к западу увидели бы Медвежий Остров. Вот туда-то нам и надо, до Темнолесья мы не дойдём. – Значит, придётся узнать, действительно ли Мормонты обращаются в медведей, – криво усмехнулся Джейме. В шторме ему виделось что-то злое. Аше нельзя было плыть сюда – но без неё корабль уже был бы щепой. – У нас с Севером союз, – напомнила она. – Да и Алисанна Мормонт – разумная женщина, я знаю её. Полагаю, что её леди-мать тоже. С немалым трудом корабль – потерявший мачту, с проломленным бортом и изорванными парусами – добрался до причалов Медвежьего Острова. Обменялись сигналами: разрешение на проход было получено, и корабль, напоминавший раненую, хромую лошадь, неуверенно ткнулся в причал. Было темно, но в факельном свете Джейме заметил знакомое лицо среди встречавших корабль – сира Аддама, а значит, и Тайрон тут; остальные его не интересовали. Аша, видимо, тоже, потому что она присвистнула: – А дела, похоже, идут скверно. – Идём приветствовать, – позвал он Ашу. Выглядели они оба отвратно – тут не до ванны и не до бритвы, когда штаны к паху примерзают. Ну да ничего, все переживут. – Да, мой лорд, – хмыкнула та. – Корону надевать определённо не стоит. Трап спустили, Аша легко спустилась на причал. Джейме знал, что в его помощи она не нуждается. Кроме сира Аддама, их встречал пожилой мейстер и человек в мехах, назвавшийся кастеляном замка. – Леди Мормонт готова оказать гостеприимство тем, кто сражается за живых, – сообщил тот. – Что ж, думаю, мы из таких, – завершил Джейме приветствие. Аддам слегка поклонился: – Милорд. Миледи. Милорд Тайрон здесь и вполне благополучен, – доложил он. Что-то тёплое тронуло сердце Джейме, когда он услышал о сыне, лица которого себе вовсе не представлял. Но вида он, конечно, не подал. Они направились в замок – одно название, конечно: земляной вал да бревенчатый дом, но толщиной эти брёвна были в четыре охвата. Однако Аша оглядела замок не без уважения – на Утёс она смотрела с меньшим интересом. Аддам пошёл чуть позади Джейме, но он сделал знак, чтобы друг шёл рядом. – Рад тебя видеть. Тебя отправил сюда Старк? – Да, милорд, – он помрачнел. – Когда атаковали Стену, сюда отправили всех женщин и детей, а ты поручил мне Тайрона. Старк оказался прав: Стена рухнула. В Винтерфелле теперь опаснее всего. Рядом тихо выругалась Аша. Стена пала. Джейме Стену никогда не видел, но знал, что она была – существовала до рождения его отца и продолжит после; но вот она пала, и он даже не почувствовал удивления. И не потому, что Аша пересказывала опасения Старка. Просто было бы слишком хорошо, чтобы вековечная Стена устояла, да? – Кто-то выбрался? – спросил он у Аддама. Интересовали все разом: и Западный дозор, и сам Старк, и драконья королева, имевшая большие виды на голову Джейме. – Кажется, больше половины, – Аддам, судя по тону, прекрасно понимал их настроение. – Сир Деван писал, что сумел вытащить половину наших. Дозорные помогли. А так... Северяне были готовы отступать и ушли, остальные – как повезло. Но, судя по всему, дела лучше, чем могли бы быть, если бы отступать вовсе не готовились. Слухов ходит масса, один невероятнее другого. Из лордов – знаю, выбрались и Старк, и драконица, и из долинников многие. – И вас Старк сюда отправил? Где он сам – и драконица? – Старк нас сюда отправил ещё после известий об атаке на Стену. Весело было – новости пришли прямёхонько на свадьбу его сына. Сам он с отступающими, драконица тоже; должны идти от Последнего Очага к Винтерфеллу. – Значит, примут атаку там, – Джейме припомнил крепость – и ее оборонительные качества. Но Стена была и выше, и надёжнее. – Да, – Аддам кивнул. – План был такой. Старк с самого начала говорил, что Стену не удержать и нужно оборонять Винтерфелл, – нехотя признал он. – Но его не очень-то слушали, сам понимаешь: собственный замок... Станнис – тоже не дурак, так-то – настаивал на защите Стены, драконица вроде тоже его поддерживала. Но в Винтерфелле всё-таки оставили много сил, да и основные, если доберутся... Я, правда, не знаю, что помешает мертвякам обойти Винтерфелл и идти дальше, но с подачи Химринга все уверены, что так не будет. – Это все вести? – коротко кивнул Джейме. Война там, а он застрял здесь. Вместе с честным словом, данным Тириону. Аддам кивнул в ответ, и Джейме прекратил расспросы, тем более что они уже пришли. Леди Мормонт – суровая женщина в мехах и коже, которую Джейме помнил по судилищу в Риверране – встретила их на крыльце усадьбы. – Лорд Джейме, – она смотрела без приязни, но и без враждебности. – Леди Аша. Что привело вас на Медвежий Остров? – Леди Мормонт, – скрывать что-то смысла не было. – Мы держали путь в Винтерфелл, – ну, почти – после падения Стены Джейме ни малейшего понятия не имел, где искать драконью королеву. – Но наши корабли попали в шторм, – добавила Аша. – Мы просим у Медвежьего Острова гостеприимства и помощи – починить корабль и дождаться остальных, если они сумеют добраться, – она обвела глазами усадьбу и улыбнулась: – Леди Алисанна рассказывала мне об Усадьбе Мормонтов; она и впрямь впечатляет. – Можете оставаться и чиниться, – кивнула головой леди Мормонт. – Здесь принимают всех, кто сражается за людей. И дерева у нас пока вдосталь... А вы будете рады встрече с вашим сыном. – Будем, – согласился Джейме, – а ещё вестям, если таковые есть у вас. – Вести скверные, – она жестом пригласила их пройти внутрь; там было хоть и прохладно, но куда теплее, чем на улице. – Стена пала; люди отступают к Винтерфеллу. Но вы, верно, уже слышали, – леди Мормонт кивнула в сторону сира Аддама. – Да, это мы слышали. Но как я понял, всё прошло по плану Старка? – Если бы всё прошло по плану короля, потерь было бы намного меньше, – отрезала леди Мормонт. – Редко что-то идёт целиком по плану, – спокойно ответил Джейме. Медведица пожала плечами, но спорить не стала. – На той стороне всё же не дурак, как говорит Химринг. Значит, здесь у нас убежище, верно? Мы починимся и пойдём к Темнолесью, – и посмотрел на Ашу. Её место здесь. – Здесь убежище для тех, кто не может сражаться, – в замке и в самом деле было много детей. Правда, они сражались тоже – на мечах, на топорах (Аша даже загляделась ненадолго), стреляли в цель... на улице это было видно. – К Темнолесью-то вы дойдёте, – леди Мормонт нахмурилась. – Но вот что дальше? Едва ли оттуда можно будет добраться до Винтерфелла; к тому времени замок будет в плотной осаде. – Разберёмся. Но сперва придётся починить корабли, – и это – время – а бездействие уже сидело в печёнках, грызя ещё сильнее после запрета пить вино. Аша была права, но невыносимо. – Ваше дело, – леди Мормонт пожала плечами. – В замке тесно, но комнату для вас найдут. – А наши люди останутся на корабле, – добавила Аша. – Припасов хватит, мы попросим только воду. – Воды у нас, миледи, с неба нападало сколько угодно. Ванну для гостей согрели – дерева на Медвежьем Острове хватало, по крайней мере пока – и Джейме с огромным удовольствием прогрел все косточки до последней в восхитительно горячей бадье. Им дали передохнуть, а после сир Аддам вызвался проводить Джейме и Ашу к детям. – Они там своей компанией вечно играют, – несколько неодобрительно сообщил он. – Понятно, лорды с лордами, а не с прислугой, но всё ж таки. «Своя компания» состояла из четверых мальчишек возрастом от двух до трёх лет. Их задачей было повалить на пол огромного волка, неприятно напомнившего того, что охранял Робба Старка; волк не сопротивлялся, только иногда поводил мордой, отталкивая самых нахальных мальчишек. Джейме замешкался – мордашки возящихся детей выглядели одинаково красными. Аддам негромко представил: – Принц Маэдред Старк, лорд Домерик Дредфорт, юный Джиор, наследник дома Мормонтов, – и стало ясно, который из мальчишек Тайрон. Добрый, тактичный старина Аддам. Аша присела на корточки и позвала: – Тайрон! – четвёртый мальчик, зеленоглазый и такой же тёмненький, как она сама, обернулся и вперевалочку пошёл к ней. – Он ходит как его дядя, – невольно усмехнулся Джейме, так же присаживаясь и глядя на ребёнка. Похож. – Был бы таким же умным, – хмыкнула Аша. Мальчик остановился в паре шагов и нерешительно посмотрел на сира Аддама, которого знал лучше их обоих. Тот тоже присел: – Твой лорд-отец и твоя леди-мать, Тайрон, вернулись с войны победителями, – сообщил он. Тайрон доверчиво ухватил Джейме за полу плаща: – Папа? – Тайрон, – он кивнул и взял за руку. – Война всё? – мальчик посмотрел серьёзно. Другие дети тоже бросили возиться с волком и прислушались. Ну да, конечно, ему же говорили, что папа на войне. И другим, наверное. – Только одна из, – покачал головой Джейме. Тайрон, похоже, понял, потому что расстроился: – Ты снова уйдёшь? А мама? – но не заплакал. – А мама останется. Аша бросила на него возмущённый взгляд, но промолчала. – А моя мама воюет, – вмешался другой мальчик, самый старший. – Моя тоже, – добавил Маэдред. Четвёртый только насупился. – Горе вам, – не подумав, ляпнул Джейме. – Почему? – его явно не поняли, но от интонации все четверо явно собрались зареветь. Джейме не собирался объяснять. – Нечего киснуть, – совсем другим тоном добавил он. – Ты забыл поздороваться с леди-матерью. – Мама? – Тайрон ткнулся лицом ей в плечо, и Аша обняла его осторожно. На лице Джейме мелькнула тень улыбки. Остальные мальчишки вернулись к игре, а Тайрон остался с родителями. Джейме и Аше никто не мешал, даже волк их игнорировал – до самого призыва к ужину. Тогда мальчишек увела девушка, которая с ними нянчилась. Жизнь в Усадьбе шла своим чередом: как всегда в тылу, когда идёт война. Леди Мормонт уверенно управлялась со своей общиной, порядок тут был наведён железно, и даже на Джейме и Ашу все смотрели холодно – или вовсе сквозь него, как Санса Старк – но не было сказано ни единого дурного слова. Джейме не нужны были все – Джейме был нужен корабль, но чем дальше, тем яснее было: уплыть он не сможет до самой весны. Аша много времени проводила на борту, командуя починкой, но дело шло медленно, а море замерзало. Даже когда льды заперли корабли в бухте, Джейме велел не прекращать починку и на кораблях проводил большую часть времени, даже спал там порой. Холодно было, как в бездне. А Аша ещё грозилась, что льдины могут переломать борта кораблей, и тогда пиши пропало. Так что когда во сне он увидел заледеневших мертвецов, они сперва даже не удивили. Ага, и правда синеглазые.. Джейме всматривался в их лица; хотя даже подойти не мог. Знакомых лиц среди них не было – ни Серсеи, ни Рейегара; все шли беловолосые и отвратительные, как Эйегон, другие лысые – как отец когда-то. Одетые в одни шкуры и кожу, вооружённые чем попало, они упрямо шли по льду; словно войско, мелькнуло в голове у Джейме, хотя мысль была донельзя нелепой. На воинов тут походили только три ледяные скульптуры на огромных пауках. Только вот статуи двигались – и даже, кажется, переглядывались. Тысячи две мертвецов двигались по толстому, прочно сковавшему море льду, в полной темноте. Из мрака беззвёздной ночи проступили очертания островка и деревянного замка – скучающие часовые согревались около костерков, а ждать им было нечего: по такому льду ни корабль, ни лодка ни прошмыгнёт. Джейме вдруг узнал замок – так Усадьба должна была выглядеть, если смотреть с севера. И проснулся – зубы клацнули от мороза, прокусив губу. Аша, спавшая рядом – ради тепла, больше ни до чего было – подняла голову: – Ты чего не спишь? Утро уже, что ли? В этой клятой тьме ничего не разберёшь… – Да… – он дёрнулся, пытаясь смахнуть с себя озноб. – Приснилось, что мертвецы сюда аж дошли, – Джейме потёр переносицу. – Добрый сон, – невесело усмехнулась Аша. – Здесь холодно, немудрено такое увидеть. Только мертвецов нам тут не хватало. Ладно. Похоже, пора вставать; сегодня надо бы побывать в Усадьбе, мы два дня уже Тайрона не видели. Корабль всё равно отсюда не уйдёт, пока лёд не растает, – и нахмурилась: – Странное дело – эти воды не должны замерзать. – Зима скверная. Пройдусь. Одеваться не пришлось – потому что раздеваться не приходилось, но меч Джейме прихватил с собой. Дул ветер, мелкая позёмка кружилась в воздухе, создавая странную пыль вокруг факельного огня. Темнота, тучи, снег, замёрзшее море. Отвратительная картинка, но никаких мертвецов. Кое-как умывшись, Джейме прихватил жену и отправился навестить сына; да и на трапезу все собирались вместе, сидеть сегодня на корабле не было никакого смысла. У Тайрона дела шли по-прежнему хорошо. Он играл со своими северными друзьями, катался верхом на страшном лютоволке – на одном, второй к себе не подпускал никого, и Джейме выучился их различать и держаться подальше от обоих – запомнил родителей и в общем даже шёл к ним на руки. Дети постарше учились сражаться. Рикон стрелял лучше всех, зато Лианна Мормонт учила его рубиться на топорах и нещадно валяла в снегу; Аша поглядела на эту потасовку, хмыкнула и влезла третьей – показать кое-что обоим. В результате пришлось отбиваться одной от обоих – ребята изрядно увлеклись. Выбравшись из сугроба, Аша фыркнула, сообщила: «Вам, миледи, тренировать хват левой, вы не дрова рубите, а вам, принц, вообще лучше к топору не подходить, вы на борьбе концентрируетесь, а не на оружии» – но в целом была довольна. И только потом тихо сказала мужу: – Скоро будем учить и Тайрона. Мы оба. Если только они оба доживут. Но этого Джейме говорить не стал; он как-то почти сжился с мыслью о своей скорой гибели. За общей трапезой собирались все лорды и леди старше шести лет; обычно шла какая-никакая беседа, но на сей раз леди Мормонт явно была мыслями в другом месте. И так продолжалось до тех пор, пока юный Рикон Старк не сообщил громко и на весь зал: – А я видел сон. Что сюда идут мертвецы, через море. Может, и я как Бран и вижу далеко? Санса охнула. Мейдж Мормонт резко поставила кубок на стол: – Что именно вы видели, мой принц? – Мертвецов! Много, целую тысячу, наверное! И ещё пауков! Трёх! Джейме посмотрел на лица остальных. – Такие лица, как будто все видели, – хмыкнул он. И вспомнил собственный сон. – Это был только сон, Рикон, – продолжила Санса. – Брандон видит вещие сны, это правда, но он учился, и… – Я видел! А Оша говорит, такой дар в крови, почему бы и мне не видеть?! – возмущённо перебил её брат. – Я тоже видела такой сон, – спокойно добавила леди Мейдж. – И склонна была не поверить в него, но, вероятно, я ошибалась. Лорд Джейме? Вы тоже видели? Вопроса он никак не ожидал. – Видел, – с неохотой признал Джейме, – что подошли с северной стороны. Лёд там действительно встал. – Да, с севера, от Покинутого, – леди Мормонт нахмурилась. – Готовимся к обороне. Помощи нам неоткуда ждать, придётся защищаться самим; хорошо то, что их не так уж много. – Плохо то, что мы их не видим, – он думал. – Увы, здесь древовидцев нет, – леди Мормонт качнула головой. – Но когда они подойдут, мы их увидим. Я полагаю, у нас сутки, а то и двое, до атаки, если верить сну. – И масла тоже нет? Если верить сну... Джейме ко снам относился скептически, но лёд сковал море; это он видел сам. Так, что и человек пройдёт, и не человек, надо полагать. – Масло есть. Есть масло, смола, много стрел и много пакли. В Риверране мы держались против худшего перевеса. Джейме поддался на провокацию: – А, так сразу бы и сказали, что у вас в подвале драгоценный родич этого Моргота – я и не знал, что у него они есть. Аша резко выдохнула и под столом положила руку ему на колено; он пожал плечами – собачиться не собирался, просто не смог смолчать. Мейдж Мормонт хмыкнула: – Был бы родич – обошлось бы без битвы. – А я бы не отказалась от подвалов Винтерфелла, – заметила Аша. – Прямо сейчас. Там вдесятеро теплее, как я слышала, чем здесь даже у очага. Это правда, принцесса? – Да, – кивнула Санса. – Там совсем близко подземный огонь, что питает горячие источники. – Ну да здесь тоже скоро будет жарко. – Так что мы будем делать, леди Мормонт? – спросил Джейме, возвращая беседу к сути и одновременно оказывая хозяйке должное уважение. Лучше бы сну быть сном – Джейме совсем не был уверен, что они сумеют защититься. Только не дело это показывать. В одном медведица была права – помощи ждать неоткуда, даже если сейчас отправить воронов. Никто не успеет, а и успели бы – не добраться зимой ни из Утёса, ни из Винтерфелла, ни с Островов. – Во-первых, перетащим на стены всё необходимое, – кивнула ему леди Мормонт. – Во-вторых, усилим дозоры. В-третьих, раздадим оружие и доспехи и объявим часовую готовность к атаке. В-четвёртых, я прошу всех ваших людей покинуть корабли и собраться в замке – и перенести сюда всё имеющееся оружие. Валирийскую сталь особенно хорошо, если есть. – Есть один кинжал, – заметила Аша. – Отлично. Она убивает Иных, как говорят. – Отлично. Усадьбу перевели в режим осады весьма быстро. Детей и женщин – тех, кто не мог сражаться никак – заперли во внутренних комнатах. Все, кто оружие держать мог – даже восьмилетние мальчики и девочки вроде Лианны Мормонт – занимали места на стенах, делили дозоры. Джейме поцеловал Тайрона и попрощался с ним; но лучше бы Тайрон был среди тех, кто с оружием. Джейме не знал, дорастёт ли теперь. Прошло два дня прежде, чем в снежном мареве замаячили тени. Им повезло – ночь прояснилась, и врага они успели увидеть; запели рога, командуя тревогу. Три сигнала. Со стен полетели огненные стрелы; это было просто. А потом начался штурм. Мертвецы карабкались на обледенелые стены, их встречали мечами и топорами. Оба волка сражались здесь же, вместе с людьми. Первый приступ отбили; мертвецы отступили, перегруппировываясь, во дворе торопливо собирали трупы, обливали их маслом, складывали костёр. Те, кто не сражался, помогали перевязывать раненых, разносили хлеб и горячее вино, разливали похлёбку: не было смысла беречь сейчас припасы. На стенах свежие бойцы сменяли тех, кто отбил приступ. Глупость новичков – сражаться до упаду, если надо продержаться. В этом они с Мейдж согласились, и бойцы менялись – вот и Аша с Джейме сошли отдыхать. Говорить настроения не было. Краем уха Джейме слушал ругань: старковский мальчишка отругивался от своей няньки, которая упрямо пыталась выгнать его со стен: – Я в порядке! – Вы ранены! – Я в порядке, Оша! Только мех поцарапало! – Я вас, маленький принц, как облупленного знаю, – возмутилась та и всё-таки заставила мальчишку стянуть шкуру и дать перевязать руку. – А теперь ступайте к брату и сестре. Вам тут не место. – Ещё чего! Я должен их защищать! Меня отец сюда отправил именно для этого! Тайрон тоже мог бы стать таким. Упрямым. Глупым. Станет ли теперь. Аша взяла две миски с похлёбкой, одну сунула ему: – И тебе советую, – и принялась за еду сама. Короткая передышка, отдых, сон – и снова на стены. Врагов было больше, чем они ожидали, хоть и отдельное войско, не сотни тысяч, но – больше, чем могли отбить защитники Усадьбы... Тем более что каждый из них мог стать воином врага. Оборонялись на стенах, но на них карабкались мертвецы, порой – изрядно тесня защитников... До сих пор удавалось отбросить их обратно.

***

Рикон сражался тоже, потому что он был Старком из Винтерфелла, потому что за его спиной были сестра и маленький брат, и он должен был их защитить. Конечно, его не пустили в рукопашную схватку – он очень злился, но Оша стояла стеной – зато можно было стрелять, и подносить колчаны другим лучникам, и следить, чтобы всегда горел огонь… Его задело вражеской стрелой, но рана была пустяковой, даже Оша это признала, но загнала его отдыхать. Её Рикон боялся больше, чем мертвецов за стенами. А во сне ему снилась каменная пещера на Скагосе, скалы, по которым он карабкался, самодельный лук, ледяная вода в заливе – нырнёшь в неё разок с утёса и потом ещё долго бегаешь кругами, чтобы согреться, но не нырнуть невозможно… Лохматик, учивший его бегать по-настоящему быстро. Оша, вечно суровая, никогда не добрая, учившая не плакать и не бояться ничего. Оша, всегда грозившая «вот я вам всыплю по первое число, маленький принц!» – но когда она всё-таки ударила его, было не так больно (падать с утёса больнее!), как страшно. Страшно, что она больше не станет его ничему учить. Оша опять не дала выспаться, затрубила в свой рог. – Уже встаю, – буркнул Рикон. Не послушаешься – опять отругает… «Пора на охоту, если не хотите голодать сегодня снова!» Нет, его же будит не Оша, а служанка, он ведь живёт в Винтерфелле. Сигнал рога повторился, и Рикон проснулся окончательно. Медвежий Остров. Битва. Нужно бежать на стену, раз проснулся. Оша ведь там сражается. И снова – стрелять, стрелять, стрелять, у мертвецов нет брони, сил для выстрела много не нужно, лишь бы попасть, лишь бы поджечь, а попадать он умел… А потом схватка как-то стремительно ворвалась на стену вокруг него. Оша схватила его за руку, заставив опустить лук: – Бегите! – рявкнула она, но Рикон упрямо вырвался: – Я никуда не побегу! – Лианна Мормонт научила его сражаться на топорах, он и в рукопашной может драться. – Здесь вам не место! Бегите во двор, к лучникам! Быстро, маленький… – наверное, она хотела сказать «принц», хотя, может, и «засранец». Оша так иногда говорила тоже, когда сильно злилась. Хотя не в последний год. Но она ничего не сказала, из груди у неё торчало копьё. Оша охнула, схватилась за древко, и вместо слов изо рта у неё хлынула кровь.

***

Над воротами прорвались враги, Аша кинулась туда: она видела, что мальчишка остался почти один. Разрубить пополам одного, столкнуть вниз, за стену, другого, взмахнуть факелом: «Сюда!» – и им же ткнуть в третьего... Рикон выронил свой топор и сейчас пытался подобрать хоть какое-то оружие. Он уже остался вдвоём с израненным волком. Факел погас, Аша отшвырнула его, успела оказаться между мальчишкой и Иным: высокий, как Химринг, бесконечно холодный, факел он загасил одним движением, а взмахом своего меча разбил её топор. Просто отлично. Аша выхватила из-за пазухи кинжал – своё малое дитятко, как всегда говорила. И, увернувшись от ледяного меча, вонзила кинжал в бок Иному. Тот взвыл, но угрозы в этом вое больше не было – только ужас. Нога соскользнула, Аша оступилась и полетела со стены вниз; чья-то рука поймала её. Где-то пели рога – отступаем, отступаем! Аша выругалась сквозь зубы: – Прыгаем! – внизу были сугробы. Это проще, чем пробиваться к лестнице. Приземлившись в снег, она здорово ушибла ногу, но тут же встала, выхватила рог и затрубила, отвечая другим сигналам: отступаем, уходим, к башне! Она ненавидела отступать, но стену уже невозможно было удержать силами живых. Мальчишка Рикон рванулся мимо неё: – Оша! Там же Оша! – но его поймали за ворот. – Поздно, парень, – усмехнулась Аша. – Она уже сражается не за нас. Отступать. В башню – и надеяться, что из окон удастся уничтожить мёртвых. Они пополнили свои силы, но всё-таки их стало меньше. Добрых полторы тысячи; остальные сгорели, если повезло. А защитников – три сотни от силы. Зато Иных осталось только двое. У входа в башню её поймал Джейме: живой и невредимый. Стиснул в объятиях крепко, но тут же отпустил – нужно было бежать внутрь, занимать места и заваливать дверь. Они выживут. Они выживут. Защищать деревянную, но очень прочную башню Усадьбы Мормонтов было несложно; знай стреляй из окон да лей смолу. Знай стреляй и не думай о том, что будет, когда смола просто кончится, и стрелы тоже. Авось мертвецы закончатся раньше: стрел здесь несколько тысяч понаделано. Отвратительный, рвущий душу вой звучал теперь во дворе Усадьбы. Выворачивал душу, прошивал ознобом, отнимал последнюю надежду на спасение. Дети плакали, чьи-то девичьи голоса пели, успокаивая их. Всё это уже было когда-то. Темнота, и её щупальца, вцепившиеся в неё и Тайрона, и ужас, рвущий душу, и неминуемая гибель… Тогда её поймала рука короля Эддарда, но сейчас Аша могла побороться и сама. Она смеялась, она бранилась, она даже подхватывала песни, хотя это была какая-то любовная муть, но главное было – не сдаться этому вою, не поддаться ужасу, они выжили тогда и выживут снова, она не отдаст Тайрона тьме, не отдаст и не позволит забрать – ни его, ни Джейме, ни её саму, никого здесь! Пока был жив хоть один в башне – башня будет защищаться.

***

Время текло мимо, и никто не вёл ему счёт. Да и какой был в этом смысл? Всё, что оставалось людям – это сражаться, надеясь, что когда-нибудь мертвецы под стенами башни закончатся. В какой-то миг темноту за окнами точно меч разрубил надвое – полыхнула полоса жёлто-красного огня, сверху вниз, по мертвецам, столпившимся во дворе. – Что за… - выругался Джейме. – Все прочь от окон! Приказу подчинились, но не все – любопытство пересиливало. – В чём там дело?! Но Джейме и сам не мог разглядеть. Огонь лился с неба, хлестал по врагам, поливая двор, сыпался снег – за окнами как будто потеплело – а сквозь шум, гам, визг и вой почему-то слышались какие-то нелепые стишки. Что-то такое детское, смешное, нелепое, про голубое небо, ясное солцне, ночь уйдёт, цветы расцветут… Жуткий, душу дерущий вой захлебнулся и стих, но эти нелепые стишки пугали ещё похлеще. С ума кто-то сошёл, что ли? Мертвецы полезли с новой злобой, но в этой злости чувствовалась истерика. Если скинуть одного, новый уже не появлялся.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты