Friday evening

Гет
NC-17
Закончен
237
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Миди, 55 страниц, 5 частей
Описание:
— То есть… Посмотри на них. Разве может быть настолько хорошо? Они слишком явно переигрывают.

— Думаешь? — удивленно переспросил парень и вернул взгляд на экран, где тот пробыл около полуминуты, прежде чем губы Гука распахнулись, выпуская наружу тихое. — А хочешь… — друг запнулся и сглотнул, облизнув губы. Взгляд его глаз нашел мой в темноте комнаты, и он нервно продолжил. — …хочешь так же?
Посвящение:
Всем и каждому, кто забрел на страницы этой истории)
Примечания автора:
Небольшой подарочек в честь Дня Рождения нашего любимого Чонгуки!
Надеюсь, Вам понравится!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
237 Нравится 141 Отзывы 73 В сборник Скачать

Часть 5

Настройки текста
— Который час? — тяжело дыша и устало, интересуется Гук, лежа со мной под одним одеялом. Если бы не он, я бы не смогла добраться до кровати, но Чонгук, хоть и устал, легко поднял меня на руки, словно я ничего не вешу, и отнес в спальню, бережно укладывая на кровать пока губы не прекращали целовать мои губы лениво и тягуче так, до порхания бабочек где-то внутри. Он отстранился, а сердце мое замерло, а взгляд наполнился испугом, что время чудес законченно. Сейчас он уйдет, а я здесь сама останусь, и мне придется столкнуться с необходимостью принять реальность такой, какова она есть, что пора грез и мечтаний окончена, и пора спуститься с небес на землю. В душе я умоляла Чонгука не уходить, боялась услышать что-то вроде: «Мне пора» и не хотела слышать даже слов: «Могу я остаться?», я просто хотела, чтобы он остался, словно это само собой разумеется, словно так и должно быть по умолчанию… Но Чонгук никогда не ночует с теми, с кем проводит вечер. Год за годом, каждый раз, проведя приятно время со спутницей на вечер, Чон Чонгук отправляет ее домой или сам домой отправляется. Гук никогда не проводит с девушками больше времени, чем «должен», и уж тем более никогда не позволяет им провести в своей постели ночь, никогда с ними рядом не засыпает, а я даже не знаю почему. Но знаю, что меня эта участь постигнет тоже, кажется… И хоть парень никого не целовал никогда так много, так жадно и чувственно, как меня целовал сегодня, ни к кому так трепетно не прикасался и никого так сильно не желал, о чем я никак не могла догадаться, он ведь не может остаться со мной, это против правил, правда же? И пусть Чон Чонгук самолично нарушил сегодня множество правил, есть такие стены, которые нельзя разрушать, законы, которые нельзя нарушить. И кажется, это именно такой закон… Чонгук на меня такими же глазами смотрел потерянными, чего-то полными. Он хотел услышать мое: «Не уходи», боялся спросить: «Могу ли остаться?» и не хотел слышать моего разрешения, он просто хотел остаться, словно это само собой разумеется, словно так и должно быть… Сплетенные пальцы, сплетенные взгляды, распахнутые настежь уста, два сердца грохочущих в унисон в грудных клетках, я не могу произнести вслух: «Останься», Гук не говорит: «Я не уйду», просто опускается на подушки рядом, молча накрываясь моим одеялом. Неловко… нам очень неловко, но так правильно… почему все должно быть так запутанно? Становится легче, когда Чон поворачивается ко мне лицом, улыбаясь слабо, и перетягивает в свои объятия, заставляя голову на его плечо уложить и прикусить от смущения и радости губу, обнимая в ответ его руку, что, обняв, покоилась на моей талии. Когда он спрашивает о времени, его голос резонирует внутри вздымающейся от частого дыхания грудной клетке и отдается по моему телу вибрацией, пробирающей до основания. Его голос звучит так красиво, даже смешиваясь с дрожью… — Кажется, за полночь… — смею предположить я голосом таким же сбитым и уставшим, дыша так же тяжко, как и Чонгук. — Правда? Отлично. Его голос вдруг таким воодушевленным становится, что я не могу не поднять взгляд своих глаз на его лицо, чтобы с удивлением обнаружить расцветшую на красивых губах широкую улыбку, что задела счастьем еще и глаза Чонгука. Чему он так радуется? — Ты почему улыбаешься? — хмурюсь я, глядя на парня с интересом и непониманием. Почему он вдруг так обрадовался, узнав сколько времени? — Кажется, твой план провалился с треском, и ты не смогла рано заснуть. — хмыкает Гук, а затем смеется, бросая на меня веселые взгляды, пока я стараюсь сообразить, что все это может значить. — Нет, я все еще могу долго-долго не давать тебе заснуть, как тебе идея? Он смотрит на меня выжидающе, заинтересованно, все с той же широченной и очень довольной улыбкой на красивом лице, а я… а я дышать перестаю, потому что это жестоко слишком: вот так на меня смотреть, вот так обнимать меня, вот так мне улыбаться… еще совсем немного, и я поверю в то, что все это правда, подумаю, что это реально, позволю себе мечтать, а потом… а потом будет очень-очень больно, невыносимо больно и трудно сделать вид, что все в порядке. Будет намного сложнее смириться с разочаровывающей реальностью и принять факт того, что у меня есть только прекрасные воспоминания об этом прекрасном вечере, ошибочном вечере… — Смущающе… — опуская взгляд, признаю я, стараясь спрятать румянец, украсивший щеки. Что именно Гук имел ввиду, говоря, что может еще долго не давать мне уснуть? Он ведь говорил о том, чем мы только что занимались, да? О чем еще можно говорить с таким видом? — Я устала, ты не устал? — сглотнув, интересуюсь я, вновь глядя на лучшего друга. — Думаю, устал больше меня. Да и причем здесь мой план лечь пораньше? А ведь и правда, как это вообще оказалось в его голове сейчас? Неужели это так важно? — Ни причем. — в смешном жесте поджимая губы, говорит Чон и гладит пальцами обнаженную кожу моей спины под одеялом, а потом быстро чмокает в лоб и снова поглубже вдыхает. — Ты права, тебе стоит отдохнуть. В конце концов, завтра тебя ждет насыщенный день, ты ведь идешь на свидание… Так вот, откуда в его голове взялся мой план заснуть как можно раньше, вот о чем он думал на самом деле, о свидании вслепую, о котором я говорила ему недавно… — На… на свидание? — сглотнув неприятный ком в горле, переспросила я. Прямо сейчас сердце замерло в груди от переживаний, и я ничего не смогла поделать с собой, отстраняясь от Гука и приподнимаясь на локте, чтобы взглянуть на парня сверху вниз озадаченным, взволнованным взглядом, прижимая край одеяла к груди, чтобы то не спало. Я смотрела на Гука внимательно, стараясь понять то, о чем он думает, стараясь найти хоть одно доказательство того, что он имеет ввиду не то, что говорит, но все было безуспешно. — Так ты хочешь, чтобы я пошла на это свидание? После всего, ты хочешь, чтобы я пошла? — Конечно, хочу, ты такая странная. — все так же воодушевленно. — Разве не ты говорила, как это круто — ходить на свидания? — Говорила, но… — но это было до того, как мы поцеловались, до того, как ты впервые меня коснулся, до того, как мы занялись любовью… — мы же… — мы же только что терялись друг в друге, мы друг в друге тонули только что, не могли насытиться прикосновениями, не могли перестать целовать, не могли даже позволить себе вдохнуть, разве этого не было? Как после этого можно думать о каком-то свидании? Как ты можешь думать о нем? Разве… разве это вообще важно? Чонгук, почему ты об этом думаешь, почему говоришь? Почему говоришь, что хочешь, чтобы я пошла на это свидание после того, что только что произошло? Неужели… — Это ничего не значило для тебя, да? — сломанный шепот срывается с губ, а глаза вот-вот наполнятся слезами, но я шумно вздыхаю, стараясь убедить свой организм в том, что я в порядке. Чонгук не должен видеть моих слез, я не могу позволить себе плакать. Но мысли о том, что произошедшее для него ничего не значило, было всего лишь развлечением на вечер, вселяли в меня только желание рыдать, рыдать и кричать в голос. Я знала, что так будет, знала, но все же стена вокруг меня сломалась, и я позволила себе поверить… я поверила в то, что в прикосновениях Чонгука есть что-то особенное, что его глаза смотрят на меня так, как на других людей не смотрели, что он со мной был другим, чем с другими был хоть когда-нибудь. Мне казалось, что его поцелуи что-то значили, что-то значили касания его пальцев, его вздохи и неразборчивый шепот на ушко… я думала, все было по-настоящему, потому что он тоже чувствует ко мне что-то, я думала, мы просто оба не решаемся заговорить об этом, думала, все именно так, мне так показалось. Я думала, я исключение, мы исключение, и поэтому он остался… Но, кажется, я ошиблась… мне не стоило так легко отдаваться своим грезам, я должна была сохранить рассудок целым, трезвым, и тогда мне бы не было так больно, как сейчас…  — Я ничего не значу? Это ведь все из-за фильма, да? Я думала… — что тоже нравлюсь тебе, — звучит в моей голове, но не решается сорваться с губ. Я покажусь ему глупой и смешной, покажусь странной, если скажу это. Теперь я была в этом уверенна. — Думала, есть другая причина, но ее нет. Ее нет. Голова сама по себе качается из стороны в сторону, а взгляд расплывается, потому что влага застилает глаза, а затем теряется с густых ресниц, оставляя соленный след на коже щеки. Я отвернулась от Чонгука, старясь отдалиться так сильно, как это возможно, но парень тоже присел на кровати, обеспокоенно осматривая меня и стараясь заглянуть в мое лицо. — Эй, ты чего? — едва слышно произносит он, касаясь моего плеча, но то дергается резко, сбрасывая руку моего лучшего друга с моей кожи. Не хочу, чтобы он меня касался, не хочу… это слишком сложно для меня, слишком нечестно. Я не могу так больше, это слишком жестоко. — Откуда такие выводы? — громче и собраннее, стараясь снова ко мне прикоснуться, но снова сталкиваясь с той же проблемой в виде моей отстраненности, произносит Чон. — Как ты можешь ничего для меня не значить? Это самая глупая вещь, которую я когда-либо слышал, клянусь. — Тогда почему отправляешь меня на свидание с другим?! Разве это не значит, что все произошедшее и я… — Нет, не значит. — твердым голосом перебивая меня, Чонгук качает головой, серьезным взглядом встречая мой заплаканный. — Не значит, потому что ты пойдешь на свидание со мной. — заявил он, а я от этих слов опешила, заставляя Чонгука с сомнением спросить. — Это же очевидно, нет? Что именно ему кажется очевидным? Он ведь только что говорил… как я могла подумать об этом? — С тобой? — шмыгнув носом, тихо переспросила я, сомневаясь в том, что Чон сказал это. Он правда говорил о нашем с ним свидании? Не о том свидании вслепую, о котором я говорила несколькими часами ранее? Он… правда хочет пойти со мной на свидание? — А с кем еще? — его тон полон недоумения, как и взгляд. Вопрос сам по себе Чонгуку кажется абсурдным, но когда я на него не отвечаю, парень хмурится, принимая еще более вертикальное положение и стараясь заглянуть в мое лицо. — Подожди, ты правда собиралась пойти гулять с каким-то парнем после того, что только что случилось? Ты серьезно…?! — он не договаривает, запинаясь, смотрит на меня так осуждающе, шокировано и обижено, а я в ответ могу только молчать и шмыгать носом, вытирая слезы. — Вааааааай, я правда расстроен прямо сейчас. — вздыхает он, отворачиваясь в другую сторону, чтобы взглянуть на потолок, словно просит высшие силы даровать ему понимание и терпение. — Нет, я не… это ты заговорил об этом. — разве не я здесь должна обижаться? Я только что почувствовала себя такой счастливой, а потом тут же использованной и никому не нужной… если кто и должен расстраиваться, так это я. Какое-то время спустя, руки Чонгука все же умудряются меня обнять и уложить в кровать снова, заставляя лежать спокойно в его объятиях и не дергаться. Мы оба молчали, думая о разном или об одном и том же, я не знаю. Но я точно знала, что мы все запутали своими поступками, этими неправильными решениями. Мы все испортили, разрушили то, что у нас было и никогда не сможем вернуться к этому… — Лучше бы мы посмотрели ужастик, ничего не случилось бы, если бы ты хотя бы внимательно выбирал фильм. — отчаянно вздохнула я, чувствуя, что сейчас заплачу. Именно поэтому мое тело быстро разворачивается к парню спиной, даже если приходится остаться лежать в его руках. Зубы сильнее кусают нижнюю губу, а я не могу сдержать слов внутри, позволяя им вырваться наружу жалобным стоном. — Что теперь делать? Что мы будем делать? — Что будем делать? — переспрашивает Чонгук задумчиво в шутку, и придвигается ближе, поворачиваясь на бок, чтобы упереться подбородком в мое плечо и согреть своим дыханием кожу. — Пойдем на свидание. — звучит так просто, словно это и правда просто, но почему тогда я никак не могу ничего ответить на это? — Ты жалеешь о случившемся? — тише прежнего интересуется Чон минуту спустя, а я не успеваю ему ничего ответить, только распахнув губы, ведь парень не дает мне сказать что-нибудь, несильно качая головой, все так же упираясь подбородком в мое обнаженное плечо. — Я не жалею, скорее даже наоборот. — шепчет он, слегка улыбнувшись, и оставляет на плече поцелуй неспешный, мягкий, а свободной рукой гладит кожу, заставив затаить дыхание. — Я счастлив, что совсем не внимательно выбирал фильм… — губы целуют угол нижней челюсти, а затем оставляют еще один мягкий поцелуй ниже на шее, прежде чем слова начинают тонуть в коже. — Благодаря этому, ты сейчас в моих объятиях совсем обнаженная, а завтра мы идем на наше первое свидание. — Чонгук улыбается в кожу моей шеи шире и целует снова едва ощутимо, а я с усильем сглатываю, даже не стараясь держать веки открытыми, ведь те сомкнулись уже давно. — Я даже не верил в то, что это произойдет хоть когда-нибудь. — Я не говорила, что пойду с тобой. — Пойдешь. — совсем не озабоченно проговорил парень и поцеловал шею снова. — Не пойду. — с усилием проговорила я, заставляя глаза открыться. — С чего мне идти? Ты даже не пригласил меня… — Вот как? — Чонгук хмыкнул немного издевательски, проникая рукой под одеяло, чтобы погладить спину и талию, а затем огладить живот и заключить мое тело в объятия, прижимая к себе ближе. — Пойдешь со мной на свидание завтра? — Нет, не пойду. В этом нет смысла. Мы не можем пойти на свидание, мы ведь просто друзья… — Просто друзья? Мне вот просто интересно, ты долго думала, прежде чем сказать это? — Гук рассмеялся слабо, но очень искренне, снова стараясь заглянуть в мое лицо, перегибаясь через мое тело и снова спускаясь своими шаловливыми пальчиками на мой животик, чтобы кожа того взялась мурашками, а сердце йокнуло. — Ты такая смешная, когда не знаешь, что сказать… — Зато ты всегда знаешь, что сказать. — убирая его руку от себя, хмурюсь я, надеясь выжить сегодня. Мне безумно приятно ощущать прикосновения Гука, но я не могу позволить своему разуму затуманиться еще больше. Мне нужно пространство и время, чтобы собраться с мыслями и понять все, что происходит. Я не могу здраво мыслить, находясь к Гуку так близко, ощущая тепло его тела и дыхания, чувствуя так ярко каждое прикосновение парня, что так дорог моему сердцу. Я даже дышать спокойно не могу, моему мозгу катастрофически не хватает кислорода, чтобы понять все, что происходит здесь, все, о чем Гук говорит. — Знаю. — хмыкает он и цепляет зубами мочку уха, оттягивая ее вниз и вынуждая меня тихо захныкать, чувствуя, как внутренности скрутило в тугой узел волнения. Почему он не оставляет меня в покое, зачем так надо мной издеваться? — Сказать? — я не могу ответить, отдавшись полностью потоку электрического тока, образовавшегося на коже, хотя очень хочу ответить. Рука Чонгука, наконец, замирает, а его губы снова задевают дыханием мое ушко. — Я люблю тебя. Не до конца понятно, пробрало ли мое тело непонятным разрядом чувств только от вздоха Чонгука, или же его слова так на мне сказались… я только знаю, что мое сердце остановилось, знаю, что глаза распахнулись удивленно, что не смогла проигнорировать желание увидеть его глаза, знаю… — Ч-что? — губы трясутся, когда я едва выдавливаю из себя это невнятное слово, а тело уже лежит на спине, пока глаза внимательно всматриваются в глаза Гука, все так же обращенного ко мне боком, немного возвышаясь надо мной. — Я люблю тебя. — повторяет парень послушно, не разрывая зрительного контакта, а затем улыбается слабо, добавляя. — Очень-очень люблю. — Это не смешно, Чонгук… — шепчу я, не веря в услышанное. Он не мог сказать этих слов, не мог… мне, должно быть, послышалось. Я, вероятно, сошла с ума… Чонгук не мог признаться мне в любви только что, не мог, потому что не может быть такого, чтобы он любил меня на самом деле. Этого не может быть, просто не может… — Потому что это правда. Я тебя люблю. — Но… это не может быть правдой… — Не это я рассчитывал услышать в ответ… — раздосадовано вздыхает Чонгук, а затем наклоняется ближе к моему лицу. — Я докажу тебе, что говорю правду, слышишь? Ты поверишь, что я до безумия влюблен в тебя, потому что это правда. — он снова улыбается, а я снова не могу отвести от него свой взгляд, снова не могу вдохнуть, снова не могу ничего сказать… я ничего не могу, ни на что не способна. Парень, которого я так сильно люблю, только что признался мне в своих чувствах, разве я не должна быть счастлива? Почему я все еще не верю в это? Разве того, что случилось между нами этим вечером, недостаточно, чтобы принять его слова за правду? — Ты же пойдешь со мной на свидание? — интересуется Чон, перебивая мои мысли, и выгибает вопросительно бровь, а я все так же не могу ничего ответить, что забавляет парня и заставляет того наклониться еще ниже и оставить на шее еще один поцелуй, волнующий кровь и прерывающий дыхание. — Пойдешь же? — вновь и вновь целует кожу, продолжая обжигать тело своими прикосновениями под огромным одеялом. — Скажи, что пойдешь… — Мы правда пойдем на свидание? — кое-как вернувшись в реальность, спросила я, обняв лицо Гука ладонями и заставив его отстраниться от моей шеи и взглянуть мне прямо в глаза. — На настоящее свидание? Ты и я? Правда? Это правда случится? Слова Гука не были шуткой? Они не были издевательством? Все это происходит на самом деле? — Хочешь пригласить того парня? — вскинув брови вверх, спрашивает Чон, а я недовольно хмурюсь ему в ответ, убирая руки от его лица подальше. — Ты только что испортил момент, я никуда с тобой не пойду. — бурчу я, стараясь подняться с кровати, но руки парня не позволяют мне этого сделать, с силой оставляя на месте. — Отпусти, мне нужно одеться. — Зачем? — искренне не понимает он. — Понравилось, как я тебя раздеваю? Ты права, мне тоже понравилось, можешь надеть побольше одежды, я не против. — отпуская меня, произносит Чон, заставляя меня бросить на него осуждающий взгляд. Но как только я снова предпринимаю попытку встать, его руки утягивают меня обратно, заставляя упасть на кровать и оказаться в капкане его рук, из которого совсем не хочется выбираться, в котором хочется остаться навсегда. — Чонгук… — М? — Я… — начала было я, но запнулась, начав шевелиться в руках парня, чтобы иметь возможность взглянуть ему в глаза. — Я тоже, слышишь? — поймав его взгляд, произнесла я серьезно, касаясь ладонью его щеки. — Я люблю тебя очень сильно, и это тоже правда. — Ты сейчас не шутишь, правда же? — нервно сглотнув, шепотом спросил Гук, огромными глазами исследуя мое лицо на предмет лжи, но ему не суждено найти хоть что-то, потому что я никогда и ни с чем еще не была настолько честна. — Ты ведь не шутишь? — Не шучу. — прикусив губу в попытке скрыть улыбку, что тронула губы при виде того, как парень взволновал из-за моих слов, проговорила я. — Я люблю тебя. — Скажи еще раз. — просит он, улыбаясь так широко, как никогда прежде. — Я тебя люблю… — шепчу я взволнованно и счастливо, а затем моими губами овладевают чужие губы, утягивая в чувственный поцелуй, полный искренней радости и неподдельного счастья. Прошло много времени, прежде чем поцелуй сменил свой тон на более несдержанный и горячий, а руки Чонгука снова стали очень непоседливыми, исследуя мое тело, как уже делали не один раз за этот вечер. — Гууук… — намекая, что ему следует перестать украшать мои шею невидимыми поцелуями и стоит сделать что-то с ладонями, что все больше и больше переходят границы. — Что? — исключительно из вежливости подает голос Чон, кажется, совсем не собираясь останавливаться. — Ты же не думаешь, что мы вот так уснем, да? Знаешь, сколько я ждал этого дня? — И сколько? — Так тебе все сразу и расскажи. — хмыкает он в мою кожу и снова целует, а я дуюсь, с силой убирая его руки от себя. — Ну и не говори. И не трогай меня. — тело вновь к нему спиной повернуто, а Гук снова придвигается ближе, упираясь подбородком в мое плечо после того, как украсил его своим влажным поцелуем. — Ладно. — слишком резво и совсем не огорченно соглашается он, вновь заключая меня в объятия. — Чем тогда хочешь заняться? Досмотрим фильм там, где остановились? — ухмылка в его голосе слышится отчетливо, потому что Чон Чонгук счастлив, а я счастлива ничуть не меньше, даже если прячу свою улыбку, ощущая спиной бешенный стук его сердца. Сможем ли мы теперь всегда быть счастливыми?

***

Они и правда теперь будут очень счастливы, намного счастливее, чем были когда-либо прежде. Совсем немногое поменяется в их отношениях, но в то же время все изменится кардинально. Неизменным останется лишь традиция проводить вечер пятницы вместе за просмотром кино. А теперь Чонгук будет выбирать фильмы намного внимательнее, но кто знает, какие именно фильмы он будет выбирать время от времени…?
Примечания:
Вот и настал конец этой истории. Кто-то ждал его, что-то не хотел, чтобы он приходил, но все-таки он должен был случиться.
Немного странные ощущения наполняют меня, я давно уже не заканчивала работы, кажется...такое странное чувство. Эта работа во многом стала для меня чем-то странным, хотя никакой странности в ней нет. Я давно не писала NC, давно не писала коротко-длинную работу, давно парням на день рождения что-то дарила, и вот родилась она и стала чем-то вроде "прорыва". Это не было легко, но и особо сложно не было,если подумать. Не скажу, что эта история чем-то хороша или что она особенная, но я рада, что написала ее. Это как маленькое преодоление)
Стала ли я лучше в описании интимных сцен? Не растеряла ли мастерство за все это время? Только вы знаете ответы на эти вопросы)))

Я благодарна всем, кто читал эту историю, пока она писалась, и всем, кто прочтет ее в будущем. Большое спасибо, что уделили этой истории и ее героям свое время и внимание. Я надеюсь, вы не жалеете об этом!

Я хочу поблагодарить вас за отметку 88+, именно эта цифра стоит здесь на момент завершения этой работы. Спасибо за каждый комментарий уже оставленный ранее и за те, что появятся в будущем. Мне интересно узнать абсолютно все, что вам захочется мне сказать!

Надеюсь, такой конец придется вам по душе)
Спасибо, что были со мной!

Люблю,
Ваша я!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты