Лучик

Слэш
NC-17
Завершён
62
автор
Ksenij бета
Размер:
220 страниц, 18 частей
Описание:
В один злосчастный день я встретил его. В ужасном месте, полном разврата и насилия, он оказался светлым лучиком в моей серой жизни. Он был не таким как все скучные и не интересные прохожие. Этот парень жил одной лишь мечтой, к которой стремился, закрывая глаза на все трудности, что подкидывала ему мерзавка-судьба. А самое гадкое - он был недостоин того, что с ним случилось. Но как говориться: «Мы творим нашу собственную жизнь и называем ее судьбой.»
Посвящение:
Посвящается всем любителям этого прекрасного фэндома и пэйринга, ценителям 60-ых годов, и всем, кому нечего делать.
Примечания автора:
Некоторые песни из этого плейлиста будут мелькать по ходу сюжета: https://www.youtube.com/playlist?list=PLXYvzMnbvSXzjUtgVH9Ph2yaKA75y7-2i
Заранее извиняюсь за песню Queen " Good Old Fashioned Lover Boy". Я знаю, что это 70-ые, но по смыслу подходит.
Буду очень признательна, если Вы, дорогие читатели, перейдете, по указанной ранее, ссылке, ведь я вложила во все подборки много сил и времени. И конечно же, это поможет Вам лучше прочувствовать атмосферу фанфика.
Заранее спасибо!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
62 Нравится 256 Отзывы 15 В сборник Скачать

Выстрел

Настройки текста
Энтони не мог поверить, что все происходит снова. Колени подкашивались. Словно пытались завалить его на пол, чтобы тот перестал спускаться на ненавистный четвертый этаж. Лестница магнитом тянула его вниз. На улицу, где ждал любящий и добрый Аластор. Вниз, где его не будут бить, а наоборот залечат раны и заставят поверить, что все правда закончится хорошо. Насильно вобьют мысли о идеальной жизни. От сладковатого запаха, которым пропахли красные коридоры, ярость закипала внутри. Казалось, одним взглядом он мог сравнить все с землей. Но эта уничтожительная злость была не в силах прорваться сквозь слезы. Страх никогда не выйдет из памяти. Парень уже давно привык видеть все сквозь линзу опасности. А плохое предчувствие стало частью него. Время текло широкой спокойной рекой. Энтони казалось, он скорее утонет и задохнется в ожидании, нежели пострадает от побоев. Что делать? Бежать на улицу и не верить словам Вокса? Биться насмерть с тем, кто придет? Или же, закрыть глаза, расслабиться и отдать все на волю случая? Представить, что он уже купается в теплых волнах Тихого океана под полной Луной? Вот она — дверь, в которую он не должен был возвращаться. Цифра «четыре» точно самая отвратительная на свете. Красивая дубовая дверь идеально вписалась бы в фильм ужасов или беспощадный боевик. А красные стены уже сводили с ума. Энтони зажмурил глаза и резко отворил дверь. Душащая сигаретная вонь забралась в каждую клеточку легкий. А кровать. Какая же мерзкая кровать. Еще и так безупречно застелена! — Чтоб здесь все сгорело! — прорычал тот. Тяжелыми шагами он подошел к окну и резко отдернул шторы. Еще никогда он не делал этого так уверенно. Безлюдная улица, серые старинные дома и ни одного прохожего. Все как всегда. Но немного левее стояла дорогая бордовая машина. А облокотившись на капот, Аластор упорно пытался закурить сигарету. Правда, от сильного ветра ничего не получалось. — Эй! — сзади послышался громкий шепот. Энтони мигом задернули шторы и испуганно повернулся. Сердце заколотилось так быстро, что он закрыл грудь руками, дабы оно не выскочило. Перед ним стояла темнокожая девушка. Мелкие кудряшки, заплетенные в афрокосички, прикрывал некачественный каштановый парик, под боб-каре. Она наполовину выглядывала из-за двери и хитро улыбалась. — Я подслушала ваш разговор с Воксом, — проронила та и запрыгнула внутрь. — Я знаю, что ты ждешь кого-то страшного. — Что тебе нужно? — Энтони раздраженно фыркнул. — Поговорить охота? — Вчера ты очень хорошо сыграл жертву, — большие карие глаза сверкнули азартом. — У тебя отлично получилось соврать! Даже я сначала поверила! — Что ты несешь! — блондин скрестил руки на груди. — Какую еще жертву? — Не знаю, куда ты потом ушел, но Вокс позвонил парочке своих знакомых, а сам уехал на всю ночь, — девушка украдкой пробралась к Энтони и засунула руку под салатовый жакет. — Я украла пистолет, — совсем тихо сказала та. Парень отпрыгнул назад и поднял руки, но девочка сразу подошла еще ближе и пихнула оружием Энтони в грудь: — Вокс был сам не свой! Сбежал сразу после тебя! Он даже не уточнил у своих людей про пистолет! — эта особа точно горела своим рассказом. — Я безумно хотела убить этого подонка, но во время поняла, что мне это с рук не сойдет! К тому же, вряд ли я смогла бы это сделать! — Я больше не буду никого убивать! — наотрез отказался тот. — И Вокса, уж тем более, не трону! — Я говорю не о Воксе! — на лице растянулась бешеная улыбка. — Убьешь его — сразу умрешь и сам! Я дружила с Нэнси и знаю почему она сбежала! Из-за того психа, который теперь приходит к тебе! Сегодня же он придет, да? Он довел бедняжку! У нее помутился рассудок и она сбежала, ни о чем не подумав! Убей его! Прошу! — Ты под чем-то? — блондин с недоверием принял пистолет. — У тебя зрачки огромные. — По себе знаешь, что без наркоты здесь не выжить! — усмехнулась та. — Что за мужик под окном? Это наверняка его дружок! — Нет! — Энтони схватил ее за локти. — Он хороший! Он мне помогает! — Отлично! — девушка хлопнула в ладоши. — Как только он зайдет — стреляй не думая! Сразу же, понял? Оставляй пистолет здесь! — темнокожая строго всмотрелась ему в глаза. — Он мне пригодиться! — Так тебе просто пистолет нужен? — блондин неуверенно отшатнулся назад. — Забирай сейчас! Зачем ты принесла его мне? В чем подвох? — Нет никакого подвоха! Я безгранично тебе благодарна за Валентино! — она положила руки тому на плечи. — Он издевался надо мной! Пистолет мне, конечно, нужен. Но и тебе тоже, понимаешь? К тому же, я хочу отомстить за Нэнси! Она была очень хорошей! — странная улыбка превратилась в оскал. — Она заслуживала лучшей жизни! Прошу, убей его! А потом и я смогу постоять за себя! Но сейчас твой черед! — Я пытался заговорить с тобой еще неделю назад, — обиженно начал Энтони. — И с той азиаткой тоже. Я даже не знаю, как вас зовут! Почему ты смотрела на меня как на врага, а сейчас прибегаешь на помощь? Думаю, тебе, так же как и мне, нужна была поддержка. — Валентино как-то сказал, что ты от него без ума, — она виновато отвела взгляд. — Ты же знаешь, он умеет убеждать. Я думала, вы с ним заодно! Мне правда жаль! И я пытаюсь искупить свою вину! Умоляю, сделай, как я сказала! Блондин смерил ее подозрительным взглядом и нахмурил брови: — То-есть, ты хочешь, чтобы я убил его, оставил пистолет здесь и сбежал? — Да! Я буду ждать на пятом этаже! — глаза снова засверкали. — Я уверена, Вокс позовет своих людей, чтобы те убрали тело. А я быстренько заберу себе пистолет! Ты беги как только сможешь! Вокс свои деньги получит и тебя больше не тронет! — А ты не глупая, — усмехнулся Энтони. — Я была лучшей в классе! — гордо заявила та. — А потом меня затащили сюда! Я безумно хочу продолжить обучение и для этого, мне нужна твоя помощь! Если все получится, то мы оба получим желаемое, смекаешь? — Ладно, убить, оставить пистолет здесь, — он неуверенно оглянулся на окно, — и бежать к Алу. Девушка крепко обняла его и серьезно нахмурила брови: — Не забывай, теперь в твоих руках еще и моя судьба! Умоляю, только не подведи! — Он может прийти совсем скоро! — блондин отодвинул ее и всмотрелся в глаза. — Я сделаю все возможное, чтобы спасти нас! — Удачи! Энтони кивнул и проводил помощницу взглядом. Та второпях выпрыгнула за дверь и тихо побежала по коридору. Парень растерянно уставился на пистолет и потряс им возле уха. Послышался тихий звон патронов. Губы искривились в задористой ухмылке. Он снова метнулся к окну. Энтони неуверенно приоткрыл его и вдохнул морозный воздух. Аластор ходил туда-сюда возле машины и потирал плечи руками. Ветер задувал низ его пальто и то сильно развевалось на ветру, словно маня мужчину сесть обратно в машину. Блондин свесил голову из окна: — Ал! — потаенно позвал его тот. Радиоведущий мигом обернулся на знакомый голос. Он подбежал к окну и уставился наверх: — Почему ты так долго? Что происходит? — Ко мне должен прийти последний клиент, — протараторил Энтони. — Но ты не волнуйся! — Нет! — Аластор резко махнул рукой, разрезая воздух. — Ты уйдешь сейчас же! Все, я иду к тебе! — Стой! — моляще крикнул тот. — Ни за что не входи, ясно? Ты должен довериться мне! — он строго нахмурил брови и аккуратно показал пистолет. — Со мной все будет хорошо! А с тобой, если вмешаешься, может что-то случиться! Я разберусь с ним! Третий раз убить будет не так сложно! Аластор закрыл лицо руками и обронил голову. Он нервно прошел кругом и снова уставился наверх: — Ты не убийца! — обреченно сказал тот. — Ты не сможешь! Давай просто убежим? Умоляю, хватит всего этого! — Осталось совсем немного! — голос сорвался на безнадежный крик. — Я не тряпка! Ты сам мне это говорил! Но ты не за что на свете не должен входить сюда, ясно?! Сейчас все на нервах и с тобой могут сделать что угодно! Скажи, что ты останешься на улице! — Ладно! — раздраженно бросил тот. — Что будет потом? Ты хоть представляешь дальнейший исход событий? — Заведи машину и будь наготове! — серьезно отчеканил Энтони. — Как только я убью его — сразу побегу к тебе и мы уедем! План максимально прост! Сложно даже представить, чтобы что-то пошло не так! — голос звучал настолько уверенно, что было сложно поверить, что колени трясутся от отчаянья. — Обещаю тебе, все будет хорошо! — Мне страшно, — жалобно проронил Ал. — Зато мне не страшно! — умело соврал Энтони. — Ты должен верить мне, слышишь? Со мной ничего не случится! Блондин спрятал пистолет под ремень и глубоко вдохнул. — Люблю тебя, — он ласково улыбнулся. — Все это время я верил тебе и прислушивался к твоим советам! Теперь ты должен поверить мне! Сделай все так, как я сказал! — Удачи! — спустя мгновения раздумий бросил тот. — Удача для неудачников! — рассмеялся Энтони. — Садись в машину и жди! Все будет хорошо! Совсем скоро мы уедем на Гавайи! Аластор кивнул и пошел к автомобилю. Даже с четвертого этажа можно было заметить, как ноги неуклюже подгибаются, будто скоро сломаются. Энтони дождался, пока мужчина сядет в машину и захлопнул окно. Он подул на стекло и образовалось большое туманное пятно. Парень нарисовал там неаккуратное сердечко и всмотрелся в лобовое стекло машины. На лице Ала появилась еле заметная улыбка. Блондин задернул шторы и резко отвернулся к двери. Дрожащей рукой он закрыл рот, из которого уже рвались всхлипы. Все, о чем он сейчас мечтал — это вернуться в утро. В животе все сдавила тошнота от ужасного страха. Энтони уже давно привык к постоянному ожиданию худшего, но сейчас оно было сильнее чем обычно. В голове застряли все возможные исходы событий. Он даже не заметил, как из глаз полились слезы от жалости к самому себе. — Нет! — из дрожащих губ вырвался шепот. — Моя жизнь стала слишком прекрасной, чтобы все оборвалось сейчас! У меня пистолет и я смогу выстрелить! Вчера у меня это вышло случайно! Значит, сейчас я точно смогу! — эти слова звучали настолько безнадежно, что ему самому слабо верилось в их достоверность. — Выстрелю и убегу! Оставлю пистолет и убегу! На меня положилась та девушка! Она дала мне пистолет и я не подведу ее! Я отомщу за Нэнси! Отомщу за себя! Не подведу Аластора! Энтони не понимал, почему его так сильно трясет. От адреналина или от безысходности? Он отчаянно пытался вслушаться в тишину, но все, что он слышал — это свое же сбитое дыхание и громкий пульс в ушах. — Что сложного? Убил два раза — убью и третий! Этот псих заслужил смерти, а мы с Алом заслужили счастливой жизни! Я не прощу самого себя, если как всегда все испорчу! — Разговариваешь сам с собой? — блондин даже не заметил, как седой мужчина зашел в комнату. — Давай сегодня не задерживаться! Прошу прощения, что все в такой спешке, но пожалуйста, надевай скорее платье! — голос звучал противно вежливо и мило. Энтони встал как вкопанный. В самый ответственный момент руки и ноги налились свинцом. Он даже пальцем не мог шевельнуть. Чудовище кинуло желтый кусок ткани Энтони в лицо, но то сразу упало на холодный пол. За секунды безобидное личико новоприбывшего превратилось в разъяренную морду хищника. От вида платья, лежащего на пыльном полу, глаза заполнились дикой яростью. Он грозно подбежал к парню и схватил его в тиски за шиворот. — Ты испортишь его, дура! — он дал ему пощечину и свирепо заорал. — Лили, ты меня слышишь? Что стоишь как чучело?! Хватит играть со мной! Он поднял платье и ударил им Энтони в грудь, но то снова упало. Блондин не мог сделать даже вздох. Его колотило от страха, а тело словно онемело. Он не чувствовал рук, но заметил, что пальцы все же дернулись и потянулись за спину. — Как же ты меня бесишь! — снова прорычал тот. — Где ты была сегодня ночью?! С кем спала, прошмандовка?! Мужчина отошел и начал рыться в большой черной сумке. Внутри Энтони словно что-то выстрелило и привело его обратно в чувства. Его рука метнулась за спину и выхватила пистолет. Сердце готово было выскочить из груди. Где то властное чувство, которое он испытывал вчера? Почему руки все еще трясутся? Почему запястье снова начало ужасно болеть? Все происходило словно в замедленном действии. Все очертания искривились и потеряли свою четкость. А руки не могли выпрямиться и наставить прицел на психопата. Еще чуть-чуть и он точно мог потерять сознание. Рухнул бы на землю и впал в спячку. Он был изнеможен. Сил не осталось даже на то, чтобы вдыхать этот прокуренный воздух. Бессильные пальцы упали на затвор. Вчера перезарядить пистолет было легче-легкого. Он точно ненавидел этого психа так же сильно, как и Валентино. Что же изменилось? Этот день не выглядел настоящим. Над ним как-будто просто издевались. Казалось, что совсем скоро все разрушится. Он всегда все портил и этот этап не мог быть исключением. Каждый раз, когда судьба подкидывала ему новые, казалось бы невинные, приключения, он оступался. Начиная с побега из дома, его жизнь пошла под откос. Энтони устал воображать из себя человека, полного сил и надежд на лучшее будущее. Мужчина достал из сумки парик и аккуратно его расправил. Энтони попытался сосредоточить все сил на кисти руки, чтобы та сжала затвор и рывком потянула его на себя. «У тебя не получится» — парень не был уверен, сказал ли он это вслух или про себя. Но такая мысль слишком громко звучала в голове, сводя с ума от боли. Где адреналин? Под шоком у него должны были крылья вырасти, а он уже секунд тридцать стоит как ветхая статуя. Точно скоро расколется. Щелчок! Очень неуверенный и долгий. Зато настолько громкий, что смог вернуть Энтони в трезвое состояние. Но не только парень обратил внимание на этот звук. Чудовище мигом обернулось. На морщинистом лице за секунды сменялись эмоции: сначала непонимание; потом страх; но после, он разразился зловещим смехом. — Сука, ты меня грохнуть решила?! А пальчики не подведут? — Не хотите просто уйти? — дрожащим голос проронил Энтони. — Издеваешься?! — он сделал шаг ему навстречу. — Я столько бабок за это заплатил! А-ну, одевай платье и скорее с этим закончим! — Почему вы такой? — парень уже не понимал, что говорит. — Неужели, вы не можете просто отпустить Лили? Мужчина закричал и швырнул парик об стену. Он вцепился себе в волосы и стал рвать их в разные стороны. — Просто смириться?! Просто?! Ты слишком тупая, чтобы быть моей женой! Энтони с ужасом в глазах наблюдал за этим бешенным медведем. Он точно разорвет парня в клочья, а тот и моргнуть не успеет. «Слабак,» — снова и снова повторял про себя Энтони. «Даже на курок нажать не можешь. Этот псих сейчас в очень уязвимом положении. Но даже если выстрелишь, ты не сможешь сбежать. Все равно вернешься в это место. У тебя не хватит сил противостоять». Мужчина снова подбежал к нему и закричал прямо в лицо: — Хватит издеваться надо мной! Надевай платье! И бросай пистолет! — У вас совсем нету желания жить? — пребывая в неком шоке продолжал Энтони. — Я же могу выстрелить и за мгновение ваша жизнь оборвется. Уйдите по хорошему, пожалуйста. — Не выстрелишь! Кишка тонка! — он ядовито рассмеялся. — Стоишь трясешься! Не сможешь ты убить меня! Скорее, это сделаю я! Уж поверь! Я смерти не боюсь! И ты, видимо, тоже! — снова, режущий слух, хриплый вой, похожий на смех. Психопат подошел настолько близко, что дуло пистолета упиралось ему в грудь. Энтони уже не знал, что делать. Точнее, он не понимал, что хочет сделать. Хочет ли он бороться или лучше сдаться? За весь этот месяц из него высосали все соки. А сегодняшний день стал переломным. Утро и вечер были слишком прекрасны, что хотелось, чтобы они навсегда остались в памяти. Чтобы не испортились, под впечатлением следующих событий. Он понимал, что внизу его ждет Аластор и та девушка тоже мечтает заполучить пистолет. Но пальцы просто не слушались приказа «нажать на курок». — Давайте, я верну вам деньги! — заявил блондин. — За оба сеанса! Могу еще больше! — Мне не нужны деньги! Мне нужна моя Лили! Я сам тебя прикончу, если ты не наденешь платье! Энтони отшатнулся назад и врезался спиной в зашторенное окно. Но руки все равно были вытянуты. Дуло пистолета еще больше вжалось в грудь зверя. Тот явно был не намерен сдаваться. В глазах закипал такой гнев, какого Энтони еще никогда не видел. Это взгляд завораживал его. За мгновение ока, мужчина поднял руку, размахнулся и со всей силы ударил по пистолету. Он вылетел из рук блондина, что тот даже не успел сильнее сжать руки. Все произошло так стремительно и неожиданно, что Энтони осознал происходящее, только когда услышал металлический грохот. В эту же секунду сердце заколотилось еще быстрее и разогнало кровь по всему телу. Его словно вырвали из транса. Энтони сорвался с места и прыгнул так, что налетел на мужчину сверху. Он схватил его за плечи и шею и повалил на пол. Тот не выдержал веса парня и рухнул. Пистолет отлетел настолько далеко, что дотянуться до него они оба были не в силах. Седой мертвой хваткой держал Энтони и что-то яростно кричал. Тот не слышал ни звука. Все его внимание было устремлено на спасательное оружие. Сейчас он точно решил, что сделает то, о чем его просили. Блондин всеми силами пытался вырваться из тисков. — Отпусти ублюдок! — прорычал тот, вырывая руку из железной хватки. Но мужчина оказался шустрее, чем ожидал Энтони. Он снова схватил его и прижал к себе еще ближе. — Больной психопат! Чтоб ты сдох, сволочь! — Не испытывай мое терпение! — он резко толкнул парня и ударил ногой в живот. Энтони отлетел как бумажный человечек. От адреналина он даже не почувствовал боли, но дыхание перекрыло от удара. Он приподнялся и приготовился снова рваться к оружию, но было слишком поздно. Этот псих уже поднимался, опираясь на руку, в которой предательски поместился пистолет. — Думал, сможешь меня победить? — издевательский протянул тот, потирая ушибленную шею. — Никто не смеет вытирать об меня ноги! Ты был слишком непослушным! Доигрался! Больше я не вижу в тебе Лили! — Не подходи ко мне, — злобно пригрозил Энтони. — А-то, что? Расплачешься? — яростный смех снова полился из огромной пасти. Блондин медленно отползал назад, не осмелившись встать. Казалось, что все уже закончилось. Наверняка душа спокойно улетела куда-то далеко в космос, а умирающее тело безнадежно пыталось спастись. Что это за чувство? Что-то между страхом и обидой. Наверное, только оно заставляло думать о своих чувствах и не смиряться с происходящим. Он не чувствовал ни боли, ни подъема сил. Ровным счетом — ничего! Мужчина сделал уверенный шаг вперед и не оставил Энтони даже шанса сбежать. «Как же я устал,» — снова пронеслось у него в голове. «Мне необходим отдых. Долгий отдых. Больше ничего не хочу». Блондин закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Где-то далеко внутри по прежнему оставалась надежда, на хороший исход, в котором даже, может не быть лужи крови. Интересно, а он что-нибудь успеет почувствовать? Что случится, когда этот псих выстрелит? Умирать — это страшно? А самый интересный вопрос: что произойдет с ним после того, как тело погибнет? Будет ли его душа вечно летать по просторам галактики в блаженном расслаблении? Превратиться ли он в какого-нибудь дельфина или, может, в обезьяну? Дадут ли ему выбор, кем стать в следующей жизни? Или же, все и в правду произойдет по Библейским заповедям, которые он так яро игнорировал большую часть своей жизни? Тогда, ему точно прямая дорога в Ад. А может, все просто закончится? Он попадет в большое одинокое «ничто». Но ведь, если ничего не будет, то и большое «ничто» не существует. Скоро он проверит. Обидно лишь то, что он не сможет никому рассказать о том, как его душа будет летать сквозь звезды. А если еще раз задумается о «ничто», то станет страшно умирать. Интересно, а Валентино было страшно? Он любил свою жизнь? Наверное, любил. Был беспечным и никогда не задумывался о других. Остается лишь надеяться, что они не встретятся после смерти. — Последние слова? — раздался противный голос. — Что? — на Энтони снова накатил дикий ужас. — Боже правый! — из двери раздался пронзительный визг. Там стояла та темнокожая девушка и держала рот руками. Даже издалека можно было заметить, как сильно она трясется. Она мигом сорвалась с места и рванула в сторону, но мужчина быстро перевел на нее дуло пистолета и выстрелил. Оглушительный звук будто сам поднял парня на ноги. Он бросился к двери. Он не чувствовал, как ноги двигаются, он словно летел. От сильного шока, ничего не казалось реальным. Блондин просто оставил мысли на втором плане и действовал по приказам тела. И вот, выход уже совсем близко. Остался всего один прыжок! Потом повернуть направо и слететь по ступеням вниз. Выстрел. А через секунду второй.

***

Выстрел. Потом второй и третий. Аластор так сильно сжимал руль машины, что казалось, скоро его сломает. Нога уже была наготове, чтобы нажать на педаль газа и навсегда умчаться отсюда. Он пристально всматривался в темный проход подъезда. — Один, два, три, четыре, — глубоко дыша, считал тот, — пять, шесть. Черт возьми, где ты? По подсчетам радиоведущего, Энтони должен был спуститься уже на пятнадцатой секунде. Эти три выстрела нагоняли еще большей тревоги. Брюнет был уверен, что парень просто хочет убедиться, что его жертва мертва. Он поежился и снова сделал глубокий медленный вздох. — Тринадцать, четырнадцать и пятнадцать. — Ал не сводил с подъезда взгляд уже давно. В темноте постоянно мерещились тени и с каждой такой галлюцинацией сердце замирало в радостном ожидании. Счет прекратился. Аластор всеми силами пытался держать спокойствие, чтобы когда испуганный Энтони сядет в машину, он почувствовал себя в безопасности. Но время все шло, а парня в машине так и не появлялось. От сильного стресса губы затряслись, а в голове, то и дело, проносились молитвы, чтобы Энтони поскорее вернулся. — Он скоро выйдет, — уверенно сказал Аластор. — Вернемся домой, а потом и на Гавайи уедем! Вдруг, в арке подъезда показалась размытая темная фигура. У Ала мурашки по спине пробежали. Улыбка растянулась на все лицо и он снова сжал кожаный руль. Но это был не Энтони. Оттуда спотыкаясь выбежал невысокий седой мужичок. Он вылетел на улицу и врезался в машину. Незнакомец даже не заметил Аластора и рванул за ближайший перекресток. Алу перехватило дыхание. Он сидел как вкопанный и снова начал гипнотизировать открытую дверь. — Шестнадцать, семнадцать, восемнадцать, — руки начали сильно трястись, а кровь заливалась в голову, заставляя все вокруг кружиться. — Двадцать два. Наконец, мужчина неуверенно открыл дверь и вышел на улицу. Ни шагов, ни криков, не было слышно. Аластор медленно пошел навстречу к ужасающему зданию. Он зашел внутрь и снова, ни звука. Гробовая тишина. Эта тишина была настолько громкой, что оглушала своей мерзостью и кровожадностью. Даже хлипкие шаги глушились о стены отвратительного подъезда. — Энтони! — боясь зайти в коридор четвертого этажа, крикнул тот. — Прошу, пойдем! Ты меня пугаешь! А в ответ снова тишина. Казалось, сердце скоро не выдержит напряжения и остановится. Он метнулся в приоткрытые двери и ворвался в ненавистный красный коридор. Что-то словно держало его, чтобы не заходил в четвертую комнату. Он боялся увидеть нечто страшное. Но тогда, Ал сжал кулаки и тихо зашагал вперед. Дверь была настежь открыта. Ее так сильно распахнули, что круглая ручка пробила вмятину в стене. Перед ней разлилась небольшая багровая лужица. Казалось, что от напряжения, краска стекла с обоев. Еще один шаг и он увидел кисть руки, ладонью вверх. А на запястье был маленький неаккуратный пацифик.

***

В тот момент мне показалось, что все разрушилось. Все, о чем я мечтал и к чему стремился. Помню, как я попал в черную вязкую субстанцию. Она крепко держала и не отпускала к руке, которая, как я уверял себя, точно не принадлежала Энтони. Еще у тысяч человек есть пацифики на запястьях. Помню, как сердце перестало биться, а легкие отказались выполнять свою работу. Время остановилось. Жизнь остановилась. А алая лужица все продолжала растекаться, будто насмехаясь надо мной. Помню, как сделал шаг вперед. Пришлось схватиться за эту проклятую дверь, чтобы не завалиться без сознания. Я не знал, что делать, как реагировать и вообще, верить ли. Лишь одно я знал точно и осознаю это по сегодняшний день — я больше никогда не вернусь в прежнюю жизнь. Тогда я рухнул на колени прямо в лужу крови. А после, все как в тумане. Мой разум точно отправился в страшную абстракцию из воспоминаний и сожалений. Лишь помню, что в тот момент, перед глазами встала картина, как я впервые заходил в эту комнату. Как-будто снова увидел Энтони в той странной большой рубашке и с тем смятением на лице. Тогда все началось неправильно. Я вел себя как дурак. А закончилось еще хуже. Мы знали друг друга чуть больше недели. Неужели, именно поэтому стало так больно? И после этих мыслей, воспоминания закрылись на замок. Я могу только гадать, что делал дальше.

***

— Нет, — проронил радиоведущий. — Это невозможно. Все было в крови. Казалось, комната скоро утонет. Бездыханное тело Энтони лежало в самой середине кровавого моря. Он лежал лицом вниз, а рука, протянутая в коридор, словно просила о помощи. Из-за слез Аластор видел все размыто и не мог разобрать, откуда течет кровь. Он перевернул парня на спину и уставился в открытые серые глаза. Они смотрели в пустоту, словно сквозь потолок. — Нет! — взвыл тот, притягивая его к себе. — Энтони! Ты слышишь меня?! Прошу, Энтони посмотри на меня! Энтони! — слезы градом скатывались по его щекам. Он облокотил его об стену и завалился тому на грудь. Все пропиталось кровью. — Это неправда, — повторял он шепотом, — мне мерещится! Аластор снова схватил блондина за плечи и сильно потряс: — Умоляю, не умирай! Тебе нельзя умирать! — голос сорвался на хриплый крик. — Ты обещал, что все будет хорошо! Я не прощу тебя, если ты сдохнешь! Слышишь?! Не прощу! Мужчина схватил его за щеки и всмотрелся в огромные зрачки. Ему казалось, что он спит. Казалось, что скоро проснется рядом с живым и здоровым Энтони. Но эти глаза пугали больше смерти. С приоткрытой нижней губы скатывалась капля крови. Все было красным. Не было и чистого места, чтобы разглядеть ранения. Аластор в панике прижал пальцы к горлу и отчаянно пытался нащупать пульс. Руки так сильно тряслись, что было невозможно сделать все правильно. — Помоги мне, — за спиной послышался тихий истощенный девичий голос. — Прошу, мне больно. Темнокожая девочка держалась рукой за ногу, чуть выше колена. Она тоже вся была в крови, но хотя бы говорила. — Скажи, что он жив! — закричал на нее Аластор. — Что мне делать?! — Я вызвала скорую, — заикаясь проронила та. — Нам нужно выйти на улицу и сказать, что стреляли там. — Что ты несешь?! Мы будем ждать здесь! — Скорее, пошли, — прощебетала девушка, облокачиваясь об стену. Аластор схватил тело Энтони под руки и потащил по коридору. Он еще не мог поверить, что все происходит наяву. Это выглядело слишком страшно, чтобы быть правдой. Он стаскивал парня по ступеням, спотыкаясь и стараясь не упасть. Девушка подхватила его ноги и пыталась помочь Алу, но выходило не очень. — Я не прощу тебя, если умрешь сейчас, ублюдок! — сквозь слезы кричал Аластор. — Не поступай так со мной! — Скоро приедет помощь! — снова и снова повторяла та. Они спустились вниз и положили Энтони на землю. Девушка обессиленно завалилась на тротуар и обхватила раненую ногу. Аластор сорвал с себя пальто и накрыл им парня, по прежнему не замечая ран, под окровавленной рубашкой. — Умоляю, только не умирай! — голос звучал так жалобно, что слезы еще больше покатились из глаз. — Не оставляй меня! Я же люблю тебя! Он уложил голову блондина себе на колени и убрал красные мокрые волосы с лица. Ужасный страх сковывал каждую часть его тела. Он не мог отвести взгляд от безобразного кровавого месива, но и смотреть у него тоже не было сил.

***

«Неужели, все закончилось?» — эта мысль заставляла меня нетрезво воспринять происходящее. Сейчас я понимаю, что нужно было снять с него рубашку и перевязать рану. И той девушке тоже нужно было остановить кровь. Но тогда я был в таком шоке, что не мог вспомнить банальные правила первой помощи. Из-за моей же глупости, все наши стремления покатились коту под хвост.

***

— Почему все так?! — Аластор запрокинул голову и всмотрелся в густые облака. — Что я тебе сделал?! Что он тебе сделал?! Сволочь, только попробуй его убить! Он же совсем молод! Брюнет подтянул парня к себе и обнял за плечи. Горькие всхлипы были слышны на всю улицу. Из-за углов сбегались люди, кто-то перешептывался, кто-то просто бездушно смотрел. А Ал не мог перестать плакать. — Я люблю тебя, — прошептал тот. — Честно! Я не врал, когда говорил это! Не покидай меня, умоляю! — Ал скорая приехала, — темнокожая положила руку ему на плечо, но тот сразу отмахнулся. Две кареты скорой помощи уже стояли возле раненных и открывали двери. Куча шебутных людей в белых костюмчиках сбежались вокруг них. Пока кто-то спускал носилки, другой уже хватался за руки Энтони и пытался нащупать пульс. — Он не дышит! — закричал Аластор. — Он погиб?! — Сэр, мы сделаем все возможное! — серьезно сказал какой-то молодой мужчина. — Уйдите и дайте нам делать свою работу! Девушку уже посадили в машину и они быстро умчались вперед по улице. А Энтони силой смогли вырвать из объятий Аластора. Его взгромоздили на носилки и вкатили в карету скорой помощи. — Я поеду с ним! — зло прокричал Аластор отталкивая от себя врача, который уже закрывал двери. — Я должен быть с ним! — Мы не можем впустить вас! — строго отчеканил тот. — Все, что от вас требуется — это сказать, что с ними произошло! — В него стреляли! — в панике выкрикнул радиоведущий. — Наверное, стреляли! Я не знаю! Просто скажите, что он выживет! Прошу! — Мы будем пытаться! — заверил его врач и быстро запрыгнул в передние двери скорой.

***

«Разве так все должно закончится?» — думал я. «Что я сделал, чтобы Энтони так поступил со мной?» Вокруг меня столпилось много людей. Все они что-то говорили и хватались за меня. А мне казалось, что я стою один на всем свете. Внутри стало так пусто и холодно. Казалось, что кровь — это все, что мне осталось от Энтони. Неужели, это и был конец?
Примечания:
Вот и часть, за которую я волновалась больше всего! Очень надеюсь, что он вызвала у вас хоть какие-то эмоции. Под этой главой особенно сильно хочется увидеть ваши комментарии! Конец уже близится, но будет еще несколько глав. У меня достаточно много задумок, но для них нужно будет найти много информации.
А еще я хочу попробовать выложить эту работу на ватпад. Но выложу я ее в качестве ориджинала. Просто поменяю парочку имен и от канона ничего не останется. Я еще ничего не читала на ватпаде, так что придется разбираться в том, как там все работает. Допишу здесь и начну переделывать текст. Очень надеюсь, что вы поддержите меня в этом решении!
Очень надеюсь, что вам понравилось! Всего доброго!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты