На Краю Океана (The Edge Series: The Edge of the Ocean)

Гет
Перевод
PG-13
Завершён
11
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/12259366/1/The-Edge-Series-The-Edge-of-the-Ocean
Размер:
152 страницы, 20 частей
Описание:
Нежная и трогательная история о первой любви Кейт – дочери Уильяма Мердока. По стечению обстоятельств девушке выпал шанс попасть в высшее общество и стать светской львицей. Но такая жизнь ей чужда и непривычна. Кейт боится, что впереди ее ждут скучные монотонные дни, пока не встречает шестого офицера Джеймса Муди. Отец, мечтающий вырвать дочь из бедности, запретил ей встречаться с молодым офицером. Смогут ли они быть вместе, или судьба решит иначе?
Посвящение:
Посвящается автору этого замечательного произведения и, конечно, всем жертвам кораблекрушения.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
11 Нравится 49 Отзывы 4 В сборник Скачать

Часть 17

Настройки текста
Понедельник, 15 апреля 1912 г. Кейт бежала, не понимая куда. В ее голове пульсировала лишь одна мысль: ей нужно скрыться от отца, которого она бесконечно сильно любила, прежде чем он, жертвуя собой или другими, попытается спасти ей жизнь и заставит ее сесть в спасательную шлюпку. Ей очень хотелось остаться рядом с ним, держать его за руку, проследить за тем, чтобы он спасся. Но он ни за что не допустит этого, не позволит ей остаться на тонущем корабле. Поэтому, ей нужно было найти Джеймса. Вспомнив про Джеймса, она, наконец, остановилась. Ей было необходимо отдышаться. Где он сейчас? Даже если бы она действительно нашла его во всем этом хаосе - а она ясно видела, как напряжение пассажиров постепенно нарастает, так как им становилось понятно, что на самом деле происходит - она ни за что не сможет убедить его сесть с ней в лодку. Как и Уилл, Джеймс не позволит себе этого. Да и без отца Кейт не согласилась бы. Ей было трудно дышать. Кейт прислонилась к стене тренажерного зала и попыталась успокоить рвущееся из груди сердце. Она сделает то, что обещала – не сядет в шлюпку без Уилла и Джеймса. Уилл не оставит корабль до тех пор, пока для него оставалась работа, и Джеймс, скорее всего, сделает то же самое, если только ему не будет приказано управлять одной из шлюпок. Уилл, как старший офицер, не покинет корабль, пока пассажиры все еще оставались на «Титанике», и он сказал, что мест в лодках на всех не хватит. Значит, останется и она. Холодное чувство спокойствия окутало Кейт, как ледяное одеяло. Она скоро умрет. «Титаник» тонул. В это просто невозможно поверить. Во время путешествия все только и говорили о том, что лайнер непотопляем. Совсем еще недавно Кейт думала, что впереди ее ждет жизнь без любви и служение мужу, которого она вынуждена была бы терпеть, и злилась на отца за то, что он выбрал для нее такую жизнь. Потом она влюбилась, надеялась на то, что у нее все получится, и ее ждет прекрасное будущее, наконец помирилась с Уиллом. А сейчас все рассыпалось в прах. Желание увидеть Джеймса захлестнуло ее волной, но ей казалось, что ничего хорошего из их встречи не выйдет. Как и Уилл, он станет упрашивать ее сесть в лодку, она откажется, и он продолжит работать. Но Кейт был необходимо увидеться с ним, почувствовать его руки на себе и его губы на своих губах, возможно, в последний раз. Она всматривалась в толпу, которая с каждой секундой становилась все больше, и не замечала никого похожего на Джеймса. - Где ты? - отчаянно прошептала она, пытаясь уловить звук его голоса или увидеть блеск одной из его медных пуговиц. Но нет, ничего. Возможно, Джеймс работал по левому борту вместе с мистером Лайтоллером. Кейт не могла больше стоять на месте, теряя разум от беспокойства. Она повернула налево и вошла в первый класс, бросив быстрый взгляд на роскошную лестницу и стеклянный купол, светящийся у нее над головой, пока она шла к левому борту. Стоя в пороге двери, ведущей на шлюпочную палубу, Кейт рассматривала пассажиров. Казалось, все вели себя спокойно ... как «Титаник» мог тонуть? Лодка, которой занимался офицер Лайтоллер, пропала. Большая часть толпы переместилась на корму, туда, где еще остались шлюпки. Кейт стояла и наблюдала за людьми вокруг, и постепенно стала замечать то, что скрывалось за кажущимся спокойствием: женщина, отказывалась оставить своего мужа; быстро и целеустремленно прошагал мимо моряк, сосредоточенно нахмурив брови; лицо какого-то члена экипажа, покрытое капельками пота. Джеймс. Ей казалось, что она слышит его голос отовсюду. Может, он был занят на корме? Скорее всего так и было, но с какой стороны корабля? Кейт была совершенно растеряна … она с Джеймсом на одном и том же лайнере, но, казалось, их разделяла целая Вселенная. Даже если она придет на корму и найдет его, что дальше? Он занимается спуском спасательной шлюпки на воду и не может бросить свою работу. Зачем ей вообще искать его? Чтобы вместе погибнуть? Внезапно где-то сверху прогремел взрыв, и Кейт, испуганно подняв глаза, увидела белые искры, рассыпающиеся в ночном небе, освещая ее лицо и обжигая глаза. Сигнальные ракеты. Увидит ли их кто-нибудь и успеет ли помочь? Возможно, все будет хорошо - наверняка кто-нибудь увидит ракеты и откликнется на их крики о помощи. Тогда она, отец и Джеймс смогут спастись. Ей овладело спокойствие, когда она убедила сама себя в том, что у них есть шанс. Кейт повернула направо и, не останавливаясь, пошла вперед по лодочной палубе, прошла через ворота с табличкой «только для членов экипажа». Кто-то же запускал ракеты. Возможно, это был Джеймс. Но, не дойдя до капитанского мостика, она вдруг остановилась. Далеко-далеко слева на горизонте что-то привлекло ее внимание. Это был мерцающий свет, который сначала она приняла за звезду, но быстро поняла, что он был слишком ярким и золотым. Что еще могло излучать свет посреди Атлантики? Другой корабль. Сердце Кейт радостно подпрыгнуло в груди. Она бросилась бежать по офицерскому променаду и повернула на мостик. Там остался только один офицер, и Кейт смутно припомнила, что его фамилия Боксхолл, они встречались сегодня днем. Просто не верится. Казалось, это было бесконечно давно. - Там корабль! - воскликнула она, возбуждено показывая рукой на горизонт. - Там корабль, который может нам помочь! Она ожидала, что Боксхолл сразу бросится что-то предпринимать, но он просто грустно посмотрел на нее. - Я знаю, - сказал он, горько покачав головой. – Это судно здесь уже довольно давно - как вы думаете, зачем я запускаю ракеты? Он кивнул на пусковую установку позади него на мостике. - Они не отвечают на наши радиограммы, не реагируют на нашу лампу Морзе, - он вздохнул и пожал плечами. -Они не придут. - Но они так близко, - прошептала Кейт, заламывая себе руки. - Мы их видим! Конечно, они ответят и придут на помощь! - Вы прочитали слишком много романов, мисс Алтон, - Боксхолл грустно улыбнулся. - Не всегда все складывается в нашу пользу, даже если мы очень сильно этого хотим. Он помолчал. - Вам следует сесть в спасательную шлюпку. - Почему? - Кейт вдруг вспыхнула, как спичка. -Потому что я женщина? Почему я должна оставлять на тонущем корабле тех, кого люблю, чтобы спасти свою шкуру? Их жизнь такая же ценная, как моя! Слезы обжигали ее глаза, и она нетерпеливо смахнула их. - Я приняла решение остаться. Мистер Боксхолл был поражен этой вспышкой гнева. - Как скажете, мисс, - на его губах появилась тонкая улыбка. – Но не думаю, что ваш отец и Джим согласятся с таким решением. - Джим? - пробормотала Кейт, не веря своим ушам. - Что он вам… - Мы все знаем, - мягко сказал мистер Боксхолл. - То есть, Джим не очень хорошо скрывал свои чувства, да и Уилл тоже, когда начал вас подозревать. Мы все знаем, что Джим без ума от вас. Щеки Кейт мгновенно побагровели, и все, что она смогла сделать, это что-то бессвязно пробормотать в ответ. Если все знали, то почему Уиллу понадобилось столько времени, чтобы все разузнать? Или он просто отказывался верить в очевидное? - Вы знаете, где мой отец? – спросила Кейт, когда ей наконец удалось взять себя в руки. Мистер Боксхолл пожал плечами. - Спускает лодки, -безразлично ответил он. - Я знаю, - мягко сказала Кейт. - Я видела его. - Знаешь, он тоже очень любит тебя, - сухо произнес мистер Боксхолл. – Он не мог говорить ни о чем, кроме как о тебе, безо всяких преувеличений. - Я знаю, - повторила Кейт. Она снова почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы, но ей уже было все равно. - Я тоже его люблю. Он для меня самый дорогой человек во всем мире. Но отец хотел, чтобы я села на лодку без него и Джеймса… и я не смогла. Я не могу их оставить. - Я ничего не могу для вас сделать, - нахмурился мистер Боксхолл. - Может, этот корабль на горизонте прибудет вовремя, а может, и нет. Но если этого не произойдет… Уиллу наверняка не понравится то, что я вам это сказал, но ближайший корабль, Карпатия, не успеет всех спасти. У большинства из нас нет шансов. Страх охватил Кейт и сдавил грудь так, что ей стало тяжело дышать, и она с трудом произнесла: - Сколько у нас времени? - Мистер Эндрюс говорил, что максимум два часа, - пожал плечами мистер Боксхолл. - Это было довольно давно, но корабль, кажется, тонет немного медленнее, чем ожидалось. - А какой, - с трудом подбирая слова, спросила Кейт, - протокол для офицеров в таких ситуациях? Когда ... когда дело доходит до эвакуации? Мистер Боксхолл вздохнул. - Мы, младшие офицеры… то есть все, начиная с третьего офицера и ниже, сможем сесть в шлюпку, если нам прикажет один из старших офицеров, причем приоритет будет отдан самым младшим офицерам. Но до этого… - А что насчет старших офицеров? - Кейт едва смогла заставить себя задать этот вопрос. Но Боксхолл ничего не ответил. Его красивое лицо было абсолютно бесстрастно. И всеобъемлющий страх, охвативший ее, превратился в леденящий парализующий ужас. Уиллиам Мердок смирился с неотвратимостью трагедии. Ее невозможно было избежать, так же как было невозможно избежать столкновения с айсбергом, встретившимся на их пути. Перед глазами Уилла мелькали отрывки из его жизни. Они вспыхивали в мозгу на доли секунды, пока он работал так быстро, как только мог, спуская спасательные шлюпки и сопровождая в них женщин, которые боялись оставлять своих мужей, братьев, отцов и сыновей, но в то же время им было страшно оставаться на корабле. Кейти. Лилли. Его любимые девочки так внезапно вошли в его жизнь и подарили ему новый смысл. Ему было страшно думать о том, что Кейти была где-то на борту тонущего корабля, где-то, где он не мог ее найти, и отказалась сесть в спасательную шлюпку, но он благодарил Бога за то, что Лилиан, его жизнерадостный прекрасный цветочек, осталась в Филадельфии. Возможно, с Кейти все будет хорошо. Может быть, Муди найдет ее и убедит сесть в лодку. Как у пассажирки первого класса, у Кейт был высокий шанс выжить. Но у него… он знал, шансов нет. На лайнере всего двадцать лодок, и спастись в них может около тысячи человек, а это значит, что половина людей на этом корабле погибнет. И Уилл, как третий по старшинству офицер после капитана и Уайльда, был одним из них. Управлять лодками в воде – это работа младших офицеров, а не старших. Так что он останется на «Титанике». Единственный корабль, который откликнулся на их призывы о помощи, - это «Карпатия», и он прибудет на несколько часов после того, как «Титаник» скроется под водой и тысячи человек уже замерзнут насмерть. - Мне так жаль, девочки мои, - думал он, помогая женщине сесть в лодку. Он оставил их в детстве и теперь он умрет и оставит их опять. Но, по крайней мере, о Лилиан позаботится ее богатый жених. И Муди, как самый младший офицер, вероятно, тоже выживет, и он проживет долгую счастливую жизнь с Кейти, как они и планировали. - Проходите сюда, мадам! А вот и он, легок на помине. Уилл, погруженный в свои мысли, поднял голову и увидел, что Муди подошел к нему и помогает спускать спасательную шлюпку. Он аккуратно, но крепко поддерживал за локоть пожилую женщину, перешагивающую через пропасть между кораблем и лодкой. Когда шлюпка была загружена – не все места были заняты, но в ней было больше людей, чем в тех, которые Уилл спускал на воду раньше, - он жестом подозвал Муди к себе. Остальные члены экипажа поспешили к следующей шлюпке, но Уилл знал, что это, скорее всего, последняя возможность поговорить с младшим офицером. - Ты видел Кейт? – не теряя времени, Уилл сразу перешел к делу. Муди в ужасе посмотрел на первого офицера. Бросив взгляд по сторонам, он сказал: - Нет, сэр. Я думал… я надеялся, что она уже села в лодку. Я предполагал, что вы знаете, где она. - Я виделся с ней, но она убежала. У Уилла сжалось сердце от страха, когда он подумал, что будет с его дочерью. - Мне очень жаль, сэр, - быстро проговорил Муди. -Я не хотел ... - Все в порядке, - губы Уилла растянулись в легкой улыбке. - Ты любишь ее. Я уверен, что ты будешь заботиться о ней и сделаешь ее счастливой. - Конечно, я постараюсь сделать ее счастливой, - кивнул Муди. - Не сомневаюсь, - твердо сказал Уилл. - Если найдешь Кейт, убедись в том, что она сядет в лодку. - Я попробую, но вы знаете, какая она - не думаю, что она согласится покинуть корабль без вас. - Ты должен убедить ее, - тихо сказал Уилл. - Она не послушает меня, но послушает тебя. У вас двоих впереди долгая жизнь - если ты сядешь в лодку, она пойдет за тобой. Скажи ей что угодно, лишь бы она покинула тонущий корабль. Если ты найдешь ее, я приказываю тебе возглавить команду следующей лодки, которую ты найдешь на борту. Если ты покинешь «Титаник», она пойдет за тобой - я в этом уверен. Муди медленно кивнул. - Я сделаю все, что в моих силах, сэр. Я не сяду в лодку, пока не найду ее. Уилл похлопал Муди по плечу и грустно улыбнулся. – Вот и хорошо, – Уилл вздохнул и протянул руку Муди для рукопожатия. - Позаботься о ней, сынок. Муди снова кивнул. Паника нарастала. Когда спускали на воду лодку номер 15, какие-то пассажиры пытались протиснуться в нее, но Уилл преградил им путь руками, чтобы они не упали за борт. До него долетали испуганные крики людей снизу, его окружали вопли ужаса пассажиров на палубе. С другой стороны корабля раздались три пронзительных выстрела, и он инстинктивно обернулся. Когда Уилл отошел от края борта и пошел к оставшимся шлюпкам в передней части палубы, его догнал мужчина, одетый в смокинг. - Мистер Мердок, - позвал он его, приноравливаясь к быстрому шагу офицера. Уилл взглянул на мужчину и узнал в нем того самого пассажира первого класса, которого встретил несколько дней назад, хотя казалось, прошла целая вечность. Кейт представила его как Кэла Хокли из Филадельфии. - Мистер Хокли, - кивнул ему Уилл. Он взглянул на двух матросов и крикнул им: - Вы двое, за мной! - Как вы знаете, я бизнесмен, - начал Хокли и прибавил шагу, чтобы не отставать, - и у меня есть деловое предложение для вас. Ах, конечно, не хватало только этого – богача, пытающегося всунуть ему взятку за место в шлюпке. - Мистер Хокли, у меня правда нет времени… - Это касается вашей дочери, Кэтрин. Уилл остановился как вкопанный. Он резко повернулся и поднял голову вверх, чтобы посмотреть в глаза Хокли, на лице которого появилась довольная ухмылка. - Теперь, наконец, я привлек ваше внимание, - не спеша протянул он. Позади него стоял пожилой мужчина - вероятно, его помощник или телохранитель. - Вы, двое, идите к лодке, - кивнул морякам Уилл. Они сделали, как им было приказано, и, несмотря на хаос, царящий вокруг, Уилл, Кэл и телохранитель остались наедине. - Откуда вы знаете о моей дочери? – зло прорычал Уилл. Хокли рассмеялся каким-то демоническим смехом. - Я знал это с самого начала путешествия. Надо сказать, это объясняет многое - связывает воедино слухи, которые витали вокруг Алтонов в течение многих лет: Сара исчезла почти на год, а Бет и Адам появились с двумя сиротами сразу после смерти Сары… - Софи, - зарычал Уилл сквозь стиснутые зубы. Хокли сразу перестал насмехаться, на его лице появилось выражение одновременно и вежливое, и озадаченное. - Простите? - Ее звали Софи. Не было смысла отрицать обвинения, наоборот, Уилл даже почувствовал небольшое облегчение от того, что кто-то не из родственников знал правду. - А, хорошо, - Кэл поправил пальто. - Я уверен, что вы понимаете, мистер Мердок, что информации, которой я владею, достаточно, чтобы полностью дискредитировать Алтонов, а значит и ваших дочерей. Уилл молчал. - У прессы будет сенсационный материал, - продолжил Кэл, ухмыляясь. – после такого Бет и Адам уже никогда не покажутся в приличном обществе – делать вид, что внебрачные близняшки их мертвой дочери были плодом идеального брака, в то время как в них течет кровь какого-то нищего моряка! - Вы думаете, раз у вас есть деньги, вы лучше меня? – с отвращением выдавил из себя Уилл. Кэл моргнул. - Ну да, - сказал он, как нечто само собой разумеющееся. - У меня в кармане пиджака больше денег, чем вы можете надеяться заработать за всю свою жизнь, мистер Мердок. Но это только, - он замолчал и поднял палец, - если мы не придем к соглашению. - И что это за соглашение? – голос Уилла был полон ядовитой насмешки. - Я уверен, вы не хотите разрушить жизни своих дочерей, - мягко сказал Кэл, не думая о том, что их могут услышать. Хотя, в любом случае, это уже не имело значения, когда пассажиры в панике бегали туда-сюда. Уилла ужасно мучало то, что этот ублюдок мешает ему продолжать эвакуацию пассажиров, но он не мог заставить себя сдвинуться с места. - Поэтому я предлагаю вам сделку - если вы гарантируете мне место в спасательной шлюпке, я не буду рассказывать газетам об истинном происхождении ваших дочерей. - Сукин ты сын, - прорычал Уилл. - Ты будешь шантажировать моих девочек, чтобы спасти свою шкуру? - Я всегда выигрываю, мистер Мердок, - холодно ответил Хокли, - чего бы это ни стоило. И на случай, если вас не пугает то, что жизни ваших дочерей окажутся разрушены, я сделаю эту сделку еще более соблазнительной. Как я уже говорил, у меня в кармане больше денег, чем вы заработаете за всю свою жизнь - если вы гарантируете мне место в спасательной шлюпке, я могу это изменить. Я дам вам сто тысяч долларов наличными прямо сейчас. Уилл уставился на него, почти не понимая, о чем он говорил. Сто тысяч долларов? Даже не зная курса обмена американских долларов на фунты, он знал, что это огромная сумма денег, гораздо больше той, что он мог заработать за всю жизнь. Более того, он спасет своих дочерей от скандала и позора. Но он не мог посадить этого ублюдка на место какой-нибудь женщины или ребенка. И он был уверен, что ни одна из его девочек не захочет, чтобы он так поступил. - Никакой сделки не будет, мистер Хокли, - сказал наконец Уилл, от его голоса веяло ледяным холодом. Он развернулся, наслаждаясь недоумением, так ярко написанным на лице Хокли, но ему не дали далеко уйти. - Я позабочусь о том, чтобы Кейт села в спасательную шлюпку, - быстро проговорил он. - Она знает меня и доверяет мне - она сделает, как я прошу. - Очевидно, вы ее совсем не знаете, - сухо ответил Уилл, хотя его сердце сжалось от мысли, что Кейт до сих пор еще не в лодке. Хокли закатил глаза и вздохнул. - Подумайте об этом, мистер Мердок, - нетерпеливо сказал он. – Вы можете стать богатым человеком, спасти Лилиан и Кейт от скандала и позаботиться о том, чтобы Кейт спаслась с тонущего корабля. Но если вы откажитесь, она вполне может погибнуть. Вы этого хотите? Уилл тяжело перевел дыхание. Он ничего не знал о Хокли, кроме того, что он явно умел уговаривать - сможет ли он убедить Кейт сесть в лодку? Он не знал, как, но мог ли он упустить такой шанс? Что, если Муди так и не найдет Кейт, и она останется на палубе, пока корабль не затонет? От этой мысли дрожь прошла по его спине. Хокли нетерпеливо оглянулся, начиная беспокоится из-за потраченного на пустой разговор времени. Он полез в карман пальто и вытащил две толстые пачки банкнот, на каждой из которых было написано число 50. - Значит, мы достигли понимание, мистер Мердок? - быстро сказал он, засовывая купюры в карман Уилла. Уилл посмотрел на банкноты и поднял глаза на Хокли. Он не хотел брать эти деньги, но как он мог лишить Кейт шанса избежать мучительной смерти? Нет, он не мог. Секунду он смотрел на Хокли, ненавидя этого человека всеми фибрами своей души, потом развернулся и ушел, не сказав ни слова. Когда Кейт оставила мистера Боксхолла, он запускал еще одну ракету, несмотря на свою уверенность в том, что судно на горизонте не откликнется на их зов. Но вместо того, чтобы снова выйти на лодочную палубу, она повернула налево по тому же коридору, по которому Джеймс вел ее утром. Он завел ее за угол и, как только они пропали из поля зрения рулевого, обнял и поцеловал ее. Она вздрогнула от воспоминаний и продолжила свой путь дальше. Дойдя до каюты отца, Кейт остановилась и коснулась пальцами холодного металла таблички с надписью «Первый офицер». Она была рада, что они помирились. Хотя она и не получила его благословение на ее брак с Джеймсом, она была рада хотя бы тому, что они больше не ссорятся. Вздохнув, Кейт продолжила идти по коридору, пока не дошла до двери Джеймса. Как и со всеми другими событиями, случившимися на корабле, ей казалось, что прошла вечность с тех пор, как она побывала здесь впервые, а не всего несколько часов. Затаив дыхание, она повернула ручку, которая была на-счастье отперта, и толкнула дверь. В каюте царил беспорядок: кровать не заправлена, рубашка небрежно наброшена на спинку стула. Не в силах удержаться, Кейт вошла в комнату, закрыла за собой дверь и взяла рубашку в руки. Она прижала ее к себе, наслаждаясь прикосновениями нежной ткани, и вдыхала любимый аромат. Где он сейчас? Думал ли он про нее? Стоя в его каюте, она ощущала его присутствие. Здесь она могла спрятаться от нарастающей паники овладевшей кораблем, хотя и понимала, что зря теряет время. И все же она не могла заставить себя уйти. Джеймс. Ее милый Джеймс. Невозможно было поверить в то, что они знали друг друга всего чуть больше недели. Он знал о ней все, освободил ее от страхов и - она с трудом могла в это поверить - влюбился в нее. И она тоже любила его так отчаянно, что могла расплакаться от переполнявших ее эмоций. Все случилось не так, как будто молния ударила в тот момент, когда они посмотрели друг на друга - как раз наоборот, они пожали друг другу руки, улыбнулись и решили, что никогда больше не увидятся. Но уже на следующий день он появился в кафе, где она читала книгу, и там они проговорили несколько часов, пока свет и тени двигались вокруг них. Они не могли не встречаться, чем бы не угрожал им ее отец. А потом… Кейт казалось, что она всю жизнь ждала его поцелуя. Хотя она не признавалась в своих чувствах, в глубине души она знала, что любит его и никогда никого не сможет полюбить так же сильно. В этом путешествии она стала женщиной - не только потому, что впервые провела ночь с мужчиной, а потому, что стала совсем другой, новой Кейт. Впервые в своей жизни она самостоятельно сделала выбор, и решение провести свою жизнь рядом с Джеймсом несомненно было лучшим из всех возможных. У них были большие планы. Ей хотелось отвезти его в Далбитти, побывать в коттедже, в котором она выросла. Она хотела, чтобы он познакомился с ее бабушкой и дедушкой, с ее тетями и дядями, с кузенами, а особенно с ее дорогой Гвендолин. Она даже хотела, чтобы он познакомился с Лилиан. Она хотела показать ему прекрасные изумрудные поля, по которым она бегала в детстве, собирая полевые цветы, пруды, в которых она плавала, прекрасное сапфировое небо, под которым лежала, считая облака и утопая в мечтах. Она хотела быть рядом с Джеймсом и отцом одновременно, без секретов между ними, как дочь с отцом, жена с мужем, а отец с зятем. У нее была бы счастливая семья. О, ее дорогой отец. Как же сильно Кейт любила его. Самым первым воспоминанием в жизни было то, как она была отмечала свой третий день рождения. Это был теплый вечер в конце августа, и семья собралась в доме бабушки и дедушки, чтобы у костра петь веселые песни и рассказывать разные истории. Кто-то играл на волынке. Уилл держал Кейт в своих руках, и они, смеясь, танцевали. Он обнимал ее крепко, кружил ее, подпрыгивал вместе с ней и смешил ее еще сильнее. Из-за отца она плакала больше, чем из-за кого-либо другого, но от этого ее любовь не становилась слабее. Она писала ему каждую неделю, когда училась в интернате, и дорожила его письмами, как настоящим сокровищем, поглаживая его подпись кончиками пальцев. Ее обожаемый отец. Ее дорогой Джеймс. Как можно было думать, что она оставит кого-то из них? Конечно, нет. Кейт никогда бы не села на лодку, зная, что Уилл или Джеймс остались на борту тонущего лайнера. И это решило ее судьбу. Она умрет. Она чувствовала внутри себя какое-то странное спокойствие. Но это была лишь видимость принятия. Они все умрут, потому что не могут выжить вместе. Всего неделю назад она думала, что ее жизнь окончена: она выйдет замуж за безликого богатого человека и станет одной из светских львиц в Филадельфии. Теперь она стояла здесь, влюбленная в Джеймса с благословения своего отца, и ждала своей смерти на борту «Титаника». Но она не жалела ни о чем. Когда она стояла там, окруженная тишиной, словно толстым одеялом, она наконец почувствовала это. «Титаник», всегда такой крепкий и твердый под ее ногами, тонул, и только теперь она начала это чувствовать. Кейт поняла, что против своей воли слегка наклонилась вперед, притягиваясь силой тяготения, в то время как нос корабля опускался все ниже и ниже под воду. Палуба корабля была наклонена на одну сторону, чего она раньше не замечала. Рубашка выпала из рук Кейт. Она быстро вышла из комнаты и поспешила к небольшой нише, через которую ее проводил Джеймс, и вышла на офицерский променад. Она подбежала ближе к мостику и, перегнувшись через перегородку, посмотрела на нос судна и в ужасе застыла. Почти половина носовой части «Титаника» была затоплена и сильно кренилась влево. Вода медленно ползла по дереву, покрывая шатуны, веревки, механизмы, с легкостью проглатывая их. Весь их мир уходил из-под их ног, а мистер Боксхолл сказал ей, что ни у кого из них нет надежды. Дыхание Кейт стало прерывистее и тяжелее, когда она смотрела на черную воду, блестящую в отражении огней лайнера. Ее руки так крепко вцепились в переборку, что заболели пальцы. О, Боже, они все скоро умрут!
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты