Помни меня

Слэш
NC-17
Завершён
738
автор
Размер:
273 страницы, 36 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
738 Нравится 490 Отзывы 254 В сборник Скачать

2.2

Настройки текста
      Как и обещал, Стив находит ему тренера из состава СТРАЙКА. Выбор падает на замкомандира «альфы» Джека Роллинса. Баки даже помнит его немного по Адену. Джек в целом весьма запоминающийся – ростом под два метра и с лицом, совершенно не выражающим эмоций. Глядя на него, невольно приходишь к мысли, что ГИДРА тоже заполучила технологию создания зомбированных сверхубийц, потому что выглядит Джек как образцовый Зимний Солдат.       На роль тренера для Баки он подходит идеально. Спокоен, как скала, и орать не будет точно. Джек вообще практически не разговаривает. В первую их встречу он поздоровался и назвал свое имя. В следующий раз уже просто приветствовал Баки кивком головы. Он так и общается кивками и жестами. Количество заходов и повторений указывает на пальцах. Интенсивность регулирует взмахами ладони. Внимание к себе привлекает хлопками. И Баки это более чем устраивает.       Первые пару раз Стив был рядом. Не на самой тренировке, но в пределах досягаемости. Убедившись, что Баки доволен и занятия проходят спокойно без панических атак, Стив оставляет Джека заниматься с ним, даже если сам уезжает на миссии. Когда Джек снимается на задания, его место занимает сам Стив. Баки отмечает, что тот перестал ездить на миссии с «альфой», берет «бету», – видимо, чтобы не разрывать процесс тренировок. Хотя со Стивом в практическом плане все это немного бесполезно, слишком щадящий режим. Да и Джек не то что бы особо Баки гоняет, но он чужой, перед ним стыдно и неловко, а поэтому гораздо более эффективно.       В таком ритме проходит несколько недель. Стив уезжает в очередной раз, а Баки занимается с Джеком. Они проводят обычную разминку. Начинают с растяжки, потом Баки бегает на дорожке, разогреваясь. И все идет хорошо, Баки спокойно отжимается под руководством Джека, пока дверь вдруг не распахивается и в зале не появляется Брок Рамлоу собственной персоной.       Сначала Баки решает, что тот просто пришел за своим замом – что-то сообщить или забрать по срочному вызову. Но Брок молча присаживается на пустующий мат и наблюдает за тренировкой.       Джек на появление командира не обращает внимания, Баки же нервничает и начинает сбиваться с ритма. Их двоих уже слишком много. И особенно много Брока. Он хоть и молчит, но в любой момент может сказать гадость. В отличие от своего зама, он как раз таки очень язвительный и несдержанный – вот уж кто, наверное, орет на несчастных новичков в ходе тренировок.       – У вас тут собрание клуба глухонемых? – наконец нарушает молчание Брок.       Вопреки всякой субординации, Джек демонстрирует командиру средний палец. Брок не обращает внимания, поднимается на ноги и подходит к Баки:       – Слышь, Барнс, кончай эту поебень и пошли со мной.       Казалось бы, что проще – сказать ему «нет». Но не получается. Брок привык командовать и прогибать и сейчас откровенно давит. Баки и без того сложно сопротивляться приказам, а с Броком сложно вдвойне. Никуда идти он не хочет и не обязан. И Стив будет на его стороне, а Броку не поздоровится, когда Стив узнает. Но в данный конкретный момент Баки абсолютно беспомощен и понимает, что пойдет за ним. Если не заступится Джек, которому, кажется, тоже не очень нравится эта идея.       – Брок, – Джек смотрит на командира многозначительно, но не говорит ничего, лишь называет его имя. Эти двое будто общаются телепатически, без слов, и Брок в ответ разрождается целой тирадой:       – Что толку колотить грушу здесь? Это же Зимний Солдат, он умеет все это. Его не нужно ничему учить. Он лучше нас все знает. Ну, разожрался, потерял маневренность и выносливость – так он быстрее восстановится в ходе спаррингов и групповых тренировок. Да даже в таком виде, как сейчас, он способен легко положить весь «альфа»-СТРАЙК. Но парадокс в том, что он не может. И проблема не в теле, не в физике, а в мозгах. Их ему надо вправлять. А вот это все профанация, а не тренировки. А ты вообще худший тренер из возможных, Джек. Все равно что запустить обучающий ролик на ютубе и вырубить звук. Социопат в компании социопата. Зашибись решение.       Это все звучит очень складно, но Баки знает, что теория Брока даст трещину при первом же взаимодействии с людьми. С большим количеством чужих людей. Баки может выдержать такое только в присутствии Стива. Одно неверное слово, неверный взгляд или интонация – и он словит паническую атаку. И все это закончится нехорошо. Однозначно. Прежде всего, для этих двоих. Стив будет в ярости, когда узнает. Но пока сила на стороне Брока, который кивком головы указывает следовать за ним. И Баки безвольно идет.       Затолкать его в лифт оказывается уже непосильной задачей, но в этом Брок особо и не упорствует. Они втроем спускаются по лестнице, и чем ниже этаж, тем больше становится людей. Под нужды СТРАЙКА отдано целое крыло, у них огромный тренировочный комплекс. Баки смотрит на двор через панорамные окна, там все заполнено людьми в одинаковой черной форме, – они разминаются, тренируются на стрельбище, проходят полосу препятствий. К счастью, на улицу его не ведут, Баки сворачивает за своими провожатыми в очередной шумный коридор. Стараясь не отставать, испуганно жмется между Броком и Джеком, которые в этом страшном человеческом хаосе кажутся уже почти родными.       Брок на Баки вообще не смотрит и уверенно шагает вперед. Джек, наоборот, бросает полные беспокойства взгляды, специально притормаживает и закрывает от толпы. Но Баки понимает, что это не забота о нем, а лишь страх перед последствиями. Джек, в отличие от командира, осознает возможные риски. «Если мы опять дернем Кэпа, это будет полный пиздец», – бормочет он, но Брок лишь отмахивается. А Баки не успевает задуматься над услышанным, потому что они наконец приходят. Брок с ноги распахивает тяжелые створчатые двери и взгляду открывается огромный зал для спаррингов.       Там как раз проходит тренировка. Несколько пар в одинаковой черной форме дерутся друг с другом, остальные жмутся по краям.       Брок последовательно осуществляет свой план совместных тренировок с новичками. Невероятно упертый тип. Баки злится, чувствует себя невероятно униженным и понимает, что самое страшное еще впереди. Брок заставит его выйти на спарринг. А он не сможет драться у всех на виду и проиграет какому-то сопляку.       – Я не пойду.       – Пойдешь.       Брок дергает его за бионическую руку, и Баки вынужденно перешагивает через порог, едва не спотыкаясь с позором. Тренировка прерывается. Все взгляды устремляются на них, и Баки пытается хотя бы частично спрятаться от навязчивого внимания за двухметровым Джеком.       К Броку выходит женщина с раскосыми глазами и азиатским типом лица. Ее Баки тоже вспоминает. Единственная женщина в «альфе». Она и руководит тренировкой.       – Мэй, твой боец против моего, – говорит ей Брок вместо приветствия. Баки чувствует на себе ее оценивающий взгляд, а затем Мэй снова смотрит на Брока.       – Ты в своем уме, Рамлоу? Я не выставлю против Солдата новичка.       – Мы обещаем никого не убивать.       – Заманчиво.       Мэй скрещивает руки на груди и уступать не собирается. Но Баки не спешит расслабляться, он уверен – Брок ее прогнет. Что и происходит. Усмехаясь, Брок говорит ей:       – Тогда вставай сама. Покажешь мастер-класс. Только сильно не бей. Чтоб к возвращению Кэпа на нем все зажило.       Баки немного помнит Мэй по Адену. Она первоклассный боец и в нынешнем состоянии он ей не соперник. Мэй раскатает его в момент. Но она сама воспринимает слова Брока как насмешку над собой. Все воспринимают это как насмешку над ней. Баки видит, как новички косятся на Мэй. Никто не верит, что Зимний Солдат может проиграть. Даже Джек не верит.       И Баки чувствует себя странно. Он знает, что ни на что не годен, невероятно слаб и бесполезен – но никто из присутствующих не то что не догадывается об этом, но даже и мысли не допускает. Для них он Зимний Солдат, полумифическая личность. А его затворничество воспринимается как осознанный выбор, а не вынужденная мера. И лишь один Брок знает о нем правду. Видимо, догадался по Адену. И смеется не над Мэй, когда просит сильно не бить. Он смеется именно над Баки, зная, что тот сейчас облажается у всех на виду.       Тем временем Мэй решительно скидывает с плеч ветровку, снимает неудобные кроссовки и ступает босыми ногами на мат, демонстрируя, что готова к бою. Брок толкает Баки в спину по направлению к ней.       – Барнс, проиграть бабе – это зашквар, – хохочет он и скалится в сторону Мэй, которую его слова, конечно же, задевают. Брок раззадоривает их обоих, вот только в случае с Баки это совершенно не работает. Не будет работать.       – Я не смогу, у меня не получится, – шепчет он Броку, стараясь, чтобы его не слышали остальные.       – Барнс, ну в Аден же тебя выпустили. Ты там даже дрался, вроде бы.       Не особо он там дрался. За него все делал СТРАЙК. «Прогулка в лунапарк с Кэпом», – сказал кто-то и очень в точку. Его резко накрывает обидное понимание того, что Стив тогда просто исполнил его прихоть, выбрав максимально пустяковое задание и дав в телохранители «альфу». А Баки все равно умудрился облажаться. Не с дракой, так с плаваньем.       – Барнс, вперед.       – Я не пойду.       – Барнс, живо.       – Я не смогу к ней прикоснуться! – кричит Баки, но Брок только продолжает его высмеивать:       – Зачем к ней прикасаться? Ты с ней драться собрался или трахаться? Ей надо вмазать, как следует. Всего-то, Барнс!       Баки пытается уйти, но Брок преграждает ему путь, хватает за протез и, доведенный до отчаяния, Баки его толкает. Не рассчитывает силу, не отдает отчета в собственных действиях. Просто пытается освободиться, сбежать отсюда. Хочет, чтобы его наконец оставили в покое. Потому что его начинает накрывать и впадать в истерику перед таким количеством зрителей не хочется совершенно.       Брок удара ожидает – именно такой реакции он и добивался. Но способности человека и сверхсолдата неравны. Баки серьезно сдал за последнее время, у него не получается драться осознанно, но в этот спонтанный жест он вкладывает инстинктивную силу. Брок группируется, максимально смягчая удар, но влетает боком в стену и это должно быть весьма ощутимо. На ноги он встает со второй попытки, но при этом скалится, как безумный.       Все присутствующие замирают в настороженном ожидании, и Баки понимает – они боятся его. Забавно. Потому что он боится их не меньше. Их и собственного срыва. Краем глаза Баки замечает, что Джек кладет руку на шокер и осторожно смещается в слепую зону у него за спиной. Мэй сходит на пол, вставая между ним и группой новичков, испуганно отступающих назад. Один Брок как ни в чем не бывало неторопливо разглядывает разодранную руку, оценивая ущерб.       – Смотри, чтоб к возвращению Кэпа зажило, – холодно возвращает ему Мэй.       Брок отмахивается беззлобно:       – Пошла нахуй отсюда. И сопляков своих с собой забери.       Уставившись в пол, Баки краем глаза видит, как они уходят, и Мэй до самого конца не поворачивается к нему спиной. Брок же идет к нему. В самом приподнятом настроении. Энергия из него так и прет. Видимо, сказывается скачок адреналина.       – Ну, что, Барнс, разозлился, наконец?       – Брок, все! Отстань от него! – слышит Баки из-за спины, вспоминая о Джеке и шокере. И его охватывает паника.       – Только не током! – вскрикивает он. – Я его не трону, я и не собирался! Только не током!       – Да ты его вырубишь быстрее, чем он тебя, – ржет Брок, вновь пытаясь ухватить его за руку. Баки боится его, но еще больше боится чертового шокера, с которым Джек стоит у него за спиной. И в этот момент его накрывает. Он срывается с места и бежит, на инстинктах уворачиваясь от них обоих. Врезается в дверь, тут же оказываясь в страшном коридоре, переполненном людьми. Совершенно теряет всякое направление и ориентиры. Все смотрят на него, расступаются в страхе, отшатываются в стороны. А он боится их не меньше, даже больше. Лиц и голосов слишком много, все сливается в какой-то белый шум. Становится трудно дышать, Баки чувствует подступающие спазмы, пока вдруг кто-то не хватает его за бионическую руку и не утягивает в спасительную темноту.       Это Брок. Конечно, Брок. Но Баки слишком ненавидит его, чтобы быть благодарным. Потому что все это изначально по его вине.       – Я же сказал тебе, что не могу с людьми! Сказал тебе!       – Тише, Барнс. Успокойся, – резко обрывает его истерику Брок, еще и в раздражении. Судя по звукам, он пытается нащупать выключатель и наконец находит его. Зажигается тусклый свет, и Баки понимает, что это какой-то склад инвентаря. Он окидывает глазами нагромождение спортивных снарядов, несколько слоев матов, разбросанные по полу мячи разного калибра, боксерскую грушу, валяющуюся в углу. Одна из ламп неисправна и мигает с противным потрескиванием, действуя на нервы.       Баки рвано выдыхает, и по лицу все-таки катятся предательские слезы.       Брок рычит разочарованно:       – Ну, блять, ну, Барнс! Ну, сколько можно!       И неясно к чему это «сколько можно». Баки впервые срывается перед ним. После Адена не сорвался. Брок орал, а он выдержал. Но сегодня шансов просто не было. Брок намеренно вел его к этому срыву.       В комнату суется Джек, они с Броком переругиваются, и, побежденный, Джек отправляется принести воды. Хотя Баки предпочел бы, чтобы он остался. А еще лучше отвел его обратно.       Но к нему возвращается Брок, подходит как-то излишне близко, и на мгновение Баки ощущает странное чувство дежавю. Будто он уже вот так смотрел Броку в лицо сквозь собственные слезы. И Брок ведет себя с ним так, будто все о нем знает. Знает больше, чем остальные. Больше, чем написано в инструкциях. Это странно. Все очень странно. И особенно странно то, что Брок вдруг подносит руку к его лицу и вытирает его слезы.       – Давно хотел это сделать.       Баки дергается, но запоздало. Больше от удивления, чем от самого прикосновения. Брок странным образом причислен его подсознанием к разряду «своих». Его присутствие не пугает, наоборот, неожиданно успокаивает. Да, он неприятный и жесткий – но это свойства характера, это наносное. А на каком-то глубинном уровне Баки вдруг чувствует, что Брок его не оставит, вытянет из пустоты, из провала. Обругает на чем свет стоит, съязвит и поржет, но не оставит одного. И сейчас он держится в реальности благодаря ему. Срыв отступает. Баки проглатывает последние слезы, делает рваный вдох и успокаивается.       – Все? Вот и славно. А теперь объясни мне, Барнс. Что такого страшного вдруг случилось, что Зимний Солдат сидит и наматывает сопли на кулак?       – Я не Зимний Солдат, – бормочет Баки.       – А кто ты?       – Я Баки Барнс.       – Да? Баки Барнс был мямлей?       И снова они будто об этом говорили. Но не говорили. Но сейчас важно не это.       – Я же сказал тебе, что не могу с людьми! Сказал тебе! Там слишком много людей. И ты требуешь, чтобы я дрался, а я не могу даже прикоснуться! Я не могу прикасаться к чужим! – кричит ему Баки, срываясь.       Но Брок лишь смеется. Чуть мягче, чем раньше, но все же:       – Замечательно. Значит, будешь сопротивляться. А это начало драки.       В одно мгновение Брок обхватывает его со спины. Это даже не захват, больше похоже на объятие. Очень крепкое объятие. Брок будто проверяет его реакцию. И вновь это странное ощущение – его прикосновения отторжения не вызывают. Они вполне переносимы. Будто Баки его знает. Будто Брок не совсем чужой.       – Тебе по кайфу, Барнс, или начнешь уже сопротивляться?       Баки приходит в себя и пытается высвободиться, но Брок лишь крепче сжимает руки вокруг его груди. Ладонью достает до живота и хлопает сильно, со смачными шлепками.       – Действительно, какой из тебя Зимний Солдат? Ты мягонький плюшевый медвежонок.       Баки замирает от унижения, и Брок начинает очень больно его щипать.       – Сопротивляйся! Не давай себя оскорблять! Ну!       Баки делает еще одну попытку сбросить его с себя, но тщетно. К счастью, в этот момент возвращается Джек, не слишком обрадованный представшей его глазам картиной.       – Брок, отцепись от него! Это чертов Зимний Солдат! Это тебе не игрушки! – орет Джек.       – Да он и мухи не обидит. Да, медвежоночек?       Брок хохочет и снова щиплет его за живот. Баки пытается отпихнуть его локтем под ребра. Брок уворачивается, еще и дает коленом ему под зад.       – Не та рука, Барнс. Используй бионическую.       – Брок, ты в своем уме?! – гудит Джек. – Барнс, не слушай его!       – Джек, съебись! Барнс, сбрось меня со спины. Освободись. Давай.       Баки снова пытается это сделать, но нет.       – Плохо, Барнс. Используй бионическую руку.       В конечном итоге Брока с него стаскивает Джек. Эти двое снова ругаются и уже чуть ли не дерутся друг с другом.       – Хватит, идиот! Тебе мало что ли досталось! Так тебе Кэп добавит, потому что весь этот пиздец попал на камеры в коридоре! Как ты это собираешься объяснять?       Брок огрызается и шлет его нахуй. Выглядит он очень уставшим и разочарованным. И Баки невольно чувствует укор совести. И вроде бы, его вины тут нет, но Брок ведь все это ради него делает. Искренне хочет помочь, пусть и весьма своеобразно. Вот Джеку все равно, ему плевать на Баки, он лишь выполняет приказ. А Брок – нет. Да, он жесткий, неприятный, резкий и язвительный. С ним сложно. Но по непонятным причинам ему не плевать. Может, это профессиональный интерес или он просто отбитый, но ему не плевать.       И наконец понимая это, Баки хочет попробовать сделать, как он просит. Без «не хочу» и «не могу». Просто попробовать. В благодарность за его попытку. Пусть даже ничего и не выйдет.       – Можно, еще раз? Последний. Устроим спарринг?       – Нет. Хватит, – отрезает Джек. – Расходимся. На сегодня достаточно.       Брок разводит руками и делает вид, что соглашается со своим замом. Но пропускает Джека вперед, в коридор, и, вместо того чтобы выйти следом, захлопывает за ним дверь. И тут же задвигает замок. Джек рычит с той стороны и мощным ударом чуть ли не вышибает щеколду.       – Роллинс, угомонись! И не порть имущество! Пять минут! Не злись, старина!       Джек продолжает что-то орать, но долбиться в дверь прекращает.       Брок, довольный, разворачивается к Баки:       – Ну что, Барнс? Давай на желание – кто кого уложит на лопатки.       Брок скидывает на пол несколько старых матов. И они дольше ждут, пока осядет пыль, чем собственно дерутся. В отличие от Стива, Брок не поддается вообще. Не дает форы. Не делает поблажек. И за пару секунд укладывает Баки на лопатки.       – Итак, слушай мое желание, Барнс. Ты подходишь к Кэпу и говоришь, что будешь тренироваться со СТРАЙКОМ. В общей группе. Понял? А еще добавишь, что пойти с нами сегодня было твоим личным гребаным решением. Без соплежуйства. Усек?       Баки кивает, и Брок протягивает ему руку, помогая встать.       Отряхиваясь от пыли, Баки спрашивает:       – Зачем тебе это? Ведь не из-за Адена, я не верю тебе. Ты тогда соврал. Просто сказал то, что я хотел услышать.       Брок пожимает плечами.       – Да жалко на тебя смотреть, вот и все.       – Можно подумать, ты так уж часто меня видишь.       – Что ты пристал, Барнс?       – Хочу понять, что тебе надо.       – Вернуть тебя к миссиям, я же сказал.       – Нет, ты сказал, что костьми ляжешь… – вдруг вспоминает Баки. Да, когда-то Брок орал ему нечто подобное. Что ляжет костьми, но не допустит его к миссиям.       – То есть вот это ты помнишь? – усмехается Брок с некоторым удивлением. – Забавно, что самые негативные моменты во мне ты как раз запоминаешь. Иногда я бываю слишком резок. Научись фильтровать.       – Ты не будешь на меня орать во время тренировок?       – Буду. Еще как. Ты будешь лажать и над тобой будут хохотать новички. А я буду это поощрять.       – Тогда у меня не получится, – бормочет Баки, но Брок остается непреклонен.       – Научись фильтровать, я же тебе сказал. Хватит прятаться за спиной Кэпа. Мир – жестокое место, Барнс, – говорит он, распахивая дверь в коридор.       – Я знаю это лучше, чем ты.       – Ну, я тоже знаю это неплохо, – ухмыляется Брок. Передавая Баки Джеку, машет им рукой и тут же теряется в толпе оперативников.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.