Чемпион Сиродиила-2: За пределы безумия

Джен
NC-17
Завершён
307
автор
Размер:
135 страниц, 13 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
307 Нравится 215 Отзывы 118 В сборник Скачать

3. Джентльмен с тростью

Настройки текста
Примечания:
      — Здесь стало более… ярко, — не сразу смог сформулировать свою мысль Сандор, оглядев окружающий его сон — один из тех, что с некоторых пор насылал на него Умбра.       — Учитывая последние события — неудивительно, — хмыкнул уже привычный в таких обстоятельствах двойник Клигана, облаченный в черные кожаные одежды, символизирующие, видимо, ножны меча. — Накормил так накормил…       — Кстати, насчет этого, — нахмурился Пес, не торопясь садиться к костру, сотворенному Умброй в его голове в качестве копии того, что развели они в разбитом ими неподалеку от Зедилиана лагере. — Что это нахер было такое?! Я чуть прямо там не откинулся!       — Ты про то, как мы прикончили Стража Врат? — весело ухмыльнулся разумный меч. — А сам как думаешь?       — Я думаю, что ты сейчас в рыло огребешь, — ощерился Клиган. — Хоть кто-то может говорить без сраных загадок и хитровывернутого пустословия?!       — Чего ты злой такой? — аж вздрогнул Умбра, удивленно подняв бровь на необожженной стороне лица. — Все ж просто: гребанный Страж сам являлся средоточием сотен душ, которые сам пожрал во время битв, либо которые в него вложила его скорбная на голову создательница.       — Седьмое Пекло… — в свою очередь зябко передернул плечами Сандор. — Что-то мне все меньше и меньше хочется встречаться с этой мегерой лицом к лицу.       — И правильно, — кивнул меч, разливая фантомное вино по стаканам. — Та еще бешеная сука… Но факт остается фактом: теперь все те души, что были пленены внутри Стража, теперь принадлежат мне… нам, — поправился он в последний момент.       — И что это нахер значит? — подозрительно прищурился Пес.       — Ну, я теперь смогу куда эффективней помогать тебе в бою, — пожал плечами его двойник. — Наверное. Точнее не скажу: если честно, такого обжиралова на моей памяти еще не случалось, ха-ха! — жизнерадостно хохотнул Умбра и залпом опрокинул в себя стакан вина.       Сандор же более внимательно огляделся вокруг.       Раньше во время таких сеансов “вещего сна” все вокруг утопало в белесом мареве, плотном и почти осязаемом, скрывающем окружающие предметы. Но теперь эта дымка явственно отодвинулась, проявляясь только если скосить глаза в сторону.       “Сонная” реальность стала куда четче и насыщенней. Лагерь был самым настоящим, огонь весело трещал и источал тепло, а чуть дальше, за деревьями, можно было разглядеть занимающийся рассвет. Казалось, подожди пару часов — и из палатки выйдет кто-то из спутников Пса.       — Сожрать несколько сотен душ — и просто “более эффективно помогать в бою”? — с сомнением фыркнул он наконец. — Что-то ты недоговариваешь, приятель.       — “Более эффективно” — понятие растяжимое, — поморщился разумный меч. — А, нахер! — махнул он рукой. — Ладно, признаюсь: пустил силу этих душ на то, чтобы начать лепить наш с тобой план Обливиона.       — Вот это вот, — обвел взглядом окружающий пейзаж Клиган. — А не слишком ли нагло, а?       — Ну, про полноценный долбанный план речи конечно не идет, — смущенно почесал подбородок двойник Сандора. — Но небольшой уголок на стыке Забвения и Мира Снов огородить удалось.       — Давай еще расскажи мне о том, что не собирался заграбастать его себе! — сплюнул на призрачную почву Клиган.       — Эй! — возмущенно всплеснул руками Умбра. — Я неотделим от тебя — помнишь? И вообще, стараюсь в том числе в твоих интересах! Я, мать твою, вообще меч — мое дело рубить головы разным ублюдкам, а не быть твоей заботливой женушкой и вить тебе гнездышко в Обливионе!       — О, раскудахтался… — закатил глаза Пес, но, в принципе, принял объяснение разумного меча. — И что, это место так и будет выглядеть походным лагерем посреди болот? — оглядел он окружающий пейзаж.       — Не, — все еще немного обиженно протянул Умбра и плеснул себе еще вина. — Этот участок Обливиона пока недостаточно стабилен: я посчитал, что ты сам решишь, какую форму ему придать. К тому же пока мы можем в нем появляться только через План Снов.       — Ладно, с этим я разберусь потом, — потер переносицу Клиган. — Ты понял, почему я расспрашивал этого юродивого Килибана Нирандила про иные миры?       — Все еще рассчитываешь вернуться в родное измерение? — фыркнул Умбра.       — А у тебя есть какие-то гребанные претензии к этому? — прищурился Сандлор.       — Да нет, — пожал плечами клинок. — Просто… А на кой тебе туда возвращаться?       — Ну, во-первых, я не закончил там пару дел, — скрипнул зубами Клиган.       — Ты про своего уродского братца? — поморщился его двойник. — А если он уже помер… по тем или иным причинам? Что тогда?       — Тогда... — с пустым выражением лица побултыхал в стакане вино Пес. — Не знаю. Может, попытаюсь хоть как-то исправить то дерьмо, что успел наворотить в своей жизни?       — Это даже не смешно, — фыркнул Умбра. — Судя по тому, что я успел подглядеть в твоей башке, говна в твоей жизни навалено целые горы! Можно попытаться чуть подправить общую канву событий, но исправлять всю твою сраную жизнь… Ты сам-то веришь в то, что несешь?       — Нет, — покачал головой Сандор, отчего ему на лицо упала челка темных волос. — Но вот исправить пару ошибок…       Умбра лишь покачал головой, но ничего не ответил. Да и что тут говорить? Что ошибки лучше не исправлять, а просто не допускать? Предотвратить же их… Даже самые могучие из Принцев Даэдра не были властны над временем. А те сущности, что были властны, вряд ли снизойдут до мелкого даэдрического лорда и его меча.              Подземелья Зедилиана раскинулись под поверхностью Дрожащих островов на многие мили, имея выходы почти по всему побережью Деменции: от Сапога Безумного Бога почти до самого Рога Еретика. Хотя, были ли это выходы именно из Зедилиана, или они принадлежали уже иным подземельям и пещерам, имеющим отнорки в залы крепости — мало кто мог сказать. Наверное, даже сам Шеогорат затруднился бы с четким ответом на этот вопрос.       Отряд Клигана, который теперь насчитывал пятерых человек: если можно было считать его членами до дрожи странного норда Джейрида и Хаскилла, камердинера Безумного Бога — вышел из широких ворот, выходящих на каменную площадку, расположенную на склоне отвесного обрыва, внизу которого бушевал прибой моря Имин. Или это уже было море Энджин? Опять же — мало кто мог достоверно сказать, где заканчивается Западный Океан, а где начинается Восточный. Впрочем, как и в случае с принадлежностью сети пещер к Зедилиану, на эту дилемму Псу было глубочайше насрать.       Вокруг площадки, на которую они вышли, возвышались обшарпанные и частью обрушившиеся колонны — явно остатки каменной беседки, когда-то прикрывавшей площадку от дождя и иных осадков. Вверх вдоль склона вилась каменная тропа, похожая на те, что Клиган уже видел в Пасвале: древняя, полуразрушенная, но со следами былого качества.       — Странно, — поежился Мариус, когда они уже поднялись по лестнице и оказались на вершине обрыва. — Если все это время Страж бдил у Врат Безумия — то каким образом здесь вообще могло оказаться столько народу? Тем более, что почтенный Хаскилл упоминал не просто о кучке бедняг, а о целых поселках и городках. Это не считая столицы…       — В царство Шеогората ведут множество троп, — откликнулся плешивый камердинер. — Зедилиан — лишь один из путей.       — Сраные выверты Обливиона, — буркнул Пес, который с момента испытания, устроенного Зедилианом, и смерти норда Рогволда, был чертовски не в духе. — Зайдешь не туда, дотронешься не до того, или вовсе уснешь не вовремя — и вот ты во владениях очередного даэдрического ублюдка или кого-то навроде, — недовольно проскрипел он. — И куда нам теперь? — хмуро оглядел он представший перед ним перекресток.       — На северо-восток, — спокойно ответил Хаскилл. — Скоро мы выйдем на тракт, ведущий прямиком к Южным воротам Нью-Шеота.       Потянулись дни размеренного пути по царству Шеогората. А если быть точнее — по его южной половине, занятой герцогством Деменция.       Если в Преддверии ландшафт чередовался пятнами ярких красок и угрюмых болот, то здесь, в землях Деменции, болота и темные рощи странных деревьев явственно преобладали. Туманные низины, дышащие гнилью и сыростью распадки, лохмы плотной паутины на ветвях — все здесь, казалось, было создано таким образом, чтобы настраивать на мысли о близкой смерти или вовсе самоубийстве. Хотя, возможно, что и не “казалось”.       Ну и соответствующая фауна.       Уже встреченные в Зедилиане граммиты просто кишмя кишели в Деменции! Прямоходящие амфибии с примитивными нравами и еще более примитивным оружием, они обустраивали свои логова и поселения практически везде: от пещер в корнях деревьев до развалин домов вдоль дороги. И, в отличие от скампов, с которыми их то и дело сравнивал Хаскилл, совершенно не боялись более сильных противников.       — Противные, противные жабы! — прижимая к щекам длинные уши, причитал Морон каждый раз, когда Сандор призывал его и приказывал отправляться в разведку. — Прячутся в ветвях, в ямах и в мокрых-мокрых лужах, хотят утащить туда несчастного Морона. Но добрый, хороший, великодушный хозяин бедного больного скампа ведь не даст своему верному рабу промокнуть? Не даст ведь, верно?       После подобного монолога обычно следовал пинок закованной в эбонит ноги, и “бедный больной скамп” вынужден был все же отправляться выполнять данный приказ.       Пейзаж чем дальше, тем становился все более угрюмым и откровенно мрачным. Болота сменялись лесами, леса острыми как бритва скалами, а те, в свою очередь, гниющими остовами домов и снова болотами. Тут и там виднелись жуткие, украшенные статуями различных тварей, строения навроде того, что они увидели в Преддверии по пути в Пасваль. Ну и сами твари…       — А что, в Мании-то наверное получше, а? — сглотнув, протянул Мариус Телванни, косясь на труп только что убитого ими монстра, похожего, как и граммиты, на прямоходящую амфибию, только покрытую шипами, светящимися наростами и с вытянутой вперед здоровенной пастью. Ах, да, еще эта тварь могла мимикрировать под цвет окружающей среды — а потому её внезапную атаку отразили только по той причине, что Зои что-то почуяла и подняла тревогу. — Там же типа, наоборот, радость и все такое прочее...       — О, да, радости там хоть отбавляй! — чуть улыбнулся и кивнул камердинер. — Ярко, солнечно, гнарлы цветут, элитры путников в норы утаскивают — а те так мелодично орут, когда им в брюхо яйца откладывают, о-о!...       — И зачем я только спросил? — передернул плечами данмер и опустил пониже капюшон плаща.       В какой-то момент вдалеке показалось что-то вроде столовой горы, на вершине которой в ночной темноте можно было разглядеть огни на городских башнях — Нью-Шеот был все ближе.       — Очень скоро мы выйдем на Кладбище, — последнее слово Хаскилл явно произнес с Заглавной Буквы. — Это уже можно считать фактическим пригородом столицы — народу там обитает изрядное количество. Помимо тех, что там же похоронен, — уточнил он. — Кстати, вы спрашивали о том, кто и каким образом прибывает на Дрожащие Острова, чтобы остаться на постоянное место жительства. Смотритель Кладбища, что-то вроде местного мэра — Громмок гро-Барак, лет десять назад попал сюда через Зедилиан.       — И как, остался при своем уме? — чисто для проформы спросил Клиган.       — Разумеется, нет, — фыркнул от абсурдности такого утверждения Хаскилл. — К моменту Испытания из их группы как раз оставалось трое наиболее перспективных авантюристов. Но один погиб, а второй был признан недостаточно просветленным, — слово “безумным” плешивый камердинер упорно избегал. — Гро-Барак же доказал, что имеет право на подданство Дрожащих Островов.       Очень скоро они действительно вышли на заболоченный погост, заполненный различного размера и формы каменными надгробиями, гробницами и статуями.       Тут и там виднелись странные фигуры, сидящие, бродящие или скачущие в полумраке этого зловещего места. Обитатели “пригорода”, как пояснил Хаскилл. В том числе и его “мэр”.       — Кто нарушил мой покой? — замогильным голосом произнес бледный почти до синевы орк в длиннополом рваном саване и с зеленым фонарем в руке.       — Господин гро-Барак, — улыбнулся Хаскилл. — Все ли спокойно в вашем… мгм… в ваших владениях.       — Да, я — призрак славного воителя Громмока гро-Барака! — торжественно провыл бледный орк. — Был я могучим воином, теперь же — лишь тень былого величия…       — Что ж, я так понимаю, в отчет можно написать, что все спокойно, — закруглил тему камердинер Шеогората, после чего обогнул продолжавшего что-то вещать “призрака” и двинулся дальше по тропе.       — Испытание, которое сему орку назначил Зедилиан, — чуть позже пояснил он, — заключалось в комнате с кучей мертвецов. В навеянной иллюзии мертвецы якобы утащили беднягу на тот свет, после чего он вернулся в мир живых в виде призрака — такова фантазия, которую он считает своей реальностью. Весьма творчески, не правда ли? — подняв бровку, улыбнулся он спутникам.       — Не передать, насколько, — только и ответила Зои. Остальные промолчали.       Пожалуй, единственный, кому действительно нравилось на мрачных просторах Деменции, был Джейрид Ледяные Нервы. Он уже подстрелил и разделал парочку местных тварей, оказавшихся, в отличие от баливогов Преддверия, обладателями вполне себе твердых костей. С болью и криками свежуемых заживо разумных было, конечно, пока туговато, но норд явно искренне надеялся, что уж здесь-то, в царстве Безумного Бога, он сможет утолить и эту свою страсть.       Последний привал решили устроить у самого подножия горы, на которой располагался Нью-Шеот.       — Столица — удивительное место, — рассказывал, сидя у походного костра, Хаскилл. — Средоточие искусств и интриг, творчества и мрачного гения! Но что это я, — снова сжал он губы. — Не далее, чем завтра вы все увидите своими глазами.       — Ты говорил, что лорда Шеогората что-то… беспокоит, — со скрипом, но все же проглотил какое-то ругательство Клиган. — Я уже прошел гребанные Врата, восстановил сраный Зедилиан — можно уже узнать, какого гребанного хера у вас тут творится?       — Мой лорд хочет лично поговорить с вами о… делах, — только и сказал Хаскилл, сжав губы, как он это обычно делал.       Рассвет здесь, как и все в Деменции, был промозгл и бледен. Сквозь тонкую пелену серых облаков просачивался белесый рассеянный свет, просвечивающий витающую меж голых веток пыльцу и пыль.       Пес вышел из палатки первым, оставив ворочащуюся внутри Зои — с некоторых пор он понял, что так же, как и сама дремора, не так сильно нуждается во сне. С одной стороны, это открывало возможность выкроить время на другое, более приятное времяпрепровождение по ночам, да и походным и иным делам уделить часть раннего утра получалось. С другой — не все спутники Пса могли похвастаться такими способностями, а потому приходилось волей-неволей подстраиваться под них.       Даже не став одеваться, лишь натянув брэ, бриджи и сапоги, Сандор прихватил из палатки Умбру и двинулся к замшелому валуну, что стоял на краю лагеря, и на котором, как он знал, сейчас должен был нести караул Мариус Телванни.       — Уже вскочил? — хмыкнул данмер, едва обернувшись в сторону подходящего командира отряда.       — Разлеживаться не в моих привычках, — буркнул в ответ Пес. Не то чтобы за время пути от Зедилиана он сильно подобрел, но хотя бы огрызаться на всех подряд перестал. Хотя комментарии Умбры на тему “регулярные потрахушки творят с людьми чудеса!” и пробуждали в груди глухое раздражение.       — А у меня все спокойно, — пожал плечами бывший Нереварин. — Вопли болотной живности, стоны трясины, звуки как кто-то кого-то жрет — красота! Горький берег напомнило, так бы здесь и поселился. Шутка, — счел нужным пояснить он.       — Оно и понятно, что шутка, — тряхнул головой Клиган. — А что, там тоже были такие же болота? — просто от скуки спросил он.       — Ну, не такие, — пожал плечами Телванни. — Более… цивилизованные, что ли? Хотя они тоже кишмя кишат всякой хищной дрянью. Как обычной, так и двуногой. Недаром Горький берег называют еще берегом Контрабандистов.       — Что, тоже промышлял с кем-то из них? — хмыкнул Пес.       — После знакомства с благородным рыцарем Каем Косадесом разгуляться особенно не получилось, — поморщился Мариус. — Так звали моего куратора от Клинков, — пояснил он незнакомое имя. — Работал в имперской охранке, а строил из себя… Но это неважно, — пожал он плечами. — Вообще, по сравнению с Вварденфелльским клубком рептилий, называемым “провинциальная политика”, местные безумцы кажутся милыми и приятными ребятами.       — Охотно верю, — фыркнул Сандор. — Вот только непонятно, как ты в этот клубок попал? На крутого столичного интригана или хотя бы местечкового лорда ты нихрена не похож.       — Долгая история, если вдаваться в подробности, — пожал плечами Мариус. — А если кратко, то Император с Клинками нашли какое-то местечковое пророчество, которое, при удаче, можно было обратить на пользу Метрополии. Ну там, ослабить Дома Морровинда, усилить имперское влияние на аборигенов, все как обычно. И я под него подходил практически идеально! Клинки вообще любят играть на всякой мистической хренотне, — поморщился Нереварин.       — Это я уже заметил, — протянул Сандор. И тут вспомнил приключения в Имперской тюрьме, когда идущий на смерть Император якобы “избрал” его: — Хотя, знаешь, по-моему, эти хренососы и сами верят в то дерьмо, что льют на уши другим.       — И, вероятно, они правы, — задумчиво хмыкнул данмер.       — В каком смысле? — нахмурился Пес.       — Ну вот кто бы мог предположить, — Телванни откинулся на выставленные за спину руки, — что лучший в своем деле, но все же обычный столичный вор Мариус Нерален окажется на своей исторической родине, в Морровинде, сначала в роли агента Клинков, потом приближенным одного из лордов Телванни, а потом и сам дорастет до лорда! Последнее - безо всякой помощи тех же Клинков, заметь! И это я еще не говорю о том, что я в итоге каким-то боком стал Нереварином, пророком для кочевников-эшлендеров, удостоился внимания самой Азуры, после чего спас целый континент от чокнутого древнего ублюдка в жуткой маске! Ах, да, забыл еще упомянуть о небольшом инциденте на острове Солтсхейм, куда я в итоге сбежал от Косадеса и его людей. Тогда-то меня и охомутал Хирсин, — в свою очередь тряхнул головой Мариус. — Чем не Избранный Герой? Ведь попадать из одного лютого дерьма в другое — это же так… по-геройски, — последние слова он произнес настолько едким тоном, что Сандор понял: отношение к разного рода “избранности” у них с этим данмером схожи.       Какое-то время они сидели и молчали, вслушиваясь в тишину вокруг.       — Ты тоже это слышишь? — вдруг тихо спросил Пса Мариус.       — Да, — Сандор, прищурившись, оглядывал покрытые предутренним туманом окрестности. — Тихо.       — Слишком тихо, — прошипел Телванни, мягко вскакивая на ноги и выхватывая из-за спины клинки.       А уже в следующее мгновение на них, не издавая практически ни единого звука, с разных сторон ринулись четыре серые тени.       — Нападение! — рявкнул Пес во всю мощь легких — так, чтобы наверняка пробудить весь лагерь — и спрыгнул с валуна.       Стычка закончилась на удивление быстро. Нападающие: четверо латников в странных кристаллических доспехах — были уничтожены Клиганом и Телванни за считанные минуты. Выскочившие из палаток Зои и Джейрид застали самый конец драки: финальный удар Пса, раскрошивший шлем четвертому — последнему — врагу.       — Что это за Пекловы твари?! — едва отдышавшись, прорычал Пес. — Они не похожи на что-то из местного зверья!       — Ого! — только и произнес Хаскилл, что последним выполз из своей палатки и уже рассматривал останки напавших. — Интересно.       — Что тебе интересно, лысая башка? — резко повернулся к нему Клиган. — Ты знаешь, что это за срань? — он указал мечом в сторону груды серых кристаллических доспехов, ранее бывшей нападающими.       — Рыцари Порядка, — поджав губы, проговорил камердинер. Было видно, что произошедшее его взволновало. — Но как?! Так близко от столицы…       — Не знаю, что за рыцари, — проговорил бывший Нереварин, склонившийся над одним из трупов, — но они явно не обычные смертные.       Глянув в его сторону, Пес понял, что тот имеет виду.       “Доспехи” убитых оказались совсем не доспехами, а, скорее, их шкурами. Внутри странные существа, как оказалось, также состояли из странной серой субстанции, похожей то ли на соль, то ли на хрусталь.       — Так и есть, — подтвердил слова Нереварина Хаскилл. — Нам нужно поторопиться, — нахмурился он. — Если Рыцари Порядка появились у самых ворот Нью-Шеота, значит, времени осталось совсем мало.       — Да что за хрень тут творится?! — прорычал Пес, нависая над плешивым камердинером. — Я с места не сдвинусь, пока ты, наконец, не перестанешь вилять и не скажешь: зачем мы премся на аудиенцию к Шеогорату и что тут происходит!       — Происходит то, что происходит каждую Эпоху. Серый Марш, — еще сильнее нахмурился Хаскилл. — Все подробности тебе объяснит мой лорд. И чем скорее мы до него доберемся — тем лучше.              К воротам Крусибла — района Нью-Шеота, принадлежавшего Деменции — они подошли с рассветом, когда восходящее солнце позолотило верхушки деревьев у подножия горы по правую руку от них. Южные ворота столицы представляли собой высокие, окованные железными узорами створки из темного дерева. Надвратный барбакан выглядел хоть и довольно обшарпанным, но вполне рабочим, а между зубцов на нем виднелись фигурки стражей.       Да, стражей. Двое из которых выступили из тени ворот и заступили путникам дорогу.       — Мессир Хаскилл, — голосом, отдающим странным эхом, произнесла одна из них. — Кто те, что идут следом за вами?       Пес не стал показывать удивления — в конце-то концов, чего он только не увидел с тех пор, как умер в Вестеросе и появился в Нирне? Тем более ему показалось глупым удивляться парочке вооруженных полуодетых баб иссиня-черной кожей и в такого же цвета доспехах.       Мда, доспехах… Если эти бронелифчики и пластинчатые короткие юбочки можно было назвать таким образом. Скорее, это была даже не броня, а украшение — как пресловутые соски на панцире.       Впрочем, глаза женщин-стражей с характерными для даэдра вертикальными зрачками не давали обмануться легкомысленным нарядом. Если эти порождения Обливиона были одеты именно так — тому было какое-то объяснение. Весьма неприятное для тех, кто посчитает стражниц в откровенных одеяниях легкой добычей.       — Особые гости Его Высочества принца Шеогората, — напряженно проговорил камердинер. — Лорд Клиган и его спутники, — кивнул он в сторону Пса. — Наш лорд ожидает их в Тронном зале. И немедленно!       Страж перевела взгляд на Сандора и чуть прищурилась.       — Мы — мазкен, — внезапно произнесла она после пары секунд молчания. — Мы — лишь младшие даэдра, и потому не можем приказывать лорду Забвения. Но, — её прищур стал особенно пристальным, — это не значит, что вы можете творить в Крусибле что вздумается, милорд, — процедила она последнее слово.       — Ясно, — в ответ прищурился Клиган.       — Кинрив, — перевела суровый взгляд на дремору стражница. — Тебя это тоже касается.       — О, я непременно буду иметь это ввиду, — медоточивым голоском пропела Зои, изобразив самую шкодливую улыбку, на которую была способна.       — Хорошо, — все также серьезно кивнула мазкен. — Проходите. И да хранит вас наш Лорд.       Взмах рукой — и в барбакане что-то заскрежетало. Створки ворот медленно открылись, пропуская посетителей в столицу Дрожащих островов.       Уже входя внутрь, Пес заметил, что Хаскилл чуть задержался у ворот, что-то говоря начальнице стражи и указывая на подножие горы — примерно в то место, где они оставили трупы четырех Рыцарей Порядка, как их назвал камердинер Шеогората. Видимо, давал указания насчет внезапной угрозы.       Улочки Крусибла — темные и мрачные, под стать уже виденному ими во владениях Деменции — промелькнули и остались позади. Уже через полчаса они стояли у подножия очередной лестницы, уступами уходящей вверх — к собственно дворцу Шеогората, возвышающемуся над городом.       — Блисс и Крусибл — два района одного города, — как ни в чем не бывало, спокойно вещал Хаскилл, будто не было никакого нападения, а сам он не карабкался вместе со всеми по бесконечным, казалось, ступеням. — Но также каждый из этих районов считается столицей соответствующего герцогства. Прямого прохода между ними нет — слишком уж разные эти районы, слишком противоречивые стороны моего Лорда представляют. Соединяются они через Собор Арден-Сула, местный храм.       — Арден-Сул? — удивленно пропыхтел Мариус Телванни — ему из всей компании тяжелее всего приходилось на местных бесконечных и многочисленных лестницах. — Слыхал я как-то это имечко. Еще в Метрополии, когда был… кхм, по делам в Университете Волшебства, — кашлянул он на последней фразе.       “Когда я обносил покои важных университетских шишек” — так перевел для себя его оговорку Клиган. Но вслух ничего не сказал.       — Еще один помешанный, начудивший в плане смертных и сбежавший сюда много лет назад? — вместо этого фыркнул Сандор.       — Почти, — чуть недовольно поглядел через плечо на Клигана Хаскилл. — Арден-Сул был великим правителем прошлого, пророком и королем Дрожащих островов. Он был настолько просветлен, что в равной степени воплощал обе стороны Величия нашего Лорда. Он был великим художником, поэтом, любовником и балагуром — тем самым по праву занимая трон Мании. При этом он считался одним из самых подозрительных, мстительных и жестоких людей, мастером пыток и ядов — а потому был признан также как правитель Деменции.       К тому времени они уже поднялись на широкую открытую галерею, тянущуюся высоко над городом, вдоль внутренней стены, опоясывающей, как понял Сандор, дворцовый комплекс.       — Впрочем, — продолжил Хаскилл, — что жители Мании, что жители Деменции яростно отвергают саму идею о том, что Арден-Сул являлся обладателем качеств, противоположных их убеждениям. Более того: со времен его правления два герцогства не раз и не два оказывались на грани войны!       — Чушь какая-то, — фыркнул Телванни. — Две части одного царства не могут просто взять и начать воевать между собой!       — На Дрожащих островах — могут, — повернувшись к данмеру лицом, произнес с улыбкой Хаскилл. — Собственно, мы уже пришли, — мельком глянул он на тяжелую дверь, которой заканчивалась галерея. — Аудиенция начнется… прямо сейчас!              Тронный зал Принца Безумия, на первый взгляд, не особенно отличался от любого другого тронного зала. Хотя Сандор не мог похвастаться, что видел так уж много тронных залов. Если быть точным, всего два: зал Железного Трона и пиршественный зал графа Скинграда.       Утопающий во мраке стрельчатый потолок подпирали массивные резные колонны, у подножия которых горели огромные жаровни с разноцветным пламенем: в жаровнях слева оно было ярко-оранжевым, справа — призрачно-зеленым.       От высоких дверей, ведущие из зала во двор, к трону была выстлана двуцветная красно-зеленая ковровая дорожка. Трон же…       Каменное сооружение с высокой спинкой вычурной формы располагалось у подножия огромного дерева, чью крону не удавалось разглядеть в темноте, клубившейся у потолка зала. Ствол дерева был густо покрыт ребристыми грибами, какими-то светящимися растениями, наростами и уже виденными Клиганом шевелящимися бледно-сиреневыми “усами”. По левую руку от трона располагалась чаша с бледно-зеленым огнем, по правую — с ярко-оранжевым. У подножия лестницы несли караул две стражницы-даэдра: темнокожая и златокожая. Мазкен и аурил, Темные Соблазнители и Золотые Святые — так их назвал Хаскилл. Представители первых и встретили их отряд у ворот.       — Браво. Бра-во! — хлопал в ладоши сидящий на троне… человечек. — О, как грубо! — тут же обиженно фыркнул Шеогорат. — Не забывай, где находишься, маленький лорд, и следи за тем, что думает твой сморщенный мозг, — широко улыбнулся Безумный Бог. — Потому что я вполне могу приказать подать мне его на блюде, ха-ха! После чего вилкой и ножом проведу ампутацию лишних мыслишек, — прошипел он последнюю фразу, и желтые глаза даэдрического Принца зловеще блеснули.       Принц Безумия, о котором Сандор до этого только слышал, выглядел… экстравагантно. Среднего роста седой мужчина с длинными волосами, щегольскими усами и бородкой клинышком. Единственной темной растительностью на его лице были густые брови, чуть вздернутые на концах вверх, будто крылья нетопыря. Наряд мужчины — яркий камзол, пышные бриджи и туфли с завернутыми вверх концами — представлял собой двуцветное, как и все в зале, одеяние. Правда, четкого разделения на две стороны уловить было трудновато: алые и синие части чередовались в самых разных последовательностях, при этом покрытые сплошным золотым узором, вышитым на них.       — Ну так что, дерзкий лордик? — насмешливо ощерился Шеогорат, явно забавляясь замешательством посетителя. — Будем проявлять уважение к хозяину дома или все же вернемся к теме мозгов на блюде?       Злобно зыркнув на самодовольно развалившегося на троне даэдрического Принца, Сандор все же соизволил преклонить колено и приложить руку к сердцу — злобно ворча при этом, впрочем.       — Хороший Песик, — едко проворковал Безумный Бог, улыбаясь еще шире. — О, не сверкай так глазами! — даже рассмеялся он, видя гримасу на лице Клигана. — Я прекрасно осведомлен, что наш тихий пьяница Сангвин решил завести себе питомца. И было бы это совершенно мне неинтересно, если бы не тот факт, ОТКУДА он тебя притащил.       Тут Шеогорат резко вскочил с трона и почти мгновенно оказался рядом Псом.       — Хм, странно, — поднял он брови, глядя почти в упор на опешившего Сандора. — А псиной не пахнет. Разве что чуть-чуть розами, — брезгливо скривился безумец и отошел обратно к трону. — Так что, будем устраивать утомительное расшаркивание с лобызанием сапог, предложение руки и ноги?…       — И сердца, милорд, — чуть слышно поправил своего лорда Хаскилл. — Среди смертных принято предлагать руку и сердце.       — Если бы смертные предлагали друг другу свои сердца — они бы давно передохли, — раздраженно отмахнулся Шеогорат. — Вот без руки и ноги жить можно. Даже без ноги и части задницы! А вот без руки и сердца — нет. И почему я, даэдрический Принц, должен разжевывать тебе прописные истины?! — желчно прошипел он, указывая на своего камердинера.       — Виноват, милорд, — чопорно поклонился в ответ Хаскилл. — Насчет последствий удаления сердец из организма Её Милость герцогиня Сил знает куда больше моего.       — Малышка Сил, да… — умилённо прикрыл глаза Принц даэдра. — Уж она-то знает толк в разбивании сердец… Сначала вырежет из грудины, потом заморозит, а следом разобьет… Но речь не о том! — вдруг яростно выкрикнул Шеогорат, вновь вскакивая с трона. Его палец указал прямо в лицо Клигану. — Ты! Шавка Сангвина. Верный пуделёк, игривый пекинес, готовый порвать врагов моего братца на куски! — последнюю фразу он произнес, истерично хихикнув. — Думаю, он не будет против, если я… одолжу тебя на некоторое время, а? — вкрадчиво спросил он.       — Ты что-то хотел попросить, дядя? — еле удерживаясь от рычания, проскрипел Сандор.       — Попросить? Попросить?! — снова взвился Шеогорат. — Запомни раз и навсегда, Пес: Я. Не. Прошу! Это мои Острова, — всплеснул он руками. — Мой мир! Мои правила! И если ты находишься предо мной и до сих пор не… пораскинул мозгами по полу, — лучезарно улыбнулся Безумный Бог, наклонив голову набок, — то это значит, что для тебя найдется работа.       — Милорд, — в этот момент почтительно поклонился Хаскилл. — Недалеко от ворот Крусибла, в окрестностях Кладбища, на нас напали. Рыцари Порядка, — уточнил он. — Слабые, почти беспомощные — видимо, породивший их кристалл находился слишком далеко. Но сам факт…       — Да, да! — досадливо поморщился Шеогорат, вставая с кресла и с задумчивым видом поставив на ладонь свою трость — кривую палку с большим навершием в виде хрустального глаза. Хотя Сандор не удивился бы, окажись глаз настоящим. — Но сейчас не время унывать, — перехватил трость другой рукой и оперся на неё Принц Безумия. — Надо отпраздновать нашу очередную победу! Всем сахарных косточек!       Хаскилл хотел было хлопнуть в ладоши, но тут Шеогорат произнес:       — Стоп! Отставить косточки! В конце концов, кости любят далеко не все, — щелкнул пальцами он, резко переходя на деловой тон. — Ты, — снова повернулся к Псу он. — Ты умная собачка, Сандор Клиган. Бежишь за палочкой, когда скажут, не гадишь в доме… почти, — усмехнулся он под скрип зубов Пса — тот слишком хорошо чувствовал мощь полноценного даэдрического Принца, чтобы возражать или тем более скандалить. Мощь, возведенную и вовсе в абсолют фактом того, что рекомый Принц сейчас находился в самом сердце своих владений.       А Принц Безумия продолжал:       — Ты знаешь команды “фас”, по которой прибил Стража Врат, — качая ногой в расшитой золотом туфле, говорил он. — И “апорт”, по которой принес мне в клювике Зедилиан. Но косточку умной собачке давать пока рановато, — улыбнулся Шеогорат. — Разве что совсем небольшую… Хаскилл!       — Да, мой лорд? — склонился в почтительном поклоне камердинер.       — Отойди к дверям и отвернись, — вкрадчиво улыбнулся Принц. — Пожалуйста! — ехидно добавил он.       — Как скажете, милорд, — грустно вздохнул Хаскилл и повиновался.       Когда же он отошел на достаточное расстояние, Шеогорат повел рукой в сторону Пса.       — Я дарую тебе способность вызывать моего камердинера из любой точки моих владений, — широко улыбнулся Безумный Бог. — Чувствуешь?       Пес тряхнул головой под озабоченными взглядами Зои и Мариуса. Но быстро пришел в себя, тут же поняв, что в голове что-то будто звякнуло.       А спустя мгновение пришло… знание.       — Хм, — озадаченно буркнул он и, подняв руку, сделал замысловатый пасс.       — О, — уныло сжал губы Хаскилл, материализуясь перед Клиганом. — Вижу, вы решили наградить нашего гостя новой способностью, мой лорд?       — Я подумал, что, раз вы так мило сработались в пути от Врат, то тебе будет не очень трудно и дальше… консультировать милорда Клигана, — еще шире улыбнулся Шеогорат. — А теперь — к делу! — вдруг злобно ощерился он. — Грядет Серый Марш! Грядет… Джиггалаг, — сквозь плотно сжатые губы выдавил Безумный Бог. — Даэдрический принц Порядка… Или бисквитов? А может, глины? — вдруг задумался он. — Нет! Порядка, точно! Унылый, мертвый, однотонный, СКУЧНЫЙ! — взревел, вскакивая, Шеогорат. Крик был так громок, что, казалось, даже стены зала задрожали. Но тут же успокоившись, он снова развалился на троне: — Принц Порядка, мда. Лидер Серого Марша. Не очень любит меня, мои творения, сыр, плесень на сыре, плесень без сыра, меня… Я говорил, что он особенно не любит меня? — вопросительно вскинул брови Шеогорат. — Неважно! — тут же отмахнулся он. — Ты встречал его Рыцарей. Банальные и безжизненные твари, порождения извращенной фантазии Джиггалага!... А точнее — её отсутствием, — поморщился он. — Так вот, — наклонился он, опираясь подбородком на трость. — У меня есть для тебя неплохое предложение, посланник Сангвина.       — Что, уже не “пудель” или “пекинес”, а “посланник”? — все-таки не выдержал и прорычал Пес, рефлекторно кладя руку на рукоять меча. При этом стражи возле трона явственно напряглись, готовые, если что, закрыть собой своего повелителя. Но этого не потребовалось.       — А тебе больше нравится быть “пудельком”? — ненатурально захлопал глазами Шеогорат. — Разумеется, не нравится, — тут же фыркнул он. — Никому не нравится! Даже самим пуделям не нравится быть пуделями! Что касается предложения, — закинул ногу на ногу Шеогорат. — То оно довольно простое. Ты останавливаешь Серый Марш — я даю тебе армию.       Позади Пса поперхнулся Мариус Телванни, а от Зои пришла ментальная волна удивления. Да и сам Сандор был несколько выбит из колеи.       — Армию? — захлопал он глазами.       — Армию, армию, — раздраженно потер переносицу Безумный Бог. — Ты же за этим пришел сюда, посланник Розы? Собираешь союзников в грядущей войне с придурком Мерунесом... Малыш Дагон, конечно, тот еще тупарь, — усмехнулся он. — Но порою и у него появляются прекрасные идеи для вечеринок… — мечтательно закатил глаза безумец. — Не в этот раз, конечно же. Уничтожить Нирн? Какая нелепость! А кто мне сыр тогда будет варить — он сам?! С его четырьмя культяпками я даже представить боюсь, что за сыр тогда получится! Так о чем это я? Ах, да! Серый Марш.       Клиган потряс головой. Он уже понял, что настроение, как и мысли, у Шеогората скачут не то что вверх-вниз, а вообще в самые разные стороны. Вот только от этого у него самого голова, такое ощущение, вот-вот могла начать прыгать.       — Ладно… Твое Высочество, — поморщился Сандор, усилием воли успокаивая клокочущую внутри злобу. — Что нужно делать?       — Хороший настрой. Мне нравится! — с лихорадочным воодушевлением воскликнул Шеогорат. — Что касается того, с чего тебе начать… Прогуляйся.       Недоуменное молчание.       — Прогуляться? — на всякий случай уточнил Клиган.       — Именно! — как будто это все объясняло, улыбнулся седой Принц даэдра. — Прогуляйся. По Мании, по Деменции. Пообщайся с народишком, со стражей, с правителями. Особенно — с правителями, — как-то жестко произнес последнюю фразу Шеогорат. — Дети — цветы жизни… на могилах родителей, — непонятно к чему дополнил он. — Если дитя твое тебя ослушается — сотри его с лица земли! — жутко ощерился Безумный Бог, глядя куда-то в пространство.       — Кхм! — решил вмешаться Хаскилл. — Милорд, я думаю, что нашим гостям стоит, мгм… показать, что здесь и как. Если вы не против…       — Да, да, — раздраженно отмахнулся Шеогорат, явно теряя к посетителям интерес. — Проводи, расскажи, подотри сопельки — все что посчитаешь нужным, Хаскилл.       Уже у выхода из зала Сандора настиг окрик Принца Безумия:       — Эй, Пес! Помни: все, что я говорю — важно, — отчеканил Шеогорат. — А если ты посчитаешь иначе… Однажды я уже устроил дождь из горящих собак. Как думаешь, если поджечь тебя и телепортировать на несколько миль в небо — это будет считаться повторением прежней забавы или все же нет?       Яростно скрипнув зубами, Клиган с силой толкнул тяжелую створку входной двери.       
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.