Потому что я на твоей стороне

Смешанная направленность
R
В процессе
124
Размер:
планируется Макси, написано 249 страниц, 40 частей
Описание:
Перерождение в другом мире с множеством возможностей, вполне может быть мечтой. Особенно если этот мир так похож на родной и даже лучше. Мир в котором большинство владеет особыми способностями, и ему повезло оказаться в их числе.
А потом везение закончилось. Способность оказалась на первый взгляд ни на что не годной насмешкой.
Но... Кто сказал, что глупцы превозносящие культ причуд правы?
А он и доказывать ничего не собирается. Есть вещи поважнее.
Примечания автора:
Задумывалось намного раньше и хорошо совпало с заявкой.

Гг знает канон но практически не помнит. Он собственно и свою прошлую жизнь плохо помнит.
Канон будет меняться но не потому что гг его знает. А потому что мыслит иначе.

С гг далеко н один пейринг будет...
http://aminoapps.com/p/1udfsa - Шион и Изуку, четырнадцать лет

Ого, 11.09.20 набралось 50 лайков))) спасибо народ)
06.11.20 ого, набралось 100) я оказывается чет могу)))
А, да, хотел предупредить тех, кто собирается читать только законченную работу. Честно это плохая идея я сам не представляю когда она закончится!
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
124 Нравится 322 Отзывы 67 В сборник Скачать

Глава 35. Нападение

Настройки текста
      Это явно было ненормально. Бросаясь и подхватывая потерявшего сознание Шиона, Айзава костерил себя всеми возможными ругательствами. Это была плохая идея. Никого с лечащей причудой в лагере не было. Да, он говорил ученикам, что в этих тренировках они должны будут выйти за свои пределы. Говорил, что они будут умирать от усталости. Вот только, позволить пострадать ученику практически по своей вине?       Вокруг собрались находившиеся рядом студенты и Мандали с Рэгдолл. Кровотечение из носа быстро остановили и подставили под нос баночку нашатыря. Не сказать, что сработало сразу, но парнишка, вздрогнув, выгнулся, заходясь хриплым кашлем, пополам с судорожными вздохами.       Шота Айзава был готов расцеловать этого придурка, радуясь тому, что он, подумать только, не впал в сон на очередной неопределенный срок. Этот ученик и так был слишком проблемным.       К ним ломились Мидория и Хагакурэ, что заставило Айзаву вздохнуть и перевести взгляд на Мандали. — Так, а ну-ка все возвращайтесь к тренировкам! Не делайте вид, будто увидели что-то странное! — Правильно. Вы все еще побываете в медпункте с перебором причуды, — громыхнул Кровавый король, вовремя придя кошкам на подмогу.       Шион выглядел очень бледным, взгляд блуждал, и по нему ясно было, что продолжать тренировку сегодня для него плохая идея. Учитель тихо вздохнул, поднимаясь на ноги вместе со своим нерадивым учеником.       Он отнес Шиона к медпункту, где его хотели было вытащить из спальника и устроить на койке, но того тут же затрясло, и он, несмотря на слабость, постарался всячески воспротивиться произволу. — Вы издеваетесь? Я же замерзну! — прохрипел он, и спальник ему оставили, только руку вытащили, дабы подсоединить капельницу. — Я могу с ним посидеть? — тихо спросила Хагакурэ, которая прошла вместе с героями. Ее не прогоняли по той простой причине, что с её тренировками всё было еще хуже, чем у Шиона. — Сиди, если что, зови нас, — согласилась Мандали и преспокойно утащила с собой Айзаву за рукав. Тот, механически кивнув, недовольно развернулся на выход.       Вернувшись обратно, Сотриголова душевно наорал на своих студентов, которые явно решили, что имеют право отлынивать от тренировок. — То, что один из вас пострадал, не значит, что вы обязаны теперь работать в полсилы, — заявил он и вернулся к одному столу со своим коллегой.       Бакуго после произошедшего едва не взорвал свою бочку воды и выглядел так, будто если кто чего ляпнет, то загрызет всех.       Изуку наоборот разволновался так, что даже не заметил, как увернулся от всех тумаков Тигра и, чисто случайно врезав тому в плечо, продолжил упражнение. — Не кори себя. Ментальные причуды редкость, и их опасность для организма еще не до конца изучена, — постарался утешить его коллега, но Айзава лишь удивился. — Я и не корю. Это допустимая ошибка. Уверен к третьему-четвертому дню на койках в медпункте успеют побывать все, — безразлично ответил Сотриголова. — Ты же знаешь, я не собираюсь носиться с этой детворой, — и это была правда, но после того, как Шион просто взял и улыбнулся, душа едва в пятки не ушла. Эта улыбка была такой знакомой! После такого можно было бы поверить в реинкарнацию. Мужчина с силой провел ладонью по своему лицу. Наверное, глядя на существование причуд, теория переселения душ не выглядит даже сколько-то странной. Тут невольно поверишь в существование йети, йокаев, доккейби, и прочей нечисти. Впрочем, это уже перебор. Да и бред это на самом деле. Даже если бы реинкарнация была реальна. Потому что когда Шион родился, Ширакумо еще был жив.       Это просто было глупое и странное совпадение. Шион сам по себе был источником странных совпадений. Да и странностей как таковых тоже.

***

      Тору меняла Шиону компресс, когда в медпункте показался уже знакомый мальчик в рогатой кепке. Девушка вспомнила, как произошла их первая встреча и потупилась. Тогда ребенок наговорил гадостей, но и сам Шион в долгу не остался. Такой уж он человек. Он не будет проявлять снисхождение даже к маленькому ребенку, для него очевидно имеет значение то, что из себя представляет человек. — Ты Кота-кун, верно? — мягко спросила невидимка, заметив, что мальчик принес ведерко со свежей холодной водой. Ребенок угрюмо кивнул. Но говорить не стал, лишь поднес ведерко к прикроватной тумбочке, задерживаясь взглядом на красном от температуры лице с растрепавшимися по подушке волосами. — Почему ты заботишься о таком как он? — буркнул Кота, останавливаясь в дверях и оглядываясь через плечо. — Таком как он? — несколько удивилась Тору и обтерла лицо Шиона от испарины. — Ага, некрасиво говорить такое так, будто меня здесь нет, — прохрипел парень, не раскрывая глаз, и Кота Изуми вздрогнул. — Да мне плевать! Вы все идиоты, которые непонятно зачем хотят стать сильнее! — заорал мальчишка, и Шион поморщился. — Прикрути звук. Детский крик довольно мерзкий на слух! — пробурчал Шион и закашлялся. Сейчас у него был жар, и на тупого малолетку, было плевать. — Придурок! — буркнул Кота и со злостью ударил ногой по ножке кровати, но попал по вешалке для капельницы, от чего игла в руке Шиона двинулась, и тот тихо завыл. Тору подорвалась, удерживая капельницу от падения. — Это уже слишком! Я понимаю, что ты сирота и тебе тяжело, но Шион ничего тебе не сделал! Ты не имеешь права ему вредить! — возмутилась Тору, и Кота, вздрогнув, умчался прочь, оставив одноклассников наедине.       Температуру удалось сбить довольно скоро, но только к трем часам парень наконец оклемался полностью и не нуждался в помощи Тору при ходьбе. Проверявшая его Рэгдолл удовлетворенно кивнула и сделала пару пометок в учетной книге медпункта. — Идите в столовую, ваши подтянутся через час. Можете помочь дочистить картошку, — улыбнулась женщина и потрепала обоих подростков по волосам. — Шион-кун, ты потратил много энергии причуды, тебе нельзя долго находиться в… твоём особом состоянии. — Вы про мой мир снов? — вскинул брови парень, и Рэгдолл кивнула. — Да, если ты называешь так свой транс. — Вот как? Ну согласен тогда. Хотя для меня это реально отдельное измерение, — хмыкнул Шион, озадаченно ероша себе волосы и озираясь по сторонам.       На кухне во всю велась подготовка овощей. Правда при словах о карри, Шион скривился, словно от кислятины. — Что-то не так? — вскинулась Тору, и по ее голосу было ясно, что она крайне удивлена. — Карри, это хорошо, но не на каждый же день. Вчера уже было карри. Почему нельзя приготовить рагу и шашлыки? — прозвучало весьма капризно, и невидимка тихо хихикнула, скоро орудуя картофелечисткой.       К сожалению, решать, что есть, должно было большинство.       Когда остальные вернулись с тренировки, на них было больно смотреть.       Каминари пребывал в режиме идиота и хихикал, передвигаясь лишь с помощью измотанных Джиро и Яойорозу. Последнюю очевидно тошнило, а у Джиро дергало уши. Урарака сама еле шла и была подозрительно зелёненькая. Изуку шатался, но помогал идти бледному и держащемуся за живот Аояме. Лучше всех выглядели Иида и Оджиро. Они хотя бы не шатались.       При виде Шиона ребята тут же бросились к нему с радостными возгласами. Даже Киришима бросился с объятиями, радостно ероша и без того торчащие во все стороны волосы. И откуда только энергия взялась! — Ну ты конечно нас и напугал, дружище! — воскликнул Серо, и с ним практическим все были согласны, даже ученики класса «Б». — Да я сам как-то удивился, — пожал плечами Шион, и со всех сторон раздалось фырканье.       Когда «кошки» объявили, что студенты будут готовить себе еду сами, Шион лишь страдальчески предложил приготовить не карри. Но его никто не услышал. Карри хотелось всем, и парень, вздохнув, помог в нарезке овощей.       Внимание опять привлек Бакуго, у которого с нарезкой овощей всё было практически идеально. — А я что говорил? — громко хмыкнул Шион, и на него обернулась половина класса. — Наш Кацу чертов идеал, — продолжил он, и Бакуго вздрогнул, резко краснея. Если бы не подскочивший Эйджиро, нарезанная морковь и стол перед Бакуго, явно взорвались бы.       Кацуки Бакуго с каким-то бессилием ощутил, что становится всё дальше и дальше.       Шион вел себя так, будто ничего иного и не ожидал. Будто для него Бакуго всегда был кем-то неизмеримо большим, чем он сам. И то, что этот придурок воспринимал исключительность Кацуки как должное, последнего просто из равновесия выбивало.       Всю среднюю школу они дрались без малейшей жалости друг к другу. Соперничали. Становились сильнее. Вот только Бакуго вышел далеко вперед. Там, на турнире фестиваля, была последняя их драка. Он понимал это очень четко. Но… Это было чертовски больно. Шион отошел, хлопнув его по плечу, и принялся вместе со своей невидимой девчонкой и Токоями, весело переговариваясь, возиться с ингредиентами. — Да брось, он же не со зла! — улыбнулся рядом Киришима и, поймав на себе недовольный взгляд, широко и обезоруживающе улыбнулся. Не как Шион, который своим дружелюбным оскалом привык отвечать на всё подряд. Нет, этот прилипший к Бакуго чудик, улыбался как ребенок. Чистая, мать его, душа. Это и выбивало из равновесия. Пока Бакуго закипал в компании «чудика», вокруг Шиона опять оказалась половина класса. — Иногда кажется, что этого парня любят все, — вдруг заявил Киришима, и Кацуки озадаченно подзавис. Готовка ужина шла полным ходом, но похоже Бакуго спалился настолько, что это понял даже его новый друг. — Ты это к чему? — Ощущение такое. Знаешь, он как луна. Его свет притягивает, но не излучает опасность как солнце, — проговорил Эйджиро и, осекшись, смущенно хохотнул, ероша себе волосы на затылке.       Бакуго же озадачился еще больше. Киришима казался типичным своим в доску. Даже чутье Кацуки на любую фальшь показывало этого парня как эдакого доброго и вечно восхищенного простачка, которому, как ни странно, можно спину в бою доверить. Это плохо стыковалось с такими суждениями. Поймав на себе удивленный взгляд, Киришима еще больше смутился. — Эй, чего так смотришь, как будто заговорила табуретка?! — А ты и есть табуретка! На, попробуй эту хрень на соль!       Ужин протекал в теплой дружеской атмосфере, и когда усталые студенты наелись, некоторые начали разбредаться по своим делам.       Изуку, взяв тарелку, пошел кормить злобного карася, в смысле Коту, а Шион, собравшись с силами, подошел к Айзаве, который в этот момент занимался расчетом распорядка следующих тренировок.       И мужчина озадаченно уставился на непривычно тихого подростка. В расстоянии от своих друзей, сноходец выглядел каким-то подавленным. Учитель нахмурился. Он хотел подойти во время тренировки, но почему-то решил, что можно будет вправить мозги позднее. Может потому, что и сам оплошал. А может, потому что этот ребенок явно вычислил одну из его слабостей. — Сенсей… я хотел попросить прощения за то, что так протупил, — подал голос Шион, и прозвучало это подавленно. — А ты вообще знаешь, в чем твоя ошибка? — несколько резковато спросил Шота, потому что было бы обидно, если окажется, что этот балбес корит себя за какую-то глупость. — Знаю. Я не подумал о том, чем плачу за мою причуду. И не подумал о том, что транс может быть для меня опасен, — пугающе грустно и уверенно заявил парень, и Айзава медленно кивнул. — Да. А моя ошибка в том, что я не мог не знать, что у твоей новой способности может быть еще одно ограничение. В любом случае, на мне тренировать твою причуду с самого начала было глупо. — Сенсей… Я на самом деле очень рад, что вы согласились, — прозвучало это несколько странно, и когда к нему прижалось худое долговязое тело, Шота Айзава смог только закатить глаза и, вздохнув, похлопать ученика по спине. Он уже так привык к этим замашкам, что это стало чем-то естественным как воздух. — Пацан, однажды тебе придется рассказать, что творится с твоей головой. — Обязательно, Айзава-сенсей! — улыбнулся Шион и рванул к своим друзьям. От резкого жеста, по щеке учителя мазнули растрепавшиеся, такие же длинные как у него волосы.       Это было дурацкое щекотное чувство, и к щеке тут же прижалась ладонь. Глядя вслед умчавшегося студента, Айзава озадаченно спросил у себя самого, о чем он идиот такой, вообще думает.       Но ответа так и не нашел.

***

      Когда я проснулся на третий день в тренировочном лагере, казалось, будто вчерашнего конфуза и не было. Странно, но надо мной никто из наших не подшучивал, а когда во время завтрака, Монома попытался что-то мне сказать, по голове он получил сразу от двоих — от рукастой Ицуки Кендо и черноволосого парня в повязке. — Не обижайся на него, он просто слишком эмоциональный, — вздохнула Ицука и поволокла одноклассника в медпункт. Я смог лишь поскрести себе макушку. Мой взгляд упал на Оджиро, который со вчерашнего дня обзавелся парой пластырей на хвосте.       Сегодня Вороненок, еще вчера слегка нервный, был несколько подавлен. — Это из-за твоей тренировки в пещере? — вздохнул я, глядя на уже пустую тарелку перед собой. — Что? — Ты выглядишь так, будто тебе плохо и грустно, — выдохнул я, понимая, что звучат мои слова глупо. Да, мы друзья, но я не имею права вот так лезть ему в душу. Да и он, если на то пошло, отвечать мне не обязан. — Ты прав. Медитация в пещере — это не так просто. Мне тяжело контролировать темную тень в полной темноте, — вздрогнул Фумикаге, и я, хмыкнув, слегка хлопнул его по плечу. — Ну, это я и так знаю, ты ведь для того и тренируешься, — заметил я, подмечая, что наши одноклассники тоже доедают свой завтрак. А это значит, что говорить нам осталось недолго. И судя по взгляду друга, он тоже это понял. — Я неправильно выразился. Мы с Тенью уже работали сообща, когда было довольно темно. — Ты про Ай-Остров? — Да. Там Темная Тень немного рвалась из-под контроля, но казалось, будто всё не так страшно. Но в пещере… Меня несколько бесит сидеть и ничего не делать. И Тень это тоже бесит. — Слуушай, у меня тут возникла мысль на счет тренировки… А давай с тобой в пещере я буду? Тогда у тебя будет стимул контролировать причуду, — предложил я, и внезапно за столом повисла тишина, а я поймал на себе несколько странных взглядов. — А, что я сказал-то? — Забейте, народ, это Шион… — первой подала голос Тору. — Блин, да что плохого? Я вот предлагаю попробовать попасть в сон Темной тени! Вдруг так я смогу понять свою и Фумикаге причуды, лучше? — возмутился я, и на этот раз одноклассники переглянулись с таким видом, будто им резко захотелось убиться головами об стол. Дзинькнула согнувшаяся в руке Бакуго вилка. — Неплохая идея, но оставим это на четвертый день, сегодня тренировка будет по уже заверенному плану, — скучающим тоном заявил внезапно оказавшийся у нашего стола Айзава-сенсей, и мне осталось лишь согласно кивнуть.       Подумалось, что ничего страшного в отсрочке нет.       На этот раз меня просто оставили дрыхнуть под деревом в уже знакомом и выстиранном от крови спальнике, заставив использовать причуду. И мы с Шотой до обеденного перерыва играли в шахматы во сне. К обеду было 10-4 в пользу сенсея. Ну я уже говорил, что дурак и с логикой и интеллектом у меня плохо.       После обеда, на который мы доедали вчерашнее карри, тренировки продолжились, и на этот раз меня посадили медитировать с Миром Снов. Если я не мог поддерживать это состояние долго, предстояло научиться входить в него в любой момент. Но продлилось это всего до полудня, где нам рассказали о том, что после тренировок к ужину у нас будет испытание на храбрость. В ответ на это объявление со всех сторон раздались противоречивые возгласы наших. Бедный Каминари чего-то застонал, утыкаясь носом в плечо Джиро, которая со вздохом закрыла себе лицо ладонями. — Безумный парад во тьме нам предстоит, — неожиданно заметил Вороненок. И я вздрогнул. Даже возглас Тору о том, что голышом по лесу не побегать, меня так не заинтересовал. Да, наш птиц иногда как ляпнет… Что хоть святых выноси. — Ага парад. Писец полярный нам предстоит, — угрюмо пробурчал я.       На этот раз меня во сне тренировала Мандали. С этой женщиной я не был особо знаком и в шахматы играть был не в восторге, а потому тренировка прошла достаточно уныло.       После сна с тренировкой причуды до вечера я проснулся с трудом и еле двигал ногами. Слабость была жуткая. Айзава-Сенсей только бросил на меня косой взгляд. — Живой? Ну отлично, иди на ужин, — хмыкнул он, но я, попытавшись встать на ноги, понял, что идти не могу. Все тело ватное и слабое, что трындец. Но наставник только хмыкнул и махнул рукой возвращающимся с тренировки ребятам. Изуку тащили Урарака и Шото. Меня вместе с моим спальником на ужин принесли Оджиро с Токоями, взявшись за спальник, как за причудливые носилки. Ну и Тору рядышком распевала что-то ненавязчивое.       А вот за готовкой ужина я дико клевал носом. Моя причуда не из тех, что адекватно использовать так много. После того, как я чуть не порезался при нарезке картошки, кое-кто треснул меня по спине, отобрал нож и погнал пинками от стола. — Вон отсюда, дебил! Иди, мать твою, спать! — нарычал на меня Кацу, и я, вернувшись к спальнику, молча закуклился. Ну, а что? Неплохая мысль вот так взять и хорошенько отдохнуть…       Со стороны донеслись разговоры, и я узнал голоса моего братишки и его воздыхателя номер два. То есть Тодороки.       Они говорили о том самом вреднющем пацане. Изуку, добрая душа, пытался понять, как ему помочь. Но Тодороки правильно сказал. Если что будет, никакими словами зацикленного ребенка просто не пронять.       Я оклемался только когда в воздухе разлился божественный мясной аромат. Наконец-то наши готовили НЕ карри! Когда меня затормошили, я с удивлением увидел Тору. На волосы она прицепила пару заколок и уже не была такой уж невидимой.       При виде тарелки с горой картошки, обильно политой мясной подливкой, у меня заурчал желудок и потеплело на душе. — Вот, держи, давай поедим прямо здесь, — по ее голосу сразу стало понятно, что она улыбается, и тут рядом со мной на поднос с двумя тарелками опустилось два стакана питьевого йогурта. На этот раз я не смог сдержать улыбки — это оказался вороненок и его Темная Тень, держала в лапе стакан такого же йогурта. Ужин был плотный. — Хорошая мысль, — улыбнулся я. На душе вдруг стало так легко и спокойно! Да, я очевидно накосяпорил и к тому же дико устал, но есть те, кто поддерживает меня и в мире и в беде. Интересно, я в нашем классе лишняя единица, но никто почему-то о подобном мне еще ни разу не сказал. — Выглядишь заморенно, — негромко проговорил Токоями. Мы сидели под тем же деревом, где я тренировался, и поглощали ужин, наблюдая за остальными. — Ага. Я во время снохождения трачу жизненные силы. Нужно будет сказать, чтобы завтра меня поставили на другие тренировки, — вяло проговорил я. — Думаешь поможет? Посмотри на Каминари, — грустно буркнула Тору. На Дэнки можно было не смотреть, бедняга до сих пор бормотал какую-то хрень и даже не мог донести до своего рта ложку. Я не смог сдержать улыбки, увидев, как хмурая Кьёка, придерживая нашего пикачу за воротник, принялась кормить того картошкой как маленького ребенка. Рассмеявшаяся Яойорозу незамедлительно повязала на бедолагу слюнявчик. Да, некоторым намного хуже, чем мне. Минету вот вообще в медпункт с кровопотерей унесли. — Ну, Айзава-сенсей заботливый, наверняка что-то придумает более действенное. — Заботливый?! — Наш сенсей? — эти двое громко зафыркали. — Ну да. Вы думаете, почему он так ужесточил нам тренировки после нападения злодеев? — фыркнул я. — Естественно, что он хочет, чтобы мы были сильнее и выжили, — продолжил я, расслабленно опираясь о дерево. — Ты сильно привязался к нашему сенсею, — хмыкнула Тору, и я лишь кивнул, пожимая плечами. — Ну да, что такого?       После ужина, когда порядком стемнело, мы выстроились перед нашим спальным корпусом, и нас начали распределять по парам. Мне хотелось спать настолько, что я собственно и заснул, стоя рядом с Изуку и Оджиро.       Изуку, к слову, попал в пару с Серо, Киришима с Ашидо, а Бакуго пытался поменяться с кем угодно, дабы не идти с Тодороки. — Первыми будет пугать 1-Б класс, весь маршрут должен занимать около пятнадцати минут. Не разочаруйте нас, — скучающим голосом протянул Айзава-сенсей и уставился на единственную поднятую вверх руку. — Чего тебе? — А можно я пойду спать? Ну не хочу я участвовать, — жалобно проговорил я, и со всех сторон раздались смешки. Да, я понимал, что веду себя охренеть как не круто и не мужественно, но что поделать? Я устал как собака, наелся до отвала… естественно я хочу спать, а не шароебиться по этому сраному лесу! Дайте мне спальник и грелку. Можно Изуку или Тору. От птички и классрука тоже не откажусь. Неужели это так много?! — Если хочешь, можешь вместе с Мономой из класса Б остаться на повторение теории, — скучающим тоном заявил Айзава-сенсей, а меня очевидно здорово перекосило от перспективы остаться в одном классе с тем придурком. — Да ладно, пускай отдохнет! Хочешь со мной судить испытание? И повеселишься заодно! — радушно предложила мне Рэгдолл, и тут я просто не мог не задуматься. Ведь собственно, почему бы и нет? Поспать я и завтра успею, а здесь можно будет посмотреть за весельем, можно сказать, с первых рядов. — Хорошо, — просто одно слово, и после этого мы с ребятами стукнулись кулаками в знак пожелания удачи. Изуку я по привычке душевно обнял, подметив, что тот наращивает мускулы в геометрической прогрессии и к семнадцати годам будет зеленокудрой версией Всемогущего. Тору я погладил по волосам и, слегка приподняв на руках, чмокнул в губы, ага, уже научился вычислять их местонахождение на невидимом лице. С Оджиро, который по прежнему держался от меня подальше, мы просто переглянулись, а Фумикаге я на глазах у малость прифигевших кошек и спокойных как удавы своих, обнял и приподняв крутанулся волчком, после чего поставил озадаченного Вороненка на ноги, напоследок взъерошив ему волосы-перья. — Хаха, а мне нравится этот парень — со всеми дружит и времени зря не теряет! — прокомментировал мои действия Тигр, и на этом мы с Рэгдолл двинулись к одному из пунктов наблюдения, дабы начать наконец испытание храбрости.       И в момент, когда уже рядом с пунктом наблюдения я по привычке переступил с ноги на ногу, избегая сухой ветки на земле, в голове у меня потемнело.       Как много недель назад, во время событий с Убийцей Героев, у меня перед глазами зарябило, а в груди сперло от ужаса. Героиня удивленно оглянулась на меня. Мы оказались достаточно близко, чтобы я заметил, как резко расширяются и сужаются зрачки в ее круглых глазах. В этот же момент по всему телу пробежались мурашки.       Эта женщина с ее причудой ощутила опасность как и я.       Где-то в какой-то книге, я прочел о том, что каждый бывалый воин имеет особое чутьё на опасность. На опасность реагирует душа и тело, становясь в единое, идеальное равновесие. Идеальное состояние для боя. Мне сложно назвать себя или героиню поддержки бывалыми воинами. Но безусловно мы видели смерть, причем довольно близко. — Спокойно, Шион-кун, мы пока не знаем… — она явно хотела сказать, что мы не знаем, что происходит. Но… — В любом случае не происходит ничего хорошего! — нахмурился я, зло опуская взгляд. На мне не мой костюм с богатым арсеналом, а просто белая футболка и просторные треники. Никакого оружия. Мой взгляд упал на героиню. Та настороженно заозиралась, но, поймав мой взгляд, одарила меня лучезарной улыбкой, заставив меня лишь нахмуриться.       Чувство опасности не отпускало. Оно… В моей голове зарябили черно-белые странички смутно знакомой манги. — Газ! В воздухе ядовитый газ! — выдохнул, я хватаясь за голову. — Твоя причуда? — скорее утвердительно кивнула женщина. Ее взгляд подобно рентгену просветил меня, и она на миг нахмурилась, но без всяких суетливых движений схватила коммуникатор с самодельной базы, — Мандали, отзови студентов. Срочно. Мы должны эвакуировать детишек, — распорядилась она. Без капли сомнения. — Что стряслось? — Я засекла посторонних, нет времени объяснять! — сказала Рэгдолл, и на этот раз вопросов уже не последовало. Женщина согласно угукнула и отключила коммуникатор, посмотрев мне в глаза. — Твоя причуда очень интересная, Шион-кун! — улыбнулась она, и в этот момент в моей голове стало щекотно, а в ушах раздался голос Мандали. — Внимание! Тревога! В лесу посторонние! Прошу всех учеников пройти к лагерю! Это не учения! — прозвучало это пару раз, и я вздрогнул. Женщина рядом со мной спокойно зажгла на наблюдательном пункте свет, превращая это место в маяк для всех вокруг. Уверен, этот свет легко будет видно сквозь не слишком-то густую листву.       В моей груди кольнуло. Эта женщина. Я откуда-то знал, что очень скоро с ней случится что-то очень плохое. И она кажется ощутила мой настрой. Даже собралась что-то сказать, и тут дальние кусты слева зашевелились и из них, матерясь, выбрались Бакуго с Тодороки, ведущие едва перебирающего ногами белобрысого парня из класса «Б». — Он чем-то отравился, это явно какой-то газ! — тут же сказал Тодороки, и я опять поймал на себе взгляд Рэгдолл. Она окончательно убедилась в том, что это моя причуда. Но сказать еще какое-то слово, никто не успел.       В мозгу прошла знакомая щекотка и зазвучал голос Мандали. — Внимание всем! На территории лагеря обнаружены злодеи! Будьте все очень осторожны, в бои не вступайте! — прокричало в наших головах и мы с Кацу поморщились, Шото сдержался, а тот белобрысый, кажется Тсубуро, едва не присел. — Шион-кун, иди с ребятами в лагерь, а я продолжу руководить эвакуацией! — тут же распорядилась героиня, но я упрямо покачал головой.       Да, боец из меня был сейчас ниже среднего в рукопашной, против взрослого злодея я не смогу практически ничего. Но я не мог бросить хорошего человека, который должен серьезно пострадать. Перед моими глазами застыла черно-белая страничка с Ному в наушниках Рэгдолл. Да, это была манга. Но она явно имела отношение к происходящей сейчас реальности. — Я останусь с вами и помогу в эвакуации! — нахмурился я. — Что ты, я сама справлюсь! — широко улыбнулась женщина, но я опять покачал головой. Уже двинувшиеся прочь Шото и Кацу, оглянулись на нас. — Да пошли уже, патлатый дебил! Можно подумать от тебя вообще может быть польза! — рявкнул Бакуго, и я, не выдержав, вытянул вперед руку с оттопыренным средним пальцем. — Да пошел ты, Кацу! — зло выдохнул я. — Ты что вякнул?! — взбеленился Бакуго, но Тодороки уволок его по тропе за плечо. Мы остались поджидать остальных, прошла пара минут, я уже собирался отойти и поискать остальных, как вдруг моё тело застыло. Свистнул воздух, мои ноги резануло болью, и в следующий момент мы с «кошкой» покатились по земле. Земля же хрустнула под ногами Ному. Белого, такого же как те, что устроили в Хосю лютый трындец. Нет не такого. Взревели по всему телу словно вмонтированные пилы. — Бежим! — воскликнул я, подрываясь на ноги и утягивая за собой Рэгдолл, и та тут же вскочила. И тут я понял, что никуда не побегу — мои ноги прострелило очень знакомой болью. Да, мою мутацию правда полезно было бы развивать… тонкая, но сильная рука обхватила меня за пояс, и мы увернулись от нового взмаха пилы этой твари. — Осторожно, ты сорвал мышцы на своих ногах, — протараторила Рэгдолл и постаралась взвалить меня себе на спину, но очень скоро стало ясно, что она просто не сможет бежать с таким грузом на спине достаточно долго и… я понял, что не обязан быть беспомощным грузом. — Всё в порядке, — выдохнул я и пугающе легко нырнул в Мир Снов, единым ударом снеся хлипкую защиту сознания Ному. Это оказалось просто. И, падая в мутный наполненный человеческими криками кошмар, я ощутил, как меня ловят за плечи, не позволяя рухнуть на пол.       Ух-ты… неужели я правда что-то хорошее смог сделать?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты