Truth and Measure/Правда и мера

Фемслэш
Перевод
NC-17
В процессе
233
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/779826/chapters/1468543
Размер:
534 страницы, 31 часть
Описание:
Энди не оставляет Миранду в Париже и узнает, что одно решение может полностью изменить всю жизнь. Но что ей стоит помнить, принимая решение? Она уже не сможет остановиться на одном.
Примечания переводчика:
«Ведь любовь - это, прежде всего: сладость, правда, мера, а также верность любимому человеку и своему слову». Мария Французская

От переводчика: Это самая объемная и самая лучшая работа в фандоме. Это канон. Она должна быть переведена на русский. Я знаю, что многие ее ждут, поэтому я решила за нее взяться. Приятного прочтения ;)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
233 Нравится 238 Отзывы 67 В сборник Скачать

5.3

Настройки текста
Когда Энди опустошила бокал, она плюхнулась на диван и включила телевизор, решив упиваться свободой по-полной. Во время последнего периода безработицы она ни минуты не позволяла себе бездельничать, пока они с Нейтом изо всех сил старались прожить на зарплату су-шефа. Она каждый день отчаянно копалась на сайтах, ища новые вакансии, совершая телефонные звонки, читая все газеты, которые попадались ей в руки, в надежде, что кому-то понадобится молодой неопытный специалист, только что закончивший колледж. Однажды даже, в момент отчаяния, она решила подать заявку на бесплатное обучение в Herald-Sun, за что Нейт чуть не отрубил ей голову. А потом позвонила Чери из «Элиас-Кларк» и навсегда изменила ее жизнь. Ровно год назад в этот день ее наняла Миранда и Энди проработала на нее целый год. «Если ты продержаться здесь год, то сможешь найти работу в любом журнале, в каком только пожелаешь», — сказала тогда Эмили. Теперь Энди желала только эту работу, которую она только что потеряла. По этой причине, жалея себя, она собиралась сидеть сложа руки и какое-то время просто быть несчастной. Никаких газет сегодня, никаких телефонных звонков. В любом случае, у нее уже есть другая работа, ей просто нужно сказать Найджелу: «Да». Она пыталась убедить себя, что он прав, что она должна радоваться своей новой возможности. Это звучало захватывающе. У нее появилась возможность стать частью чего-то нового, попасть в эпицентр чего-то неизвестного и интересного, посмотреть, окупятся ли риски. Конечно, она не могла представить себе, как будет писать статьи о скалолазании для мужского «Подиума» или как там этот журнал будет называться? Но это не должно быть плохо. Сюрпризы могут быть забавными. «Да», — подумала Энди, пытаясь сосредоточить свои мысли на «Планете животных», вместо того чтобы снова разрыдаться. Она просто жила маленькими сюрпризами жизни. Энди смотрела телевизор до полудня, потом встала, и поняла, что в холодильнике нет ничего съедобного, поэтому она заказала тайской еды, и к тому времени, когда она закончила обедать, был уже час дня, и она решила, что было бы неплохо немного вздремнуть, потому что находиться без сознания сейчас для нее определенно предпочтительнее. Она устроилась на диване рядом журнальным столиком, на котором поставила полупустой контейнер от вока, и включила в очередной раз сериал «Одинокие сердца», который тут же начал вторгаться в ее сны. Саммер продолжала спрашивать Энди, должна ли она снова встречаться с Сетом, и Энди продолжала говорить: «Да какая разница, теперь я лесбиянка», но Саммер не слушала и в конце концов превратилась в стул. Энди проснулась от настойчивого звонка телефона, который оставила в сумке, на кухонном столе. Она больно ударилась ногой о кофейный столик, пытаясь добраться до него, и успела перестать ругаться, только когда ответила на звонок. Это была Миранда. «Привет?» «Ты дома?» «Ну, да». Именно там, где Миранда и сказала ей быть. «У тебя есть планы на вечер?» Миранда должно быть смеется? «Нет», — недоверчиво сказала Энди. «Хорошо. Я заеду к тебе после работы». «Ты… — глаза Энди мгновенно округлились. Она в ужасе обвела взглядом страшный бардак, который царил в квартире. С тех пор, как она убиралась, прошла целая вечность. — Ты приедешь… ко мне?» «Разве я не это только что сказала? — раздраженно спросила Миранда. — Будет легче, если я заеду после работы. Нам есть что обсудить». Нам есть что обсудить. Это было очень близко к «Нам нужно поговорить». Зловещая фраза. Энди вздрогнула: «Ты… ты же имеешь в виду нам надо поговорить о Найджеле?» «Да, — коротко сказала Миранда. — Мы поговорим об этом позже. Жди меня около восьми тридцати. Я обещала девочкам, что буду дома к ужину сегодня». «О, хорошо. Увидимся… позвони мне, если…» «Хорошо», — сказала Миранда и повесила трубку. Энди снова посмотрела на свою квартиру: на полки, которые остро нуждались, чтобы их вытерли от пыли, на изношенные ковры, требующие срочного прикосновения пылесоса, на потрепанный диван и дешевые стол и стулья. Потом она подумала о грязи в ванной. Отлично. Она всегда хотела провести свой день рождения за уборкой в ​​доме. Это худший день в ее жизни. Однако сейчас было три тридцать, так что у нее еще было достаточно времени. Энди тяжело вздохнула, и решила сначала заняться гостиной. Она закатала рукава и принялась за работу. «На самом деле все не так уж плохо», — подумала она, пока усердно оттирала ванну. Уборка отвлекала ее от тягостных мыслей о многих вещах, например, о будущем. А отбеливатель, возможно, убил клетки ее мозга. Трудно знать наверняка, но в любом случае, когда настало семь вечера, квартира Энди была как никогда чистой. Затем она снова вздохнула и сделала то, чего так боялась: упаковала всю свою одежду из «Подиума». У каждой вещи, конечно же, был свой мешок или коробка, в которых Энди неукоснительно хранила эти дорогие вещи в то время, когда ими не пользовалась. Однажды она поймала, и чуть не убила Нейта, который использовал пыльник из-под сумки Изабеллы Фиоре в качестве импровизированной прихватки для духовки. Это была одна из наиболее запомнившихся из их с Нейтом ссор. Обувные коробки и кофры для одежды складывались на кровати до тех пор, пока Энди не была поражена двумя неожиданным открытиями: во-первых, как много вещей она одолжила у «Подиума» за этот год, и во-вторых, как ей удалось запихнуть все это в свой шкаф. Это было отстойно. Все это было совершенно отстойно. Как будто она собрала целый год своей жизни. Ну, так оно и было, не так ли? Здесь было все, ради чего она работала, ради чего изменилась, ради чего каждый день жертвовала собой, отказалась от друзей… и? В итоге, у нее даже не было выбора покинуть «Подиум» и пойти другим путем самой. Она была сейчас в таком же положении, как Эмили, которой дали «волшебный пинок» под зад, только это было примерно в десять раз унизительнее. Эмили, вероятно, была бы просто счастлива услышать эту новость. Энди теперь должна была уйти из «Подиума», и оставить свое место рядом с Мирандой, и все обязанности, которые она взяла на себя и которыми дорожила. Обязанности, которые заставляли ее вставать по утрам и смотреть, что принесет ей новый день. А теперь это больше не были ее обязанности. Теперь все исчезло. Ее внезапно лишили этого всего. На часах было семь сорок, когда Энди поняла, что у нее нет аппетита и она выбросила коробочку с недоеденной лапшой в мусор. Затем она устроилась на диване и стала ждать. Миранда не разочаровала, она позвонила в десять минут восьмого, чтобы подтвердить, что приедет, и приехала ровно в восемь сорок пять. Позже Энди решила, что тот момент, когда Миранда Пристли вошла в ее квартиру и огляделась, был одним из самых сюрреалистических в ее жизни. Но на удивление Миранда не закатила глаза, не усмехнулась, и не повернулась в ту же минуту, чтобы уйти, поэтому Энди решила, что все не так уж и плохо. Миранда выглядела измученной и несчастной. У нее, наверное, был день похуже, чем у Энди, которая, по крайней мере, смогла несколько часов посидеть и посмотреть телевизор, когда все было сказано и сделано. Миранда закрыла за собой дверь, и они с Энди долгое время молча смотрели друг на друга. «С Днем Рождения меня», — сказала Энди. Горькая улыбка скривила рот Миранды, и Энди пожалела, что она решила так глупо пошутить. «На самом деле… — сказала Миранда и кивнула головой в сторону дивана. — Давай сядем». «О, конечно, — опомнилась Энди, сожалея о своих плохих манерах. Просто прошло так много времени с тех пор, как у нее дома была компания. — Хм, ты хочешь чего-нибудь выпить?» «Нет», — сказала Миранда и присела на край дивана. Энди заняла другую сторону, присев на одно колено, так, чтобы она могла смотреть прямо в лицо Миранде. Миранда же поставила прямо обе ноги на пол, и завороженно уставилась на них. «Возьми эту работу», — произнесла она через силу спустя минуту. Энди сглотнула. «Миранда…» «Я сказала, прими это предложение, — резко повторила Миранда. — Найджел прав. Это отличная возможность для тебя. Вряд ли ты еще получишь подобный шанс. Ты будешь полной дурой, упустив его, не смотря на то что Ирв выкрутил нам руки». «Выходит, что мне нельзя вернуться в «Подиум», да? — спросила Энди и снова пожалела, что она не умела держать свой язык за зубами. — Я имею в виду…» «Да, — резко сказала Миранда. — Это значит «нет». «Мне очень жаль», — пробормотала Энди. Миранда посмотрела на нее. «Тебе жаль? Ты сожалеешь? Из всех людей, которым следует сожалеть…ты» Она буквально выплюнула последнее слово, а затем замолчала и отвернулась, устремив взгляд вдаль. Энди не знала, что ей сказать. У нее не было слов. «Я должна была предвидеть это, — сказала Миранда. — Найджела. Я должна была догадаться. Ты говорила мне… » — она покачала головой. «У тебя было полно других вещей для беспокойства», — слабо заметила Энди. «У меня всегда полно разных вещей для беспокойства, — сказала Миранда, и снова посмотрела на Энди. — Но мы пропускаем именно те, которые действительно требуют внимания, не так ли?» Энди неуверенно рассмеялась и решила, что с нее уже достаточно быть на столь «приличной дистанции». Она начала двигаться ближе по дивану, пока ее колено не коснулось бедра Миранды. «Раньше я думала, что люблю сюрпризы», — сказала Энди. «Это должно было случилось в январе, — задумчиво произнесла Миранда, как будто Энди ничего не говорила. — Когда мы обедали с Винсентом, Георгом и Хельгой. Они должно быть знали. Это требовало подготовки, — она сжала руки. — И, конечно, они не сказали мне ни слова. С другой стороны, почему они должны были сказать? Просто потому, что Найджел…» — Миранда чуть не подавилась последним словом. «Ты не хочешь, чтобы я работала на него? — тихо спросила Энди. — Ты хочешь разорвать с ним всякие отношения?» Было бы интересно, что бы Энди сделала, если бы Миранда ответила «да»? Но, к счастью, Миранда сказала: «Нет. Я имею в виду, я хотела бы этого, но это неразумно. Не уверена, что пришло время его полностью списывать со счетов». От этих слов у Энди по спине пробежал холодок, а Миранда продолжала говорить. «Он это доказал сегодня. По крайней мере, у него есть для тебя место. Он знает тебе цену. Возьми эту чертову работу. Он прав — мне пора что-то для тебя сделать». Энди выпрямилась и впилась в Миранду взглядом. «Он так сказал?» «Он много чего сказал, — устало произнесла Миранда. — Он мне наговорил очень много вещей, которые, несомненно, он ждал, чтобы сказать уже очень давно». «О, Боже, Миранда», — произнесла Энди. Миранда махнула рукой. «Я справлюсь с этим, Андреа. Уверяю тебя, я все еще могу смотреть на себя в зеркало, что бы там ни говорил Найджел Киплинг, — Энди сумела слабо улыбнуться. — И, как я уже сказала, он прав. Я давно хотела что-то для тебя сделать, — она посмотрела на Энди. — То, что тебе не под силу». «Я с тобой не поэтому», — сказала Энди. «Совершенно верно, — подтвердила Миранда и закатила глаза. — Что ж, это не то, что я себе представляла, но это будет временная мера». «Что? — Энди моргнула. — Временная мера? Какую пустоту мы заполняем?» К удивлению, Миранда улыбнулась ей хитрой улыбкой, а потом протянула руку и коснулась щеки Энди. «Я кое-что замышляю», — загадочно сказала она. «Замышляешь? — переспросила Энди, широко открыв глаза. — Не могу поверить!» Миранда опустила руку обратно на колени, но слегка наклонилась вперед, и ее глаза заблестели. «Не волнуйся, — мягко сказала она. — Я не побеждена. И никогда не буду. Обещаю, что скоро все наладится, — она взяла Энди за подбородок. — Для нас обеих». После такого у Энди не осталось другого выбора, кроме как наклониться и поцеловать Миранду. Поцелуй был легким и удивительно целомудренным; после такого ужасного дня она совершенно не была в настроении для секса, и кроме того… «Разве Рой не ждет?» — прошептала она, когда они расстались. «Ждет, — кивнула Миранда. — Я сказала ему быть поблизости, пока я не позвоню». «Не мог бы он отвезти это в «Подиум» после того, как высадит тебя? Или завтра утром. Я помогу ему отнести вещи к машине», — поинтересовалась Энди, указывая на груды одежды и обуви на ее кровати. Миранда оглянулась, и ее глаза расширились. Стопка была такой высокой, что ее было действительно видно с дивана. «Вот это неприятность», — сказала она. «Я не знала, что столько накопилось за это время», — робко сказала Энди. «Я тоже, — сказала Миранда. — Надеюсь, что у тебя все еще остались те сапоги». «Да, — призналась Энди. — Я собиралась вернуть их, но потом…» «На свой страх и риск ... — усмехнулась Миранда. — Хорошо. Рой может забрать все остальное. Кстати он был очень расстроен, узнав, что Ирв сделал с тобой сегодня». «Рой хороший парень, — сказала Энди. — Я рада, что ты не уволила его. Эй, вот та вещь, которую ты уже сделала для меня», — добавила она с улыбкой. «Ты правда так считаешь? — удивилась Миранда. — Не будь глупой. Если бы я уволила его, у тебя не было бы ни одной причины не встречаться с ним». У Энди открылся рот от удивления. «Итак, позвони Найджелу и займись уже работой, — сказала Миранда. — И узнай, сможешь ли ты оставить ночь воскресенья свободной. Девочки рассчитывают на тебя». Но Энди не собиралась позволять ей увильнуть от темы. «Вернемся к Рою, — прищурившись, сказала она. — Это было еще в январе, и ты говорила, что не… о, ты знала уже тогда, ты полностью была уверена…» «Интересно, какой торт они выберут? — задумчиво спросила Миранда, и постучала пальцем по губам. — Теперь, когда ты собираешься работать над чем-то мужским, тебе не обязательно так пристально следить за своей фигурой, но ты все равно должна быть осторожной». «Хм, — усмехнулась Энди, скрестив руки на груди, она была рада, что может себе позволить такую вольность, потому что наступил момент облегчения после неприятных и серьезных тем. — Конечно, ведь если я решу потолстеть, ты не сможешь меня остановить, не так ли?» Миранда посмотрела на нее своим долгим и проникновенным взглядом. «Ты ужасно самоуверенно ведешь себя сейчас, хотя ты еще даже не приступила к работе», — сказала она. «Ага, но скоро приступлю — сказала Энди, — и я хочу тебе сказать, что если что-нибудь случится в «Подиуме»… ну, знаешь, если Ирв…» «О, Ирв не…» Энди взяла Миранду за руку и очень искренне продолжила: «…Тогда я хочу, чтобы ты знала, что можешь на меня положиться. Нам, возможно, придется немного затянуть наши пояски, и начать экономить…» Непроизвольный смех Миранды был самым приятным звуком, который Энди слышала сегодня за весь день.

***

В девять тридцать, всего через несколько минут после ухода Миранды, Энди позвонили родители, чтобы поздравить с днем ​​рождения и спросить, как прошел ее день. К своему ужасу, она снова заплакала. Она чувствовала, что слезы бегут из глаз, как вода из открытого крана. «Тебя уволили? — недоверчиво переспросила ее мама. — Она что уволила тебя? ОНА тебя уволила?» «Нет! — сразу ответила Энди пытаясь сдержать, льющиеся слезы. — Нет, мама, она этого не делала. Это был председатель компании. Он просто очень зол на Миранду и хотел ей отомстить, — она вытерла глаза и горько засмеялась. — Я лично получила удар от парня сверху. Думаю, это была своего рода честь». «О, дорогая, — сказал ее отец. — И это произошло как раз тогда, когда у тебя все было отлично. Ты в последнее время казалась такой счастливой». «Да уж, — Энди закрыла глаза. — Я действительно была счастлива, папа. Это было здорово». «Мне очень жаль, дорогая. И в твой день рождения, я не могу в это поверить… У тебя есть какие-нибудь соображения по поводу…» «О, у меня уже есть новая работа, — быстро сказала Энди. — С Найджелом». «С Найджелом?» Вся история заняла много времени, и к концу Энди снова была измотана, особенно потому, что ей приходилось делать паузы, чтобы успокоить родителей и заставить их почувствовать себя лучше, а не наоборот. «Ну, по крайней мере, у тебя есть что-то определенное. Похоже, это может быть очень захватывающе», — наконец сказал отец, стараясь казаться воодушевленным и радостным. «Ага», — сказала Энди, в свою очередь, пытаясь казаться взволнованной. «Мне очень жаль, что с тобой так поступили, — сказала мама Энди, не пытаясь изобразить что-либо, кроме злости. — Мне жаль, что этот мужчина заставляет тебя расплачиваться за ее ошибки». Глаза Энди расширились. Дерьмо. «Мама, нет, — сказала она. — Это не вина Миранды. Это Ирв решил меня уволить, она не несет за это ответственности. Я же говорила вам, что она была добра со мной». «Ну, очевидно, что она вела себя не так, как должна была, раз ты заплатила за это такую цену». «В некотором смысле твоя мать права», — подтвердил отец. «В «некотором смысле»? Ну, спасибо, Ричард». «Я просто хочу сказать, Энди, иногда это опаснее, чем ты думаешь, быть рядом с такой сложной личностью; нельзя класть все яйца в ее корзину. Легко попасть под горячую руку ее врагов. Мне очень жаль, что это случилось с тобой». «Да, мне тоже, — сказала Энди и закрыла глаза одной рукой. — Знаете, я буду скучать по «Подиуму». Вы можете в это поверить? После всех тех жалоб, которые я вам рассказывала…» «Что ж, — сказала ее мать, и теперь она казалась довольной, — может, теперь у тебя будет немного больше свободного времени». «Может быть, — сказала Энди, совсем не уверенная в этом. — Я имею в виду, что начинать новый журнал это так… наверняка там будет много…» «А это мужской журнал, не так ли?» — спросила мама. «Хелена», — твердо сказал ее отец. «Что «Хелена»? Что? Все, что я говорю…» «Давай не будем давить…» «…Разве не было бы замечательно, если бы ты встретила там симпатичного молодого человека? Или где-нибудь еще, правда…» «Хелена, — повторил отец. — Давай не сейчас… хотя, конечно, мы тогда будем очень рады за тебя, дорогая». Энди стиснула зубы, чтобы только не закричать.

***

На следующее утро она позвонила Найджелу и приняла его предложение. «О, слава богу, — сказал он. — Я вчера сражался за тебя с Медузой Горгоной, и мне не хотелось бы думать, что это было напрасно». Энди вздрогнула, желая встать на защиту Миранды, но в то же время — желая знать, что произошло: «Она была ужасной?» «Не настолько, как я ожидал, — признался Найджел. — Она была ранена. И зла. Ладно, она была в ярости. Но она хотела того, что будет для тебя лучше, даже несмотря на то, что она явно хотела сломать мне шею, — он сделал паузу. — Она будет скучать по тебе, Энди. Определенно больше, чем по мне после того, что я провернул». «Она будет скучать и по тебе тоже», — сказала Энди, решив не добавлять, что они с Мирандой все равно будут часто видеться. Или… не очень часто? «Вот почему она так злится на тебя еще», — добавила она. «Данке, Зигмунд, — сказал Найджел без злобы. — Знаешь, мы избегаем друг друга и целый день сидим в своих укрытиях. Сегодня мы не подходили друг к другу ближе, чем на десять футов. Я предупредил ее о своем уходе за две недели. Она сказала, что ей достаточно одной». «Ой», — поморщилась Энди. «Жаль, что следующая неделя не может наступить уже завтра, — сказал Найджел. — Я не могу дождаться, чтобы приступить к новой работе». Его голос почти что дрожал от волнения. Энди усмехнулась, и была рада сосредоточиться на восторге Найджела, а не думать о своем собственном уныние. «А вот тебе не нужно ждать. Официально ты еще не оформлена, но у меня есть несколько вещей, которыми я бы хотел, чтобы ты занялась уже сейчас, если ты не против». «Конечно, подожди минутку, — сказала Энди и взяла свой блокнот. После года работы на Миранду она привыкла держать блокнот всегда наготове, и начинала паниковать, если его вдруг не было в пределах досягаемости. «Хорошо, продолжай». «Наши офисы обустраивают на десятом этаже «Delton Wright». Я позвонил в службу безопасности и сказал, чтобы для тебя сделали временный пропуск, чтобы ты могла подняться наверх. Сходи, познакомься, пожми несколько рук, если конечно там кто-то будет, представься им, ну знаешь, как это бывает. Можешь даже приступить к обустройству своего места и расставить все так, как ты хочешь». «Понятно-понятно, — сказала Энди, решив, в конце концов, что ей не понадобится блокнот. — Что-нибудь еще, босс?» «Ммм. Мне нравится, как это звучит», — втянул носом воздух Найджел. «Ты всегда был моим боссом, — заметила Энди. — Если уж на то пошло». «Ты понимаешь, о чем я. Упс, у меня встреча. Слава богу, ее там не будет. Я позвоню тебе позже». Затем он повесил трубку, не попрощавшись. Энди закатила глаза, гадая, насколько Найджел собирается подражать Миранде, даже не осознавая этого, и насколько он сможет приблизиться к оригиналу. Во время поездки в метро Энди усердно старалась не думать о том, как до вчерашнего дня ее возили на работу и с работы на комфортабельном «Мерседесе». Или как, выйдя из машины, они с Мирандой говорили в лифте, урывая несколько уединенных моментов в начале каждого дня. Интересно что сейчас делает Миранда? Скорее всего, работает за своим столом, потому что сегодня утром у нее не было ничего запланировано, насколько Энди могла помнить ее расписание на оставшуюся неделю. Было немного странно и обидно осознавать, что уже через несколько дней она не будет знать, чем там занимается Миранда, как, впрочем, и ни о чем другом, что будет происходить в «Подиуме». Энди была на полпути к Делтон Райт, ​​когда ее телефон снова зазвонил. Это была Элли. Энди сразу ответила, молясь, чтобы ничего страшного не произошло, и радуясь тому что ее внимание будет переключено. «Привет, Элли?» «Энди, я подумала, — пробормотала Элли, — если я воспользуюсь своим обеденным перерывом и спущусь вниз, чтобы поговорить с Ирвом, может быть, я смогу его очень любезно спросить, и, может быть, он наймет тебя обратно». Ой-ой. «Что там у вас происходит?» «Она ужасна! — зашептала Элли. — Она продолжает говорить тебе, что нужно сделать, а потом вспоминает, что тебя нет, и всегда смотрит на меня так, будто это моя вина…» «Элли…» «А я понимаю, что не могу делать то, что ты делала, Энди, и я никогда не могла, но я пытаюсь, а она даже не…» «Элли…» «…замечает. Она ненавидит меня сейчас, когда я даже не сделала ничего плохого, и Энди, она сегодня просто сумасшедшая, я никогда не видела за всю мою жизнь, чтобы кто-то был таким злым». «Элли! — закричала Энди, и все в вагоне метро посмотрели на нее. Она проигнорировала косые взгляды, и продолжила: Где ты сейчас?» «За моим столом. Вернее, под ним», — поправила себя Элли. «Под столом?» «Она ушла, поэтому она не знает, что я говорю с тобой». «Почему ты под столом?» «Здесь безопаснее», — сказала Элли. «Элли, я не буду разговаривать с тобой, пока ты не вылезешь оттуда и не сядешь на стул, — строго произнесла Энди. — Возьми себя в руки». «Хорошо, — захныкала Элли. Через мгновение она сказала: Все, я села». «Подумай о… — запнулась Энди, и тут у нее появилась идея. — Подумай о Миранде как о задаче по физике». «Это как?» — недоверчиво спросила Элли. «Ну знаешь, — начала Энди, блефуя, потому что она никогда в жизни не изучала физику, но она думала, что это должно быть что-то вроде математики. — Выясни, что в этом уравнение отсутствует, и реши его. Или что-то в этом роде. Подойди к ней так, как ты подошла бы к решению алгебры?» «Алгебра, — задумчиво сказала Элли. — На самом деле, она никогда не была моим любимым предметом». Энди закатила глаза. «Ну, просто…» «Кроме того, я не думаю, что Миранда это — рациональное число». «Возможно», — должна была признать Энди. «Может быть, теория хаоса, — сказала Элли и хихикнула. — Мы можем назвать Миранду странным аттрактором, как насчет этого?» «Совершенно верно», — сказала Энди, ненадолго закрыв глаза. «Так приятно снова пошутить! Я очень скучаю по этому со времен Physics Club в колледже. Разве ты не любила «Physics Club?» «Элли! Соберись!» «Извини», — кротко сказала Элли. «Итак, что Миранда хочет от тебя, чего ты не можешь?» «Все и сразу, — сказала Элли. — Я имею в виду, я могу делать все, что она хочет, но не в одно и то же время, и не так быстро, как она этого хочет. Как ты это делала всегда?» «Я знала людей, которые мне помогали, — сказала Энди. — Людей в Starbucks, метрдотелей в ресторанах, помощников редакторов из других журналов, моделей дизайнеров. Познакомься со всеми кто внизу, как мы. Я пришлю тебе список». «Большое спасибо, Энди. О! Вот она. Я должна идти». «Не возвращайся под стол». «Не буду. Спасибо, Энди. Пока!» Энди признала про себя, что, возможно, дать Элли карт-бланш звонить ей при любой возможности, когда требовалась помощь, было плохой идеей. Но ей совсем не нравилась идея оставить Элли на милость Миранды. А может быть, наоборот. Она скривилась, думая о том, что Миранда зависит от Элли, которая должна предвидеть и удовлетворять все ее потребности и желания, так или иначе. Насколько этот список действительно может помочь Элли? Забота о Миранде — это не только список нужных людей. В последние несколько месяцев (нет, еще даже до Парижа), у Энди развилось некое шестое чувство предвидения того, что Миранде может понадобится, чего она хочет или что сделает. Ну… большую часть времени. Хотя, подумала Энди, были и исключения. Например, в Лондоне, где ее Миранда «очень удивила». Оба раза. Боже! Энди ненавидела, что она сейчас не в «Подиуме» и не делает то, что у нее получается лучше всего. Ненавидела, что она не имеет возможности заботиться о Миранде так, как не могла Элли. Ненавидела все это. Она привыкла быть с Мирандой весь день, почти каждый день, а теперь… она не может быть с ней рядом. И она больше не будет. Ну не так, как раньше. Эта мысль причиняла ей почти физическую боль. Кто вообще, черт возьми, такой Ирв Равиц? Но, возможно, так было лучше. Это — правильно. Их отношения теперь станут менее созависимы. Во всяком случае, так бы сказал психолог. Потом Энди решила, что все эти психологи могут отправиться прямо в ад, а она определенно оставит воскресенье свободным для Миранды. Офисы «Делтон Райт» оказались ничуть не хуже офисов Элиас-Кларк: те же мраморные полы, те же блестящие лифты. Энди показала свои водительские права на стойке безопасности и получила пропуск в установленном порядке. «Офис «Distinguish» (*перевод: отличие) находятся на десятом этаже», — скучающе сказал охранник. Энди моргнула, когда осознала, что Найджел еще ни разу не обмолвился ей, как будет называться их журнал. Интересно, он сам выбрал это название? Возможно, что нет. Она сомневалась, что даже главный редактор был вправе решать такие вещи. Ой, ладно, могло быть и хуже. Как она и ожидала, в офисе царил хаос: несколько стен были снесены, чтобы освободить больше открытого пространства, а в других местах были возведены перегородки. Но офис Найджела был уже готов, и Энди без особых проблем его обнаружила. Кабинет был меньше, чем у Миранды, но с большими окнами и прекрасным видом из него. Ее стол — по крайней мере, она догадалась, что это будет ее стол — находился в маленькой приемной снаружи. Не так уж плохо. В этой части кабинета стены были окрашены в зеленый цвет хаки, и на них уже были развешаны несколько репродукций абстрактного искусства. Все было сделано со вкусом в современном стиле. Но Энди сразу поняла, что ей уже не хватает светлых офисов Подиума, где царила иллюзия света и пространства, которую создавали кремовые стены и стеклянные панели. Но, возможно, это было действительно слишком по-девчачьи, а Найджел явно намеревался найти свое место, и дистанцироваться от Миранды, с ее владениями. «Удачи тебе в этом», — подумала Энди. «Эй, привет! Ты, должно быть, Энди Сакс». Энди повернулась и увидела высокого мужчину в свитере с ромбами, уверенно шагающего к ней с протянутой рукой. Он выглядел на несколько лет старше ее — возможно ему было лет тридцать, либо чуть больше. «Я Брэд Честертон». Отлично, кажется, ее снова будут окружать люди с вымышленными именами. Энди улыбнулась и пожала ему руку. «Привет». «Я старший менеджер по маркетингу, — продолжил Брэд, не отпуская ее руки. Вот дерьмо. — Я много слышал о тебе от Найджела. С нетерпением жду возможности поработать с тобой». Что ж, если он занимался маркетингом, Энди надеялась, что ей вообще не придется работать с ним, поскольку Найджел, казалось, хотел подготовить ее для другой работы — план, который она полностью поддерживала. «Спасибо, — сказала Энди и высвободила свою руку, стараясь не показаться грубой. — Взаимно». «Итак, ты пришла настроиться на рабочий лад? Хочешь я протяну тебе руку помощи?» Брэд осмотрел ее с ног до головы, и Энди пожалела, что надела только свитер и джинсы. Увы, но после прошлой ночи ее гардероб резко сократился. Не смотря на то, что Энди привезла из Лондона много прекрасной одежды от кутюр, но это было не совсем практично для работы; поэтому сегодня ей пришлось одеться в свою старую безвкусную одежду, которую она носила еще до Подиума, и которая ей больше не подходила, поэтому ей отчаянно хотелось иметь что-то новое и более стильное. Конечно, было бы очень нелепо зайти прямо на стройку в костюме и на высоких каблуках. «Нет, спасибо, думаю, я справлюсь», — сказала она, уже чувствуя себя немного подавленной. Казалось, «Подиум» ее испортил во многих отношениях. Она даже подумала, что такие хитрые и самодовольные парни никогда бы не продержались долго рядом с Мирандой. Но в одном Миранда была права: Энди хорошо ладила с мужчинами. К тому же, она имела дело с парнями с комплексом превосходства в «The Daily Northwestern». Газеты были не чем иным, как «мужским клубом». Она могла справиться с Брэдом Честертоном, и, похоже, ей придется это сделать. «Итак, — сказала Энди, выпрямившись и слегка наклонив голову в сторону. — Директор по маркетингу, да? Или, простите, старший менеджер? Между этим есть какая-то разница?» Лицо Брэда немного помрачнело, но он продолжал улыбаться. «Ну, да, эээ, небольшая. Знаешь, я буду подниматься вверх по карьерной лестнице. Как и ты». «Точно, — сладко сказала Энди. — Но уже довольно круто — стоять у истоков». Память зашевелилась; шепот Миранды пронесся в ее голове, и она сказала: «Это действительно захватывающее предприятие». «Определенно, — сказал Брэд, с благодарностью, что Энди увела разговор от щепетильной для него темы. — Знаешь, я перешел сюда из «Максим»? Поговорим о перевороте шаблонов мышления, — ухмыльнулся он. — Во-первых, никаких постеров с красотками в бикини». «Ага, ну, — сказала Энди, — я думаю, что меня это вполне устраивает, — она улыбнулась Брэду. — Я знаю, что ты задумал, но это не сработает». Он почти вздрогнул, а Энди продолжила: «Я думаю, нам всем придется во многом перестроиться. Я из «Подиума». Это тоже абсолютно другое». «Да уж, — глаза Брэда снова загорелись интересом. — Ты была личной помощницей Миранды Пристли, верно? Боже, на что это вообще было похоже? Я слышал, что она совершенно ужасный босс». «Да, — сказала Энди с печальной улыбкой, — но это не так уж плохо. К этому привыкаешь. И я многому научилась». О, самым разным вещам. Она очень старалась не покраснеть, при мысли о своих новых навыках, а затем постаралась не представлять в этот момент Миранду слишком живо, но ее живот все равно скрутило. «Уверен в этом, — сказал Брэд. — Знаешь, мы должны как-нибудь выбраться куда-нибудь вместе, и поделиться историями о наших боевых подвигах за напитками». Хм! Шутки в сторону? «Я думаю, первое время нам будет не до этого, — стараясь увильнуть от каких-либо обещаний, сказала Энди. — Может быть, мы сможем как-нибудь пообедать, если здешний кафетерий будет таким же хорошим, как в «Элиас-Кларк». Его улыбка только слегка дрогнула, когда он сказал: «Верно. Да. Звучит многообещающе… Да. Это похоже на план». «Верно», — кивнула Энди, а потом хлопнула в ладони и потерла их друг о друга. — Ну, а теперь мне лучше начать настраиваться на работу. Было приятно познакомиться, Брэд». «Взаимно, — ответил он. — Я, хм… увидимся». Он слабо помахал ей и ушел. Энди с облегчением посмотрела ему вслед. «Все могло было быть хуже», — решила она, подходя к своему столу, и осматривая компьютер, который еще не был подключен, и телефон с болтающимся шнуром. Энди оставалось только надеяться, что хуже не станет. Она также надеялась, что сможет подобрать хорошее произведение искусства, которое займет почетное место у нее на столе, и на которое она будет будет смотреть все время, потому что Клее, Миро и другие парни, усеивающие стены, ей не очень нравились. Знакомство с «рабочим местом» продолжалось не долго, смотреть здесь было особо на что, и она боялась снова столкнуться с Брэдом, поэтому она сразу отправилась в отдел кадров. Там ее уже ждали соответствующие документы от Найджела, которые он отправил заранее по факсу, чтобы ее трудоустройство произошло как можно скорее. Энди подписала несколько форм, сфотографировалась на пропуск и сразу получила его. Сотрудник отдела кадров, приятный человек по имени Фред, смог заверить Энди, что информационная служба предоставит ей служебный телефон в самое ближайшее время. Например, в первый же день в «Элиас-Кларк» ей подарили «Sidekick» — это было просто необходимо, потому что вся ее работа была нацелена на то, чтобы делать все, что хотела Миранда в любую минуту любого дня. Энди вышла из здания «Делтон Райт» около часа дня, быстро забежала в ближайший продуктовый за сэндвичем, и отправилась за покупками. Она не могла позволить себе Версаче, но она и не могла появиться на новом месте в чем-то совершенно нелепом; пусть это не женский журнал мод, но это все равно модный глянец. Она решила, что если обыщет все магазины секонд-хэнд или Filene, то возможно ей удастся найти несколько приличных вещей. О подделках не могло быть и речи, Найджел заметил бы их за милю, как впрочем и все остальные. И тогда сплетням не будет конца и края. Как жаль, что она теперь не может надеть на работу даже сапоги Шанель, потому что Брэд непременно будет пускать слюни, а Миранда убьет ее, если узнает. Шоппинг хорошо отвлек Энди от множества противоречивых эмоций, и три часа спустя она приобрела шерстяную юбку Proenza Schouler из прошлого сезона, поношенные черные туфли-лодочки Salvatore Ferragamo (остро нуждающиеся в блеске, но вполне пригодные для носки) и шарф Пуччи, с почти незаметным пятном на нем. Потом снова позвонила Элли. Энди тяжело вздохнула. Что ж, в конце концов, она сама это предложила. «Привет, Элли. Что случилось?» «Привет, Энди, — сказала Элли нерешительно — извини, что беспокою тебя, но я думаю, что, возможно, я случайно удалила твою адресную книгу». Энди закрыла глаза и взмолилась к небесам послать ей сил. «У меня есть резервная копия на ноутбуке, — сказала она. — Я пришлю ее тебе по электронной почте, когда вернусь домой». «О, спасибо, — обрадовалась Элли. — Мне жаль». «Нет проблем. Эй, Элли? — спросила Энди, стараясь быть как можно тактичнее — Как ты думаешь, можно ли ограничить количество звонков до одного раза в день? Таким образом ты сможешь накопить свои вопросы и спросить меня обо всем сразу». «О, — протянула Элли таким тихим голосом, что Энди сразу почувствовала неладное. — Хорошо». «Я имею в виду, если нет какой-то чрезвычайной ситуации, — быстро добавила Энди. — Потеря адресной книги — это веская причина». «О, — снова протянула Элли, но на этот раз уже с облегчением. — Спасибо, Энди, я действительно не знаю, что бы я делала, если… ой…» «Что такое?» — настороженно спросила Энди, но тут же услышала на заднем плане холодный голос Миранды, который дал ответ на этот вопрос. «Н-ничего, М-м-м-м-м…» Примерно через десять попыток Элли удалось произнести: «Миранда. Я просто звонила Энди, потому что, мм, потому что…» «Элли, — начала Энди, выйдя из потока пешеходов и, остановившись возле витрины. Но затем в трубке раздался приглушенный глухой звук, и голос Миранды прошипел: «Андреа?» «Привет, Миранда», — сказала Энди, отчаянно желая, слышать этот голос при других обстоятельствах. — Э-э… ​​Я просто помогала Элли с…» Потом она сдалась. «Как у тебя дела сегодня?» «А как ты думаешь? — рявкнула Миранда. — За все время, что ты была здесь, ты передала хоть что-то полезное Элеоноре? Что-нибудь вообще?» Энди глубоко вздохнула. «Хорошо…» — начала она. «Я слышала, как она сказала, что она удалила нашу адресную книгу?» «Мою адресную книгу, — быстро сказала Энди. — Ту, которую я оставила ей, чтобы облегчить жизнь. Это не официальная, — дай бог, пусть это будет правдой. — Я пришлю этот список ей снова». «Она ничего не может сделать правильно, — выплюнула Миранда. — Я никогда не видела такого…» «Ну ладно тебе, — быстро сказала Энди. — Знаешь, с ней было бы проще, если бы ты ее так сильно не пугала. Видит Бог, со мной это сработало». «Видит Бог, если бы у нее была хотя бы десятая часть твоего мозга, это могло сработать и с ней», — сказала Миранда. «Ты просто не спрашивала ее еще о математике», — сказала Энди, пытаясь пошутить. «Я могу заставить ее считать минуты, пока я ее не уволю, как насчет этого?» «Миранда! — потрясенно сказала Энди. — Ты не можешь уволить ее!» «Конечно, могу», — сказала Миранда. «Она сейчас стоит там и слушает это?» «Нет, я в своем офисе». «Она, наверное, все слышит…» «Мне должно быть не все равно?» «Нет, — сказала Энди. — Я думаю, ты знаешь, что…» «Кажется, я помню, как разговаривала с тобой, Андреа, — перебила Миранда напряженным голосом. — О том, что я могу нанять и уволить кого угодно. И что ты не будешь меня в этом винить». «Да, верно, — сказала Энди и, к своему шоку, почувствовала, как слезы жгут ее веки, а гнев поднимается изнутри. — Это, конечно, здорово. Вперед. Увольняй кого угодно и когда захочешь. Вы с Ирвом можете запросто создать клуб по интересам». Она знала, что зашла слишком далеко, как только слова сорвались с ее губ; секунду спустя Миранда повесила трубку, чем подтвердила это. «Черт, — воскликнула Энди и сильно топнула ногой по земле. — Черт, вот дерьмо…» Что это с ней было? Вероятно, она сейчас настолько разозлила Миранду, что та сразу уволила Элли. Энди с большим трудом справилась со своим отчаянным порывом перезвонить Миранде и извиниться. Она знала, что Миранда, вероятно, будет слишком зла на нее, чтобы ответить, и определенно будет слишком зла на Элли, чтобы быть разумной. Вместо этого Энди решила отправиться домой, и лишь когда прошло двадцать минут, после того, как она закрыла за собой дверь, она рискнула позвонить Миранде. После второго звонка ее отправили на голосовую почту. Что ж, ладно. Она вздохнула и решила оставить голосовое сообщение. «Мне очень жаль, — сказала она после сигнала. — Это было глупо… ну, все это глупо, все это отстой, но я не должна была этого говорить. Извини. Я прошу прощения. Гм. Позвони мне, когда больше не будешь на меня злиться». Затем она быстро отправила сообщение, прежде чем смогла бы его удалить, либо отредактировать пятьдесят раз, а потом все же отправить. Через сорок пять минут телефон снова зазвонил. Ее сердце начало бешено биться, но это был Найджел, а не Миранда. Энди ответила, пытаясь проглотить свое разочарование. «Найджел?» «Как все прошло сегодня утром?» «Хорошо, — ответила Энди, решив не упоминать про Брэда. — Место выглядит неплохо. Мне понравился ваш офис. Очень впечатляет». «Да? Разве он не прекрасен? Ты кого-нибудь встретила там?» Увильнуть не вышло. «Брэда из отдела маркетинга», — сказала Энди. «О, тот мальчик, — сказал Найджел. — Вы поладили?» «Ага, значит ты уже познакомился с ним», — усмехнулась Энди. «Я хотел, чтобы Джерри стал директором по маркетингу, — сказал Найджел. — А Джерри захотел Брэда. Извини». «Я справлюсь с ним, не беспокойся — сказала Энди. — Еще я была в отделе кадров, там обо всем уже позаботились, и они сказали, что мне должны выдать служебный телефон… надеюсь, завтра. Так что ты можешь отправить меня на каторгу, когда захочешь». Чем раньше она снова будет занята, тем лучше. «О, кстати, мне понравилось название. Звучит отлично. Кто это придумал?» «Совет директоров проголосовал за несколько предложений, — сказал Найджел, — хотя они любезно приняли и мой вклад. Я не против «Distinguish». Это был, конечно, не худший вариант». «О, да?» «Мое личное предложение, было: «Ecce Homo». Энди, которая только налила себе чашку кофе, чуть не опрокинула ее. «Что?» — ахнула она. «Да. Какой-то парень в совете считает, что он классик и любит латынь». «Ecce Homo*. Боже мой. Ты шутишь. Ты правда не шутишь?» «Я не шучу. Я сказал им, что ничто не может заставить меня отказаться от этой идеи, потому что если добавить слово «homo» в название мужского журнала, это наверняка поднимет к нему интерес». Энди беспомощно рассмеялась. «О, конечно, сейчас это забавно. В любом случае, я лучше пойду…» «Подожди, — быстро сказала Энди. — Миранда уволила Элли?» «Я так не думаю, — удивился Найджел. — Я говорил с ней пять минут назад. Я имею в виду с Элли. Она ничего не сказала об этом. А почему Миранда должна была ее уволить?» «Это хорошо, — с облегчением сказала Энди. — Просто я разговаривала с Элли раньше, у нее было несколько вопросов, и я поняла, что Миранда была… очень злой». «Ну, знаешь, мы все еще избегаем друг друга, — сказал Найджел, — но в кабинках говорят, что она еще не совсем… оправилась. Это шокирует, я знаю. Но мне лучше вернуться к работе. Я позвоню тебе позже, если что-то вспомню». «Хорошо, — сказала Энди. — Пока». Ну, по крайней мере, Элли еще не уволили. Это было уже хорошо. Теперь ей нужно было чем-то заняться. Чем-то полезным. Или хотя бы просто утомительным. Так, чтобы до онемения. Может, ей стоит еще раз пройтись по магазинам? Возможно, но для начала нужно было отправить Элли адресную книгу.
Примечания:
*https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Ecce_homo

Пс: Большое спасибо за ожидание, понимаю, что перевожу я долго, но зато стабильно 😂. Я закончу эту работу, не переживайте. И обязательно переведу ее сиквелы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты