Black Friday скидки

False Pretenses (Ложные предлоги)

Гет
Перевод
R
В процессе
91
переводчик
ana-scorpio сопереводчик
Emily Glows сопереводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/25838047/chapters/62771608
Размер:
планируется Миди, написано 134 страницы, 9 частей
Описание:
Волдеморт был мертв. Война наконец-то закончилась. Все ликовали, кроме разве что Малфоев. Люциус был в Азкабане, и связь Малфоев с Темным Лордом изгнала их из общества. Оставался только один способ спасти их семейное имя.

— Ты хочешь, чтобы я женился на ... — он не мог заставить себя закончить фразу.
Примечания переводчика:
Разрешение получено.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
91 Нравится 33 Отзывы 30 В сборник Скачать

Глава 8. Маггловский мир

Настройки текста
      Гермиона стояла у входа в ресторан, уже страшась того, что должно было произойти. После того как Джинни прислала ей таблоид, младшая была непреклонна в своем желании встретиться как можно скорее. И вот она во вторник вечером стоит перед зданием, едва поспав шесть часов после изнурительного тридцатишестичасового дежурства в больнице из-за команды авроров, которые оказались в Мунго после перехвата незаконной торговли магическими существами. Эти браконьеры, несомненно, хорошо знали темное искусство. Она вздохнула.       Гермиона перевела дыхание, прежде чем войти в ресторан, радуясь, что он почти пуст. Суета больницы требовала ее полного внимания, что легко было отключиться от всех сплетен. Но как только она ступила в Хогсмид, мельница слухов обрушились на нее, как ураган.       — Сюда!       Она оглянулась и увидела, что Джинни машет ей рукой. Она сидела за столиком в углу ресторана, далеко от окна. Это место было трудно разглядеть посетителям.       Гермиона вздохнула, как только села на стул. Она была гораздо более измучена, чем думала.       — Привет, Джин, извини, что опоздала.       Джинни пренебрежительно махнула рукой в воздухе.       — Не беспокойся.       Гермиона взяла меню со стола, внимательно изучая его, чтобы избежать взгляда молодой ведьмы.       — Что ты будешь заказывать? Я была здесь всего один раз и очень давно. Есть какие-нибудь рекомендации?       — По правде говоря, да.       Затянувшаяся пауза заставила Гермиону оторвать взгляд от списка блюд и посмотреть на ухмыляющуюся девушку, сидевшую прямо напротив нее.       — Я рекомендую тебе рассказать мне о твоем свидании с Малфоем.       Гермиона ожидала этого. Она знала, что рыжеволосая попытается расспросить ее о статье в таблоиде, но знание этого факта не делало переживания менее неприятными.       — О чем ты говоришь?       — Прикидываешься дурочкой? — Джинни с интересом приподняла бровь, положив подбородок на ладонь. — Ты, должно быть, действительно хочешь сохранить все в тайне.       Гермиона вздохнула.       — Джин, уж тебе-то следовало бы знать, что нельзя верить всему, что читаешь.       — Значит, это ложь? — бросила вызов младшая Уизли.       — Все, что пишет Рита Скитер, — ложь.       — Значит, то, что Малфой оказался в Мунго и попросил именно тебя, тоже было ложью?       — Ты же знаешь, что я не могу разглашать информацию о пациентах. Это часть моей клятвы целителя.       — Значит, это «да»?       Джинни молча смотрела на девушку, раздраженно фыркая из-за отсутствия ответа. Очевидно, старшая была подготовлена заранее. Она ожидала, что та будет немного более взволнована, если это было правдой, или рассердится на ложь. Но в ней не было никаких из этих эмоций. А это означало, что она что-то скрывает.       — Знаешь, я ожидала от тебя большей реакции, — Джинни замолчала, следя за каждым движением Гермионы. — Ты не злишься, что Скитер снова пишет о тебе? И на этот раз связав тебя с Малфоем.       — Джин, если я буду реагировать на каждую глупость, которую она обо мне напишет, она выиграет. Она получит больше известности. Она может напечатать больше статей обо мне. Она может переделать мои слова так, как считает нужным, и… — Гермиона пожала плечами. — Это никогда не кончится.       — Так ты просто позволишь ей? — Джинни не смогла скрыть осуждения в своем тоне.       — Иногда лучшая реакция — это отвлечение внимания.       Джинни скрестила руки на груди.       — Хорошо… Так если не Малфой, то с кем же ты тогда ходила на свидание?       — Ничего, если я пока не буду говорить? — Гермиона сложила ладони вместе, умоляюще глядя на нее. — Я имею в виду, что это всего лишь одно свидание. Я не хочу сглазить, рассказав об этом кому-нибудь еще.       Джинни сокрушенно вздохнула и, раскинув руки, снова положила их на стол.       — Ладно. Кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду. Если подумать, когда ты начала встречаться с моим идиотом-братом, то сначала никому не сказала.       Гермиона кивнула, втайне радуясь, что ей удалось заставить младшую ведьму оставить эту тему.       — Но я надеюсь, ты знаешь, что я рядом, если тебе когда-нибудь понадобится с кем-то поговорить, хорошо?       Гермиона взяла руку рыжеволосой в свою, надеясь, что этот жест успокоит ее.       — Спасибо, Джин. Я обещаю, что ты будешь одной из первых, кому я скажу, если все получится, — Гермиона солгала сквозь зубы, зная, что до этого никогда не дойдет. Одна только мысль о том, что они с Малфоем «сработались», вызывала у нее желание фыркнуть.       — И я обещаю, что буду очень поддерживать тебя! — Джинни усмехнулась, крепко сжимая руку подруги. — Если, конечно, это не Малфой! — пошутила она, громко смеясь. — Я тогда должна буду убедиться, что ты не находишься под Империусом!

***

      — Ты готов?       Драко проигнорировал насмешливый тон, который достиг его ушей, когда он сделал глоток кофе из своей чашки. Прошла неделя с тех пор, как поползли слухи о его свидании с Грейнджер. Он должен был признать, что не ожидал, что гриффиндорская всезнайка справится с этим так хорошо.       Блейз с любопытством смотрел на Драко, пока он перебирал бежевый конверт между пальцами.       — Прошло уже несколько дней с тех пор, как она прислала тебе эту записку. Она наконец сказала, куда вы направляетесь?       — Договоренность заключалась в одном незаметном появлении на публике каждую неделю. Каждый из нас выбирает, где именно, поочередно. Я выбирал на прошлой неделе, теперь ее очередь, — Драко смотрел, как Блейз вытаскивает письмо, спрятанное в конверте. — Поскольку я не сообщил ей подробностей относительно места нашего последнего свидания, я предполагаю, что она чувствует необходимость сделать то же самое, — он фыркнул на ее мелочность.       Блейз усмехнулся про себя, еще раз просматривая письмо.       — Интересно, что она выбрала, попросив тебя «надеть удобную одежду, которая не выделит тебя из толпы»? — он сделал паузу, чтобы указать на часть письма. — Она даже дала список возможных вариантов, а также того, что тебе следует избегать, — он хихикнул.       Драко только закатил глаза. У него мелькнула мысль надеть то, что она специально просила не надевать, но он знал лучше.       — Она даже просит тебя взять куртку, и, цитирую: «что-нибудь легкое и подходящее к погоде».       Драко допил остатки кофе и посмотрел на часы. Он солгал бы, если бы сказал, что его не бесит, что она командует, но мысль о том, что он может отомстить ей, успокаивала.       — Мне пора идти.       Блейз усмехнулся, наблюдая, как Драко схватил серый блейзер со спинки стула и накинул его на предплечье.       — Удачи, — поддразнил он нараспев. А в ответ он получил только треск аппарации.

***

      Драко заскрежетал зубами от внезапного натиска нечистот и компоста с отдаленным запахом скота. Он понимал, что они стараются все делать тихо и сдержанно, но неужели они правда должны были встретиться в точке аппарации рядом с птицефабрикой?       — Рада, что ты последовал инструкциям.       Обернувшись, он поднял бровь в ответ на одобрительный взгляд, брошенный шатенкой. Зажав нос, чтобы подчеркнуть свое неудобство, он щелкнул языком.       — Грейнджер, можешь поглазеть на меня в другой раз и вытащить нас к чертовой матери из этой дыры?       Гермиона закатила глаза, ничуть не удивленная таким отношением. Она молча двинулась к нему, протягивая руку. Девушка смотрела, как он слегка отошёл назад, вопросительно приподняв бровь.       — Успокойтесь, ваше высочество, — послышался ее снисходительный тон. — У меня портключ.       Его глаза расширились в панике.       — Портключ?! Куда, черт возьми, ты меня тащишь? — не говоря больше ни слова, он почувствовал, что она пытается схватить его за запястье. Драко уклонился от ее хватки, но вместо этого она схватила ткань его рубашки. Он выругался из-за знакомого, но раздражающего ощущения, что его переносят Мерлин знает куда.       Когда Драко наконец почувствовал под ногами почву, он схватил ее за локоть, оттягивая ее руку со своей рубашки.       — Ты гребаная идиотка! Я на условно-досрочном и не могу просто так…       — Мы в маггловском Лондоне. Он подпадает под твои условия условно-досрочного освобождения. Я проверила, — Гермиона попыталась не сморщиться, когда посмотрела на него в ответ. Она попыталась выдернуть руку, но его хватка была железной. Казалось, никакие толчки и потуги не ослабили ее.       Видя ее дискомфорт, Драко грубо отпустил ее, напрягая челюсти, чтобы сдержать ярость.       — У тебя даже не хватило порядочности сообщить мне, что мы идём другой мир?       — Похоже, теперь мы квиты, — она усмехнулась. В мгновение ока его презрительное выражение стало пустым. Она почти слышала, как работает его окклюменция. Гермиона прищурилась. Она не знала, насколько сильны его способности, но что-то подсказывало ей, что они, по крайней мере, выше среднего.       — Я скрыл характер ресторана. Ты скрыла тот факт, что с помощью чертова портключа мы…       — Какая большая разница, — Гермиона небрежно махнула рукой в воздухе, разворачиваясь, чтобы отойти от разъяренного блондина. Она вышла из переулка на улицу, не желая больше слушать его жалобы.       В странной смеси гнева и паники Драко бросился за ней.       — Мы еще не закончили…       Как только он вышел на бульвар, то застыл в шоке от шума и суеты вокруг. Люди в странной одежде сновали туда-сюда, прижимая к ушам какие-то странные устройства и без конца разговаривая. Громкий гудок заставил его вздрогнуть, когда Драко закрыл уши, смотря широко раскрытыми глазами на гигантский металлический блок, катящийся всего в нескольких футах от него. Парень почувствовал, как задрожала земля, когда он величественно проехал мимо.       — Что за чертовщина…       — Малфой! Ты идешь или нет?       Обернувшись при упоминании своего имени, он увидел Грейнджер, которая нетерпеливо стояла в нескольких шагах от него, положив руки на талию. Он моргнул, наконец заметив, во что она одета.       Это было желтое платье, которое заканчивалось на несколько дюймов выше колена. Бретельки на плечах были такими тонкими, что он, наверное, мог бы сорвать их одним движением пальца. Ее ступни были почти голыми, на них было что-то похожее на струны, демонстрирующие покрытые красным цветом ногти. Ее обычные густые волосы были собраны в высокий пучок на макушке, а несколько локонов выбивались, обрамляя лицо по бокам.       Он что-то пробормотал себе под нос. Он и не подозревал, что у нее красивые ноги. Драко моргнул, качая головой от этой ненужной мысли.       Он уже хотел спросить ее, что, черт возьми, на ней надето, но тут увидел еще несколько женщин, одетых точно так же. На некоторых было еще меньше одежды, чем на ней. Драко снова покачал головой. Похоже, магглы были эксгибиционистами.       Закатив глаза, Гермиона пошла прочь.       — Не отставай, или я оставлю тебя здесь.       Раздраженный, Драко быстро подошел к ее удаляющейся фигуре, наконец-то шагая в ногу с ней. Ему нужно было время, чтобы успокоиться от натиска негативных эмоций, которые пытались вырваться наружу.       — Если ты не дашь мне объяснений прямо сейчас, Грейнджер, тебе не понравится.       Гермиона лениво взглянула на избалованного чистокровного, который теперь стоял прямо перед ней и был на целый фут выше. Отсутствующее выражение на его лице никак не вязалось с его разгневанным тоном. Опять окклюменция, отметила она.       — Ты ведь сам так сказал, не так ли? Цель состоит в том, чтобы заставить Орден поверить, что ты больше не поддерживаешь идеалы, за которые боролся на войне, — она остановилась и подняла руку, указывая на все, что их окружало. — Может ли быть лучший способ заставить их поверить в это, чем то, что ты будешь замечен, прогуливаясь по маггловскому Лондону?       Он сделал долгий, сдержанный вдох.       — Продолжай.       — Как я сказала…       — Двигайся!       Драко недоверчиво уставился на какого-то маггла, который имел наглость накричать на него.       — Что ты?..       Гермиона немедленно встала между двумя мужчинами, бормоча извинения. Она крепко держала Малфоя за предплечье, побуждая его прекратить спор.       — Мы стоим посреди тротуара, — девушка попыталась оттащить его. — Давай поищем другое место для разговора.       Драко презрительно посмотрел на спину мужчины. Как смеет этот маггл говорить с ним свысока?       — Малфой, — послышался требовательный тон Гермионы, пока она ждала, когда он наконец начнет идти. — Прямо через дорогу есть парк, — она указала на площадку, заставленную скамейками. — Там я все объясню.       Драко ничего не ответил и выдернул свою руку из ее хватки. Он быстро зашагал прочь; гнев брал над ним верх. Но как только он перешел на удобный шаг, две руки схватили его за локоть, заставляя резко остановиться. Он отступил на несколько шагов.       — Какого черта, Грейнджер?!       — Зеленый!       Драко в замешательстве нахмурил брови. С каких это пор они говорят о цвете? Он хотел снова закричать на нее, но странное выражение понимания на ее лице заставило его остановиться. Он видел, как она закрыла глаза.       — Светофор, — Гермиона вздохнула, указывая на прямоугольные коробки, висящие в нескольких футах над землей. — Он сообщает машинам, когда двигаться, — она остановилась и указала на мчащиеся машины. — Поэтому, когда они двигаются, ты останавливаешься и ждешь. Когда загорается красный свет, это означает, что машины останавливаются, и можно перейти улицу.       — Что за нелепая система?!       Гермиона чувствовала на себе взгляды нескольких пешеходов, которые тоже ждали, чтобы перейти улицу. Она могла только представить, как странно они выглядели, когда она объясняла правила дорожного движения взрослому мужчине.       — Это так работает, — ответила она сквозь стиснутые зубы, изо всех сил стараясь говорить тише, надеясь, что Малфой поймет намек.       — Что за чушь ты несешь!       — Малфой! — прошипела Гермиона, переводя взгляд на толпу вокруг них.       Открыв рот, чтобы возразить, Драко почувствовал, что его толкают вперед, когда люди начали переходить на другую сторону улицы.       — Что…       — Красный. Пора переходить, — Гермиона закатила глаза, решив держать его за руку, чтобы он не наделал глупостей. Ей хотелось смеяться над тем, как забавно было наблюдать, как он перемещается по маггловскому миру — повсюду бегая глазами, в которых читается смущение и раздражение. Это было похоже на сцену из фильма.       Драко посмотрел на вывеску с надписью «Сент-Джеймсский парк». Он уже собирался потребовать, чтобы она заговорила, но странное скопление людей в непосредственной близости потрясло его.       По зацементированной дорожке бежал полуголый мужчина, но никто не удосужился попросить его надеть рубашку. Драко увидел группу женщин в очень облегающей одежде, стоящих на тонких разноцветных прямоугольных ковриках на траве, делая странные провокационные позы среди бела дня. Группа детей держала в руках мотки ниток, прикрепленные к тому, что, как он предположил, было тканью… нет. Он прищурился. Это было сделано из бумаги?       Гермиона продолжала наблюдать за ним краем глаза, изо всех сил стараясь подавить смех, который клокотал у нее в горле. Культурный шок Малфоя определенно был чем-то, за что она заплатила бы хорошие деньги.       Звук прочищенного горла вернул внимание Драко к миниатюрной девушке, стоявшей перед ним. Она до сих пор держала его за руку, даже когда они замедлили шаг. Парень вырвался из ее хватки, наблюдая, как она все еще стоит в нескольких шагах от него.       — Мы обойдем исторические достопримечательности, и я буду твоим экскурсоводом.       Драко открыл рот, чтобы возразить, но поднятая рука, заставила его замолчать. Он ощетинился от этого неуважительного жеста. Ради всего святого, она же не его мать и не гувернантка!       — Прежде чем ты решишь строить из себя незнамо кого, я хочу, чтобы ты понимал, что вероятность того, что за нами будут следить во время этой экскурсии, очень высока.       Драко не смог скрыть своего удивления от такого неожиданного развития событий.       — Кто? — он увидел, как она высокомерно ухмыльнулась ему.       — А теперь скажи, было так же интересно, если бы ты знал?       Он прищурился, увидев, как мелочно она ответила на его слова.       — Из тех, кто затаил обиду, Грейнджер?       — Немного, — она пожала плечами, прежде чем уйти.       Драко недоверчиво уставился на ее удаляющуюся спину. Неужели она всерьез собирается оставить его, где и когда ей захочется?       — Куда ты, черт возьми, собралась?       Гермиона беспечно оглянулась на него, указывая пальцем на себя.       — Экскурсовод, помнишь? А теперь пошли. Я бы хотела закончить до обеда.       Драко мог только ворчать себе под нос, пока шел за ней, сдерживая остатки своего гнева. Если верить ее словам, то было бы неразумно устраивать скандал там, где их могли видеть. Мерлин знал только, кто мог наблюдать.       Он раздраженно прищелкнул языком и сунул фляжку в нагрудный карман пиджака, испытывая непреодолимое желание сделать глоток. Он ненавидел признавать это, но ее план имел смысл. Никто не поверит, что он по собственной воле отправился в маггловский мир. И если кто-то поймает его здесь, тем не менее, с Гермионой Грейнджер, то слухи распространятся за секунду.

***

      Гермиона притворилась, что смотрит на горизонт, краем глаза поглядывая на Малфоя. Они были на последнем аттракционе — лондонском глазе. Она ожидала, что он закатит истерику, запаникует, пригрозит убить ее, когда она объяснит ему, что они будут делать. Она не думала, что он будет в полном порядке, входя в кабинку, несмотря на то, что из-за выходных здесь было больше людей, чем обычно.       Девушка снова обратила внимание на одежду, в которой он был: темно-зеленый кашемировый джемпер с V-образным вырезом, открывающим часть ключиц, серые брюки, сапоги из драконьей кожи и такой же серый блейзер, перекинутый через предплечье. Руки он держал в карманах, а глаза были заняты осмотром открывшегося вида.       Он молчал на протяжении всей экскурсии, только кивал головой, когда она говорила, задавая случайные вопросы. Гермиона могла сказать, что он до сих пор использовал окклюменцию. Его лицо было бесстрастной маской, а поведение — холодным, но покладистым.       Они посмотрели Биг-Бен, Лондонский Тауэр, Букингемский дворец, Тауэрский мост и Британский музей. Они даже ездили на такси и автобусе, но он ничего не сказал, кроме того, что был напряжен внутри машин. Она не знала, что ей нравилось больше — эта его молчаливая версия или та, что никогда не переставала жаловаться.       Гермиона вздохнула. По крайней мере, его болтливая версия не заставляла ее думать, что у него на уме.       — Ты что-то хочешь сказать?       Гермиона переключила все свое внимание на Малфоя. Его глаза были устремлены на нее, но они были все ещё лишены каких-либо эмоций.       — Ты удивительно послушный.       Он усмехнулся.       — Разве у меня есть выбор?       Гермиона раздраженно прищурилась, услышав обвинительный тон.       — Ты мог уйти в любой момент.       — Давай порассуждаем… почему я об этом не подумал? — Драко остановился, вытащил руку из кармана и задумчиво погладил подбородок. — О, совершенно верно. У меня нет портключа.       Гермиона почувствовала, как ее лицо вспыхнуло от сарказма, который он бросил в ее сторону.       — Ты мог бы спросить…       — И ты бы отказала.       — Почему ты так уверен… — Гермиона замолчала, поняв, что ее голос повысился во время их разговора, и в их сторону обратилась пара взглядов. Она сделала успокаивающий вдох. — Мне бы пришлось, если бы ты попросил, Малфой.       Он пожал плечами и снова сунул руку в карман, не сводя глаз с простора города.       — Конечно.       Она стиснула зубы, чтобы удержаться от саркастического замечания.       — Это последний пункт назначения. Мы сейчас просто пообедаем и…       — Мы можем пропустить этот пункт. Я не голоден.       Гермиона ухмыльнулась.       — О, поверь мне. Ты не захочешь это пропустить. Если уйдём, то все будет напрасно.       Это снова привлекло его внимание.       — Объясни.       — К нам присоединятся два замечательных гостя, — начала Гермиона, повернув голову и увидев, что Малфой уже смотрит на нее. — Под «присоединятся» я подразумеваю, что они понятия не имеют, что мы появимся, конечно.       Драко вопросительно поднял бровь.       — Ты наконец-то расскажешь мне, для кого мы устраиваем шоу?       — Помнишь, ты говорил, что хочешь, чтобы о наших отношениях говорили?       Драко кивнул, не отводя взгляд от тёплых глаз, смотрящих на него в ответ. Солнечный свет придавал им более янтарный вид, чем обычно. Он моргнул.       — И что?       — А кто из наших знакомых лучше всех распространяет сплетни?       Драко ухмыльнулся, когда его осенило. Маска безразличия наконец слетела с лица.       — Близняшки.       Она кивнула.       — Близняшки.

***

      Гермиона знала, что Малфой был умен, но до сегодняшнего дня она никогда по-настоящему не знала, насколько. Ей стоило немалых усилий не таращиться на него одновременно с благоговением и раздражением от того, как легко он вспомнил все то, о чем она болтала днем. Она даже не заметила, что он ее слушает! Но сейчас он произнес монолог так, словно он был восторженным туристом, бродящим по самому сердцу запутанного Лондона.       Дергая себя за рукав, чтобы избавиться от раздражения, Гермиона забыла, что была одета в серый блейзер Малфоя. Он был по меньшей мере на два размера больше, что делало девушку похожей на маленького ребенка во взрослой одежде. Гермионе ничего так не хотелось, как сорвать его с себя, но она вспомнила, что им нужно устроить шоу.       — Чертовски увлекательно! — закончил он, покачав головой, с улыбкой на лице потягивая чай.       Чертовски увлекательно. Гермиона должна была отдать ему должное, этот мерзавец был хорошим актером. Он, вероятно, мог бы стать им в мире магглов. Она остановилась, чтобы изучить его черты, пока он пил чай. Волосы у него были гораздо длиннее, чем в школе. Теперь они доходили ему до затылка, и все еще были зачёсаны назад, но уже не так сильно. Длинные пряди челки падали ему на лицо, доходя до подбородка, а некоторые были заправлены за ухо. У него было чистое лицо с аристократическими чертами, и соответствующая грация.       Раньше она никогда не обращала на него внимания, и сейчас ей было неприятно признавать, но он был несправедливо… привлекательным. Не то чтобы это делало его менее ублюдком.       — Гермиона?       Она моргнула.       — Что?       — Все в порядке?       Он только что назвал ее по имени? Гермиона откашлялась и рассеянно принялась помешивать свой уже остывший чай.       — Да, извини. Я на мгновение отвлеклась, — она смотрела, как он улыбается ей. Выражение его лица было таким открытым, таким расслабленным, таким… не-малфоевским.       — Наконец-то поняла, какой я красивый?       Нет. Он все еще был Малфоем. Она закатила глаза.       — Ты когда-нибудь устаешь от разговоров о себе? — теперь она видела, как он тихо смеётся, а его серые глаза весело сверкают.       — Только не с тобой, Гермиона. Только не с тобой.       Она почувствовала странное ощущение внизу живота, заставившее ее сделать глоток чая. Гермиона забыла, что по контракту они должны обращаться друг к другу по именам в присутствии других людей.       Не собираясь отступать, Гермиона посмотрела ему прямо в глаза, повторяя раздражающую ухмылку на его лице.       — Как скажешь, Драко.       Она почувствовала, как он на мгновение замер, и его улыбка слегка погасла, прежде чем он потянулся за чаем, чтобы тоже сделать глоток.       Понимая, что ему так же неловко, как и ей, от этой внезапной перемены, она решила сменить тему.       — Они все еще там? — прошептала Гермиона.       — Они таращились на нас с того самого момента, как вошли. Это было минут десять назад, — Драко ухмыльнулся, делая вид, что разглядывает свой недоеденный скон, и ткнул в него ножом. — С тех пор они держат в руках эти крошечные металлические штуковины, которые легко открываются.       Гермиона почувствовала, как все ее тело замерло. Схватив сумку так спокойно, как только могла, она начала перебирать ее содержимое. Она вытащила сложенный титановый блок; маленький монохромный экран сверху показывал время.       — Ты имеешь в виду это?       Драко кивнул.       — Да. Тот, который ты использовала, чтобы подозвать одну из этих машин, — он замолчал, вспоминая, как они называются. — Такси, — добавил он почти мгновенно с легкой довольной улыбкой на лице. — Ты сказала, что это позволяет звонить в компанию, которая их посылает.       Гермиона в ужасе закрыла глаза. Она не ожидала, что у близняшек Патил будут маггловские технологии.       — Нам нужно уходить. Сейчас.       Драко изо всех сил старался придать своему лицу приятное выражение, исподтишка изучая ее взглядом. Он встал, вытаскивая из кармана маггловскую валюту, радуясь, что у Грейнджер хватило здравого смысла вручить ему деньги, прежде чем они вошли.       — Этого достаточно?       Гермиона взглянула на деньги, которые он оставил на столе, и кивнула, не потрудившись объяснить, что он положил слишком много. У них были проблемы посерьезнее.       — Нормально, — она натянуто улыбнулась и направилась к двери.       Гермиона почувствовала, как чья-то рука легла ей на поясницу и мягко повела к выходу. Она хотела сказать ему, чтобы он отвалил, но знала, что близняшки Патил следят за каждым их шагом. Она стиснула зубы, решив сосредоточиться на том, чтобы как можно скорее выбраться из кафе.

***

      — Не хочешь ли объяснить, почему мы так спешим, Грейнджер? — он повернул к ней голову, и они быстро зашагали по улицам. Ее молчание раздражало, но напряженность на ее лице говорила, что он должен следовать ее примеру.       — Я объясню через минуту. Нам просто нужно убедиться, что близняшки не идут за нами.       Драко кивнул, когда они пересекали улицу, отметив про себя, что на этот раз нужно проверить светофор. Гермиона попыталась подавить усмешку, но он видел, как она развеселилась. Она почувствовала, как он слегка толкнул ее плечом, заставив неловко споткнуться.       — Очень зрело, Малфой, — она закатила глаза от невинного взгляда, который он послал ей в ответ.       Пройдя еще пару минут, они наконец нашли заброшенный переулок. Вытащив портключ, Гермиона схватила Малфоя за руку и активировала его без единого слова предупреждения.       Драко выругался от ощущения тяги, когда они приземлились обратно на мусорную свалку.       — Черт возьми, Грейнджер, ты даже сигнала подать не можешь? — он сплюнул, пока массировал виски, все еще чувствуя головокружение от резкого перемещения.       Обернувшись, он увидел, что она согнулась пополам и положила обе руки на колени. Он нахмурился, успокоенный тем, что она была так же дезориентирована, как и он.       — Нам нужно поговорить, — Гермиона застонала от неудобства. Почувствовав руку на своем плече, она задохнулась от знакомого ощущения аппарации.       Она упала на колени, вытянув руки, чтобы не дать остальному телу рухнуть на пол. Повернув голову на звук стона, она увидела Малфоя, распростертого в нескольких шагах от нее. Он сидел, прислонившись спиной к дивану, вытянув ноги и обхватив голову руками. Похоже, они вернулись в его временное жилище.       — Ты тупой мерзавец! Ты мог нас расщепить!       Драко прижал обе ладони к глазам, не потрудившись удовлетворить ее ответом.       Поднявшись, чтобы подойти к ближайшему креслу, Гермиона только застонала от досады.       Тяжелая тишина заполнила комнату, пока они оба пытались собраться с мыслями.       — Объясни.       Гермиона снова обратила свое внимание на поникшего блондина, все еще сидящего на полу прямо напротив нее. Кроме глубоких успокаивающих вдохов, он больше не двигался.       — Что объяснить?       Оторвав голову от рук, он раздраженно посмотрел на нее.       — Какого черта мы бежали от Патил?       Гермиона почувствовала, как ужас возвращается в десять раз сильнее. Она вздохнула и вытащила свой телефон.       — Это сотовый телефон. Это форма маггловской техники, которая используется для множества вещей.       Драко застонал.       — Я, мать твою, не в настроении выслушивать еще одну твою бессвязную лекцию, Грейнджер!       Не обращая внимания на его вспышку, она начала стучать по клавишам, поворачивая устройство к нему.       Услышав тихий щелчок, Драко прищурился.       — Что, черт возьми, это было?       Еще один щелчок.       — Грейнджер, клянусь Мерлином, если ты сейчас же не объяснишь мне, что происходит, я засуну эту прямоугольную коробку тебе в глотку, — щелкающий звук — это все, что он услышал в ответ.       Драко мгновенно оторвался от пола и подошел к ней, хватая руку с телефоном. Сила этого жеста заставила ее встать.       Как только их взгляды встретились, Гермиона повернула устройство, чтобы показать ему, что она сделала.       Драко широко раскрытыми глазами смотрел на свою разъяренную фигуру на крошечном экране, который она держала в своей ладони.       — Он может сфотографировать. Не так хорошо, как камера, но достаточно ясно, чтобы различить лица. Он в основном похож на те, которые ты видел во время уроков Маггловедения в школе, — Гермиона сердито посмотрела на него, раздраженная его сильной хваткой. — Полагаю, ты достаточно умён, чтобы понять остальное?       Драко высвободил ее из своей хватки, наблюдая, как пальцы другой ее руки мягко обхватили ее запястье. Он выдохнул, чувствуя, как часть его гнева рассеивается. Он не ожидал, что этот жест заставит ее подняться на ноги.       — Я не хотел, чтобы было больно.       Его окольные извинения застали ее врасплох, но она расправила плечи, глядя на него с презрением.       — Но было.       Драко почувствовал странное желание извиниться еще раз, но сдержался. Он провел рукой по волосам, направляясь к столику с напитками, откупорил бутылку огневиски и поднес ее ко рту. Он даже не потрудился взять стакан.       Гермиона прищурилась, глядя на эту сцену. Был ли он алкоголиком? Она потянулась рукой к левому нагрудному карману его куртки, которая все еще была на ней, нащупывая контуры того, что скрывалось в нем. Она открыла его, когда ходила в туалет, и сильный запах, который донёсся до нее, мог быть только одним — огневиски.       — Значит, у них есть конкретные доказательства.       — Да, — она посмотрела ему в спину. Одной рукой он держался за стол, а другой — за бутылку спиртного. — Но я не думаю, что фотографии получатся очень удачными. Они были довольно далеко.       Драко сделал еще один глоток, прежде чем закупорить бутылку и поставить ее обратно на стол. Повернувшись, он прислонился к нему спиной, сложив руки на груди.       — И что ты предлагаешь нам делать?       — Ну… — Гермиона удивленно моргнула, не ожидая, что он спросит ее мнение. — Мы ничего не можем сделать.       Он кивнул в знак согласия.       — Будем надеяться, что завтра эти следы появятся во всех новостях, — глаза Драко были прикованы к ней, оценивая ее реакцию.       Гермиона не удержалась и закатила глаза, снимая блейзер, который он ей одолжил, и бесцеремонно швыряя его на диван.       — Расслабиться. Я не собираюсь паниковать, — она плюхнулась на ближайшее кресло.       — А?       — Я все это спланировала, помнишь? Конечно, я не ожидала, что они знают о маггловских технологиях, но это не меняет предположения, что они распространят этот слух намного быстрее, чем любой из нас может предсказать.       — Выходные новости — это самое худшее. У всех очень много времени, чтобы посплетничать, — Драко медленно подошел к дивану напротив кресла, на котором она развалилась. — В понедельник об этом будет говорить весь город.       — Малфой, — послышался ее раздраженный тон. — Я не дура. Я понимаю, что должно произойти.       — Главное, чтобы ты понимала, — Драко сел, закинув ногу на ногу и скрестив руки на груди. — Последнее, что мне нужно, это чтобы ты требовала, чтобы мы прекратили все это дело. В конце концов, ты же поставила условие в контракте…       — Я знаю Малфоя. Я внесла правки.       Драко вздохнул, когда понял, что они двигаются по направлению к очередному спору. Он откашлялся, решив полностью сменить тему разговора.       — Так скажи мне… Как именно ты узнала, что близняшки Патил будут в этом ресторане, в это конкретное время, в этот конкретный день?       — На прошлой неделе я ходила за покупками в аптеку и случайно услышала, как Парвати и Сьюзен Боунс болтали об этом ресторане и о том, какие вкусные там булочки. Она все говорила о том, что в этот день в полдень пойдёт с Падмой пробовать их.       — В начале прошлой недели? — начал Драко с насмешкой в голосе. — Это было до нашего первого свидания.       Гермиона хотела закатить глаза при упоминании их «первого свидания», но решила не обращать внимания.       — Очевидно, — она моргнула, увидев, что он пристально смотрит на нее; его глаза изучали ее.       — Мы могли бы пропустить всю эту экскурсию. Мы могли бы направиться прямо в ресторан.       Гермиона позволила себе ухмыльнуться.       — Да. Мы могли бы. Но ты должен признать, что твой восторг по поводу маггловского Лондона только добавил правдоподобности.       — Ты могла бы просто дать мне информацию для запоминания, — он бросил вызов. — К чему все это? В этом не было необходимости.       — О, но у тебя было прекрасное выражение лица. В конце концов, подлинные реакции всегда лучше поддельных, — Гермиона с молчаливым удовольствием наблюдала, как его лицо ожесточилось. В конце концов, он был не единственным человеком с безупречной памятью. Она видела, как он крепко сжал челюсти, сдерживаясь, чтобы не попасться на ее удочку.       Драко на мгновение задумался над своим ответом. Ее раздражало, как умело она использовала его слова против него самого. Как будто она всегда ждала удобного случая, чтобы вывести его из себя. Он вздохнул, отбросив первоначальное раздражение и позволив себе слегка усмехнуться.       — Должен признаться, я тронут. Никто никогда не прилагал столько усилий для меня на свидании, — послышался его покровительственный тон.       Не обращая внимания на его сарказм, Гермиона ответила сладкой улыбкой:       — Итак, как прошел ваш первый опыт в мире недостойных магглов, ваше высочество?       Драко поднял бровь в ответ на не слишком тонкий укол.       — Мне определенно не помешала бы компания получше.       Гермиона моргнула. Раз. Второй. Он что, просто пошутил? Он. Драко Малфой. Чистокровная элита. Ненавистник всего и вся, что связано с магглами. Легкомысленно прокомментировал свое путешествие в маггловский мир?       — Значит, ты бы не возражал, если бы пошёл с кем-то другим? — она бросила вызов, а тон ее голоса был немного недоверчивым.       Осознав свою оплошность, Драко решил пожать плечами в ответ. Он почувствовал, как ее глаза сверлят его, когда прочистил горло и указал на камин.       — Если нам больше нечего обсуждать…       Гермиона глубоко вздохнула, глядя на него в последний раз. Она была уверена, что больше ничего от него не добьется. Разочарованная, она направилась к кучке зеленого порошка, сложенного у камина.       Она хотела, чтобы он ответил на ее вопрос. Она хотела попросить его объяснить, что он имеет в виду. Но какая-то часть ее не была уверена, что она готова к этому разговору. Не было смысла проверять, изменились ли его идеалы и убеждения, но будь она проклята, если ей не любопытно.       Драко отвел от нее взгляд, игнорируя легкий кивок на прощание, который она послала ему. Когда она исчезла в зеленом пламени, странное чувство дискомфорта поселилось в глубине его живота.       Что это на него нашло?

***

      — Объясни!       Тео подпрыгнул, почувствовав, как что-то ударило его в грудь. Он взглянул на скомканный экземпляр «Пророка», прижатый к его туловищу. Он вздохнул.       — Привет, Тео! Как мило, что ты пришёл, как только получил тот громковещатель, который я послала тебе утром! Не хочешь ли позавтракать? Или, может, чаю с печеньем? — он замолчал, насмешливо приподняв бровь. — Это обычная вежливость, Пэнси. Хотя мне следовало бы знать, что от такого человека, как ты, этого ожидать не стоит.       — Я не в настроении, Тео! — Пэнси отпустила газету и скрестила руки на груди.       — Я тоже. Я проснулся от звука твоего голоса, черт возьми! Письмо было…       — Драко и Грейнджер, — Пэнси оборвала его сквозь стиснутые зубы, указывая на фотографию на странице, которую наследник Нотта зажал под локтем.       Сложив листы бумаги так аккуратно, как только мог, Тео положил фотографию на самый верх стопки. Он с интересом разглядывал застывшую картинку. Несомненно, это было сделано маггловским устройством. В нем было что-то зернистое, и детали были немного размыты, но этот оттенок светлых волос и эти характерные серые глаза могли принадлежать только одному человеку. Он небрежно просмотрел остальную часть статьи.       — Ты уверена, что это они? — он услышал, как она усмехнулась над его вопросом. — Человек действительно похож на Драко, но он никогда не был в маггловском мире, так что…       — Это он! В этом нет никакой ошибки!       — Тогда почему ты так уверена, что это Грейнджер? Все, что я вижу, — это затылок девушки.       — Она может накладывать заклинания это гнездо сколько угодно, но я знаю. Назови это интуицией, Тео, но я уверена, что права. Кроме того, на днях я столкнулась с Милли, и она сказала мне, что Астория видела их собственными глазами, — она сделала паузу, чтобы подчеркнуть свою мысль. — Они вместе ужинали. А теперь тебе лучше начать говорить…       — Зачем, Пэнс! Я понятия не имел, что ты и Булстроуд…       Пэнси прищелкнула языком. В данный момент у нее действительно не хватало терпения заниматься с его актерской игрой.       — Начинай. Говорить, — она наблюдала, как он остановился, оценивающе глядя на нее.       Она знала, что он что-то знает. Как бы ей не хотелось это признавать, Нотт был единственным человеком, к которому Драко относился как к равному в Хогвартсе. Возможно, они были в одном кругу, но Драко предпочитал окружить себя прихвостнями, в то время как Тео предпочитал уединение. Но в те несколько раз, когда она видела их взаимодействие, было что-то похожее на симпатию, которую Драко никогда не выражал по отношению к кому-то еще.       Пэнси шагнула к нему и грубо ткнула пальцем в грудь.       — Я имею право знать!       Тео не смог сдержать смешливого фырканья, вырвавшегося из его носа.       — На каком основании?       Пэнси кипела от злости, разрываясь между тем, чтобы смущенно отвернуться и заставить его подчиниться. Взгляд, который он бросил на нее, разозлил еще больше.       — Я не позволю тебе уйти, пока ты не расскажешь мне все!       Тео вздохнул и плюхнулся на перламутровый кожаный диван.       — Почему бы тебе просто не спросить Драко?       — Как будто он мне что-то скажет! — Пэнси протопала к краю дивана, уселась рядом со скрещенными ногами Нотта и хлопнула его кулаком по голени.       Тео взвизгнул, сгибая раненую ногу, чтобы прогнать боль.       — Больно! — Он ударил ее здоровой ногой по пояснице, отчего она неуклюже упала с дивана на пол.       — Ах ты маленький засранец!       Тео вскочил, скрестив под собой ноги, чтобы не упасть.       — Это ты начала!       Пэнси громко взвизгнула от отчаяния, откинулась на диван и ударила кулаками по кафельному полу.       Тео закатил глаза, глядя на разыгравшуюся перед ним драматическую сцену, и откинулся на подлокотник.       — Кажется, ты говорила, что покончила с Драко?       — Так и есть!       Он недоверчиво посмотрел на решительное выражение ее лица.       — Тогда что… — он сделал паузу, чтобы показать рукой на всю ее фигуру. — Это?       Пэнси повернулась и хлопнула ладонью по дивану.       — То, что я его забыла, не значит, что мне все равно!       — И как это… — он снова замолчал, указывая на нее обеими ладонями. — Понимать?       — Она его не заслуживает!       Тео нахмурил брови, пытаясь понять, к чему клонится разговор.       — Почему?       Она бросила на него понимающий взгляд.       — Ты знаешь почему.       — Нет, не знаю, — с вызовом ответил он.       — Я ничего не имею против магглов, но…       — И именно с этого начинаются все расистские и дискриминационные заявления, — Тео оборвал ее.       — Драко несет ответственность за поддержание двух чистокровных линий. Двух. Малфоев и Блэков. Если он женится на маггле, эти два рода никогда больше не будут чистыми. Он в собственноручно перечеркнёт то, что его предки так старательно сохраняли все эти годы!       — Неужели это действительно так плохо?       — Что? — голос Пэнси был едва ли выше шепота. Она была не уверена в том, почему Нотт, казалось, не принимал всю ситуацию всерьез. Она молча смотрела, как он встает с дивана; его взгляд был непроницаем и тревожен.       — Если война и научила меня чему-то, Пэнси, так это тому, что вся кровь одинаковая.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты