Настоящая дочь

Гет
NC-17
В процессе
31
автор
Размер:
52 страницы, 7 частей
Описание:
Двадцать лет назад Рита Власова потеряла дочь. Спустя много лет девочка вернулась к ней - но что, если ДНК-тест оказался ловкой подделкой? И где теперь искать Рите свою настоящую дочь?
Посвящение:
Е. Г.
Примечания автора:
Ох, страшно что-то новое начинать :) Тем более по фандому, в котором я не была уже лет пять))) Но серия "Депозит" настолько вдохновила меня и настолько поразила, что я решила написать свое видение дальнейших событий :)
Как всегда, здесь мой любимый Киев и отсылки к фанфику моей дорогой боевой подруги: https://ficbook.net/readfic/8595891.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
31 Нравится 27 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 7

Настройки текста
Киев, июль 2020 — Фух, ну и жара! Утро, а я уже чуть не умерла, пока доехала, — ведущая утреннего шоу, энергичная, эмоциональная, никогда не унывающая Людмила влетела в гримерную буквально за пятнадцать минут до эфира. Гример Руслана вздохнула: опять придется наводить красоту впопыхах. Хорошо хоть ведущая приехала уже в легком летнем сарафане, в котором собиралась идти в кадр. — А где Егор? — Уже здесь, — в гримерную заглянула Света. — Я зашла, чтобы на площадку вас позвать. Там все собрались просто. — Моя ты дорогая, — Люда улыбнулась девушке. — Я скоро, буквально пять минут. Русланочка, успеем? — Выбора особо нет, — пожала плечами девушка. Закрыв дверь гримерной, Света повернулась и тут же оказалась в объятиях Егора. — Ну что, пожелаешь мне удачи перед эфиром? — прошептал он в ее волосы. — Егор, ты чего? — она улыбнулась. — А если кто-то увидит? Мы вроде как договорились. — Мне кажется, уже и так все всё поняли, — он подхватил ее и одним моментом уравнял их разницу в росте. — Во всяком случае, Люда у меня раза три спрашивала, как ты там, пока ты болела. — Люда эта, — Света поболтала ногами в воздухе. — Нам на площадку не пора? — Пока ты меня не поцелуешь — не пора. — Вот ты хитрый, — девушка нежно улыбнулась и провела ладонью по затылку любимого. — Ладно, так уж и быть. Она аккуратно коснулась его губ своими, но Егору явно хотелось большего, и он углубил поцелуй. В такие моменты сознание Светы вместе с чувством времени всегда куда-то уплывало, она сосредотачивалась только на ласках Егора, на приятных ощущениях внутри и не обращала внимания ни на что вокруг, пусть там хоть пожар, хоть землетрясение, хоть суровая Марчук с ее придирками и криками. — Все, Руслана, спасибо, бегу-бегу, — Людин голос и открывающаяся дверь все-таки заставили Егора разорвать поцелуй и опустить Свету на землю. Правда, дыхание все еще сбивалось у обоих. Света, столкнувшись взглядом с Людмилой, опустила глаза и почувствовала, как краснеют щеки. — А вы чего тут, а не на площадке? — удивилась ведущая. — Так это… Я за тобой пошел, а тут уже Света. Вот мы и решили тебя подождать, — не растерялся Егор. — Не, ну, спасибо, конечно, такое внимание прямо, — она засмеялась. — Ладно, идемте. По пути на площадку Егор и Люда обсуждали эфир. Света тихонько шла за ними и думала о том, что теперь-то все точно узнают об их отношениях. Хотя Люда умела держать язык за зубами и никогда не лезла в чужие дела. Она вообще следовала принципу, что на работе нужно только работать и в кадре думать только о программе, а не о чем-то другом. После краткого совещания Егор ушел к камерам, а Света — в соседнее помещение, откуда группа традиционно наблюдала за происходящим. Ей нравилось вспоминать, как она еще слушательницей курсов при канале попала в этот павильон и сразу поняла, что хочет работать именно здесь. Как тогда перед камерами им предложили попробовать себя в качестве ведущих — и она то и дело ловила на себе взгляд Егора. Могла ли она тогда представить, что очень скоро ее мечта сбудется, а рядом с ней будет самый прекрасный и самый лучший мужчина на планете? Она смотрела на него через экран и любовалась его мужественным лицом, искренней улыбкой, взглядом серых с голубизной глаз и просто недоумевала, что он мог в ней разглядеть и как вообще мог полюбить ее. Сквозь карман джинсов она почувствовала вибрацию телефона и достала его — в мессенджере пришло сообщение от Степана Данилова. Сердце застучало сильнее, а на душе стало тревожнее. Она так и не пообщалась с Ритой, хотя уже десятки раз продумывала, как будет проходить этот разговор. Буквально на следующий день после того как Егор рассказал ей про Риту, стало известно, что Власову ранили во время задержания. Потеря крови была довольно серьезной, несколько дней Рита провела без сознания — какое уж тут общение… К тому же, Риту надо еще подготовить, на что тоже уйдет время. Оно и шло. Но писать первой Света стеснялась, поэтому уже больше недели от Данилова не было никаких вестей. — Свет, что-то случилось? — спросила Марчук, оторвавшись от экранчика. — Когда реклама? — поинтересовалась девушка. — Жарко, я хочу выйти подышать. — Пять минут еще. Пять минут показались Свете вечностью. Когда они закончились, она вылетела из помещения, словно ракета, вырвалась на балкон, откуда открывался прекрасный вид на Киев, и открыла сообщение. «Света, привет! Нам с Ритой дали отпуск, поэтому завтра мы вылетаем в Киев. Решили, что ни к чему эти телефонные разговоры и видеозвонки. Будет ли вам удобно встретиться?» Света задумалась. Это было очень неожиданно, она не рассчитывала на личную встречу. Думала, сначала можно будет пообщаться с Ритой по телефону. Хотя, с другой стороны, чего тянуть, Степан прав. Но какая будет эта встреча? О чем говорить с мамой, которая появилась в жизни более чем через двадцать лет? О том, как она жила все эти годы? О работе? О собаках? О мужчинах? Непонятно… Да и будет ли Рите интересно слушать про жизнь своей дочери, которая вот так вот неожиданно нашлась… — Все на площадку! — пронеслось по коридору раскатистое эхо от голоса Марчук. Так и не успев ответить, Света положила телефон в карман и отправилась на рабочее место. После эфира они с Егором не встретились — он уехал домой, Света же отправилась на рабочее совещание. Перед этим она решила зайти в кафе поесть — здесь она любила бывать еще со времен курсов. В первый день занятий именно тут девушка встретила свою любимую исполнительницу, но так и не попросила фотографию с ней. Да и сейчас бы не стала этого делать — зачем, если она, как сотрудник канала, может подойти пообщаться просто так? И ее ведь многие знают. В кафе пока было пусто — лишь за дальним столиком ворковала парочка. Света пригляделась — это были Филатов, коллега Егора, и его девушка. — Привет, ребят, — Света с подносом в руках подошла к ним. Те оторвались наконец друг от друга и посмотрели на нее. — Я присяду? — Паркуйся, конечно, — милостиво разрешил Алексей. — Где Егорку-то потеряла? — Не знаю, наверное, домой уже уехал, — Света все же старалась соблюдать легенду об отсутствии отношений между ней и ведущим. — Без тебя? — улыбнулась другая Света, девушка Алексея. — А чего он должен был со мной уехать-то? Вопрос остался без ответа. — Слушай, Свет, — заговорила соседка по столу, — может, ты Егора все же уговоришь в «Танцах со звездами» участвовать? У нас просто катастрофа, вроде всех набрали, а тут один умник травмировался, и до осени вряд ли восстановится. Мы на его место никого найти не можем, Майя психует трындец. — Э-э-э… Ты думаешь, он меня послушает? — Ну, а как же! — Филатов закинул руку на плечо своей девушки. — Я вот Свету слушаю. — Ну это ты, — Света почувствовала, как ее щеки начинают пылать. — У вас ведь отношения. А мы… — Да расслабься, про вас уже как минимум я и Люда знаем. Но мы могила. Просто вы сами палитесь безбожно. То он на паузах в телефоне сидит, поцелуйчики тебе шлет, то вы вместе откуда-то выходите, то в машине целуетесь на переднем сиденье, а там стекло не тонированное. «Вот блин, — Света покраснела, кажется, до кончиков ушей. — И правда, только слепой не заметил бы, что мы вместе. И как теперь быть?» — Так уговоришь? — вновь принялась за свое девушка Алексея. — Ну, если честно, то Егор как-то сказал, что он не хочет участвовать вообще ни в каких шоу, если только это не «Форт Боярд» или что-то еще экстремальное. — Еще один нашелся… — Света покосилась на Филатова. — Этот такой же. Вас что, по этому критерию в ведущие набирают, да? — Не да. Я не согласился, потому что осенью стартуют съемки большого и серьезного проекта, — заспорил Алексей. — А вообще, вон твой начальник идет, сейчас ругаться будет, что ты тут филонишь. — Ой, точно, — Света вскочила из-за стола. — Ладно, Леш, до вечера. Она попрощалась и убежала. Вскоре ушел и Алексей. Света осталась наедине со своими мыслями. Что же ответить Степану? И если Рита приедет уже завтра, где лучше встретиться: дома или в кафе? А может, вообще на природе? Не перестала она думать об этом и на планерке, и потом по дороге домой. — Светуль, ты чего такая задумчивая? — Егор встретил ее на пороге — он только что вернулся с прогулки с Илли и Ютой. — Да так, — она заправила за ухо волосы. — Степан написал. Говорит, что завтра они с Ритой вылетают в Киев. Я переживаю, как все пройдет. И не знаю, о чем мне с ней говорить. — Ну, и чего ты? — Егор обнял ее и поцеловал в шею. — Радость моя, не переживай. Все будет хорошо. Прилетят и к нам придут. Я буду с тобой, чтобы тебе не было страшно, ладно? — Да, — кивнула Света. — Спасибо тебе, я так рада, что ты со мной. Остаток дня прошел незаметно, в делах и заботах. Света принялась наводить порядок к приходу гостей, вымыла окна, разобрала залежи какого-то хлама на балконе (остались от прошлых жильцов), затем отправила Егора в магазин за новыми занавесками на кухню, потому что «ну куда это годится, они выцвели и вообще какие-то ужасные». Егор съездил, но купил жалюзи и провозился с их установкой до темноты. А на следующий день волнение стало только сильнее. Света постоянно проверяла телефон — Степан пообещал отписаться, как только их самолет из Москвы приземлится в Минске. Егор решил, что поедет встречать Степана и Риту в аэропорт, отвезет в квартиру, где они оставят вещи, а затем они вместе приедут. От волнения девушка не находила себе места и то подметала, то протирала пыль, то мыла плиту и раковины. Юта и Илли, казалось, понимали состояние хозяйки и ходили за ней следом, то прыгая на нее, то облизывая лицо, если она наклонялась. — Что, родные мои? — Света, улыбаясь, присела на колени и обняла животных. — Скоро Егор приедет. С гостями. Только знали бы вы, как я боюсь перед этой встречей. Все-таки это моя… мама. Капец, никогда бы в жизни не подумала, что буду с таким трудом произносить это слово. Ма-ма… Боже, — она обхватила плечи руками, — меня так не трясло даже перед камерой в павильоне, даже перед первой ночью с Егором. Ох, тогда я вообще ничего не соображала, он поцеловал меня, а потом… Она оглянулась. Собаки внимательно слушали ее, а Юта даже положила лапу на ее колено. — А маленькие вы еще про такое знать, — рассмеялась Света. — Вот подрастете — тогда, может быть, и расскажу. Но это не точно. В этот момент на лестничной площадке послышался шум чьих-то шагов. Юта и Илли наперегонки бросились к дверям, чтобы облаять гостей. Света поднялась с пола и пошла следом за ними, мимоходом посмотрев на себя в зеркало и убедившись, что в джинсовом комбинезоне и майке выглядит нормально. В дверь позвонили — Егор, видимо, забыл ключи дома. Девушка дрожащей рукой повернула замок и открыла. На пороге, кроме Егора, стоял мужчина лет сорока, который держал за локоть женщину с каштановыми волосами, резкими, но очень красивыми чертами лица и карими, в точности как у самой Светы, глазами. — Привет, — она улыбнулась девушке. — Кажется, ты моя дочь.

***

Москва, июль 2020 Тот день, когда Рита попала в больницу, постоянно с ужасом проносился перед глазами Степана, словно кадры киноленты. Вот преступник нажимает на курок, вот она падает назад, а из-под форменной жилетки начинает струиться кровь. Вот врачи несут ее к машине «скорой», крича: «Быстрее, быстрее». Вот в карете у нее останавливается сердце, и молодой фельдшер хватает дефибриллятор. Вот ее везут в операционную, откуда выходят со словами: «Она потеряла много крови. Срочно нужно переливание». Вот по коридору бегут их коллеги: Рогозина, Круглов, Лисицын, Майский, Соколова, Антонова, Березин, Тихонов с Амелиной. Они подходят, спрашивают, как Рита, что ей нужно, а он, словно в ступоре, не может даже слова сказать. И все вокруг расплывается, словно в тумане. И он отчетливо видит ее в чем-то белом, она протягивает к нему руки и зовет его. — Мы ее стабилизировали, все хорошо, не переживайте, идите лучше домой, выспитесь, — услышал Степан от Ритиного лечащего врача к концу первых суток дежурства в больнице. Он и сам не понял, сколько времени прошло с тех пор, как он здесь сидит. — Иди, Степ, я побуду с ней, — сказала ему Валя, положив руку на его плечо. Он послушался, поднялся с кушетки и на ватных ногах побрел к выходу. Кое-как доехал домой, принял душ, выпил чаю, впихнул в себя бутерброд из остатков хлеба и колбасы — просто чтобы хоть чем-то заполнить желудок. И упал на диван. Кажется, он проспал тогда часов двадцать, не меньше. Она пришла в сознание спустя несколько дней, но пускать его в палату врачи запретили: а если больная разволнуется, и что-то произойдет? — Нет, никому нельзя, тем более вам, — врач, пожилой лысоватый мужчина, был категоричен. — Пусть она пока отдохнет, наберется сил. Завтра уже сможете проведать. Он и пришел завтра — Рита была в палате, бледная, какая-то похудевшая. Кажется, ее идеальные скулы стали заметны еще сильнее, а глаза были будто бы ярче. Степан подошел к тумбочке, положил букет и поставил рядом пакет с фруктами. — Привет, — улыбнулся он, присаживаясь на кровать — стула в ее палате почему-то не было. — Привет, — слабым голосом отозвалась она. — Как ты себя чувствуешь? — Не знаю. Вроде бы хорошо. Жду, когда выпишут. Сколько мне еще тут валяться, не знаешь? — Еще пару недель точно. Ты без сознания несколько дней была. Он взял ее ладонь в свою руку — внутренний голос кричал, что этого делать не стоит, но ему так хотелось, что не было желания сопротивляться внезапному порыву. Рита улыбнулась в ответ на этот жест. Степан задумался: сейчас говорить про дочь или подождать? Но она выручила, спросила сама: — Степ, помнишь, ты тогда мне что-то про дочь сказал? Это было на самом деле, или у меня галлюцинации? Он вздохнул с облегчением — вот проблема и решилась. Набрал воздуха и сказал: — Нет, Рит, тебе не показалось. Это правда. Анна Панькова — не твоя дочь. Извини, я не говорил ничего, хотел дождаться... Я просто думал, что ты… — Не переживай, Степ, я все понимаю… — Рита, видимо, из-за ранения и недостатка сил не стала обижаться на него. Она вообще была какой-то не такой, как всегда. Пропала резкость, исчезли острые словечки, изменилось даже выражение лица. «Видимо, потому что она еще не оправилась от ранения», — подумал Степан. — Так что там про дочь? — поинтересовалась она. Данилов только сейчас понял, что все еще сжимает ее руку в своей. — А, про дочь… В общем, я не буду тебе рассказывать, как мы ее искали, это не важно. Ее зовут Света Красильникова, она живет в Киеве, работает там на телеканале. Вот… У нее есть парень, зовут Егор, он, кстати, к нам и обратился. Этот Егор — тоже журналист. И еще телеведущий. Он остановился. Рита молчала, переваривая услышанное. Ей не верилось, что ее девочка, которую она запомнила совсем малышкой, уже такая взрослая, работает и даже встречается с молодым человеком. — А она точно моя дочь? — спросила Власова. — Точно-преточно. Мы получили образцы ее ДНК и сравнили с твоими. Ваше родство подтвердилось. Рит, она готова с тобой пообщаться. Только давай ты сначала поправишься окончательно, а потом мы уже примемся за этот вопрос? Женщина согласно кивнула — она и сама понимала, что ей надо подумать. Да и не хотелось, чтобы дочь видела ее такой — слабой, растрепанной, без косметики. — Степ, спасибо тебе огромное, — она накрыла его ладонь своей, той, в которую был вставлен катетер. — Ты… Ты просто невероятное сделал сейчас. Он наклонился к ней и прикоснулся легким поцелуем к ее губам. И Рита, к его удивлению, не оттолкнула его, наоборот, подалась навстречу, насколько хватало сил. Все время до выписки Власова не переставала думать о дочери, о том, что ей рассказать в первую встречу. Наверное, о самом страшном дне в ее жизни, когда они расстались на долгие двадцать лет. О долгих поисках и о девушке, которая лишь притворялась ее кровинкой. А еще обязательно о брате — круто будет, если девочка с ним подружится. Несколько раз во сне Рита видела себя гуляющей по залитым солнцем улицам — а рядом была девушка, похожая и не похожая на Анну Панькову одновременно. Она улыбалась и вела на поводке двух собак. А Рите было спокойно и тепло. В последний день в больнице Степан пришел к ней почти перед отбоем — как только врачи пропустили его? Он был радостным. Рита отложила книгу и поднялась с кровати навстречу ему, наспех одергивая пижамную кофту. — Ритуль, привет! — он обнял ее и поцеловал в щеку. — Как ты, родная моя? — Домой хочу, — она зажмурилась от его обращения и удивилась сама себе — еще месяц назад за такое Степа получил бы, но сейчас эти слова будто захватили ее сердце в мягкие пушистые лапки. — У меня для тебя хорошие новости. Садись, — он приземлился на кровать и потянул ее за собой так, что она оказалась у него на коленях. — Я выбил у Рогозиной две недели отпуска для нас. И заказал билеты в Киев. — Мы поедем к Ли… то есть к Свете? — удивилась Рита. — Да, поедем. А чего нам ждать и общаться в интернете? Лучше уже увидеться. — Степ, а вдруг я ей не понравлюсь? Степан еле нашел силы не расхохотаться — настолько это смешно прозвучало. Он пригладил Ритины волосы и поцеловал ее в щеку. — И чего ты так думаешь? Обязательно понравишься, вот увидишь. Света будет тебе рада. Завтра я напишу ей, что мы вылетаем. А ты ложись спать, я с утра заеду за тобой, хорошо? — Я буду тебя очень ждать, — откликнулась она и почти сразу же ощутила его поцелуй на своих губах. В этот раз она решила не отпускать Данилова сразу. На следующее утро, выписавшись, Рита и Степан поехали в ФЭС, чтобы подписать приказ на отпуск — Рогозина, увидев счастливых Данилова и Власову, покачала головой. — Куда собрались-то хоть? — поинтересовалась начальница, принимая у обоих подписанный приказ. — В Киев, — в один голос признались Рита и Степан. — К Свете, да? — ее голос потеплел. — А… Так вы тоже все знаете? — удивилась Власова. — И молчали… — Рит, меня Степа попросил тебе ничего не говорить. Она повернулась к нему — это было сложно, потому что он плотно держал ее в кольце своих рук — и укоризненно произнесла: — Я бы тебя прибила, Данилов… Суровая Галина Николаевна улыбнулась, глядя на сладкую парочку. А спустя сутки они уже летели в самолете сначала до Минска, а затем до Киева. Стыковка рейсов была удобной — ее как раз хватило, чтобы съесть по бургеру в Burger King и сфотографироваться на фоне белого с васильком на хвосте лайнера. Чем меньше времени оставалось до украинской столицы, тем страшнее становилось Рите — еще чуть-чуть, и она увидит родную дочь, теперь уже точно настоящую. Над Киевом сияло солнце, и красивый город с поблескивающими куполами церквей был виден с высоты птичьего полета. Быстро пройдя паспортный контроль в «Жулянах» и забрав чемоданы, Рита и Степан взялись за руки и двинулись к выходу. Здесь было несколько людей, встречающих рейс из Минска. Среди них выделялся высокий молодой человек в солнечных очках и с аккуратной небольшой бородой. — Егор! — окликнул его Степан. Молодой человек тут же повернулся и увидел пару. Рита немного прибалдела — он же по росту почти как Майский! А Света, по словам Данилова, совсем малышка. — Привет, — Егор протянул руку Степану. — Как долетели? — Все хорошо, — улыбнулся тот. — А это Рита. — Очень приятно, Егор, — представился молодой человек. — Ну, что, поехали? Ехать пришлось долго — Киев не отличался свободными дорогами. Рита рассматривала в окно жилые кварталы, так похожие на московские, какие-то административные здания. Затем пейзаж сменился, и вокруг появились невысокие двух- и трехэтажные, явно старые дома. Улицы утопали в зелени, на террасах кафе сидели веселые молодые люди. Рита почувствовала, как ей все сильнее хочется пройти по этому городу, так похожему на город из ее снов. Блеснули вдали купола Киево-Печерской лавры и статуя «Родина-мать». Егор повернул, затем повернул еще раз и въехал во двор жилого дома. Посмотрел в зеркало и сообщил спутникам: — Ну, что, приехали. Давайте помогу вам вещи отнести? Справившись с вещами, Егор, Степан и Рита поехали на знакомство со Светой. Теперь уже Власовой было не до красивых видов (хотя посмотреть было на что). Она целиком и полностью погрузилась в предстоящую встречу с родной дочерью. Вопросы начинались даже с момента приветствия — как это сделать? Сразу с порога сказать, мол, я твоя мама? Или же подождать? Хотя будто она сама не поймет. — Рит, ты чего? — заметил ее состояние Степан. — Нет, ничего… Так, чуть-чуть переживаю, — отозвалась она. — Не переживай, все хорошо. Я же с тобой, — и он обнял ее за талию, а затем сжал ее руку. — Да, я помню. Спасибо тебе. Их лица вновь оказались близко друг от друга, но целовать Степана при Егоре (хотя и очень хотелось) Рита не стала. Наконец они заехали во двор старого дома с навесными балконами. Егор припарковался, помог Рите выйти из машины и повел гостей к подъезду. Власова на дрожащих ногах преодолевала ступеньку за ступенькой. А молодой человек тем временем достиг нужной двери, откуда доносился лай собак. — Ну вот, нас уже как-то недружелюбно встречают, — пробормотала Рита, оказавшись на площадке, но Егор услышал и улыбнулся: — Да это Илли и Юта. Но вы не переживайте, они добрые и классные. Он нажал на звонок, и сердце Власовой застучало. Лишь мгновение и дверь отделяют ее от судьбоносной встречи. Щелчок замка — и на пороге появляется невысокая темноволосая девушка в желтой майке и джинсовом комбинезоне. Степан подхватил Риту под локоть, чтобы та не упала. А глаза женщины тем временем встретились с глазами девушки — немного настороженными, но очень теплыми и добрыми. — Привет, — она улыбнулась девушке. — Кажется, ты моя дочь.
Примечания:
Надеюсь, это кто-то ждет...
И снова без умного комментария. Просто пожелайте мне удачи и быстрее разделаться со всякой фигней!

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "След"

Ещё по фэндому "Битва экстрасенсов"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты