Лилии цветут в феврале

Гет
R
В процессе
18
«Горячие работы» 37
автор
Mao Moriko бета
Mystery Smile гамма
Размер:
планируется Макси, написано 255 страниц, 31 часть
Описание:
Всю жизнь Вэйян свято верила в то, что её брак будет заключён только по любви. Но сейчас, наблюдая за тем, как отблески утра тонут в агатовых глазах её собеседника, она понимала, что капризной судьбе угодно изменить её приоритеты во имя блага народа Великой Лян и необъяснимой иронии жизни.

Обложка к фанфику: https://www.instagram.com/p/CM2kmAElHvm/?igshid=2ei3u94ybh6
Посвящение:
Ванессу Ву и его исключительной харизме.
Примечания автора:
Автор оставляет за собой право включать, менять или переставлять какие-то эпизоды из канона.
Между Вэйян и Тоба Цзюнем пока нет никаких романтических отношений, они практически не знакомы.
Действие начинается в первую ночь императорской охоты.

P.S. главы выходят по пятницам:)
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
18 Нравится 37 Отзывы 9 В сборник Скачать

Глава двадцать шестая (Обманчивые тени)

Настройки текста
      В столице даже камни пропитались тихой скорбью — город словно готовил себя к сиротству, предчувствовал смерть своего господина. Испуганные потерянные глаза, бледные лица и приглушённая суета — отголосок привычного оживления — вот что сопровождало наложницу Седьмого принца по пути до дворца Тоба. Сам дворец почти не изменился, если не считать змеиного шёпота слуг по углам. Вэйян он казался нескончаемым: каждый её шаг будто вызывал новую волну подозрений и сплетен, и причина была очевидна. Точнее, одна из них. Вторую девушка прочитала в полыхнувших предвкушением глазах Чанлэ на вечернем поклонении духам. В связи с болезнью императора теперь этот обряд исполнялся ежедневно. Тоба Цзюнь стоял рядом с ней, как и всегда, и, наверное, был единственным во всём Зале Поклонения, кто искренне молился о здоровье Тоба Тао. На следующий день император назначил своим сыновьям встречу, чтобы дать последние наставления и передать нефритовую печать. К собственному удивлению Вэйян не сразу сконцентрировалась на этой мысли. хотя именно этот день становился решающим не только в её судьбе, но для тысяч жизней, которым она обещала дать своё покровительство. И тем не менее, она не могла перестать думать о той единственной жизни, которая с каждым днём становилась роднее, вытесняя всё остальное. Девушка ласково коснулась солнечного сплетения, вычерчивая на лиловом шёлке иероглиф, один из четырёх ключей к иероглифу любви — друг. Ей практически не дали отдохнуть с дороги, и потому оказавшись в долгожданном одиночестве в своих покоях Вэйян с наслаждением вытащила из волос одну из самых тяжёлых рубиновых шпилек — судя по её весу, она была создана для того, чтобы лишить кого-то жизни, а не вызывать зависть у придворных дам. — Простите, госпожа… — Скажи, что это не то, что я думаю, — угрожающе проговорила принцесса Байджи, которая смущённо топталась у двери. — Вы должны посетить ужин в доме генерала Чиюнь. — В доме кого? Генерал был последним человеком на Земле, к которому Вэйян пришла бы поужинать, но дело было даже не в этом: Чиюнь Нань был последним человеком на Земле, кто стал бы организовывать в своём доме официальный приём. Большую часть года он проводил в разъездах к пограничным крепостям и армейским учениям, и появлялся в Пине только в те дни, когда его присутствие было необходимо. На светские развлечения он смотрел, как на грязь на дороге. Впрочем, так же он смотрел и на женщин. — Байджи, тебе ничего не говорили о причинах этого ужина? Что-то произошло? — Простите меня, госпожа, но я правда ничего не знаю, — служанка растерянно мяла свою юбку. — Я лишь только знаю, что, если бы речь шла о политических вопросах, Вас бы туда не позвали. В этот момент Вэйян в полной мере осознала, куда ей предстоит поехать, и её ноги подкосились. В голове, как в удушливом тумане, проносились эпизоды первого приезда принца Нань-Ань в дом министра, когда он публично зачитал императорскую благодарность Ли Минфэну и его семье за подавление восстания в Северном Лян. В указе упоминалась и о генерале. «Генерал Чиюнь Нань, чья армия оказала особое содействие в предотвращении гражданской войны, будет вознаграждён землями Северного Лян и дворцом, ранее принадлежавшим местной правящей династии.» Ей предстояло вернуться домой. Домой к своему главному врагу. — И от этого только хуже, — Вэйян опустилась на пуфик перед зеркалом, почти с неприязнью разглядывая расписную керамику косметических баночек. Недоброе предчувствие скреблось внутри, и девушка буквально заставила себя сосредоточиться на собственном отражении и не поддаваться эмоциям. — Помоги мне подготовиться. Байджи с готовностью кивнула и подлетела к принцессе, почти не глядя заплетая длинные пряди в сложную косу под нужную фероньерку.

***

— Прибыл Его Высочество, — выкрикнул глашатай у её двери час спустя, и Вэйян склонилась в приветствии. Она почувствовала, как тревога понемногу отступает, когда знакомая дрожь от пронизывающих тёмных глаз пробежалась по её плечам. — Как ты себя чувствуешь? — он задавал этот вопрос чаще, чем предусматривали правила этикета, и от этого в душе почему-то теплело. — Я могу отложить этот ужин, если ты не можешь на него пойти. Вэйян слабо улыбнулась. — Не стоит, Ваше Высочество, благодарю Вас. Сейчас Вам, как никогда, нужна поддержка армии Чиюнь. А мне — контроль над генералом. — Нам уже пора идти? — она шагнула ближе к нему, но принц обнял её за плечи, вынуждая посмотреть в глаза. — Обещай, что, если тебе станет хуже, я сразу об этом узнаю. Нравы, царившие при дворе, часто приводили местных лекарей в ужас, но Вэйян надеялась, что на этот раз ей не придётся опасаться за качество вина. Почему-то она была уверена, что слуги Чжаои уже проверили инкогнито все блюда, которые будут подавать в доме генерала, иначе ей уже принесли бы записку. Теперь, когда она носит ребёнка её сына, покровительство наложницы было очевидным. — Обещаю, — Вэйян мягко отстранила его руки и снова поклонилась, пропуская вперёд. Она незаметно дотронулась до острого скола амулета под тканью платья — этот жест всегда помогал ей вернуть покой там, где страхи начинали превалировать, особенно сейчас, когда рисковать стало очень опасно.

***

— Ваше Высочество, — Чиюнь Нань церемонно поклонился, и десятки пластин его парадной бронзовой кирасы полыхнули рыжим пламенем свеч. Вэйян внутренне поёжилась. Она старалась не смотреть по сторонам, но призрачные образы, сверкая кровавыми глазами, выглядывали её по стенам, готовые наброситься при первых признаках слабости. Шесть лет назад Чиюнь Нань точно так же приехал в её дом якобы для поздравления вдовствующей императрицы, и его поклон был таким же, насквозь пропитанным фальшью. От искреннего преклонения перед авторитетом императорской семьи у генерала давно остались только слова. Сумрак позднего вечера скрывал от глаз цветущие сады и балюстрады дворца Лян, но главный зал был освещён достаточно хорошо, чтобы при желании можно было заметить тонкие царапины на полу. В том месте, где пролилась кровь её отца. — Ваше предложение стало для меня неожиданностью, генерал, — произнёс Тоба Юй, всё еще оставаясь у входа. Несмотря на то, что посередине зала стояли несколько накрытых столов в окружении пышных подушек, принц вёл себя так, будто речь шла о внеплановой формальной встрече. И действительно — казалось, что от напряжения в зале скоро начнёт дребезжать хрусталь. — Сейчас наша страна переживает не лучшие времена, и мне трудно поверить в то, что даже принимая во внимание Ваше отсутствие, Вы об этом не знали. — Я всего лишь следую правилам дворца, Ваше Высочество, хотя моя душа скорбит вместе с Вашей.  — Правилам дворца? — принц насмешливо поднял одну бровь, но на лице Чиюнь Наня не было и намёка на шутку. — Правилам дворца, которые предусматривают организацию званного ужина в случае свадьбы чиновника. С этими словами генерал кивнул страже у входа, и они впустили в зал хрупкую девушку, чья походка показалась Вэйян знакомой, но, прежде чем она успела проанализировать возможные варианты, девушка подняла голову, и принцесса пошатнулась от шока. К счастью, Тоба Юй незаметно поддержал её за талию, но скорее рефлекторно, потому что даже Седьмой принц вряд ли мог такое предвидеть. — Госпожа Ли? — Ли Чанжу приветствует Его Высочество и Ли Вэйян. Всё происходящее можно было за ночной кошмар или фарс — всё, что угодно, только не реальность. Вэйян уже успела отвыкнуть от этого чувства, но оно возвращалось. С опустошёнными улицами её родного города, будто посыпанными пеплом из урны, с редкими затравленными жителями, которые попытались вернуться, даже вот с этой торжествующей улыбкой названной сестры. Так Чанжу улыбалась, когда выигрывала у неё в го за вечерним чаепитием в доме министра. — Ваша первая супруга ведь тоже из рода Ли… — почти пропел Чиюнь Нань недвусмысленно рассматривая Вэйян. — Я наслышан об исключительных способностях дочерей министра, и мне посчастливилось обрести его милость. — Да благословят боги Ваш союз, — с тонкой улыбкой ответил ему Тоба Юй. Большой палец его руки поглаживал рукоять меча на поясе, но поза казалась обманчиво расслабленной, чтобы противник не успел почувствовать угрозу.  — Тогда окажите нам честь. — Чиюнь Нань указал на стол, к которому уже подошли слуги с кувшинами вина. — Я оставил того повара, который служил здесь прежде. И моя интуиция меня не обманула — он и вправду талантлив. Дядюшка Дэмин. Су Дэмин был искренне предан её семье и Вэйян стискивала пальцы до хруста, понимания, на каких условиях ему «предложили» остаться. Она всё ещё помнила о его жене, которая в тайне от строгой бабушки приносила им с Цзюн Тао домашние сладости, а их дочь — Юнхуа когда-то научила их строить шалаши и плести сложные узоры на амулетах. Девушка с трудом заставила себя взять с тарелки кусочек жареного кальмара в соусе из имбиря и тимьяна. В детстве это было одно из её любимых блюд. Его, вместе с супом из ласточкиного гнезда и засахаренными фруктами, подавали на императорский стол два раза в неделю. Сегодня это были сливы и рамбутан. К рисовому вину слуги принесли мясные лепёшки. Однако под своей едой девушка обнаружила стручок лемонграсса. Вэйян бегло осмотрела другие тарелки, но лемонграсс положили только для неё. Однако она никогда не видела лимонную траву в рекомендательных списках дворцовых лекарей. Вэйян поднесла к губам пиалу с вином, чтобы выиграть немного времени. За день до дня рождения бабушки она хотела разыграть своих служанок и спряталась за самой большой сковородкой на кухне под присмотром главного повара. Су Дэмин тогда тушил мясо и готовил к нему соус. «Знаете ли Вы, Ваше Высочество, чем полезна эта трава?» — хитро спросил он, рассекая ножом лемонграсс на почти прозрачные стручки. «Без неё никто не будет есть Ваше мясо, — Вэйян весело показала ему язык, а повар только укоризненно покачал головой с доброй улыбкой. «Я охраняю твой секрет, а теперь доверю тебе свой…» — он присел напротив принцессы и сжал её маленькую ладонь. — «Если что-то случится, ты должна об этом помнить» Вэйян пришлось вернуть пиалу на место, потому что пальцы начали дрожать. У неё не было никакой уверенности в том, что это не ловушка. Она больше не могла доверять стенам этого дворца, как и тому факту, что повар мог её узнать, и всё же… — Господин генерал, я бы хотела прогуляться в Вашем саду. Вэйян подняла на молодого человека решительный и открытый взгляд, и заметила, как подобралась Чанжу, но Чиюнь Наня подвело тщеславие. Он едва заметно фыркнул и слегка поклонился в ответ.  — Как Вам будет угодно, госпожа Ли. Если Его Высочество Вам позволит, то… — Пусть идёт. У неё надёжная охрана, — не глядя бросил Тоба Юй и сделал знак безмолвно стоящей за ними Цзюн Тао. Стражница помогла Вэйян подняться и вывела её из комнаты. Только, когда стрекот цикад и насыщенный аромат шиповника стал их единственным собеседником, она взволнованно обратилась к принцессе.  — Зачем Вы так мучаете себя? — Цзюн Тао! У нас очень мало времени. Послушай, — Вэйян говорила торопливо, то и дело заставляя себя приглушать голос. — Ты помнишь, где наш повар выращивал травы для кухни? — Кажется в Южном крыле, — стражница нахмурилась, возвращаясь к детским воспоминаниям. Вэйян знала, что когда-то во дворце не было не единой цели или тропинки, о которых Цзюн Тао не было бы известно. — Недалеко от бывших покоев госпожи и малого сада. Но…зачем Вам туда?  — Я не могу сейчас всего тебе рассказать. Просто помоги мне. Пожалуйста, — Вэйян умоляюще взглянула на подругу, и, получив в ответ тяжёлый вздох, облегчённо улыбнулась и схватила девушка за руку. — Идём. «Ваш отец был не только образцовым воином, но и дальновидным и мудрым политиком, » — раздавался в её голове голос Су Дэмина. — «Он написал несколько документов, подтверждённых императорской печатью. Это очень важные документы, Ваше Высочество, поэтому…тсс!» Вэйян не знала, предчувствовал ли повар надвигающуюся беду, или это было обычным совпадением, но интуиция упорно вела её вперёд к Южному крылу. Даже в темноте девушка ориентировалась отлично. — Осторожно, не пораньтесь! — громко крикнула Цзюн Тао, заметив подозрительные взгляды слуг. — Посмотри, сколько здесь душистых трав, Цзюн Тао! — отозвалась Вэйян, перебирая упругие стебли. — Может быть, посадить что-то подобное во дворце? — Сердце колотилось так сильно, что она почти не слышала свой голос. — Давайте я помогу Вам выкопать побег, — Цзюн Тао отвела в сторону несколько пучков травы, пока Вэйян рыхлила под ними землю. В тот момент, когда её ногти полоснули какую-то шершавую поверхность, девушка замерла и выразительно посмотрела на стражницу.  — Госпожа Ли! Со стороны главного входа послышался женский голос, и за углом показалось несколько служанок с факелами. Вэйян в отчаянии закусила губу, но верная Цзюн Тао ободряюще кивнула ей и двинулась им навстречу.  — У Вас какое-то срочное дело для госпожи? — грозно спросила она, преграждая им путь мечом. — Генерал и его супруга беспокоятся о наложнице принца. Мне приказано привести её в главный зал. — Моей госпоже нездоровится. Дайте нам ещё немного времени. Вы же понимаете, что в душном помещении беременным часто становится дурно. Ещё чуть-чуть Вэйян почти удалось бесшумно вытащить записи из-под земли, но книга выскользнула из её дрожащих пальцев и упала вниз. Вэйян застонала и рухнула следом за ней, пряча её под подол.  — Госпожа! — Цзюн Тао тут же подбежала к ней и присела рядом так, чтобы максимально закрыть свет от факелов. — Кажется, голова опять закружилась, — пролепетала Вэйян, пока Цзюн Тао деловито ворчала на показ, поправляя юбки так, чтобы принцесса успела спрятать книгу около живота. — Вам действительно стоит вернуться, Вы совсем себя не бережёте. Когда, тяжело дыша, Вэйян наконец-то смогла подняться, она зачем-то обернулась и увидела, что у того помещения, где обычно располагался чёрный вход на кухню, стоял человек. Су Дэмин заметно осунулся и постарел, а его лицо казалось бледнее, чем его халат. Но в его глазах стояли слёзы, и Вэйян пришлось быстро отвести взгляд, чтобы не заплакать самой. Это были слёзы радости, а значит — она всё сделала правильно. Восстановите справедливость, Ваше Высочество, — она была уверена, что этот голос в её голове более, чем реальный. Но, когда процессия подошла к повороту к центральному павильону, и она обернулась снова, повара уже нигде не было видно.

***

— И чем Вас так заинтересовала обычная клумба с травой? Чиюнь Нань отпил из своей пиалы, не прерывая зрительный контакт с наложницей, но Вэйн оставалась невозмутимой, как спящий дракон. — Лемонграсс — единственное, что помогает мне улучшить самочувствие, генерал Чиюнь. Я открыла его для себя в прошлом месяце. — Вам доводилось бывать в этом поместье ранее? Даже я не знаю, где находится эта клумба, — его усмешка казалась вполне доброжелательной, однако почему-то принцесса не сомневалась: если бы в его чжунцы налили молоко, оно бы скисло.  — Я обратилась к небесам с молитвой. Но, переводя на Ваш язык, наверное, лучше будет сказать, что мне просто повезло. Уголок губы Седьмого принца дёрнулся, он явно пытался сдержать улыбку. В комнате раздался хруст и тихий вскрик Чанжу. По её изящным пальцам струилась кровь из надколотой фарфоровой пиалы. — Простите меня, Ваше Высочество, — всхлипнула девушка, а Вэйян отметила про себя, что в своей амбициозности Чанжу ничуть не уступает старшей сестре. Пока служанки торопливо убирали осколки и перевязывали её рану, она тут же перевела тему.  — Вэйян, если ты плохо себя чувствуешь, будет опасно возвращаться во дворец. Возможно, Его Высочество окажет нам милость и останется на ночь? Принцесса спиной почувствовала, как напряглась Цзюн Тао, но, к счастью, принц Нань-Ань пребывал в том же восторге от этой идеи, что и она.  — Я благодарю Вас за заботу, госпожа Чиюнь, но, полагаю, нам с Вэйян будет лучше вернуться в Пин. Она не должна пропускать утренний осмотр лекарей. Чанжу поклонилась в знак согласия, и только плотно сжатые в улыбке губы говорили о её истинных чувствах. Вэйян смотрела на её волосы, уложенные нефритовыми шпильками, по своей цене значительно превосходящие её прежние украшения, на платье, которые шили те же мастера, что и наряды Чиюнь Жоу, и думала о том, что именно ей предложил Чиюнь Нань за этот брак. Ведь та Чанжу, которую она знала, скорее прыгнула бы в озеро с камнем на шее, чем позволила бы выдать себя замуж за кого-то, кроме Седьмого принца. Когда Чиюнь Чанжу прощалась с ней, то говорила с такой теплотой, что на несколько мгновений у Вэйн возникло ощущение, что принц ошибся, и её сестра просто стала жертвой порочных слухов, но на ум тут же пришло воспоминание о том, с какой силой бывшая госпожа Ли сжимала свой чжунцы. — …прошу тебя, не держи на меня зла за то, что не сказала тебе раньше об этом браке, — прошептала она, поглаживая пальцы сестры. — Мне просто не разрешили тебе написать. На тот момент ты находилась не в столице, и письмо могли перехватить в любой момент. Интересно, что ты чувствуешь, произнося это передо мной в доме, где я выросла? Вэйян холодно улыбнулась и освободила руку, опуская длинный рукав.  — Ты ни в чём передо мной не виновата. Что же касается твоей свадьбы, то добродетель всегда должна быть вознаграждена, ведь так? По лицу Чанжу пробежала тень. Она сделала шаг назад, освобождая дорогу и благодарно поклонилась. — Береги себя… Вэйян. Угроза это или формальное проявление заботы, принцесса не знала. Но то, что своим поступком, Чиюнь Чанжу объявила ей войну, сомневаться не приходилось, и потому сейчас она посылала небу горячие молитвы за то, что Су Дэмин был гением кулинарии. Но оставался ещё один вопрос… Седьмой принц держал генерала около себя, а в том, какое содержание заключала в себе найденная книга, Вэйян не сомневалась. Её мучили сомнения, и оттого она то и дело поднимала взгляд к линии его подбородка, не решаясь смотреть выше. В лунном свете черты его лица казались острее, и даже серебро в косах напоминало десятки змеиных глаз. Принц помог ей забраться в паланкин, однако, как только Лян остался далеко позади он приказал остановиться на привал и разжечь костры. Теперь, когда книга была в безопасности, надёжно спрятанная Цзюн Тао в одном из сундуков, Вэйян могла наслаждаться покоем летней ночи без грамма притворства. Всё осталось позади. Девушка успокаивала себя этой мыслью, пока травы мирно шумели перед ней под тёплым ветром, играя с бледным платиновым светом. Она мягко улыбнулась, когда Тоба Юй обнял её за талию и осторожно прижал к себе. Вэйян слегка откинула голову назад, растворяясь в окружающей тишине, когда его ласковый шёпот прошёл по её шее ледяным поцелуем: — И что Вы теперь намерены делать, наложница Ли?
Примечания:
Опоздала всего на пару минут :) надеюсь, вы там все живы в этой африканской жаре (потому что тут ещё жарче)
Как говорится, делайте ставки, господа!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты