Shut up and love me! (Мануэль Нойер)

Гет
Перевод
PG-13
Заморожен
3
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/11293198/1/Shut-Up-And-Love-Me-Manuel-Neuer
Пэйринг и персонажи:
Размер:
81 страница, 19 частей
Описание:
Хотя говорят, что после грозы появляется радуга, на самом деле её увидишь только иногда. Но не значит, что хорошее не придёт позже. И когда я говорю "хорошее", то я имею ввиду разное. Это может быть работа, возможность и любовь. На самом деле Джейн Харрисон хотела умереть. Её жизнь началась далеко не легко. И нужна наверное целая вечность, чтобы описать почему. Долгое время никто не мог изменить её стремление покончить жизнь самоубийством. Но потом, пришёл он....
Примечания переводчика:
Мне кажется этот фанфик самым наилучшим образом описывает какой Мануэль может быть на самом деле и великолепно рассказывает о событиях в Бразилии в 2014 году на чемпионате мира.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава 16

Настройки текста
Он держал в руках попкорн и два стакана содовой, а также шоколадку, и пугающе смотрел на парня. Мануэль, кажется, был на шесть дюймов выше его, так что парнишке пришлось поднять голову. - Ты с ним? - спросил он, повернувшись ко мне, в ожидании ответа. - Да, это я и пыталась тебе сказать. - ответила я улыбаясь, а затем взяла костыли и подошла к Мануэлю. Парень, щурясь, внимательно посмотрел на него. - Я знаю тебя. - сказал он, заблестев глазами, вспомнив лицо Мануэля. - Мы все его знаем. - Сказала я, поднимая брови и поджимая губы. - Слушай, спасибо за приглашение, но... мы опаздываем на шоу... - продолжила я, опустив голову. Я никогда не любила плохо обходиться с людьми, тем более отказывать им, но на этот раз все было по-другому: я отчаянно хотела зайти в кинозал, чтобы посмотреть фильм. - Конечно... извините, - сказал мальчик, покраснев и ушёл к группе парней, которые были у входа. Наверное, его друзья. Мануэль улыбнулся мне и мы пошли в зал. Кинозал был довольно большой. Наши места были в центре , и вид на экран был невероятным. Было полно народу. Там были восторженные девушки в футболках с "Окей"? Окей!" или с книгами в руках. Они были со своими друзьями, а некоторые родители также со своими дочерьми, которых сопровождали либо друзья, либо бойфренды. А я, здесь, с другом, которого отчаянно любила. Я надеялась, что фильм того стоит... Никто не заметил, что мы сели посередине. Мануэль помог мне это сделать, так как костыли, безусловно, не были моей фишкой. Он вручил мне шоколадку и попкорн, а также мой напиток, который я положила в подстаканник на сидении, и начала есть попкорн. Это была моя очень плохая привычка, потому что к середине фильма не оставалось ничего. У Мануэля была ещё полная упаковка, в то время как моя порция уже уменьшилась. Мы говорили о его путешествии, и что вскоре приближался день его отъезда. - Что вы будете делать в течение шести месяцев? - Спросила я, представляя, какова может быть жизнь футболиста и как она может выглядеть. - Тренировки, матчи, иногда посещение определенных мест или реклама. - ответил он, ясно представляя, что они будут делать. Это была его жизнь, а я была бы только полезна для прогулок по подиумам, позирования для камер и выхода на заслуженный отдых. Интересная жизнь. Я ненавидела быть моделью. - А что ты собираешься делать? - В апреле и мае в Берлине проходит фестиваль мод, награждение победителей, а также у меня есть проекты в Академии. Вероятно, когда я уеду в отпуск, я привезу работу домой, так что я практически буду заниматься только работой и учебой. Завидная жизнь. - сказала иронично. Мануэль засмеялся и тут зазвонил его мобильник. Он немедленно ответил. Это был обычный рингтон на айфоне. - Нет... Спроси него... - ответил он по телефону - ... Да, но потом это был Гетце... Даже не спрашивай, это была твоя идея... да, я занят... - Мне было неловко, поэтому я начала снова пожирать попкорн. - ... Да, да... я сделаю это, когда буду там... Хорошо? Ну и отлично. - и он закончил разговор. - Что это такое вообще было? - Спросила я смеясь. - Они потеряли бутылки пива для сегодняшнего вечера, а ключи от дома, который они арендовали, были под ковриком у входа исчезли, и они хотят, чтобы я поехал на стадион проверить в шкафчике Подольского на всякий случай. - Ответил он и закатил глаза. - В следующий раз, мы лучше наймем экспертов. Я посмеялась над его комментарием и даже не заметила, что фильм вот-вот начнется. Устроившись на своем месте поудобнее я посмотрела на экран. На нем появились звезды, а потом девушка с трубкой на лице, соединяющейся с носом. Она лежала, скрестив руки в Х, с закрытыми глазами... Фильм начался. Происходило не так уж много "эмоциональных" вещей, о которых говорила Нат. Мы с Мануэлем швыряли друг в друга попкорн ради забавы и тихо смеялись, чтобы нас не заткнули, потому что все были так впечатляюще сфокусированы на фильме. Я пила содовую, когда они вошли в дом Анны Франк. Я предположила, что наступит кульминация истории, и что я наконец-то почувствую слезы и наконец-то смогу добраться до шага 4. Мобильный телефон завибрировал в моем кармане, и я немедленно вынула его, но не ответила на сообщение Нат, прежде чем не отрегулировала яркость экрана. Сообщение было: Как дела? "Фильм очень хорош, но я до сих пор не увидела ни одной ужасно грустной сцены. Теперь они в доме Анны Франк, у Хейзел закружилась голова". Я ответила ей и оставила телефон лежать у себя на коленях. Они уже достигли верхнего этажа и смотрели на некоторые фотографии семьи Фрэнков. "Будь внимательна!", последовал ответ от Нат. Как только я снова посмотрела на экран, Хейзел смотрела на Августа... и они поцеловались. Всё было настолько пронизано интригой и дискомфортом, что я вдруг не увидела ни лица ни Хейзел, ни Августа, а моё собственное лицо и лицо Мануэля. Мне пришлось моргнуть пару раз, чтобы вернуться к реальности. Моя мысль была ясна: я хотела поцеловать его. Холод в зале заставил меня сжаться в кресле и просто смотреть фильм. После сцены ночи удовольствия рыдания в зале прибавились. Я слышала "это та самая часть" "обними меня, приближается худшее" и "нет, Кэрол, я больше не могу это смотреть". Это очень подействовало на меня эмоционально. Может быть, когда покажут тяжёлую часть, я разрыдаюсь, и Мануэлю придётся утешить меня. Он бы сделал это, должен бы. В следующий раз, когда я буду просматривать рекламу, я буду искать фильм ужасов, эта техника никогда не подводит. Теперь Хейзел и Август были на скамейке перед рекой. А потом все стало черным. Всем сердцем, всей моей чувствительностью к словам Августа, я представляла себе боль Хейзел, и слезы, которые она роняла, разбивали мою душу. Мне захотелось заплакать, но по какой-то чертовой причине я не смогла. Из угла глаза я видела Мануэля с рукой на подбородке и смотревшего на экран. Его пальцы потирали его губы. Я посмотрела обратно на экран. Хейзел все еще плакала... Худшее не началось, пока не начались предварительные похороны. Все девушки внутри начали плакать как сумасшедшие. Я обратила внимание на слова Хейзел и на выражение Августа. Я начала вспоминать со сцены, когда они встретились, когда Август выразил желание поехать в Амстердам, когда она встретила его на заправке и когда он приложил сигарету к ее губам, и особенно, когда он признался Хейзел в том, что любит ее... И я всхлипнула. Мануэль отреагировал и приблизился ко мне. - Эй, ты в порядке? - прошептал он мне на ухо, и я повернулась к нему. - Да, да. - ответила я, а мое сердце колотилось. - Просто... я начала вспоминать Люка, все, через что мы прошли, что он, в конце концов, причинил мне боль, а потом и моему отцу, что мы даже не устроили ему похороны, что у нас даже нет его тела. - Я сказала и снова заплакала. И я говорила серьёзно. Боль, которую я чувствовала, была ужасной. Эти слова Хейзел... Однажды я сказала что-то подобное Люку, и все это было напрасно. Я никогда не чувствовала, что такое любовь, и мой отец.. Я не знала, любила ли я его, до того дня, когда он был убит. Это было нечестно. До сегодняшнего дня я не знала этой боли, которую сейчас испытывала, и поэтому не думала о своей жизни: потому что я сама разрушала её. Мануэль приблизил меня к себе и обнял, заставив положить голову ему на грудь и поплакать на ней. На данный момент я ощущала боль, страх, уверенность в себе и нервозность. Но прежде всего, я ощущала счастье. Пора. Мне просто нужно было поднять голову, посмотреть ему в глаза и подождать, пока он сделает первый шаг. Я провела так несколько минут, слегка всхлипывая и решая внутренне, что именно делать дальше. Я должна была сделать это, сейчас или никогда. Моргнув пару раз и сказав себе, что сделаю это сейчас же, что я сделаю это через пять секунд, что есть еще минуты, и что я должна сделать это да и всё. Но я не смогла. Мое мужество и храбрость не собирались поддерживать меня сейчас. Мануэль гладил меня по волосам, и я чуть не заснула у него на груди, я легко отвлеклась, его руки были мягкими, и я была очень сонной. Фильм практически заканчивался, он дошёл до похорон Августа, и я все еще была "в Мануэле". Он смотрел на экран и время от времени опускал взгляд, чтобы посмотреть меня. Я закрыла глаза. Я хотел заснуть на нем, обнять его, просто так, чтобы он не был больше мне чужим, и, прежде всего, целовать его столько раз, сколько мне хотелось. Я любила его, я нуждалась в нем. Я уже перешла на пятую ступень, когда я больше не могла жить без него... Я просто не могла больше. Мой телефон завибрировал, но я полностью проигнорировала это. В тот момент мне было комфортно, фильм еще не закончился, а слезы уже высохли. Большинство девушек все еще рыдали и жаловались, что фильм красивый, но грустный, и что им нужен Август из книги. Но я была счастлива в объятиях Мануэля. В зале зажгли свет. Фильм закончился, и вокруг было море слез. Мы с Мануэлем продолжали обниматься, когда люди выходили из зала. Я снова заплакала, вспомнив когда Хейзел прочитала письмо Августа, и постоянно упоминала слова "Люк - идиот" посреди всхлипов и слез. Мануэль крепко обнял меня и сказал, что это в прошлом, что я должна забыть об этом. Но я не могла. Как и моего отца, и я даже вспомнила о маме. - Я ненавижу свою жизнь. - произнесла я снова плача. Всегда было что-то, причиняющее мне боль, даже если я вспоминала счастливые моменты. А когда дело доходило до того, чтобы вспомнить о Джессике, я выходила из себя. - Мне нужна моя мама, я всегда думала и спрашивала о ней и никогда не видела ее. Я уже ничего о ней не помню, даже её лица. - И я опять разрыдалась. - Дженни... - Мануэль прошептал мне, подняв моё лицо и заставив смотреть ему в глаза. - Я не думаю, что в твоей жизни есть только моменты, которые тебе не нравятся. У тебя есть люди, которые тебя поддерживают и любят... Не нужно только видеть тех, кто хочет разрушить твою жизнь. У тебя есть достоинства, а также недостатки и проблемы, как и у каждого человека. Но только тот, кто слишком сильно тебя любит, никогда не причинит тебе вреда. Это было то, что мне нужно было услышать, чтобы успокоиться и заставить меня снова заплакать. Мне нужен был этот поцелуй, прямо сейчас. Я бросилась на него и обняла его за шею... - Спасибо. - Cказала я ему, наконец, приобретя снова мой голос, но в горле образовался узел, от которого было больно. Я не хотела покидать сейчас Мануэля. Я хотела остаться в таком положении навсегда. Но к нам подошли из обслуживающего персонала. Слезы уже высохли, но ощущение боли и счастья все еще присутствовало. Потолок моей комнаты теперь выглядел красиво. И улыбка была нарисована на моем лице. Я не достигла 4-й стадии, но я чувствую, что достигла многого. Благослови автора книги. В мою дверь три раза громко постучали. Нат. Без сомнений. Она пришла вся взволнованная и села на край моей кровати, возле моих ног. Я лежала и смотрела на потолок. - Ну давай, рассказывай уже! - сказала она, постукивая по моей здоровой ноге от переполняющих её эмоций и с ужасающе большой улыбкой. - Я не дошла до 4-го пункта, если это то, что ты хочешь знать. - ответила я, садясь и прислонившись к стене. - Хорошо, но... объясни мне сухие слезы на лице, ты должна рассказать мне, что случилось... не было никакого поцелуя... и ладно, но... что случилось? - Я плакала, вот что случилось. Тут Нат перебила меня. - Я знаю, что ты плакала! Это видно по слезам, которые я только что упомянула. Давай, Дженни, выкладывай! - Сказала она чуть ли не крича и так отчаянно, это меня рассмешило. - Когда я... плакала, я сказала ему, что чувствую себя так по отношению к Люку, моему отцу, Джессике и тому подобное. В итоге я оказалась на его груди, а он обнимал меня. Нат вскрикнула: - Дженни! Ты должна смириться с этим... Ты любишь его всем сердцем, и если ты не сделаешь этот шаг номер 4, ты почувствуешь себя самым несчастным человеком в мире. Ты думаешь, что нет девушек, которые не хотят иметь шанс с ним? Не позволяй им одержать победу над тобой! Нужно быть умнее, это не игра. - Она разговаривала со мной, как будто она моя мама или учительница, направляющая меня на жизненный путь. Я улыбнулась ее словам. Она была права, но это было слишком рано. - Сейчас... ты должна подготовиться к вечеринке... - услышала я её слова. - Нет, Нат. Мы должны готовиться к вечеринке. Нат подняла бровь в удивлении. - Я спросила, могу ли я взять и тебя, и Мануэль согласился. Ты пойдешь со мной! - сказала я и её глаза загорелись... - Это словно музыка для моих ушей! Ха-ха! Я буду наблюдать за тобой там и если ты не поцелуешь его, я буду продолжать настаивать, пока ты не сделаешь это, и это должно случиться до нового года! - сказала она, покидая мою комнату. - Эй! - позвала я её, сбитую с толку. Нат вернулась и заглянула в дверь. - Куда ты идешь? - спросила я смеясь. - Чтобы одеться, разве это не очевидно? Я же не пойду так как есть, не хочу выставлять себя дурой. - Ответила она и снова вышла из комнаты. Я покачала головой и встала, взяла свои костыли и пошла к шкафу. Я хотела тоже пойти на вечеринку прилично одета, но и привлекательной. Обычно я была мастер в этом, только почему то сейчас у меня не было никакой идеи. Все, о чем я могла думать был Мануэль.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты