Астения души

Гет
NC-17
В процессе
44
автор
Размер:
планируется Миди, написано 76 страниц, 16 частей
Описание:
Ацуши очень переживает, что приносит пользу агентству только благодаря своей способности, но ничего из себя не представляет как личность. Однако во время одного задания она попадает в книгу Эдгара По. Без способности и помощи других агентов ей предстоит выбраться из детективного романа, но, по крайней мере, не в одиночку.
Примечания автора:
Честно говоря, это мой первый фанфик в жанре детектив и гет, поэтому прошу указывать на возможные несостыковки и ошибки. Сюжет очень простой, так как пока у меня мало опыта в написании чего-то, кроме крепкой мужской дружбы.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
44 Нравится 45 Отзывы 16 В сборник Скачать

Глава 13. Смута

Настройки текста
      Близился обед, и палящий над головой солнечный диск доходчиво об этом напоминал. Ацуши вытерла пот со лба и позволила себе пару секунд заминки, чтобы отдышаться. Она стояла перед дверьми в обеденный зал, где произошел первый инцидент и где, возможно, ее уже ждал Акутагава.       «Возможно, эта зацепка и не приведет нас прямо к убийце, но должна будет немного продвинуть дело, — подумала девушка, тяжело вздохнув. — Надеюсь, Акутагава тоже что-нибудь отыскал».       Она открыла дверь и вошла в прохладное помещение, удивленно вскинув брови. В середине зала за столом, кажется, собрались почти все гости и члены экипажа. Но сказать определенно было затруднительно, потому что несколько мужчин стояли ко входу спиной и загораживали остальных. Но подойдя чуть ближе, Накаджима разглядела, что все столпились вокруг прислуги, которая сидела с опущенной головой. В ней она сразу узнала ту девушку, у которой мафиози забрал ключи, и вид ее заставил ощутить неприятный холодок. Лицо было красным то ли от слез, то ли от синяков. Точно определить было сложно издалека, но опухший глаз и растрепанные волосы сразу попадали в поле зрения.       Накаджиме, несмотря на искреннюю жалость, было почему-то неловко подойти. Пусть увечья и нанес ее партнер, но ведь именно она привела девушку к нему, пообещала, что все будет хорошо, а в итоге… Ненависть и отвращение к себе снова захлестнули ее, не позволив и с места сдвинуться, поэтому приходилось лишь смотреть и слушать на приличном расстоянии. — Поверить не могу, — сказал парень в фуражке по имени Фредерик, что стоял спиной. — Как сотрудник Скотланд-Ярда мог так поступить? — Издеваешься? — нервно произнес Луис Клойд, громко скрепя зубами. — Как вообще мужчина мог так поступить? Одно ясно: с нами на борту — ублюдок каких свет не видывал. Не удивлюсь, что он и наложил руки на тех двоих. — Что ты такое говоришь, Клойд? — возмутилась Мелисса Бейн, чей голос было легко узнать по необычной высокой интонации, хоть саму ее загораживали. — Он — офицер. Кому еще мы можем доверить наши жизни? На Сильвера надежды нет, ты сам прекрасно знаешь, что ему на нас наплевать! — А этому подонку с крашенными прядями — нет? — взревел мужчина. — Ты же видела его, Лисса! На лице написано, что самый настоящий монстр. Готов поспорить, что он просто делает вид, что ведет расследование, а на самом деле отравляет нас по одному. — Согласен! — горячо поддержал Клойда невысокий парнишка. — Наверняка, он и убил Хэддиша и хотел все спихнуть на меня. Я бы никогда в жизни не подлил бы отравы в пирог моей тети. — И что будем делать? — слегка дрогнувшим голосом спросила Мелисса. — Снова потребуем, чтобы Сильвер принял меры? — На этого вычурного вельможу и впрямь полагаться нельзя, — выплюнул Луис. — Надо самим разобраться с чертовым убийцей, и его пассией заодно. — Я все же думаю, что лучше дождаться прибытия в порт, — проговорил Фредерик. — Или попросить капитана развернуться обратно. — Ну уж нет! — запротестовал Томас Бингли. — Я не собираюсь ждать, пока этот псих придет за мной! Нам следует обезвредить его раньше, чем… — Хватит! — непроизвольно выкрикнула Ацуши, совсем не ожидав от себя подобного выпада, но слушать это дальше было невыносимо. В ту же секунду все гости, которые до этого были слишком увлечены дискуссией, чтобы ее заметить, резко повернулись. Под дулом стольких ошарашенных глаз Накаджима чувствовала себя, мягко говоря, некомфортно. Однако на это не было времени, поэтому пришлось уверенно подойти к ним. — Ты? — удивленно спросила Мелисса Бейн. — Ты все это время была здесь? — Да, — кивнула Ацуши, в то время как все остальные между собой переглянулись. — И хочу вас заверить, что бояться его вам не следует. Мы оба лишь хотим доставить всех в целости и сохранности. — Неужели? — пренебрежительно отозвался Клойд и указал толстым пальцем на всхлипывающую на плече у сестры горничную. — Что-то не похоже это на сохранность и целостность!       Накаджима сглотнула ком в горле, с трудом заставив себя посмотреть на израненную девушку (вблизи она выглядела намного хуже). Но после снова устремила полный решимости взгляд на Клойда, ведь давать слабину в таком переполохе крайне опасно: неконтролируемая толпа перепуганных гостей может значительно усложнить поиск убийцы. — Мне, правда, очень жаль, — извиняющимся тоном проговорила она. — Но вы должны мне поверить. Он не желает нам зла… — Тогда почему он сам же нас калечит! — воскликнула миссис Бейн. — Я видела, в каком состоянии прибежала к Сильверу его дочь час назад. И она поведала, кто ее чуть не убил! — Все было совсем не так… — Он чудовище, — сказала другая горничная, кивнув в сторону Ацуши. — Не только мою сестру, он и даму свою изувечил. Только взгляните на ее шею!       Накаджима густо покраснела под пристальными взглядами и попыталась скрыть синяки за волосами. Отчасти там, действительно, остались следы от попытки удушья, но большая часть свежих была от иных действий, и говорить о них так открыто девушка все же предпочла отказаться. Глубоко вздохнув, через пару секунд она все же смогла заставить людей хоть немного успокоиться. — Послушайте, я понимаю, что вы сейчас чувствуете, — как можно спокойнее начала она. — Он, действительно, поступает жестоко и аморально, и его действия вряд ли могут иметь оправдания. Но вы должны также понять, что все, что он… мы делаем — только на благо наших жизней. Да, его методы непростительны, но иначе мы лишь можем потерять драгоценное время и тем самым чью-то жизнь. Иногда нам нужно поступать так, как нужно. — Что Вы хотите этим сказать, мисс? — удивленно выгнул бровь Фредерик. Ацуши опустила взгляд в пол, крепко сжав кулаки, словно пытаясь побороть бьющееся в ней внутреннее противоречие таким способом. — Лишь то, что порой жестокость — и есть добродетель, — негромко ответила она, ощущая, как эти слова впились в ее сердце и отныне вряд ли когда-нибудь исчезнут. Все в зале на пару секунд замолкли, растеряно, а то и злобно переглядываясь. Ацуши хотелось верить, что они смогли уловить смысл ее слов, но и не стала бы судить, если нет. В конце концов, она сама, только будучи на грани истерики, смогла это понять. И, как ожидалось, смысл ее монолога не был достигнут. — Бред, — выплюнул Клойд, прилизав свои светлые волосы. — То есть, он спокойно может вытворять с нашими женщинами все, что вздумается, а мы — только помалкивать? Да черта с два я позволю этому гаду свободно передвигаться! — Согласна, — горячо поддержала одна из служанок. — Как мы можем доверять кому-то настолько жестокому? — Готов положить три фунта, что он и есть убийца! — воскликнул Бингли, ударив по столу и тут же сморщившись от боли. — Он хотел меня подставить! — Это не так, — разозлилась Ацуши, чувствуя, как постепенно накаляется воздух. — Мы как раз выяснили, что яда в пироге и в воде не было. Поверьте, мы совсем близко к раскрытию преступника. — Ложь! — зарычал Клойд, напомнив своим выражением лица дикую гориллу. — Ты просто защищаешь этого мерзавца. Возможно, сама с ним в сговоре. — Что? — опешила девушка, заметив, как настороженно стали на нее поглядывать Мелисса и Фредерик. Последний поправил фуражку и подошел к ней, аккуратно схватив за запястье. — Не поймите ничего предвзятого, — как можно осторожнее произнес он. — Но будет лучше, если Вы и Ваш коллега посидите в каюте капитана, пока мы не прибудем в порт.       Накаджима открыла рот, но не нашла, что сказать. Она попыталась вырвать свою руку, но железная хватка на первый взгляд щуплого моряка не позволяла.       «Проклятье, и как до этого дошло? — выругалась про себя девушка, окруженная подозрительными взглядами. — Если нас закроют где-нибудь, то убийств станет еще больше». — Вы ошибаетесь, — серьезно проговорила она, ища поддержки в ком угодно, хоть и понимала тщетность подобной попытки. — Помешаете нам, и новой беды не миновать!       Глаза в это время искали способ дезориентировки парня. Ведь, если вырваться и убежать, то хотя бы найдется время найти Акутагаву, а там уже придумать, что делать дальше. Только вот девушка понятия не имела, как ей справиться с такой-то толпой. В запасе был лишь прием, которому как-то научил ее Куникида, но этого вряд ли будет достаточно. — Беды не миновать, пока вы будете свободно тут ходить, — подметил Клойд. — Запри-ка ее где-нибудь, пацан. А мы с Бингли поищем и приведем этого офицеришку.       Но стоило Клойду сказать это, а панике Ацуши достичь такого предела, что она едва не замахнулась на Фредерика, как за колонной послышался тихий и знакомый кашель. А за ним уже и голос, что позволил девушке понять, что ей не послышалось. — В поисках нет нужды, — оповестил всех Акутагава, плавно выходя из своего укрытия. И стоило ему показаться, как внезапный холод тут же охватил целое помещение, вызывая сомнение, что на улице действительно светит солнце. Теперь Ацуши было понятно, почему прозвище «безмолвный монстр» прижилось к нему еще до вступления в мафию. Даже без своей способности Акутагава умел навеивать немыслимый страх лишь одним своим присутствием. Ледяная сталь в кромешной тьме его глаз буквально парализовала все тело, не давая проходу даже вдоху. И, как поняла девушка, не одна она замерла при виде мафиози. Все опасливо поглядывали на него, сжавшись так, словно это бы смогло хоть как-то уберечь. — В-все в порядке… — попыталась убедить его Ацуши, страшась возможной стычки. Но Акутагава на нее даже не посмотрел, прожигая взглядом помощника капитана, с лица которого сошла краска. — Да, — спокойно, но не без заметной угрозы протянул ее напарник, ступая вплотную к Фредерику. — Все в порядке.       Тот нахмурился, когда Акутагава вцепился в его руку, которая удерживала Ацуши. — Отпустите, иначе сломаю ей руку, — пригрозил он, сжав пальцы, однако в голосе чувствовался испуг. — Тогда я сломаю тебе не только руку, — сказал Акутагава почти безжизненным тоном. Будь он в иной ситуации, вряд ли бы проявил такую щедрость на предупреждение (просто бы заколол способностью). Осознав это, девушка тут же схватилась за его пиджак в немой просьбе не начинать драку. Но, благо, обошлось без излишнего кровопролития, так как Фредерик решил поступить благоразумно и уступить. Он разжал пальцы, и Ацуши облегченно вздохнула, высвободив руку. — Не думай, что всех тут запугаешь, ублюдок, — проревел отмеревший Клойд, подойдя к ним. — Мы уже выяснили, что это вы двое тут всех убиваете.       Накаджима искоса взглянула на лицо парня и поразилась, каким оно вдруг стало спокойным. — Есть доказательства? — умеренным тоном спросил Акутагава, отчего Клойд, ожидавший агрессии, растерянно застыл. — Если нет, то я попрошу Вас не мешать расследованию и идти по своим комнатам.       Миссис Бейн переглянулась с Бингли, тот лишь пожал плечами, не зная, как реагировать. — А ес-если откажемся? — вдруг спросил он, позеленев от осознания своих слов. Акутагава все также сохранял хладнокровие. — Будете иметь дело с полицией, — уведомил он, посеяв сомнения в сознаниях гостей о начале небольшого бунта. — Если на этом все, мы пойдем.       Парень одной рукой обхватил Ацуши за талию и вывел ее из обеденного зала. Как только они вышли на свежий воздух, страх и напряжение тут же спали, позволив вдохнуть полной грудью. Хотя в голове не переставали воспроизводиться взгляды и слова этих людей. Последний раз такое осуждение ей доводилось видеть от воспитателей приюта за ложное обвинение в краже сладостей. Но здесь, помимо открытого недоверия и презрения, также присутствовала и враждебность, мотивированная страхом за собственную жизнь. Под таким давлением любой, даже самый безгрешный человек, почувствует себя настоящим дьяволом.       «Интересно, а сколько раз ему приходилось с подобным встречаться? — неожиданно закралась мысль, и Ацуши непроизвольно прикусила нижнюю губу. — И неужели я тоже всегда так на него смотрю?»       Раздумья продлились недолго и избавил от них оклик мафиози. — Оборотень, идем, — приказал он с нескрываемым недовольством и пошел вперед. Девушка последовала следом, смущенно глядя ему в спину. — Спасибо, что помог, — аккуратно произнесла она, стараясь сгладить неприятный привкус недавнего происшествия. Парень издал протяжный вдох. — Почему ты всегда вляпываешься во всякие неприятности? — раздраженно произнес он, заставив Ацуши непроизвольно нахмуриться. — Но на этот раз была не собака, — надувшись, отметила она, а потом слегка смутилась. — А ты… все слышал?       Осознание неловкости пришло мгновенно. Ведь если это так, то и ее пламенная речь не осталась без внимания. И уж очень не хотелось, чтобы Акутагава подумал, будто бы она за него вступилась, да еще и его же словами. — Все, — коротко ответил мафиози, подтвердив опасения Накаджимы. — Зачем ты вообще вступила с ними в перепалку? Могла ведь выдать наши зацепки.       По голосу Ацуши поняла, что он сердит, но не считала, что заслуживает упрека, ведь как она могла так просто выслушивать необоснованные обвинения этих людей насчет убийства в то время, как Акутагава, действительно, вел расследование. Это было несправедливо. Но ссориться снова девушке не хотелось, поэтому она тихо проговорила: — Прости, просто не могла это дальше выслушивать.       Пусть парень и шел впереди, не показывая лица, но почему-то Накаджима была уверена, что он в этот момент закатил глаза. — Оборотень, мне плевать, что обо мне думает кучка выдуманных персонажей. — А мне — нет, — внезапно выпалила она и в ту же секунду врезалась в спину остановившегося Акутагавы. Тот обернулся к ней и пристально взглянул, будто бы сомневался, что это и впрямь она стоит рядом. — Что такое? Я просто сказала так, как думаю. Опять отвратительно? — раздраженно спросила Ацуши, протирая слегка покрасневший от удара нос. Парень, словно опомнившись, тут отвел взгляд и натянул привычную маску безразличия. — Нет, просто странно, — отрешенно ответил он, стараясь не замечать вопроса в глазах девушки. — Ты странная. — Уж чья бы корова мычала, — возмутилась Накаджима, сбитая с толку таким необычным поведением. Хотя, чего уж удивляться, за все время их расследования он делал много странных вещей. Он защитил ее, он поцеловал ее и, что до сих пор никак не укладывалось в голове, он захотел ее, как женщину. И, пусть Ацуши пообещала себе, что до их побега из книги не станет вспоминать об этом, но вопрос «почему?» так и засел в ее сердце в надежде, что когда-нибудь получит ответ. Пусть и в духе «снять напряжение», «природный инстинкт», «воспользовался ситуацией». Правда, все было бы лучше, чем неизвестность. — Как твоя рука? — внезапно задал вопрос парень, и Ацуши удивленно подняла на него глаза. Чтобы уточнить смысл, он взял ту руку, которую ей удалось вырвать из захвата Фредерика, и внимательно оглядел. На запястье все еще красовались алые следы от крепкой хватки и впившихся ногтей, что очень контрастировало со светлой кожей. — А, это. Все нормально, ерунда, — сказала девушка, недоуменно глядя на задумчивое лицо мафиози. — Что с тобой? — Не знаю, — сухо ответил Акутагава, слегка скривив губы, будто бы от отвращения. — Но мне хочется содрать кожу на этом месте… Больше не защищай меня, поняла? — Д-да, — с трудом выдавила из себя Накаджима, сдержавшись от того, чтобы не выдернуть свою руку. Сейчас наилучшим вариантом было просто согласиться, потому что желудок уже успел сделать обратное сальто, а сознание начать бить тревогу. И лишь то недавнее, но довольно крепкое доверие, что они смогли создать этим утром, позволило дождаться, пока Акутагава сам ее отпустит и снова пойдет дальше.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты