Громоотвод

Смешанная
NC-17
Завершён
7522
Размер:
690 страниц, 33 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
7522 Нравится 3591 Отзывы 3061 В сборник Скачать

Глава 21, Часть 2

Настройки текста
      — О чём вы договорились с Тео? — подняв голову с груди Драко, спросила Гермиона. Она держалась за его плечи, пока они танцевали в сыром коридоре слизеринского подземелья.       Драко нахмурился и фыркнул:       — Вот же трепло…       — Не злись на него, я припёрла его к стене.       Губы Малфоя изогнулись в коварной улыбке. Он сделал уверенный шаг… Гермионе пришлось отступать. Она пятилась, пока не почувствовала лопатками холодную каменную стену.       — Вот так? — Драко её обездвижил.       Гермиона закатила глаза и снисходительно улыбнулась.       — Так ты мне не планировал рассказать? — не сдавалась она.       — Тебе не обязательно знать всё на свете, Грейнджер.       — Но я хотела бы знать всё, что касается нас.       — Нас?       — Меня, тебя и Тео.       Взгляд Драко потяжелел. Рот сжался в тонкую линию. Слышать вслух соучастников «нас» было ещё непривычнее, чем думать об этом. Но что-то неосязаемо приятное сверкнуло на задворках сознания.       Послышались шаги. Гермиона судорожно вырвалась из объятий Драко и зашагала вглубь коридора.       — Грейнджер, стой! — скомандовал Малфой. — Это Нотт.       Драко понял это по одному только звуку шагов.       — Хреновые из вас конспираторы, — заявил бархатный голос. — Вас слышно на милю вокруг. Рекомендую возобновить в памяти заглушающие.       Гермиона вернулась, и Тео встретил её нежным поцелуем в лоб.       — Чем вы тут занимались? — ехидно улыбнулся Нотт, поиграв бровями.       — Разбирались с ревностью Грейнджер, — веселился Драко.       — Разобрались?       — Не совсем… Она выпытывала у меня подробности нашей договорённости.       — М-м-м… какими методами? — Тео плотоядно посмотрел на Гермиону. Потом коварно улыбнулся Драко. — Тебе понравилось?       — Я вам не мешаю? — возмутилась Гермиона.       Парни рассмеялись. Переглянулись. Тео словно спрашивал разрешения. Драко незаметно кивнул. Тогда Теодор набрал в лёгкие воздух и сообщил:       — Мы договорились, что ты наш эксклюзивный товар.       Гермиона сложила руки на груди. Фыркнула. Ей не понравилось сравнение с «товаром».       — Что это значит?       — Это значит, что ни у меня, ни у Драко не будет больше других отношений и… сношений, — у подвыпившего Тео обострялась тяга к словесному каламбуру.       Напряжённое лицо Гермионы смягчалось с ходом её мыслей.       — Вы правда готовы на это пойти?       — Мне даже особо стараться не придётся, — Тео склонился к её уху и промурлыкал: — Я хочу только тебя, Гермиона Грейнджер.       Щёки расцвели румянцем смущения, улыбка украсила лицо. Гермиона кокетливо захихикала. Встретившись с грозным взглядом Драко, она улыбнулась ему ещё шире.       — Пойдёмте отсюда, — интонация его голоса не подразумевала возражений.       Тео взял Гермиону под руку, и они зашагали по коридору вслед за Малфоем.

***

      Гермиона медленно ступала по деревянному полу комнаты и заворожённо смотрела на разноцветные огоньки под потолком. Они были того же цвета, что и иллюминация в гостиной, только намного меньше, не походили на теннисные мячики, скорее светлячки. Они роились, сбивались в группки, водили хороводы.       Тео остановился. Гермиона почувствовала крепкую хватку и тоже замерла. Она обернулась. Драко стоял спиной и накладывал невербальные заклинания на дверь и стены. Благодаря светлячкам, платиновые пряди переливались розовыми, синими и красными цветами. Малфой был похож на задумчивого дирижёра, который грациозно и плавно размахивал палочкой, вызывая серебристые волны чар.       Драко посмотрел на них. В серых радужках бликовали разноцветные звёзды. И желание. Лицо его не выражало эмоций, но глаза говорили громче слов.       Тео провёл носом по левой щеке Гермионы и нежно поцеловал в ушко. От приятного ощущения она непроизвольно зажмурилась. И тут же ощутила прикосновение губ Драко к правой щеке. Гермиона решила не открывать глаза. Парни касались её одновременно и ей хотелось понять, сумеет ли она отличить их. Плавные, едва ощутимые тёплые прикосновения Тео и более напористые, прохладные Драко. И только Гермиона стала прислушиваться, как они отстранились. Она открыла глаза и быстро заморгала.       Драко, не сводя с неё глаз, расстёгивал запонки. Розовые, эмалированные. Тео медленно опускался на колени. Он обхватил её бёдра и слегка навалился, пока она не упёрлась в резную балку кровати. Ту самую, которая поддерживала Грейнджер в их первую ночь.       Теодор уткнулся в живот и стал плавно водить ладонями по ногам. Он вёл по блестящей, немного шершавой ткани чулок, забирался под юбку, пока не коснулся плотного края, который крепко держала застёжка пояса. Проведя по голой коже на бедре, Тео издал еле слышный стон. Гермиона запустила пальцы в жёсткие кудри.       Драко смотрел на них и медленно расстёгивал рубашку. Сняв её, он подошёл к Гермионе и подарил нежный, почти невинный поцелуй. Но она чётко уловила огонёк коварства в его потемневших глазах. Что-то подсказывало ей, что нарочитая мягкость обернётся ураганом.       Тео поймал рукой ладонь Гермионы. Он поднял голову и перевёл вопросительный взгляд на Драко. Тот немного склонился и потянул за край тёмно-синего банта на юбке. Его обнажённая бледная грудь расширялась от глубокого дыхания. Гермиона хотела прикоснуться, но Драко резко опустил её руку и с ухмылкой добавил:       — Успеешь.       Запах крепкого алкоголя смешивался с жарким дыханием. Драко аккуратно поднял край юбки и обнажил бёдра. Предвкушение бурлило в желудке. Тёмно-синий взгляд приковали чулки и кружевное чёрное бельё. Тео потянулся руками к трусикам, но над головой прогремело:       — Нет.       Тео замер, слегка улыбнулся, уловив правила игры. Пальцы остались на бёдрах. Драко нагнулся и достал что-то из заднего кармана брюк Тео.       — Надень, — он протянул ему пару кожаных перчаток.       Не успев удивиться, Тео послушался. Драконья кожа идеально села на его длинные тонкие пальцы.       Драко довольно хмыкнул и тихо произнёс:       — А теперь поцелуй её. Без рук.       Тео благодарно посмотрел на Драко, придвинулся, скрипнув половицей, и легко поцеловал ткань трусиков. Руки он оставил на своих коленях. Гермиона протяжно выдохнула, лишившись всего воздуха в организме. От кислородного голодания закружилась голова.       Драко сильнее сжал ткань юбки. Второй рукой он потянул Гермиону за волосы. Она откинула голову, оголив шею, и Драко нежно прикоснулся к ней прохладными губами. Гермиона податливо прогнулась в его руках и растворилась в ощущении двойного поцелуя.       Драко поднял руку и провёл большим пальцем по контуру её приоткрытых губ. Он надавил сильнее и погрузил палец в рот, коснулся горячего языка. Светлые пряди скользнули по её лицу когда Драко склонился и у самого уха прошептал:       — Соси.       Его директивный тон отдался дрожью, которая передалась губам Теодора. Гермиона, с опаской глядя на Малфоя, послушалась. Её щёки втянулись, создавая вакуум. Драко сцепил челюсти и глубже толкнул палец. Тёплые и влажные касания разливались ядерным топливом по венам. От ощущений и заманчивого вида член упёрся в ширинку.       Тео продолжал целовать Гермиону внизу сквозь бельё. Руки чинно оставались на коленях. Он прикасался, облизывал, покусывал, чувствуя, как чёрное кружево постепенно становилось мокрым.       — Раздень её, — прорычал Малфой.       Тео поднялся и, обхватив руками талию, медленно расстегнул молнию на юбке. Драко не вынимая пальца, наблюдал за происходящим. Шуршащая ткань упала под ноги, словно обёрточная бумага. Синий затуманенный взгляд был прикован к блестящему рту и бледной руке.       — Нравится? — спросил Драко, глядя свысока.       Тео в ответ молча кивнул и потянулся снимать пояс для чулок.       — Оставь.       Он покорно убрал руки. Тео закусил губу, чувствуя, как возбуждение поджигало топливо в крови.       Малфой управлял ими, как куклами в картонном домике. Лучший. В мире. Кукловод.       — А ты сегодня особенно разговорчивый, — сказал Тео, расстёгивая малиновую блузку на куколке. Шёлковая ткань расходилась, обнажая грудь в чёрных кружевах.       — Это мой тебе подарок на день рождения, — хмыкнул Драко.       — Ещё один? С ума сойти. Вот, какая она на вкус — щедрость Малфоев… — Тео подмигнул Гермионе.       — Надеюсь, ты замолчишь и в следующий раз откроешь рот, только когда я этого захочу.       Стальной голос звучал угрожающе низко, но Теодор был в настроении дерзить.       — А мне казалось, день рождения у меня…       Драко схватил его за кудрявые патлы и резко дёрнул.       — Тссс, — протянул кукловод, оттягивая его голову назад.       Нотт, взбудораженный инициативой Малфоя, прикрыл глаза и разлился в широкой улыбке. На изогнутой длинной шее дёрнулся кадык. Драко рывком отпустил его, и Тео отшатнулся.       Гермиона со вкусом облизывала палец Драко. Он потянул её на себя, прижал спиной к груди и стал целовать шею, пристально глядя на Теодора, который поднялся и стоял напротив. Тео вздрагивал, чувствуя, как каждое движение Малфоя заставляло его кровь бежать быстрее. От возбуждения он непроизвольно сжал кулаки, кожаные перчатки натянулись на косточках пальцев. На предплечьях вздулись вены. Он подошёл к Гермионе вплотную.       Драко достал палец и мокрой подушечкой провёл по нижней губе. Тео склонился и очень медленно, растягивая момент, провёл языком по следам Драко. Гермиона прикрыла глаза и слегка потянулась навстречу, но тут же почувствовала, как твёрдая рука Драко прижала её к себе.       — Сними с него рубашку, — Малфой говорил Грейнджер на ухо, но смотрел Теодору в глаза. — И эти чёртовы побрякушки тоже.       От пристального взгляда Малфоя по спине стекал холод и приятно покалывал низ живота. Тео закусил губу и перевёл глаза на пальчики Гермионы, которыми она сперва опустила подтяжки, а затем принялась высвобождать из петель перламутровые пуговицы. Драко медленно опустился рукой ниже и скользнул ладонью между бёдер Гермионы. Она всхлипнула от неожиданности. Её реакция заставила Тео коварно усмехнуться. Его зрачки расширились от вида её неприкрытого удовольствия. Грейнджер не умела скрывать эмоций. И была чертовски прекрасна в этом.       Он наблюдал, как её сознание боролось с «отвлекающим фактором» и она пыталась сосредоточиться на фиолетовой бархатной рубашке. Обнажив торс Тео, Гермиона аккуратно провела рукой по его груди, по тонким шрамам, по росчерку острых ключиц и подцепила пальцем несколько цепей. Теодор немного присел, чтобы она сумела стянуть их через голову. Кудри цеплялись о звенья и путались, но Гермиона справилась с задачей. Украшения со звоном приземлились на пол.       Тео стоял перед Гермионой и тяжело дышал. Смотрел из-под полуприкрытых век то на неё, то на Драко. Разноцветные огоньки подчёркивали сухой рельеф тела. Чёрные звёздочки родинок выделялись на светлой коже. Они украшали шею, грудь, живот.       — Отлично… — шепнул кукловод, поглаживая свою марионетку сквозь бельё. — Хочешь его?       Гермиона неуверенно и вопросительно обернулась на Драко. Его взгляд был строгим, но игривым. Он изогнул бровь и повторил:       — Хочешь?       — Да.       — Тогда поцелуй его, — сказал Малфой и подтолкнул бёдрами Грейнджер вперёд.       Тео поймал Гермиону, когда та, потеряв равновесие, чуть не упала на него. Прикосновение прохладной драконьей кожи к плечам пропустило волну мурашек. Только Теодор глубоко толкнулся языком в рот Гермионы, как Драко резко прижался к ней сзади и собрал языком те самые мурашки.       Тео обхватил её лицо и целовал. Жадно, лишая воздуха. Драко пробирался рукой в трусики и сильнее прижимался к заднице, заставляя ощущать его твёрдость. Гермиона чувствовала, как парни тяжело дышали, сдерживая разрывающее возбуждение. Она ощущала жар и запах их тел. Они зажали её между собой. Сковали. Обездвижили. Ей бы не удалось сбежать, даже если бы она захотела.       Но Гермиона не хотела бежать. Ей нравилось. Она хотела большего.       Гермиона почувствовала рывок — Драко оттолкнул Тео. Тот, оторвавшись от поцелуя, недоумённо посмотрел на друга. Драко скрыл лицо за кудрями и серым прищуром пристально контролировал происходящее. Одним пальцем он ловко потянул чашечку лифчика вниз, оголив грудь. Внимание Тео переключилось.       — Сожми соски. Ей это нравится.       Гермиона бросила укоризненный взгляд на Драко, будто он раскрыл один из её секретов. Она попыталась отстраниться, но безуспешно. Гермиона была полностью в его власти. Всецело подчинена.       Тео сжал грудь ладонью в перчатке и начал облизывать сосок. Гермиона закатила глаза и больше не могла смотреть прямо. Обвинительный взгляд сменился на благодарные стоны.       Почувствовав, как сосок твердел под его губами, Тео довольно замычал. Он нежно облизывал, втягивал в рот и покусывал. Вторую грудь ласкал и пощипывал Драко, продолжая массировать клитор. Тео прикусил сильнее — Гермиона изогнулась и подалась ему навстречу. Она была достаточно возбуждена, чтобы болевые ощущения начали приносить удовольствие.       «Интересно, как далеко это может зайти?»       Их руки жадно изучали её тело. От нежных поглаживаний до крепких сжатий. Внутри растекались вибрации желания. Драко наращивал темп рукой. Ему стали мешать её трусики. Он на секунду склонился и разорвал их. Гермиона вздрогнула от неожиданного треска.       — Они нам больше не понадобятся.       Не дав возможности отреагировать или возразить, Драко ввёл в неё палец. Гермиона тихо простонала Теодору в губы. Он ущипнул её сосок сильнее. Драко ввёл второй палец и довольно улыбнулся, почувствовав, как она сжала его внутри. Грейнджер была мокрой. Драко стал двигать рукой. Смазка буквально текла по его пальцам и внутренней стороне бедра. Гермиона вцепилась в чьё-то плечо. Её ноги подкашивались от переполняющих чувств. В глазах темнело. От безумства происходящего она начала путаться кто где. Гермиона хваталась за чьи-то руки, спины, оставляла следы от ногтей. Драко согнул пальцы внутри и нажал на сплетение нервов. Гермиона с криком впилась зубами в чьё-то плечо.       В следующий момент Драко вышел. Он поднялся влажной рукой по её дрожащему телу, оставляя блестящий след. Задержался на груди, изучая твёрдые от возбуждения соски, и довольно улыбнулся другу — он хорошо поработал. Драко расстегнул крючки белья и сбросил его на пол. Гермиона осталась абсолютно голой. Только чёрный пояс для чулок обнимал её талию.       Тео немного отстранился, чтобы тоже иметь возможность насладиться видом. Драко поймал руку Гермионы и провёл её ладонью по ширинке друга. От неожиданности у Тео спёрло дыхание, и он замер. Драко остановился. Прижал их руки сильнее.       — Чувствуешь? — прошептал Драко над ухом.       Гермиона неразборчиво простонала.       — Грейнджер… — Драко сильнее нажал.       Тео сдавил челюсти. Он всматривался в лицо Драко, но тот скрывал взгляд.       — Гермиона, ответь ему, — умоляюще процедил сквозь зубы Тео. Их парное касание отдавалось пульсирующей болью возбуждения.       — Да, чувствую.       — Что ты чувствуешь? — не унимался Драко. Вот, что имел в виду Теодор, когда говорил, что Драко будет заставлять её вербализировать…       — Я… чувствую… — неловкость сражалась с желанием, — какой Тео твёрдый…       Теодор простонал, Гермиона почувствовала, как член дёрнулся ей в ладонь. Драко ухмыльнулся.       — Чувствуешь, как он хочет тебя? — Малфой снова прижался бёдрами сзади. — Как мы хотим тебя, Грейнджер? Чувствуешь?       — Да… — лицо Гермионы пылало. Малфой ликовал. Он провёл её рукой вдоль ширинки несколько раз. — Хочешь попробовать его на вкус?       Гермиона с опаской, но и азартом взглянула Теодору в глаза. Его сознание было далеко, туман фантазий вскружил голову.       — Да…       — Тогда… — Драко сменил шёпот на командный бас, — на колени.       Гермиона медленно опустилась на пол, ощущая, как Малфой придерживал её за руку. Она была послушной и готова была сделать всё, что он прикажет. И это до безумия возбуждало троих. Гермиона легко провела пальцем вдоль ремня на брюках Тео, и тот, со свистом вдыхая, откинул голову назад.       Она высвободила его твердый горячий член и нежно прикоснулась губами. Провела языком от основания к головке так, как он учил её. Облизала губы, глядя в затенённые похотью глаза, и опустилась на член, плотно сжав его в кольцо.       Драко схватил Гермиону за волосы и намотав кудри вокруг кулака стал двигать её головой. Он всаживал член глубже. И глубже. Он набирал темп и «мокрые» ритмичные звуки заполняли пространство, перебивая тихие стоны и протяжные вздохи. Осознание того, что именно Драко насаживал сейчас Гермиону ртом на его член, заставляло пробудиться зловещий рой пчёл в груди Теодора.       От слишком глубокого взаимодействия на глазах проступили слёзы. Гермиона закашлялась. Драко резко отдёрнул её голову. От члена ко рту тянулась паутинка слюны. Он наклонился к ней и заботливо спросил:       — Ты в порядке?       — Да. Только давай не так резко.       Драко согласно кивнул. Выровнялся. Гермиона снова потянулась к Тео, но Драко одернул её. Обменялся с именинником взглядами. С коварной улыбкой Тео провёл головкой по мокрым от слюны губам. И только когда она расслабилась, Драко сам медленно насадил её рот на член Теодора. От созерцания этого откровения тот еле слышно простонал.       Другой рукой Драко обхватил Гермиону за подбородок и повернул голову на бок так, чтобы член упёрся в щёку. Он продолжил движение под таким углом. Драко закусил губу и скользнул ладонью по щеке Гермионы. Пару тактов он принимал и ощущал толчки члена. Сердцебиение Теодора участилось, он звучно выругался. Оступился, чуть не потерял равновесие.       Драко отнял руку. Остановил движение.       — На кровать. Оба.       Гермиона оторвалась от Тео и аккуратно встала. Теодор, скинув брюки и обувь, словно в тумане опустился на кровать и упёрся спиной в изголовье. Он глубоко дышал и подрагивал. Гермиона полезла к Тео на четвереньках, открывая заманчивый вид Драко, который остался позади неё. Они поцеловались и делали это до тех пор, пока Малфой не скомандовал Грейнджер продолжать начатое. Она опустилась к члену Тео и подарила ему особенно глубокий «поцелуй».       Гермиона услышала, как щёлкнула пряжка ремня, как стукнули каблуки туфель, как костюмная ткань, мягко шурша, упала на пол. Кровать позади чуть просела. Мягкое прикосновение Драко к ягодице заставило вздрогнуть. В ту же секунду раздался звонкий шлепок. Гермиона простонала с членом Тео во рту.       — Нравится?       Она согласно промычала. Драко шлёпнул ещё раз. Гермиона дёрнулась, и член Тео упёрся в самую глотку.       — Блять! — Теодор вцепился в простыни.       — Ещё? — Драко мягко выводил круги ладонью по раскрасневшейся коже.       Гермиона утвердительно простонала. Драко шлёпнул сильнее. И ещё раз. И ещё. Он провёл рукой по ягодицам и ниже по складочкам половых губ. Скользнул внутрь. Она была готова. Подняв влажные пальцы к лицу, Драко со вкусом облизал их. От увиденного Тео непривычно низко зарычал. Ощущения горячих ласк языком только усилили эмоции.       Обхватив румяные бёдра, Драко с особым наслаждением медленно вошёл в Гермиону. Она податливо прогнулась в пояснице. Дав ей секунду, чтобы привыкнуть к размеру, он стал двигаться. Сначала неспешно, затем постепенно набирал обороты. Задавал ритм троим. Тео чувствовал толчки и подавался бёдрами вперёд. Горячее покалывание начинало щекотать вены. Они чернели.       Драко обхватил её шею и сдавил так, что у Гермионы спёрло дыхание. Ему нравилось это чувство. Тео и Гермиона стонали в унисон, и это заводило Драко ещё больше. Он ускорялся. Чувствовал, как Гермиона сильнее сжимала его. Жадно впивался в округлые бёдра, оставляя синяки. Страсть переполняла организм. Ему нужно было больше. Быстрее. Жёстче.       Тео закатил глаза, сжал губы и откинул голову, звучно стукнувшись о стену. Драко заметил, что он вот-вот достигнет кульминации и… остановился. Резко вышел. Гермиона замерла.       — Стоп.       Тео распахнул глаза:       — Ты, блять, издеваешься?       Драко коварно усмехнулся в ответ.       — Она уже близко, — кивнул он в сторону Грейнджер. — Ей нужно помочь.       Драко потянул на себя Гермиону и член выскочил изо рта.       — Я тоже был близко, — раздражённо и почти обиженно буркнул Тео.       — Дамы вперёд, — оскалился Малфой и лёг вместе с Гермионой на бок. — Где твои манеры, Теодор?       Только Гермиона вдохнула, чтобы что-то сказать, как Драко закрыл ей рот ладонью и резко вошёл сзади. Она сладко вскрикнула ему в руку и зажмурилась. Тео спустился к ним и лёг возле Гермионы с другой стороны, лицом к ней. Драко поднял её ногу и завел над своим бедром. Он двигался ритмично, быстро. Подводил заложницу к пику. Нервные окончания молили о пощаде. Она попыталась прикоснуться к себе, чтобы достичь желанной разрядки, но Драко заломал её руки. Он пронзительно посмотрел на Теодора. Взглядом, который плавил металл.       Тео догадался, что сейчас его ход. Он прикусил край перчатки, чтобы обнажить руку. Но Драко рыкнул:       — Нет.       Тео медленно натянул перчатку обратно. Нахмурился. Ждал дальнейших инструкций. Но Малфой закрыл глаза, уткнулся лицом в голову Гермионы и замедлил темп.       Внутренние вибрации вспыхнули от волнения. Тео сглотнул ком. Он убрал руку Драко с её лица и глубоко поцеловал, чтобы скрыть неуверенность. Теодор, оставаясь в перчатках, ласково провёл рукой по шее Гермионы, груди, животу, изгибу поднятой ноги. Он обхватил её бедра и медленным сладким поцелуем спустился вниз. Туда, где Драко и Гермиона сливались воедино. Тео рвано выдохнул, давая себе секунду рассмотреть происходящее. Он прикрыл глаза и нежно провёл языком по клитору. Гермиона вскрикнула. Драко толкнулся глубже. Тео повторил движение.       Он втягивал, посасывал и ласкал языком чувствительную зону Гермионы, пока Драко медленно трахал её. Спутанные кудри касались их ног. Чёрные кожаные перчатки сдерживали обжигающую силу. Гермиона подавалась бёдрами то навстречу языку Тео, то прижималась сильнее к Драко. Закатывала глаза. Движения парней идеально дополняли друг друга. Потрясающий, слаженный танец, который сводил с ума.       Чувствуя, что Гермиона стала чаще дышать, Тео увеличил давление и амплитуду. В порыве он случайно коснулся языком члена Драко. Тот напрягся всем телом, но не отступил. Теодора ужасно раззадорила такая близость, и его собственное возбуждение болезненно запульсировало, умоляя о разрядке. Вены на руках почернели. Кровать начинала незаметно вибрировать. Тео крепко обхватил бёдра Гермионы и прижался лицом, ритмично стимулируя клитор. Драко толкнулся ещё пару раз. Гермиона почувствовала, как все ощущения вмиг сконцентрировались вокруг пупка и рванули ниже. Её тело зашлось судорогами. Она вцепилась в волосы Тео и сдавленно вскрикнула.       Гермиона продолжала кричать, пока по телу разносились горячие волны удовольствия. Красные, оранжевые и жёлтые, почти осязаемые волны обжигающего оргазма.       Напряжение постепенно сменялось на блаженный кайф, и Гермиона растекалась в руках парней.       Тео отстранился, приподнялся на локтях и с опаской взглянул на Драко. Тот прищурился. Они оба были возбуждены до предела.       — Ты хочешь… — Драко на секунду запнулся, закусив щеку, — её?       Тео иронично улыбнулся.       — Да у меня сейчас член взорвётся.       Реальность возвращалась к Гермионе неразборчивыми звуковыми всплесками, и она хихикнула. Драко, который всё это время оставался в ней, резко толкнулся глубже.       — Тогда я, пожалуй, позволю тебе её трахнуть.       Тео окинул взглядом расслабленную фигуру куколки. Невольно закусил верхними зубами губу. Сверкнул слишком острыми от природы клыками. В голове был белый шум и тяга к протесту.       — Позволит он мне, пф! — огрызнулся Тео. Нетерпение делало его нервным. Член пульсировал и болел. — Раскомандовался тут. Не пошел бы ты…       Драко резко вскочил. Гермиона вздрогнула от неожиданности. Он схватил бунтаря за волосы и угрожающе навис над ним. Алкоголь в крови туманил рассудок.       — Признай.       Рычащий шёпот обдал жаром лицо Тео. Он улыбнулся и пронзительно посмотрел в ответ.       — Что признать?       Драко навис ещё больше, сильнее сжал кудри и потянул голову на себя. Тео зашипел.       — Что тебе нравится… — Драко почти касался его приоткрытого рта губами.       Тео сдавленно расхохотался.       Драко сомкнул пальцы сильнее. Тео рвано выдохнул от боли.       — Терпение заканчивается, Нотт.       Платиновые прядки щекотали раскрасневшееся лицо Теодора. Глубокое дыхание Драко обдавало похотью. Гермиона почувствовала, как от вида их слишком близкого диалога её накрывала новая волна возбуждения.       — Да…       — Что да?       — Мне нравится… Драко. Мне очень нравится.       Малфой резко отпустил его и обернулся к Грейнджер.       — Раздвинь ноги. Я буду ласкать тебя, пока Теодор будет тебя трахать.       От его развязных фраз Гермионе инстинктивно хотелось прикрыть лицо, спрятаться от смущения. Но в то же время она готова была сделать всё, что он говорил. И это противоречие ужасно заводило.       Драко перевернул Гермиону на спину и оттянул вниз так, что её ноги стали свисать с кровати. Он поднял её руки над подушкой и прижал к матрасу. Мотнув головой, кукловод приказал Тео переместиться. Тот послушно встал у раздвинутых ног Гермионы и обхватил её бёдра. Он облизнул губы и попытался сконцентрироваться.       Драко лёг рядом с Гермионой и принялся целовать влажную от ласк грудь. Неоновое освещение мистически обволакивало тела. Словно по команде, а может так и было, но Гермиона не заметила этого безмолвного импульса, Тео резко вошёл в неё. Из горла вырвался хриплый крик. Драко почувствовал его губами. Он жадно целовал шею Гермионы и плавно опустил руку на клитор. От этого дьявольского сочетания ласк она прогнулась в спине.       Они оба набирали темп, и Гермиона почувствовала, как мышцы живота начали подрагивать, предвещая очередной сокрушительный оргазм.       Драко неожиданно замедлился, и Грейнджер, недоумевая, открыла глаза. Тео, заметив, что что-то не так, тоже приостановился.       — Ещё? — прошептал на ухо Драко.       — Ещё… — с придыханием ответила Гермиона. Сознание было на грани реальности.       — М-м-м? — словно не расслышав, продолжал свою пытку кукловод.       — Драко! — взмолилась Гермиона.       — Драко! — не прося, а скорее требуя, рыкнул Тео.       — Я не слышу, — спокойно прошептал дьявол.       — Да, ещё, пожалуйста! — умоляла Гермиона и прижала его руку к чувствительной точке. Малфоя позабавил этот отчаянный жест. — Пожалуйста, Драко!       — Ты хочешь, чтобы он кончил в тебя? — Малфой снова стал нежно поглаживать клитор.       В ответ он услышал утвердительный стон обоих.       — Скажи ему об этом.       Гермиона растерянно взглянула на Драко, потом на Тео, который медленно двигался в ней и весь взмок от переполняющих ощущений, и снова на Драко.       — Скажи ему, Грейнджер, — Малфой усмехнулся и сильнее надавил рукой. — У него ведь сегодня день рождения. Разве Теодор не заслужил?       Гермиона вздрогнула. Тео дёрнул бёдрами сильнее. Она из последних сил поднялась на дрожащих руках и заглянула в синие глаза:       — Тео, я хочу… чтобы ты кончил в меня, — голос Гермионы был неуверенным, но она больше не краснела. Это был её Тео. Ему можно рассказать всё.       Теодор словно обезумел. В груди прогремел взрыв. Вены почернели и вспыхнули болью. Его глаза вмиг затянула белая пелена. Он простонал, откинув голову назад, сжал зубы, яростно схватил Гермиону за бёдра и стал сильно вбиваться. Вколачиваться. Он ускорял темп до максимума. До предела.       Пристальный серый взгляд раскалял возбуждение. Ещё чуть-чуть и Тео разорвёт на кусочки. На тысячи ошмётков. Он сгорит. Исчезнет. Не останется ни единой маленькой клеточки с фамилией Нотт. Но это будет потом. А сейчас… пусть он смотрит. Пусть серые глаза плавят его похотью.       Драко ускорил движение рукой. Гермиона вскрикнула, перестала дышать. Она изогнулась, заломила шею.       Мышцы живота и ног судорожно сжались, затряслись. Тео застонал, чувствуя её хаотические спазмы вокруг члена. Пальцы на ногах онемели сотнями колючих звёздочек. Оргазм пронзил её тело свинцовой стрелой. Из горла вырвался сладостный крик. И он стал последней каплей для Тео.       Всё замедлилось. Словно под водой. Словно Тео со всего разгона прыгнул в тёмное бездонное море. Удар о зеркальную гладь, граничащий с болью. Пузыри воздуха, бурлящие, лижущие кожу. Он провалился, ушёл на самое дно, туда, где давление сотен тонн воды сжимали все органы ради того, чтобы вмиг отпустить и подарить чистейший кайф оргазма.       А следом расслабление, невесомость. Темнота. Тео стал частью устрашающей синевы. Растворился. Стал морем. И только обжигающая боль стихийной магии в груди напоминала ему, что он ещё живой.       С гортанным стоном Тео упал Гермионе на живот и прижал руку Драко. Два разбитых оргазмом тела дышали в унисон.       Тео легко прикусил изгиб ключиц Гермионы. Драко поцеловал ушко, задев взмокшие от пота чёрные кудри друга. Тео зализал место укуса, усмехнулся и, взглянув на Гермиону, прошептал:       — Ты великолепна, — он скользнул взглядом по лицу Драко и добавил, — наша гриффиндорская принцесса.       Драко достал руку и провел по её сухим губам, улыбкой соглашаясь с Теодором.       Тео привстал, вынул член, и откинулся на спину рядом с Гермионой. Он был абсолютно обессилен от мощнейшего оргазма талантливого кукловода. Довольный именинник прикрыл глаза и со сладкой улыбкой стал вслушиваться.       — Иди ко мне, — низко произнёс Драко. Он сел на кровать, подогнув под себя ноги, и взял Гермиону на руки. — Мы ещё не закончили.       В карих глазах вспыхнуло удивление, но она тут же сменила эмоцию на лукавство. Конечно же, Драко не лишил бы себя удовольствия.       Гермиона облизала губы и приблизилась к нему. Она была настолько возбуждена, что уже настроилась на дополнительный раунд. Её хватило бы ещё на пять кругов, лишь бы парни не останавливались.       Заметив предвкушение во взгляде Грейнджер, Драко аккуратно насадил её на член. Она шумно выдохнула и схватилась за его плечи. Перекинула волосы на одну сторону так, чтобы Тео видел их лица. Его расфокусированный синий взгляд щекотал нервы.       Драко качнулся пару раз. Внутри было жарко и необычно мокро. Слишком мокро… после Тео. Осознание того, что лучший друг только что кончил в девушку, которая сидела на его члене, кольнуло нервным возбуждением. Стыдным.       Драко сглотнул ком. Реальность плавилась.       Он вошёл глубже, и Гермиона впилась ногтями в бледную кожу, оставляя красные следы. Драко был так возбужден, что пульсация члена чувствовалась внутри. Гермиона крепче сжала стенки влагалища, и он стал двигаться резче.       — Смотри на меня.       Она распахнула глаза. Мокрые ресницы коснулись бровей. От одного только голоса Драко тело зашлось дрожью. Гермиона глубоко вдохнула и протяжно выдохнула, приоткрыв рот. Драко хитро изогнул бровь и стал наращивать темп, двигаясь бёдрами навстречу. Её мягкие ягодицы шлёпались о его твёрдые бёдра. Грудь подпрыгивала в такт гонке.       Возбуждение лишило Гермиону смущения. Ощущая подкрадывающуюся новую оргазмическую волну, она стала раскачивать задницей, тереться клитором о его лобок. Эти похотливые движения вызывали у Драко широкую улыбку. Такую редко встретишь в арсенале ледяной глыбы. Гермиона поцеловала его губы, чувствуя, как улыбка становилась только шире.       Не в силах больше сдерживаться, Драко стал ещё активнее двигаться. Они смотрели друг другу в глаза.       Тео смотрел на них. Он всё это время являлся немым свидетелем бури. Их тела, переливающиеся пурпурными оттенками в свете огоньков, казались сумрачным видением. Её нежная хрупкость в его грубых руках. Она была такой маленькой, а он таким сильным… Идеальные плавные, но в то же время жёсткие движения. Произведение искусства. Шедевр.       — Я близко, — произнёс Драко сквозь зубы и тут же почувствовал, как Гермиона сильнее сжала его внутри. — Ох, блять!       Драко был на пределе. Темп максимальный. Он сжал одной рукой её ягодицу, а второй скользнул пальцем между ними и слегка надавил на плотное колечко мышц. От неожиданности Гермиона попыталась отстраниться, но Драко только усилил давление, и реакция не заставила себя ждать.       Они кончили одновременно, страстно крича в губы друг друга. Драко яростно вцепился пальцами в её кожу, позволяя долгожданным судорогам пронзить каждую мышцу его тела.       Спустя мгновение Малфой нежно опустил обессиленное тело Гермионы на смятые простыни. Тео тут же по привычке обвил её руками. Она закрыла глаза и почувствовала, как сонная нега поманила в свою трясину. Бархатное умиротворение отяжеляло веки. Дыхание восстанавливалось. В районе солнечного сплетения появилось странное желание расплакаться. Но в кои-то веки не от горя, а от удовольствия. Драко бережно убрал влажные волосы Гермионы назад, чтобы придвинуться поближе.       Парни нежно поглаживали изгибы её расслабленного тела, и это работало лучше всех комплиментов мира.       Тео рассматривал остывающие тела. Он поймал взгляд Драко и на одном дыхании произнёс:       — Это было великолепно.       Драко ухмыльнулся:       — С днём рождения.       Гермиона протяжно захихикала и парни вместе с ней.       Она открыла глаза и стала задумчиво рассматривать свод балдахина, под которым мерцали разноцветные светлячки. Серебристые вышивки мифических зверей переливались оттенками розового и голубого. Драко прижимался лицом к округлому плечу. Тео, сняв перчатки, переплёл почерневшие пальцы с её пальчиками. Он чувствовал, как грудь всё ещё разрывала мощная концентрация магии. Тео сумел сдержать себя. Перчатки помогли не ранить Гермиону. Но энергию по-прежнему нужно было куда-то деть, иначе он сгорит заживо.       — Возможно, это как-то слишком быстро. Слишком глупо. Наивно… — начала Гермиона, прикрыв глаза чёрным шёлком ресниц. Парни заинтересованно взглянули на неё. — По правде говоря, меня это пугает…       Уловив волнительное настроение, Тео погладил её ладонь и успокаивающе улыбнулся. Мелкие морщинки собрались вокруг глаз.       Гермиона глубоко вдохнула и решилась.       — Мне кажется, я начинаю в вас влюбляться, — она сделала затяжную паузу, которую по щиколотку затопила тишина. — В каждого из вас… и вместе одновременно.       — Только сейчас? — Тео привстал и задиристо прищурился. — Я вот уже давно влюблён в тебя и… — он осторожно посмотрел на напряжённого Драко. Прикусил язык. — Считаю, что это прекрасно.       Гермиона крепче сжала его руку. Его лёгкое отношение к жизни подкупало. Тео чмокнул её в уголок улыбки.       — Это так странно… и страшно… — продолжила она. — Испытывать чувства к вам обоим.       — Чего же ты боишься? — спросил Драко. Он старался звучать сдержанно, но не мог скрыть слишком довольного выражения лица.       — Это же… неправильно. Это какое-то извращение. Мне не по себе.       — Ты не должна стыдиться своих чувств, — Драко словно обращался к себе. — Это же ты храбрая гриффиндорка. Разве нет? — он провёл носом по её щеке.       — Наша храбрая и влюбчивая гриффиндорская принцесса.       Гермиона просияла.       — Если я принцесса, значит, вы принцы что ли?       — Я — да, — Малфой показательно закинул волосы назад. — Тео больше похож на чудовище. Вон патлы во все стороны, руки чёрные…       — Ну конечно! — Тео подскочил. Его взгляд был стеклянным, зрачки бегали. — Ну конечно! Это вариант! Ну конечно!       Ребята в замешательстве уставились на безумца.       — Ты о чём? — с опаской спросила Грейнджер.       Тео спрыгнул с кровати и стал суматошно одеваться. Чёртовы штанины путались, он чуть не упал. Новая волна вибрации подступила к груди, пальцы снова горели. Лицо выдавало внутреннее ликование. Идея превращалась в одержимость.       — А я говорил, что секс с вами положительно влияет на мои мозги! Я всё придумал! Ну конечно!       Он нырнул в комод и схватил что-то белое.       — Я возьму твою рубашку? — обратился он к Драко, продевая руки в слишком короткие рукава.       — У тебя своей нет?       — Твоя чистая.       — Вы задолбали таскать мою одежду.       — Вы? — обернулась Гермиона.       Драко широко усмехнулся, прижал её к себе чуть сильнее.       — А ты так и не поняла, что тогда в Лондоне спала в моей рубашке?       — Что?! Я… О чёрт… — Гермиона заморгала, пытаясь вспомнить события того вечера.       — Ты охуенно выглядишь в моей одежде, — успокоил её Драко. Он скользнул рукой по обнаженной груди. — И без неё…       — Согласен… — подтвердил Тео и шлепнул подтяжками. Он засмотрелся на обнаженные тела, которые всё плотнее прижимались друг к другу.       — Ты, кажется, куда-то шёл? — напомнил Драко.       — Да… точно, — отмер Тео. Он подскочил к кровати, нагнулся и чмокнул Гермиону. — Ты останешься на ночь?       — Останется, — Драко притянул её, и Гермиона почувствовала поясницей, что он готов к новому раунду.       — Чёрт… — Тео замялся. Ему тоже захотелось остаться. Но ощущение вибрирующего азарта изобретателя заставило сделать шаг в сторону двери. — Я скоро вернусь!

***

      Разноцветные светлячки выдохлись, и комната погрузилась во тьму. Мятое одеяло, пропитанное запахом тел, скрывало под собой спящую пару. На стуле висели влажные полотенца. Одежда аккуратно сложена стопочками на комоде. Рядом лежала горсть опустошенных колбочек. Плотно сомкнутые тёмно-зелёные шторы ограждали сон от резкого света луны.       Гермиона лежала на груди Драко и тихонько сопела. Её кудри растекались по его плечу, шее, ускользали волнами на подушку. Драко лежал на спине, одной рукой обнимал Грейнджер, другую завёл за голову.       Скрип. Резкий луч света. Грохот двери. Тео с разбегу запрыгнул в кровать.       — Я гений!       Гермиона с ужасом подскочила и натянула одеяло под самую шею. Драко недовольно выругался, зажёг свет, поднялся и обнял за плечи испуганную Грейнджер.       — Как вы впервые поцеловались? — с безумной широкой улыбкой спросил Теодор.       — Что? Ты совсем распрощался с крышей? — рыкнул Малфой. — Мы же спали, идиот.       — Это очень важно, Драко! — воскликнул Тео. Он стоял на матрасе на коленях и попеременно смотрел на просыпающихся. — Только в подробностях, пожалуйста, — безумец хитро прищурился.       Гермиона посмотрела на Драко. Дар речи ещё не вернулся к ней. Малфой улыбнулся воспоминаниям. Их первая близость была отнюдь не милой.       — О, Грейнджер просто набросилась на меня, — Драко нежно поцеловал её в макушку.       Гермиона, восстановив в голове их первый поцелуй, нахмурилась.       — Драко упал с метлы. Мы ссорились. А потом я… На меня это было совсем не похоже… — заключила она.       — Зато похоже на меня, — вкрадчиво сказал Тео и покрутил между пальцев крохотные золотые часики.       — Что?! — поперхнулась Гермиона.       — Ты что?.. — дёрнулся Малфой.       — Да! — Тео артистично поклонился, закусывая улыбку. — Я. Собрал. Чёртов. Маховик. Времени! — он дрожал, словно его вот-вот разорвёт от радости. — И он работает! РАБОТАЕТ!       После крышесносного оргазма на Тео снизошло озарение. Его посетила мысль, которую нужно было немедленно проверить. Тео, окрылённый идеей, бежал по спящему Хогвартсу в сторону астрономической башни и прокручивал в голове новую теорию. В руках развевались две слизеринские мантии, которые он случайно прихватил в потёмках. В груди кололо волнение и бурлящая тёмная энергия.       Он ввалился в кабинет, сбив в темноте стопку книг и что-то звенящее. Тео зажёг настольную лампу, схватил маховик и попытался сконцентрироваться.       — Дыши, Теодор... — голос отца звенел в воспоминаниях. — Представь, что ты самое надёжное хранилище Гринготтса. Дыши. Возьми то, что ты чувствуешь, и положи в глубину хранилища. Закрой на нижний замок. Теперь на средний. Представь, что ты закрываешь свою энергию на десятки самых надёжных замков. Сдерживайся, Теодор. Дыши.       Тео глубоко вдохнул. Зажмурился. А когда снова открыл глаза, они были устланы жуткой белой пеленой. Предметы в комнате занялись дрожью. Послышался треск.       — Нужно сделать всё наоборот, — твёрдо заявил он.       Воображаемые замки, которые годами были сомкнуты, один за другим срывались с петель. Тео буквально слышал звон и грохот внутри. Неподъёмная громадная дверь хранилища медленно отворилась. Вены всполохнули огнём, пальцы почернели. Тело Теодора хаотично затряслось. Он сжал крохотный механизм и не отводил от него взгляда. Вокруг часиков закружили тонкие струи чёрного дыма. Все мышцы Тео задрожали. Ужасная обжигающая боль сдавила органы, словно кто-то разлил раскалённое олово по венам.       — Давай! — закричал Тео, чувствуя, как накопленная энергия вырывалась наружу.       Стеклянные стенки шкафа со звоном обрушились. По паркету и письменному столу пошли рваные трещины.       Дверь хранилища распахнулась настежь.       Золотые часики дрогнули, и механизм начал двигаться. Сперва медленно, но уже через пару секунд он разогнался до свиста!       Стихийная магия Тео оказалась тем самым недостающим источником энергии, который сумел запустить придуманный Темпусом механизм.       Пространство сжалось. Вокруг Теодора, словно в обратной перемотке, пронеслись несколько месяцев жизни кабинета. Пока он не оказался в пыльном, заброшенном помещении.       Нотт попал в прошлое.       Тео грохнулся на пол. Он тяжело дышал. По лицу текли слёзы разрывающей боли и ликования. Мышцы подрагивали. Глаза снова становились синими. Вокруг растворялись золотые искорки — побочный эффект действия маховика.       Тео нашёл применение своему наследственному дару. Или проклятию. Крепко сжав маховик в почерневшей руке, он расхохотался:       — Шах и мат, отец!       Теодор спустился в замок. Увидев расстроенную и грустную Гермиону у стены, Тео вспомнил, что в тот вечер оставил её и ушёл в библиотеку. А потом в Лондоне она обвиняла его в неадекватном поведении, мол, он вернулся и бросил её у Хагрида… Теперь её слова обретали смысл. Тео сложил два плюс два и всё понял. Он уже был здесь. Путешествовал во времени.       Авантюрист был так доволен собой и так обрадовался Гермионе, что не сразу заметил её холодное настроение. Он проводил её к Хагриду и увидел Малфоя, летающего в снежном шторме. Интуиция поместила коварную идею в кудрявую голову.       — Дождёшься?       — Всегда.       И Тео с выражением благопристойного лиса обошёл хижину. Спрятался в кустах. Одно заклинание разрушения, и история закрутилась вновь.       — Как ты мог? А если бы он разбился? — возмутилась Гермиона, когда Тео в подробностях описал, как подстроил падение Малфоя.       — Я был уверен, что ты его спасёшь, — самодовольно усмехнулся Тео и уклонился от удара.       — А если бы я не успела?! Драко бы переломал все кости, Тео! — Гермиона вскочила на колени, стянув с Малфоя одеяло.       — Я же сражался с тобой на дуэли, Грейнджер! — Тео прилагал усилия, чтобы не пялиться на обнажённого друга. — У тебя реакция похлеще кошки!       — Ты мне зубы не заговаривай!       — Эй, вы мне лучше спасибо скажите, а то так бы и ходили вокруг да около, — нахмурился Купидон.       — Я не жалею, что свалился на тебя, Грейнджер, — Драко потянул на себя свирепую фурию и снова укрылся. — Но ты сломал мою любимую метлу, засранец.       — Ну, чем-то приходится жертвовать, — пожал плечами Тео и, скинув туфли, придвинулся к ним поближе. — Я подарю тебе тысячи новых мётел, только признай, что план был хорош.       — Слишком неизящный, — отмахнулся Драко.       — Зато эффектный!       — Да о чём вы говорите? Вы в своём уме?! Драко же мог убиться! — Гермиона снова вскочила и всё-таки треснула Теодора.       — Ты бы никогда не дала мне упасть, — Драко нежно чмокнул её в плечо и добавил возле уха: — Правда?        — И ты туда же… — она закатила глаза. — Я никогда не пойму вас, слизеринцев…       — Ты знаешь, — Драко обратился к Тео, — я догадывался. Я понял, что что-то не так, когда в раздевалке обнаружил свою вторую мантию, — заметив вопросительный взгляд Гермионы, он пояснил: — Одну свою, которую оставил в раздевалке, вторую, точно такую же, которую ты швырнула в меня тогда в снегу.       — А мне дал её Тео…       — Ну вот. А когда я спросил у Нотта из прошлого, что за хрень, он ничего не понял. Но он уже тогда увлекался изобретением маховика. Я и допустил мысль, что, возможно, у него, ну, точнее у тебя, — Драко взглянул на Тео, — получится.       — И ты молчал?! — возмутился Теодор.       — Насколько мне известно, лучше не вмешиваться в ход истории.       — Осмелюсь не согласиться, мистер Малфой! Иногда вмешательства бывают крайне благоприятными! — Тео поиграл бровями. — Короче, вот это вот всё, — он показал на них троих пальцем, — моя заслуга.       Драко закатил глаза и фыркнул.       — Ты слишком легкомысленный! — осуждающе покачала головой Гермиона.       — Зато какой красивый! — Тео артистично откинул локоны назад.       Гермиона расхохоталась и потянула красавчика на себя. Они поцеловались и завалились на Драко.       — Вы понимаете, что это значит? — глядя в любимые глаза, прошептал Теодор.       Гермиона и Драко внимательно смотрели на него. Лицо безумца сверкало идеей.       — Чисто теоретически, если я применю большую силу, то смогу вернуться в тот момент, в «12,5 лет назад», — Тео сглотнул ком. — В тот момент, когда мама…
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.