Гарри Блэк: Герой вернулся. Книга I.

Гет
Перевод
R
В процессе
438
переводчик
Reizker бета
StrangeStupidDog гамма
Автор оригинала: Оригинал:
https://m.fanfiction.net/s/13319565/1/Harry-Black-Book-1-The-Hero-s-Return
Размер:
планируется Макси, написано 177 страниц, 17 частей
Описание:
В ту ночь, когда Сириус Блэк прибыл в Годрикову Впадину, он принял множество различных решений. Теперь, когда мужчина сосредоточен на воспитании Гарри, а не на мести, в Хогвартс, в возрасте тринадцати лет, возвращается совсем другой Мальчик-Который-Выжил. Но вопрос состоит в том, почему Гарри вернулся так поздно? И станет ли он тем героем, который так нужен волшебному миру?
Примечания переводчика:
Работа состоит из четырех частей, это первая книга. В последствии, когда данная книга будет завершена, здесь и в доп. главе появится ссылка на следующую часть.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
438 Нравится 162 Отзывы 182 В сборник Скачать

Часть XV: В долгу перед тобой

Настройки текста

POV Дафна Гринграсс

      Сказать, что люди, находящиеся в общей гостиной Слизерина, были подавлены — значит ничего не сказать. Змеи притихли, не в силах даже поднять головы от произошедшего поражения; те, что всё-таки поднимали, смотрели на Дафну с недоумением, а на Драко — с отвращением. В общем, вечер для змей оказался не самым приятным, ведь слухи о Гарри Поттере подтвердились, когда он вывел из строя ловца Слизерина и словил снитч.       Малфой возмущённо мерил шагами комнату, что-то бормоча себе под нос, однако было очевидно, что он намеренно делал это громко.       — Поттер думает, что может выставить меня идиотом, и это сойдёт ему с рук. Я заставлю его заплатить, я заставлю заплатить их всех. Когда мой отец узнает об этом, он…       — Он что? — проговорила Дафна себе под нос, стараясь сделать это как можно тише. — Купит вам всем «огненные молнии»? В этом же, конечно, метла виновата, ага.       Однако Дафна не знала, что слух у Малфоя достаточно хороший и, прежде чем девушка успела собраться с мыслями, она увидела перед собой Драко, лицо которого было искажено злобой, а глаза недобро блестели.       — Ты что-то сказала, Гринграсс?       — Нет, ничего, — холодно ответила она.       — Я знаю, что ты что-то сказала, — вздутая вена на лбу Драко, казалось, вот-вот лопнет. — Наверное, думаешь о том, как предать нас, выдав все наши секреты Поттеру. Не ожидал, что ты опустишься до того, чтобы влюбиться в такого полукровку, как он.       — Во-первых, — начала Дафна, — то, что я думаю о Поттере, тебя никак не касается. Во-вторых, я ему отказала, так что он мне не нравится. И наконец, может быть, тебе не стоит так говорить о парне, который выставил тебя в таком свете, словно ты первый раз на метлу сел?       Лицо Драко исказилось ещё большей злобой, что очень сильно удивило девушку, и она никак не ожидала того, что он ударит её по лицу. Драко никогда не был сильным, поэтому удар вышел довольно слабым, скорее даже, жалящим, и маленькая струйка крови стекла из её губы на белую рубашку, мгновенно окрасив её в красный.       — Ты знаешь, кто мой отец? Какую силу таит в себе моя фамилия? Ты думаешь, что ты, изгнанная сучка из своей семьи Гринграссов, имеешь право дерзить мне?       Но прежде, чем Малфой успел произнести хоть что-то, Дафна, более ледяным тоном, чем она от себя ожидала, произнесла:       — Заткнись.        Люди, сидящие в комнате, зашептались, а Блейз и Трейси подлетели к подруге, держа палочки наготове.       — Ты… наглый, подлый ублюдок! — Дафна рывком прижала Драко к стене. — Ты прав, родители от меня отвернулись. Но лучше я буду сиротой, чем буду иметь папочку вроде твоего, которого ты готов целовать в задницу в качестве примера для подражания.       — И ты знаешь, почему? — продолжила говорить Гринграсс, даже не удосужившись вытереть с губы кровь. — Потому что, в отличие от тебя, я не буду прятаться за спину отца в случае возникновения трудностей. Я кое-что собираюсь прояснить, Малфой. Если ты ещё хоть раз дотронешься до меня, — на лице Дафны заиграла безумная улыбка, — я вырву твои яйца и скормлю их собаке Хагрида. Как тебе такое?       — Ты смеешь мне угрожать? — произнёс Малфой, однако в его голосе чувствовался страх, что понравилось девушке.       — Да, — произнесла она, — и тебе следует быть осторожным, потому что, знаешь ли, зелье живой смерти — не такое уж сложное в приготовлении. Может быть, у меня даже есть оно под рукой. Может, я подолью его в твоё молоко за завтраком или в газировку во время обеда, или в тыквенный сок на ужине. А может, я обсужу возникшую проблему с теми людьми, что терпеть тебя не могут. Я ещё не придумала, что сделать с тобой, но знай одно, Малфой: ты нажил очень опасного врага в моём лице.       — Я тебя не боюсь, Гринграсс.       — А должен.       Но прежде, чем Драко смог бы что-то возразить, в гостиную ворвался Снейп с хмурым выражением лица.       — Что здесь произошло? — прошипел он.       — Сэр, Малфой ударил Дафну, — произнесла Трейси.       — Малфой, — в ярости произнёс Снейп, — в кабинет. Живо. Видимо, есть вещи, которым тебя не обучил твой отец. Ничего, у тебя будет достаточно времени запомнить их, пока ты будешь отбывать своё наказание.       — Но я же на вашем факультете… — начал Малфой, на что получил равнодушный взгляд профессора.       — И мисс Гринграсс тоже, — произнёс Снейп. — Если вы хотите бодаться с барсуками или львами — это одно, однако я не потерплю и не оставлю безнаказанным оскорбление или избиение своих студентов. Двух недель наказания должно хватить, чтобы вы поняли, как неподобающе вели себя.       — Я мог бы лишить вас метлы за произошедшее, однако оставлю Люциусу право выбора наказания. Семья Малфоев и Гринграсс входят в состав «Священных двадцати восьми». Если её мать или отец решат разобраться из-за твоего поступка, ты понимаешь, чего это будет стоить твоему отцу?       Дафна шокировано наблюдала за тем, как человек, который, казалось бы, плевать хотел на наказания, публично отчитывает Малфоя.       — Мисс Дэвис, отведите мисс Гринграсс в больничное крыло, а я позабочусь о том, чтобы подобного больше не повторилось.       Затем, взмахнув своей длинной чёрной мантией, профессор покинул общую комнату в компании надувшегося Драко.       — Ну, это было неожиданно, — произнесла Трейси, повернувшись к подруге.       — Я, конечно, знала, что Снейп становится более странным к Хэллоуину, — пробормотала Дафна, — но не настолько же.       Наконец, выдержав паузу, пока Дафна вытирала с губы кровь, Трейси произнесла:       — Тебе нужно к мадам Помфри? — с беспокойством спросила она.       — Ага, и напугать Асторию? — пожала плечами Дафна. — Ничего, я в порядке, позже нанесу мазь. А пока, — зевнув, произнесла слизеринка, — я устала, так что увидимся завтра. Спокойной ночи, Трейс.       — Спокойной, — нервно ответила Дэвис, глядя вслед уходящей Дафне.       Щека её, возможно, и болела, но девушка облегчённо свалилась на кровать, чувствуя себя куда спокойнее, чем прежде. На мгновение поднявшись на локтях, Дафна нарисовала вокруг своей кровати лёгкие защитные руны — змеям всё-таки тоже нужно быть осторожными.

***

POV Гарри Поттер

      Откровенно говоря, день Хэллоуина всегда был тяжёлым для Гарри. Да, он всегда старался оставаться позитивным, думая о том, что именно в этот день Сириус стал для него отцом, но мысли о том, что в Хэллоуин он стал единственным ныне живущим из Поттеров, угнетали его. Теперь ужас от этого дня становился более явственным, ведь ему пришлось наблюдать за тем, как умирали его родители, а человек, ответственный за это, всё ещё был жив.       Завтрак в Большом Зале был ошеломляющим: плавающие по залу фонари, парящие то тут, то там летучие мыши, однако всё это убранство никак не повышало настроение Гарри. Тот факт, что приближалась первая прогулка в Хогсмид, лишь усугублял ситуацию и приводил к возникновению вопросов о том, с кем же пойдёт туда Гарри. Он слышал, что Невилл рискнул и пригласил Ханну Аббот, однако получил от неё отказ, а Корнер до смерти боялся позвать Сьюзен, поэтому девушка согласилась на предложение Терри Бута, что очень сильно злило Майкла, хоть он и пытался этого не показывать.       Гарри интересовала лишь одна девушка, пусть она и дала ясно понять, что не влюблена в него… пока. Гарри подумывал о том, чтобы просто пойти в компании Невилла и Майкла, если не найдётся каких-либо новых вариантов, но у Астории были на него совершенно другие планы.       — Почему мы снова это делаем, Астория? — проворчал Гарри, сидя рядом с ведьмой, смотрящей на него своими большими глазами.       — Потому что, несмотря на то, что у тебя было предостаточно времени, — начала девочка, — ты до сих пор не выбрал дату посещения Хогсмида.       — Знаешь, — ответил Гарри, — я просто ещё не решил, не думай, что мне всё равно.       — Знаешь, если ты пойдёшь туда с кем-то другим, — произнесла Астория, — ты можешь заставить Дафну ревновать, и тогда до неё дойдёт, что ты ей нравишься.       — Неужели? — спросил Гарри, приподнимая бровь.       — Нет, — призналась она, — Дафна не из тех, кто способен на ревность. Но, всё же, тебе стоит выбрать кого-нибудь, с кем ты пойдёшь.       — Почему я не могу просто пойти один?       — Потому что ты одна из важнейших фигур в волшебном мире, Гарри, — заговорила Астория. — Если ты появишься там один, то слухи о том, что ты гей или нелюдимый, полетят с бешеной скоростью. Хотя, конечно, все эти обвинения бессмысленны, но это всё равно может выставить тебя в плохом свете.       — А ты думаешь, что мне не всё равно? — безразлично отозвался Гарри.       — Нарушив традиции, ты будешь выглядеть менее презентабельно в глазах других, что может пагубно сказаться, когда тебе понадобится поддержка извне, — произнесла Астория. — Я думаю, что ты великий волшебник, Гарри, но тебе уже пора перестать делать вид, будто ты сможешь в одиночку справиться со всем. Просто избавь себя от неприятностей и пригласи уже, наконец, хоть кого-нибудь на свидание.       Астория начала выискивать подходящую цель, отчего Гарри просто закатил глаза.       — Знаешь, Лаванда ждёт, что ты пригласишь её, поэтому она не соглашается на другие предложения, — Гарри посмотрел в сторону довольно симпатичной девушки с бледной кожей, развевающимися каштановыми локонами и тёмно-синими глазами.       Гарри прежде не понимал, насколько привлекательной для него является Дафна, поэтому, вместо того, чтобы оценить бюст Лаванды, размер которого был довольно внушительным для девушки её возраста, он думал о том, что цвет глаз Гринграсс для него более предпочтителен.       — Она чистокровная, а её семья сохраняла нейтралитет во время Первой Магической войны. Она может стать для нас хорошим союзником в долгосрочной перспективе.       — Я пас, — произнёс Гарри, не заинтересовавшись кудрявой девушкой.       — Ладно, — вздохнула Астория, — ты можешь пригласить какую-нибудь из сестёр Патил. Они хорошенькие, а их отец, насколько я знаю, довольно богат. Ещё раз повторюсь, в их лице ты можешь приобрести хороших союзников, если немного переступишь через себя.       — У меня нет нехватки золота, коротышка, к тому же, я не собираюсь становиться Министром, — ответил Гарри. — Почему ты так заботишься о приобретении союзников?       — Потому что волшебный мир — это огромная выгребная яма, сотканная из родственных связей, и, чтобы сломать колесо, необходимо сначала попасть внутрь него. Я просто хочу сказать, что выбор правильного круга людей может создать тебе хорошую репутацию. Даже если она и сейчас такая, то в будущем многое может измениться. Сам понимаешь, что «Ежедневный пророк» может всё разрушить.       — Знаешь, — рассмеялся Гарри. — Иногда я забываю о том, что ты — сестра принцессы, коротышка. Спасибо, что напомнила.       — Без проблем, — усмехнулась Астория, указывая пальцем на стол Пуффендуя. — Пригласи Ханну Аббот. Она симпатичная, у неё хорошие корни и многие говорят, что она довольно хорошая девушка. Беспроигрышный вариант.       — Нет, — наотрез отказался Гарри. — Её приглашал Невилл, но она отказала ему. Он — мой друг, я не могу так с ним поступить.       — Агх! — простонала Астория. — Это просто невозможно. Ты собираешься отказывать каждой девушке, потому что они — не моя сестра?       — Может быть, — усмехнувшись, ответил Гарри и взъерошил своей подруге волосы. — Не напрягайся ты так, коротышка. Я ценю твою заботу и список с именами. Он довольно обширный оказался, — произнёс Гарри, вспомнив блокнот, который дала ему Астория накануне. — Но, думаю, я сам справлюсь со всем этим.       — Отлично, — вздохнула гриффиндорка. — Я даю тебе двадцать четыре часа. И, если ты ничего не сделаешь за это время, я попрошу Булстроуд сходить вместе с тобой.       — Ты не сделаешь этого! — простонал Гарри.       — Не испытывай судьбу.       — Боже, ты просто дьявол, — рассмеялся Гарри.       — В конце концов, я всё-таки сестра Ледяной Королевы, — дьявольски усмехнувшись, произнесла Астория, подняв на Гарри глаза. — Хорошо, сейчас девять утра, впереди у тебя двадцать четыре часа. Начинай прямо сейчас!       — Звучит не очень вдохновляюще, — ответил Гарри, — сейчас мне надо идти в класс.       Хотя Гарри и любил проводить время с Асторией, входящей в список его близких, однако Хэллоуин он любит проводить в одиночестве, пребывая в своём тихом трауре. И, по правде говоря, свидание — это было последнее, о чём он хотел сегодня думать; даже мысли о светловолосой принцессе возникали в его голове куда реже, чем раньше.       Так было до тех пор, пока он не вошёл в класс, где проходил сдвоенный со Слизерином урок по Трансфигурации. Он, как обычно, сел рядом с Дафной, но девушка, вместо того, чтобы, как обычно, произнести что-то колкое или саркастическое, просто молчала. Гарри мгновенно понял, что что-то не так, но у него было мало времени на раздумья, поскольку в классе уже появилась профессор Макгонагалл, попутно при помощи волшебной палочки зажигая люстру, осветившую целый класс.       — Доброе утро, класс, — произнесла профессор. — Надеюсь, вы все выполнили ваши домашние здания, поскольку сегодня мы будем разбирать анимагию. А теперь: кто ответит, кто такие анимаги? Давайте посмотрим, — произнесла волшебница, оглядывая класс. — Мистер Забини?       — Это человек, который может превращаться в животное, — нервно проговорил Блейз, — как Фалько Эсалон, который мог превращаться в ворона.       — Правильно, — добродушно произнесла Макгонагалл, — пять очков Слизерину за хороший пример. А теперь, — продолжила она, — может ли мне кто-нибудь сказать, в чём состоит разница между самотрансфигурацией и анимагией?       — Разница между самотрансфигурацией и анимагией состоит в том, что анимаг может превращаться в животное, когда захочет, не используя палочку или заклинания, — проговорил Дин, словно читая с написанных заметок.       — Верно, — ответила профессор, — пять очков Гриффиндору. А теперь — пример.       Гарри наблюдал за тем, как почти у всех присутствующих в классе отвисла челюсть, когда без единого слова декан его факультета превратилась в полосатую кошку. Гарри лишь ухмыльнулся, вспомнив, как Сириус рассказывал, что большинство своих наказаний он получил за то, что Макгонагалл наблюдала за ними в своём кошачьем обличии. С другой стороны, это не было для него чем-то удивительным, поскольку он жил не только с анимагом, но и с метаморфом, что было также безумно.       Когда Макгонагалл вновь вернулась в облик человека, по классу раздались аплодисменты. Тем не менее, Гарри всё равно испытал зависть, поскольку данная трансформация была недоступна для него.       Первая половина урока была посвящена анимагии и тому, насколько напряжённым является процесс обучения превращениям, обсуждалась также система регистрации и то, что за последнее столетие официально зарегистрированных анимагов было нереально маленькое количество. Гарри сдержал улыбку, вспомнив, что ни его отца, ни Сириуса в этом реестре нет и никогда не было.       Однако сосредоточиться на уроке ему удавалось всё труднее, так как Дафна до сих пор не проронила ни слова. Вместо этого она сидела неподвижно, глядя прямо перед собой, полностью игнорируя его присутствие рядом с собой. Гарри медленно похлопал её по руке, лежащей на парте.       — Принцесса, с тобой всё в порядке?       — Я в порядке, — коротко ответила она.       — Ла-а-адно, — медленно протянул Гарри, — я просто думал, что мы прекратили враждовать.       — Ты ошибся, — ответила она, повернувшись лицом к Гарри. Именно это стало её фатальной ошибкой.       — Ты сегодня накрасилась, — произнёс он. — У тебя же безупречная кожа, ты никогда не пользуешься косметикой.       — Я решила, что нужно попробовать что-то новое, вот и всё, — произнесла Дафна, не отводя от него взгляд.       Затем Гарри заметил, что в уголке её губ присутствует синеватый оттенок, а затем до Гарри дошла причина неестественной позы девушки, её молчания и отвращения. Дрожь пронеслась по его телу, отдавая мелким покалыванием в пальцах.       — Кто? — спросил Гарри.       — Кто что? — спросила девушка, делая вид, будто не понимает, о чём речь.       — Кто тебя ударил?       — Это не твоё дело, — ответила Дафна. — Я уже большая девочка и сама могу позаботиться о себе.       — Это Малфой? — спросил Гарри.       — Это. Не. Твоя. Проблема, — с расстановкой произнесла Дафна, гневно сверкая глазами.       — Ты мой друг, — ответил гриффиндорец. — Это моя проблема.       — Мы не друзья! — взорвалась Дафна; фраза оказалась произнесена настолько громко, что все присутствующие в классе обернулись на девушку. Одни лишь хихикали, а другие смотрели с непониманием.       — Вы что-то хотите рассказать классу, мисс Гринграсс? — терпеливо произнесла профессор Макгонагалл.       — Нет, — отозвалась девушка, — простите, я что-то нехорошо себя чувствую. Думаю, мне стоит сходить к мадам Помфри.       — Хорошо, — произнесла профессор, — я отдам ваше задание другому студенту, не забудьте его позже забрать. Вы всегда отличались работоспособностью на моих уроках, но не думайте, что ранний уход с занятия может стать частым явлением.       — Спасибо, профессор, — улыбнулась Дафна.       Быстро собрав свои вещи и покинув класс, она оставила Гарри, с непониманием глядящего ей вслед.

***

POV Астория Гринграсс

      Сарафанное радио в Хогвартсе работало на «ура», поэтому менее, чем через час Астория уже знала о том, что Дафна накричала на Гарри. Первым её желанием было пойти и устроить парню взбучку, но после длительных размышлений она поняла, что Гарри не сделал бы Дафне что-то плохое, из-за чего она могла накричать на него.       Золотое правило старшей сестры Астории: никогда не повышать голос, даже если она невероятно расстроена, поскольку это не является причиной для срыва. Астория хотела разобраться в произошедшей ситуации, но, как и всегда во время обеденных перерывов, ни Гарри, ни Дамблдора видно не было. И хотя она ни разу не видела их, уходящих куда-либо вместе, Астория понимала — хоть и не знала, почему, — что Гарри находится где-то вместе с директором. Наскоро набив щёки едой, Астория выскочила из-за стола и направилась в кабинет Дамблдора.       Повернув направо к коридору, ведущему к кабинету, Астория надеялась, что не помешает своим неожиданным появлением, однако прежде, чем она продолжила терзаться своими мыслями, её внимание привлёк громкий разговор, доносившийся из пустого класса. Она начала прислушиваться, оправдывая себя тем, что никаких защитных чар не наложено, а значит, обсуждаемое не так уж и важно.       — Вчера я разговаривала с отцом по камину, — заговорила девушка. — Он сказал, что стоит рискнуть, потому что семья Гринграссов уже не так влиятельна и богата, как раньше, и, если мы решим проблему, то сможем договориться с Малфоями и заключить брачный договор.       — Ну да, это для тебя хорошо, — какой-то парень произнёс ленивым и безразличным тоном, — но какое это отношение имеет ко мне, Паркинсон?       — А ты подумай, Нотт, — произнёс голос, который, как теперь знала Астория, принадлежал Пэнси. — Если у нас всё получится, то Драко останется у тебя в долгу, а это значит, что у тебя появится шанс влиться в его круг и поладить с Малфоем-старшем. И знаешь, что дальше? После окончания Хогвартса ты сможешь получить высокопоставленную должность, которая позволит тебе буквально купаться в галлеонах. Понимаешь, о чём я?       — Да, — ответил Нотт, а Астория могла поклясться, что услышала в его голосе жадные нотки, — я тебя прекрасно понимаю. Когда Малфой отвяжется от Гринграсс, возможно, я заберу этот лакомый кусочек себе.       — А может, после нашего плана для неё будет трудновато найти подходящую персону. Мы же планируем заколдовать её сестру и отправить девчонку в лазарет. Кстати, благодаря этому, я вспомнила, что здесь есть бесследные палочки.       — Ага, спасибо, — произнёс Нотт, и Астория почувствовала, как сильно забилось её сердце от осознания того, что она была целью их плана. — Не беспокойся о Гринграсс, я уверен, что с этой палочкой всё нормально получится.       Астория буквально дрожала от гнева, задаваясь вопросом: как вообще смеет этот ублюдок говорить такое? Астория всегда была сильной, но даже сейчас она не знала нужных заклинаний, чтобы защититься от двух студентов, которые старше неё на два курса. Она медленно попятилась назад, однако уханье пролетевшей мимо совы привлекло внимание Пэнси и Теодора. Двери резко распахнулись, и Пэнси, вышедшая первой, раздражённым взглядом окинула стоящую Асторию.       — Ну и ну, — произнесла она, — кажется, у нас тут был слушатель.       — Посмотри, как она покраснела, — продолжала Пэнси. — Ты, должно быть, очень разозлил её, Нотт.       — Как ты смеешь говорить так о моей сестре? — повернувшись к Теодору, Астория злобно взглянула на него. — Если ты ещё раз скажешь что-то о ней, то я…       — Что ты сделаешь? — ухмыльнулся Нотт, отталкивая Асторию к стене и поднося палочку ей к лицу. — О, продолжай, мне очень интересно послушать.       — Ты не имеешь право такое говорить, — произнесла Астория, стараясь сохранить мужество, несмотря на страх, терзавший её изнутри.       — Я могу говорить о твоей сестре всё, что захочу, — прошипел Нотт. — А знаешь почему? Потому что она — заносчивая сука, которую стоит научить не перечить тем, кто куда могущественнее неё. Поверь мне, я об этом позабочусь.       Астория задрожала, её увлекла мысль о том, чтобы ударить этого идиота в лицо, как сделал бы Гарри, будь он здесь. Но его здесь не было, а она была лишь маленькой девочкой, не шибко хорошо знающей магию, и, как бы ей не хотелось это отрицать, она была напугана.       Затем, словно в каком-то фильме, она услышала голос:       — Эй! Отцепись от неё!       Когда Астория увидела, как Гарри оттаскивает от неё Нотта, глаза её в страхе расширились. Он ударил парня под рёбра, оттолкнув к стене и заставив Пэнси отшатнуться в сторону. Гарри подошёл к Астории, полностью игнорируя две палочки, направленные на него, и произнёс:       — Ты в порядке, коротышка?       Расплакавшись, она начала быстро говорить:       — Я решила, что мне нужно найти профессора Дамблдора, потому что я знала, что ты с ним, и мне нужно было узнать, что произошло у вас с Дафной, но потом я услышала их разговор и решила подслушать. Они говорили о Дафне очень ужасные вещи, я хотела что-то сделать, но я не могла и…       — Хей, — произнёс Гарри с успокаивающей улыбкой на лице, — теперь все будет хорошо. Веришь мне?       — Хорошо? — усмехнулся Нотт. — Посмотри на своё положение, Поттер, двое против одного.       — Заткнись, — прорычал Гарри, а затем медленно повернулся, глядя на двух слизеринцев. — Ты мне просто отвратителен. Мало того, что ты считаешь уместным нападать на других студентов, так вы, два жалких подобия волшебников, решили, что уместно направлять палочку на девочку, которая на два курса младше вас.       Астория с трудом сглотнула; магическая сила, исходившая от Гарри, будто заставила её потерять равновесие, поэтому девушка пошатнулась, но удержалась на ногах.       — Змея никогда не бывает милосердной к добыче, Потт…       — Я, кажется, велел тебе заткнуться, — процедил Гарри сквозь стиснутые зубы. — Ты ходишь с этим идиотским значком факультета, думая, что это делает тебя сильным. Ты говоришь, словно ты — змея, опасный хищник, но ты — не змея. Знаешь, кто ты? — Нотт с трудом сглотнул, а в его глазах чётко виднелся страх, но он продолжал слушать Гарри. — Ты просто глупый идиот, до которого медленно доходит.       Прежде, чем Астория смогла понять, что происходит, Гарри, схватив Нотта за запястье, приставил свою палочку к его шее.       Пэнси, запаниковав, поднесла палочку к голове Гарри, и испуганным тоном произнесла:       — Отпусти его. Я тебя в последний раз предупреждаю.       — Нет, — ледяным тоном ответил гриффиндорец, — это я тебя предупреждаю. Уходи отсюда, если не хочешь, чтобы я сделал с тобой то, что планирую сделать с ним.       Сердце Астории бешено колотилось, а грудь сжималась одновременно и от страха, и от возбуждения. Она не хотела, чтобы Гарри пострадал, и больше всего она не хотела стать причиной этого. Дафна — её сестра, которую она любит больше всего на свете, но Гарри — тоже близкий для неё человек, и ей не хотелось, чтобы он ради неё рисковал своей безопасностью. И всё же, прежде, прежде чем Астория успела закричать, недалеко от их «компании» раздался мужской голос.       — Стоило мне один раз оставить тебя одного во время обеда, так ты уже ввязался в какие-то неприятности. Приставил свою палочку к чужому горлу, пока другая держит тебя на мушке, — крикнул Майкл.       — Ты меня убиваешь, Поттер, — подойдя ближе, он оттолкнул от Гарри Пэнси, направив свою палочку на девушку. — Двое на одного — не совсем справедливо, не находишь? Гарри, помощь нужна?       — Я, вроде, справляюсь, — усмехнулся Гарри, бросив в сторону друга беглый взгляд. — Но если ты хочешь помочь, я не возражаю.       — Ты только что испортил моё героическое появление, — произнёс Корнер, рассмеявшись. — Так мы сделаем это, или как?       — Никто ничего делать не будет, — раздался другой голос.       — Здесь довольно многолюдно, — проворчал Гарри, а затем Астория увидела обладателя голоса — Седрика Диггори, на груди которого сиял значок старосты.       — Поттер, Корнер, — спокойно произнёс Диггори, — бросьте ваши палочки: вам вряд ли грозит наказание за то, что вы заступились за студентку, но, если вы начнёте выстреливать заклинаниями, мне придётся доложить об этом.       Облегчение отразилось на лице Нотта, когда Гарри опустил свою палочку, но оно мгновенно исчезло, стоило Седрику снова заговорить.       — Вы двое, однако, пройдёте со мной в кабинет директора. Угрожать студенту, и, уж тем более, первокурснице — неприемлемо. Уверен, профессор Дамблдор и профессор Снейп нашли бы ваш поступок ужасным.       Слизеринцы что-то невнятно пробормотали, а Гарри повернулся к Седрику, благодарно кивнув ему.       — Постарайся держаться подальше от неприятностей, Поттер.       — Ничего не могу с собой поделать, — улыбнулся Гарри. — Они меня сами находят.       Седрик рассмеялся, устало мотнув в сторону головой, а затем обратился к Пэнси и Нотту:       — Вы двое, идём уже.       Гарри, сидя на корточках перед Асторией, осматривал её на предмет каких-либо увечий. В его изумрудных глазах виднелось беспокойство, а затем он, постаравшись успокоиться, произнёс:       — Всё в порядке, коротышка?       — Да, они меня не тронули, но я всё равно расстроена.       Гарри, поднявшись, выпрямился.       — Я знаю, что они говорили о твоей сестре ужасные вещи, — произнёс он, мягко взяв девочку за подбородок и заглянув ей в глаза. — Но тебе стоит быть осторожнее. Я не собираюсь ругать тебя за то, что ты защищала свою семью: поверь, я бы тоже самое сделал. Но ты всегда должна оставаться сильной, даже если что-то идёт не так. Постарайся не ввязываться в драки, из которых ты не сможешь выйти победителем.       — Я просто хочу уже начать лучше владеть своей магией, — ответила Астория, злобно потупив взгляд в пол.       — Знаю, мне бы тоже этого хотелось, — ответил Гарри.       — Но ты хорошо владеешь магией! — воскликнула Астория. — Слишком хорошо для того, кто не обучался здесь первые два года.       Гарри улыбнулся одним уголком рта, и Астория почувствовала, как его рука в успокаивающем жесте легла на её голову.       — Мне ещё многому предстоит научиться, — пожал плечами Гарри, — чтобы стать сильнее. Таким, каким я хочу быть.       — Для чего? — с любопытством произнесла девочка.       — Для того, чтобы добиться справедливости, которую заслуживает моя семья, — если бы это был кто-то иной, но не Гарри, Астория могла бы подумать, что желает отомстить, но это было не так.       Она чувствовала, что ему больно, и было очевидно, что он не знал, как ему поступить, в его глазах читалось отчаяние. Он хотел лишь справедливости, а не мести тем людям, что лишили его родителей. И кто она такая, чтобы плохо думать о нём, если она бы поступила так же, будь она на его месте?       На мгновение воцарилась тишина, и Астория поднялась на носочки, чтобы обнять Гарри.       — Спасибо, что помог мне.       — Всегда пожалуйста, коротышка, — ответил Гарри, а на его лице появилось облегчение. — А теперь… ты сказала, что искала меня, верно?       — Да, — кивнула Астория, — мне кажется, что с Дафной что-то не так, и…       — С ней всё будет в порядке, Астория, — произнёс он, и девочка вздрогнула от того, что он впервые за несколько месяцев назвал её по имени. — Ей просто нужно побыть в одиночестве. По крайней мере, подальше от меня. Правда, я не думаю, что друзья могут ей как-то помочь, поэтому тебе стоит навестить её и убедиться, что с ней действительно всё в порядке.       Астория медленно кивнула и, уходя, помахала Гарри и Майклу на прощание.       — Ещё раз спасибо!       — Ты моя подруга, коротышка, — улыбнувшись, ответил Гарри, — я всегда буду защищать тебя.       И с этими словами она повернула за угол, направившись в Больничное крыло.

***

POV Дафна Гринграсс

      Следующее утро выдалось трудным. Дафна была готова разрыдаться от злости на то, какой беспомощной она себя чувствовала, когда Малфой ударил её. Девушка также испытывала чувство вины из-за того, что она была груба с Гарри… С тем самым Гарри, который, со слов Астории, спас её от нападок слизеринцев, случившемуся, как считала Дафна, по её вине.       На каждом шагу она стремилась убедиться, что с Асторией всё в порядке и она в безопасности, но каждый раз Дафна терпела в этом деле неудачу. Единственная причина, по которой её младшая сестра всё ещё была в порядке, заключалась в Поттере и, если бы не он, Дафне пришлось бы терпеть все насмешки Драко, лишь бы Астория оставалась в безопасности. Теперь Дафна находилась перед ним в неоплатном долгу, и это сводило с ума, поскольку теперь все её мысли были сосредоточены на парне с зелёными глазами.       В пятницу все уроки были отменены, поскольку Министр Фадж устроил собрание со всеми преподавателями, на котором обсуждали посещение Хогсмида, и теперь, сидя в Большом зале за столом и завтракая, все мысли Дафны, к её большому неудовольствию, были только о Мальчике-Который-Выжил.       Похоже, это не осталось незамеченным, когда Трейси слегка толкнула девушку в бок:       — Ты опять это делаешь.       — Что? — спросила Дафна, повернувшись к подруге.       — Ты опять была в отключке, — улыбнулась Трейси. — Снова думала о Поттере?       — Нет, — холодно произнесла Гринграсс. — Я думала о том, что могло бы случиться с Асторией.       — Ну, да, не слишком радужные думы, — дёрнув плечом, произнесла Трейси. — Ты уверена, что не хочешь пойти с Поттером в Хогсмид?       — Знаешь, я не думаю о Гарри всякий раз, когда просыпаюсь, — раздражённо ответила Дафна, отвернувшись от улыбающейся Трейси.       — О, уже Гарри? Теперь тебе удобнее называть его по имени?       — Хватит, Трейси, — ответила Дафна. — Я сейчас не об этом говорю.       — Ладно, но ты можешь мне ответить на вопрос: почему ты ещё не назначила свидание в Хогвартсе? — терпеливо произнесла Дэвис.       — Потому что есть другие, куда более важные вещи, — ответила Гринграсс. — А именно, безопасность и состояние Астории. Я бы вообще не ходила на эту дурацкую прогулку, если бы ты и Блейз не заставили меня туда пойти, подделав подписи моих родителей. Почему бы вам двоим не сходить на свидание, как нормальная пара? Без присутствия кого-то постороннего.       — Потому что если мы начнём так делать, то ты продолжишь дальше сидеть в библиотеке, обложившись книгами, а потом умрёшь в одиночестве старой кошатницей.       — А тебе не кажется, что это уже чересчур? — спросила Дафна.       — Послушай, — серьёзно произнесла Трейси. — То, что ты делаешь для Астории — это замечательно, но ты же понимаешь, что ей бы не хотелось, чтобы ты забывала о себе и о своей жизни. Отложи хоть раз подальше книги и насладись Хогсмидом вместе с нами. А ещё лучше, пригласи туда Поттера: ходят слухи, что у него тоже до сих пор нет пары.       — Мне. Не. Нравится. Поттер. Я уже согласилась пойти с вами, разве этого не достаточно?       — Ладно, — ответила Трейси. — Я сделала всё, что смогла. Но всё же, Даф, я просто хочу, наконец, увидеть, как ты веселишься.       — Ты права, — ответила Гринграсс, улыбнувшись. — Я знаю, что последнее время я слишком взвинчена. Извини, что я огрызнулась на тебя, обещаю, что завтра я обязательно повеселюсь, — а затем она снова посмотрела на Поттера, уже выходившего из Большого зала. — Слушай, Трейс, увидимся позже, хорошо? Мне надо уйти.       — Конечно, иди и забери этого парня, подруга, — произнесла Трейси, на что Дафна просто покачала головой, затем бросившись бежать за Гарри.       Выбежав из Большого зала и проглотив свою гордость, она прокричала:       — Поттер!       Гарри, быстро расправив свою рубашку лососевого оттенка, повернулся к девушке:       — Принцесса, ты меня звала?       — Ты можешь хоть на секунду стать серьёзнее? — умоляющим и непривычным для себя тоном попросила Дафна. — Мне нужно поговорить с тобой наедине.       — Ладно. Ты хочешь где-то встретиться, или как?       — Просто зайди в чулан и заткнись, — устало произнесла девушка, не совсем уверенная в том, что ей было нужно сказать.       Она ожидала какого-нибудь едкого комментария или намёка, но вместо этого Гарри лишь коротко кивнул и сделал так, как попросила девушка.       Когда они оказались внутри, Дафна вспомнила похожую ситуацию. Они стояли, практически прижавшись друг к другу, а запах его одеколона с кедровыми нотками приятно ударил девушке в нос.       — Слушай, — начал Гарри. — Я знаю, что вчера влез не в своё дело, и, если ты не хочешь это обсуждать, то мы не будем, мне просто не нравится видеть своего дру…       — Спасибо, — перебила его Дафна, с трудом выговорив слово, так как она не произносила его, казалось, уже несколько лет. — Я просто… просто хотела сказать тебе спасибо.       — За что? — растерянно спросил парень.       — Ты такой дурак, — устало вздохнула Гринграсс. — Только вчера ты спас мою сестру от Нотта и Паркинсон, а сегодня уже забыл об этом.       — Я не забыл об этом. Просто не вижу в этом ничего особенного, Астория — моя подруга, я бы так и так защитил её.       — Ничего особенного? — с недоумением спросила Дафна. — Ты чуть не пострадал, практически вступив в драку с теми, кто хотел заколдовать мою сестру, чтобы отомстить мне, и ты говоришь, что в этом нет ничего особенного?       — Потому что так оно и есть. Мне всё равно, кто они, я всегда буду защищать своих друзей. Неважно, от кого, будь то от студентов, Пожирателей или от самого Волан-де-Морта.       Дафна недоверчиво уставилась на него. Он не имел ни малейшего представления о том, что значит в волшебных семьях защита другого человека, о том, что такое долг. Для неё было удивительно, что Мальчик-Который-Выжил так мало знал об обычаях в волшебном мире.       Дафна решила не настаивать и, глубоко вздохнув, начала говорить:       — Ну, независимо от того, считаешь ты это особенным или нет, ты защитил мою семью от двух представителей очень опасных семей. Я у тебя в долгу.       — Нет, это не так, — произнёс Гарри, отрицательно мотнув головой. — Меня это не волнует. Считай, что у тебя нет никакого долга, ты мне ничего не должна.       — Поттер, — окликнула его Дафна, когда парень уже собрался выходить из чулана. — Долг, может, и не важен для тебя, но в волшебном мире иметь кого-то в долгу — большое дело. Мне не нравится чувствовать, будто я чем-то тебе обязана, так что, ради Мерлина, Поттер, скажи, что мне сделать, и остановимся на этом.       — Ты действительно не собираешься отступить?       — Нет, — быстро ответила девушка.       — Ладно, — ответил Гарри, а от того, что он посмотрел ей в глаза, Дафна замерла. — Дай мне переписать твои конспекты по Зельеварению. По правде говоря, всё, что мы с Корнером делаем в классе — придуриваемся. И если я не начну сейчас что-то изучать, я рискую завалить экзамен.       — Ты… — удивлённо произнесла Дафна. — Тебе всего лишь нужны мои конспекты?       — Ага, — пожал плечами гриффиндорец, — я слышал от Корнера, который слышал это от Гермионы, что ты довольна хороша в Зельях и, вроде, хуже меня в них никого нет, так что да, мне нужны только твои заметки.       — Я просто не понимаю, — устало произнесла девушка. — Последние полтора месяца ты каждый день пытался уговорить меня пойти с тобой в Хогсмид на свидание. А теперь, когда я перед тобой в пожизненном долгу, от выполнения которого не могу отказаться, ты просто просишь конспекты. Ты уже нашёл кого-то, или что?       — О-х-х, — умилился Гарри, — ты что, ревнуешь?       — Просто ответь на вопрос, Поттер.       — Ты сама уже на него ответила, — начал Гарри. — Ты не можешь сказать «нет», поэтому твоё согласие не будет настоящим. Я не хочу, чтобы ты шла куда-то со мной, потому что должна. Я хочу, чтобы ты делала это, потому что сама хочешь этого. Я хочу гулять по Хогсмиду, наблюдая за домами, покупать сладости, или же просто нарваться на приключения в этой небольшой деревушке рука об руку с тобой. Я не хочу идти из-за того, что этого требует твоя совесть или что-то в этом духе.       Дафна взглянула на парня в полном замешательстве, он посмотрел на неё и устало улыбнулся:       — Поверь мне, принцесса, когда ты скажешь «да» на моё предложение пойти в Хогсмид, это будет из-за того, что ты окончательно влюбилась в меня. Просто мы пока не достигли этого пункта.       Дафна не могла выговорить ни слова, безмолвно уставившись на Гарри, что показалось парню очень забавным, и он продолжил:       — Так что… да, я приду к тебе за конспектами в понедельник, хорошо? — произнёс Гарри, на что Дафна просто кивнула.       — Ладно, увидимся, и, если тебе когда-нибудь захочется поговорить о том, что произошло, я всегда рядом. Ты мой друг, даже если я таковым не являюсь для тебя.       С этими словами он вышел из чулана, оставив внутри совершенно ошеломлённую Дафну.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты