Black Friday скидки

Marionetta del diavolo

Гет
NC-17
Закончен
11
автор
Размер:
Макси, 142 страницы, 14 частей
Описание:
Некогда ранее цветущий город Верона, утопает в многочисленных убийствах и бедности. Изобреталь Чуя Накахара не может смириться с положением мафии, зная, что люди умирают от непростых личностей с белыми нитями на шеях. В один из дней он обнаруживает чемодан, в котором находится кукла. Всё бы ничего, но...

- Создатель, вы очнулись ?

Спасение Вероны, теперь зависит только от них.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Part 11. Любимец твоих дьяволов // Безумная игра

Настройки текста
Примечания:
Спасибо всем, кто читает. Для меня это очень важно.
Крики в голове мешают спокойно спать. Тело сильнее закутывается в одеяло, в надежде укрыться от внешнего мира. Он полон угроз и страданий, ей ли не знать. Машина для убийств, к тебе всегда приходят голоса тех, кто лежит в земле по твоей вине. Но в последние дни это всё начало усиливаться, доходя до возгласов. Йосано приоткрывает тяжёлые от слёз ресницы, и каждая капля разбивается об пол. Кошмары стали приходить к ней сразу после того, как Чуя обрёл свою силу. После их совместного выпада против шатена. Она смогла пойти против своего создателя, но где-то там в шестерёнках, все ещё считает, что была неправа, когда загоняла жертву в паутину. Акико встаёт и берёт в руки гранённый стакан, прокручивает его пальцами, и изучает каждый скол. Когда отраженный свет солнца, падает на неё, она хватается за шею, там отдаётся глухая, тупая боль. Стакан подаёт разбиваясь, девушка привстаёт, и тихо выходит за веником, что бы никого не разбудить и не вызвать подозрений. На носочках проходит прихожую, у Фукудзавы небольшой дом, Дазай и Чуя ютятся в комнате, и после вчерашнего поединка решают его продолжить боем на подушках. Ода спит в гостиной, хозяин стоит на посту. Планы Фёдора, пока никому не известны, одна надежда на ворона, которого послали к Акутагаве. В тихом доме, одна. Веник оказывается на кухне, и изымается из личного пользования, как только она вновь оказывается на месте преступления, то часы на мгновение перестают ходить, чуть позже стрелка бешено крутится, а за стеной слышны пронзительные стоны повелителя времени. Кажется, что его мучают, и по очередности оставляют по всему телу раны. Йосано идёт пробудить его от неприятного сновидения, она вновь выходит из комнаты, и когда приближается к месту отдыха Сакуноске. Замирает на месте. Седые волосы слегка прикрывают закрытые глаза, грудная клетка вздымается от неритмичных вдохов. Кожа грубеет, а на лице появляются совсем чужие для его возраста морщины. Акико не прикасается к нему. Стрелка останавливает своё бешеное движение, Ода перестаёт стонать, и его дыхание становится ровным. Марионетка, слышала от Осаму, лишь одно, этот кукловод потерял свою коллегу, и после этого больше никогда не держал в руках нити. Без куклы, её хозяин может дальше жить, но чаще всего они одновременно покидают этот мир. Такова их преданность друг другу. Бессонница забирает её в свои объятия. Она отдаляется от тела, и решает прогуляться по ночному лесу. Йосано выходит из дома, спускается по деревянным ступеням, и идёт туда, где луна образует серебряные дорожки на водной глади озера. Кромешная тьма, главное, что бы на неё не напал лютый зверь, хотя он сразу же превратится в безжизненную тушу, разрезанную пополам. Она продвигается вперёд, словно чувствует, что её там ждут, сегодня полнолуние, и объявится он. Когда перед ней расступаются деревья, и будто ветками выстилают дорогу к побережью, её вновь пронзает чудовищная боль, у основания шеи. Ветер подымает небольшие волны на воде, Йосано не кричит. Не сжимается. И не пытается убежать от этого. Часть её хочется вырваться наружу. В очередной раз. — Довольно! — Какая ты грубая, хозяйка — Ты хочешь поговорить? — Да, но давай ты в этом мне поможешь. Голос исходит из-за дерева. Акико касается своей шеи, и вытягивает нити одну за другой. На песке образуется небольшая гора полотна, проводит рукой. — Властитель, танцующий на костях. Сердце вырванное из груди. Обратись в пепел, и принеси мне свободу, присущую вольному орлу. Явись, Арахабаки. Над горой образуется облако чёрного цвета, земля начинает дрожать, марионетка отходит на безопасное расстояние и ждёт полного исполнения заклинания. Воздушные массы уносят поднявшуюся пыль с земли, и перед ней стоит её знакомый. Дьявол во плоти. Его тело обвито чёрными лоскутами, глаза блёклые и голубого цвета, на руках чёрные цепи, на них он вешает своих врагов, с бедра в чехле свисает кинжал. Кожа серого цвета, а на голове виден рог, закрученный во внутрь. Волосы взъерошены, на шеи кулон, ограничивающий его силу. — Давно не виделись, дорогуша. — А ты всё также хочешь снять печать. — Да, и сейчас, мы с тобой так близко к нашей цели, Йосано. — Не смей говорить моё имя. — А что такое? Ты сразу начинаешь вспоминать, то, как убила Беллу? — Закрой свою пасть, Арахабаки — Ты просто хотела жить, и если бы ты попала в руки к этому Юкичи. Он бы уничтожил тебя, ведь, он пошёл бы отомстить за свою возлюбленную — Мы живём с тобой вместе уже восемь лет, и ты только сейчас начал давить мне на жалость. Как ты вообще вновь смог заставить печать надломиться? Дьявол сел на песок, и пропустил его сквозь кулак. Задумчиво посмотрел в небо, и начал молвить. — У этого человека моя душа. Тело будет двигаться, ведь им движет лишь одна идея, наполнить собственный сосуд. — А как же твоя задача? — Люцифера, мальчонка не интересует. — Почему же?— Акико недоумевала — Прошло много лет, всё это время я мог наблюдать за ним пользуясь тобой, но не мог ухватить. Когда же он пробудил тебя от заклинания Рампо, я смог понять, что у него нет должной силы, и мой господин ошибся. — Проклятое дитя, разве не источник силы и вечной жизни? — Верно, но, как думаешь почему. Коё пришла к нему только месяц назад. Ведь кукловодов обучают с пяти лет, Белла же была убита, когда ему было семь, Озаки спокойно могла взять его на воспитание. — Неужели. — Он совершенно бесполезен. Йосано, не могла поверить в то, что её смысл жизни, в том, что бы защитить рыжеволосого навсегда пропал из виду. Для чего же тогда, она была создана. — Ты знаешь кто проектировал тебя? И почему меня запечатали. — Эдогава, сделал мои запчасти, в то время, когда тебе поступил приказ. Но тогда, до рождения Чуи, оставалось два года. Что ты делал всё это время? — Хороший вопрос. Меня изгнали из ада. Знаешь, про дьяволов часто слагают, то, что они злые, чёрствые убийцы. Но ведь, мы падшие птицы, которые раньше были ангелами. — Ты, Арахабаки. Был.... — Я был покровителем, и стражем Вероны. Когда на свет явился, Достоевский, мне сразу же перекрыли кислород. Странно, тысячи километров, но ведь и он. Не простой. — Он мог слиться с тобой? И вы бы вдвоём могли убить Люцифера? — Да, Фёдор, в отличие от Чуи был рождён в семье кукловодов, но под экспериментами получил способности проклятого дитя. — Этого не может быть. Как? Цель Фёдора, контролировать всю духовную энергию и марионеток? — Верно, а чуть позже, изобрести проклятье, которое подчинит всех кукловодов, таким образом он встанет у верхушки героев. Волны на воде поднялись, трава забеспокоилась, белки с деревьев срочно перепрыгивали в дупла. Птицы взлетели к луне. Над гладью мелькнул свет меча, он разрезал ближайший пень на две части, и лезвие застыло у шеи дьявола. Фукудзава держал его, дрожащими пальцами. Рукоять могла легко выскользнуть, наконец, он нашёл того, кто причастен, к убийству его любимой. И сейчас, её обещание могло исполнится спустя столько времени — Ты уверен, что хочешь меня запечатать? — Я держу обещание, Арахабаки. — Ты же всё слышит, мальчишке ничего не угрожает. А ты должен, убить её.— он показал рукой на Акико — Она была под твоим влиянием. А ты подчинялся приказам, со стороны своего босса, который уже давно исчез с трона преисподней. Сейчас там тишь, да мрак, ведь не появился ещё не один демон, который смог занять его место. — ЧТО? ГОСПОДИН МЁРТВ? — Он не мог ничего противопоставить времени. Случайная встреча, и он получил смертельное ранение, а кукловод, который смог это сделать, навсегда потерял свою марионетку. — Ода? — Да, он возвращался с задания. А Люцифер хотел забрать женщину, обладающую бескрайней силой. Спросите, как так получилось? Как кукловод, смог убить владыку? — Есть только один способ одолеть даже самого Бога. Любого всемогущего. Создать нити разрезающие пространство. Ода отказался от человечности, и смог обрести единое тело с марионеткой. — Чёрт— Арахабаки выругался и убрал лезвие от горла— Это вполне возможно. Но был же и — Катализатор? — Можно сказать, и так. — Нет, время страшная шутка. И в мире людей, оно играет большую роль, чем в преисподней. — Что мне теперь делать? Дьявол не успел договорить, его материализация исчерпала свой лимит. И он начал рассыпаться в пепел. — Ты станешь нашим козырем. Завтра обретёшь вновь свою душу, и выступишь против Фёдора, который тоже проклят. — Согласен. Последние слова разбились об стену, которая образовалась из-за активизированной печати. На песке оказались чёрные нити, дьявольской марионетки. Акико уже поняла всю информацию, но одно её сильно мучали, и не давало спокойно мыслить. — Сакуноске не ранил его? — Как ты поняла это? — Его волосы на мгновение поседели, на лице появились морщины, получается. — Ты правда хочешь знать об этом? Она кивнула, и собрала волокно. — Он отдал время своей жизни, что бы состарить демона. Марионетка смогла уменьшить его срок жизни с вечности до пятиста лет. Как понимаешь он прожил больше этого срока. — Тоесть, Сакуноске.... — Не будем о плохом. Вернёмся. Оставшуюся дорогу они шли молча. Йосано отвернулась от Фукудзавы, и проронила слезу, вскоре она могла потерять своего товарища. *** Дазай ходил взад и вперёд, дожидаясь ворона, эти пернатые обычно, быстро возвращались либо с благими вестями, либо с плохими новостями. Он сильно переживал за двух сорванцов, ведь на их молодые плечи, свалилось предательство с его стороны. Они могли так подумать, ведь Осаму из любой передряги всегда возвращался, или по крайней мере мог отправить им сообщение, через людей Мафии расставленных в разных уголках города. А сейчас, он испарился, и птица, конечно скажет, что он связался с так называемыми "врагами". И по законам организации его казнят собственные ученики. Нервозность сняла весьма комичная ситуация, Накахара нес воду из колодца, что бы поставить чай, но споткнулся об камень и налетел на темноволосую, прекрасное, железное ведро оказалось на голове барышни. Она густо покраснела, когда Чуя дотронулся до её рук, и их носы практически соприкоснулись. Дазай сразу вспомнил, как стеснялась его Гин, в свой переходной возраст ( когда девочки заглядываются на мальчиков/девочек). Он рассмеялся. В это время рыжеволосый быстро отстранился. — Прости! — Дурак, ты. Она выдала своё платье и побежала в дом. Накахара решил не трогать её, пришлось идти за вторым ведром. Когда Йосано откопала платье в шкафу, она села рядом, с шатером и надула щёки. — До чего вы докатились? — И ты туда же. — Не зря, я главный мозг всей организации.— он ухмыльнулся. — Что делать, теперь? — Ты же знаешь, что если марионетка влюбляется в кукловода,она теряет свою сущность. И становится человеком. — В курсе. Взаимно ли? — Пойди узнай. — ВОТ У ВАС МУЖИКОВ ВСЁ ПРОСТО. КАК Я, Я. — ПЕРВОЕ: НАЧНЕШЬ ЗАИКАТЬСЯ. ВТОРОЕ: ГУСТО ПОКРЫВАТЬСЯ КРАСКОЙ. ТРЕТЬЕ: ЗАБУДЕШЬ, КАК НАДО ГОВОРИТЬ.— на адреналине проговорил кареглазый. —ЧЕТВЁРТОЕ ЗАДУШУ НИТЯМИ. — Послушай, Акико. Тысячи личностей, так и уходят из этого мира не признавшись своей второй половине. Объекты воздыхания, так остаются в неведении о их чувств. Лучше признаться, и возможно получить отказ, чем потом жалеть. — Наверно,ты прав. Акико встала со ступеней дома, и увидев, что её неземной молодой человек, отдаёт ведро Оде, откинула волосы назад, и направилась к рыжему. Осаму скрестил пальцы, всё возможно. Жертвенная любовь, здесь девушка может лишиться своей былой силы, из-за какого-то изобретателя. Совершенно позабыть себя. Честно, так происходят со всеми, кто хоть раз чувствовал, как сердце на миг останавливается. Она влюблена в него, с самого первого взгляда. С первой встречи. И вот, решилась. — Чуя, я хочу сказать тебе кое-что. — Прости ещё раз. — Да, я уже забыла. В общем. — Так! У нас для вас важная информация Дазай и Чуя. Юкичи, как ты не вовремя. — Надо идти, поговорим через час? — Ладно Она придушит этого мечника. Фукудзава вытащил странное устройство, и зажал в руке гранатовый браслет, попросил Осаму и Накахару одеть кольца, и закрыть глаза. Этот ритуал проводился для того, что бы парни узнали о разговоре в ночи. Конечно, ситуацию с повелителем времени он опустил для лучшего момента. Сакуноске понял это, а также то, что Йосано всё известно. Пришлось подойти к марионетке и положить ей руку на плечо. — Мало. Очень мало. Она не смела больше проронить ни капли. Сакуноске многому обучил её, ведь она была похожа на его боевую подругу. С пониманием, отнеслась к этому, и увидела, что действие браслета закончилось, и последние были осведомлены, о прошедших событиях. — Вот это поворот.— присвистнул Дазай. — Значит, я должен встретиться с Арахабаки лицом к лицу? — Для этого я принёс это— из-за пазухи появилась банка. От стеклянной ёмкости, исходила чудовищная, духовная сила. На бумаге была поставлена пентаграмма, было сразу видно, что снять её невозможно по многим причинам. И проще всего? Правильно идти напрололом. — Йосано. Давай. Девушка проделала все манипуляции проведенные под лунным светом. И из нитей материализовался Арахабаки. У цепного пса похолодело по всему телу, Чуя же напротив спокойно смотрел, прямо в глаза, надеясь увидеть в них собственное отражение, а не пустоту. Фукудзава, разбил банку, и дьявол поднёс когти к своей сущности. Он поднёс, то, что могло воскресить его к груди, цепями обхватил сердце, которое не билось под действием пентаграммы, сжал. И всё рухнуло, за одну секунду. Душа слилась с телом. Спали с него чёрные полосы, взору предстало всё то же самое тело, облаченное в цепи, уже по всему телу. Глаза обрели зрачки, волосы стали более длинными, когтями, он указал на Чую. Рыжеволосый направился к нему и поместил перед ним свою ладонь. — Это не опасно, Одасаку? — Нет, внимательно смотри. Дьявол увидел сопливую доброту, в очах своей бывшей добычи. Улыбка на устах изобретателя, и в мгновение, Арахабаки увидел своё прошлое, когда он мог защитить этот город на реке Адидже. Ему стало противно от собственной слабости, он следовал лишь приказам, им манипулировали. И дьявол совершено позабыл, что его цель спасать жизни простых веронцев, даря им частицы духовной энергии. Её не могло хватить, на то, что бы они обрели на способности, но итальянцы могли существовать без еды какое-то время. Ангел защищал город от напасти с севера. Когда обрезали крылья, он не мог парить над этим миром, стал падшим, и преклонил колени. — Разбуди меня, Чуя. — Не подведи меня, Арахабаки. Их ладони соприкоснулись, вспышка постепенно переросла в красно-чёрную сферу. Накахара, сжался. Это чувство будто тебя кидают об стены, со всей силы, а потом ты паришь над землёй. Странно, конечно, но таково объединение двух сил: дьявола и проклятого дитя. На лице Чуи узоры, красные, глаза теряют голубой блеск. Белые склеры, а зрачки становятся кровавыми, из рта течёт струйка крови. Арахабаки встаёт за его плечами и тихо шепчет: — О дарители, тёмной немилости, не тревожьте меня вновь. Железные путы обвивают его шею, в ладонях формируются гравитационные шары, Накахара под действием своей способности. Контроль невозможно осуществить, и пока он обязан попытаться подчинить, силы дьявола своим оружием. Тем временем красные сферы, влетают в различные объекты. Дазай готовится в боевую позицию, он может нейтрализовать эту способность одним прикосновением. — Рано. Накахара, держит свою руку, которая готовится, разрушить всё, что попадётся на пути. Кричит, и цепями удерживает запястье. Арахабаки внутри не сопротивляется, теперь он зависит от рыжеволосого. Тату незабудки, единственное, что не подалось влиянию тёмной энергии. Не забыть собственное имя, голубой цветок, обращает силу в ничто, но тело Накахары уже не выдерживает. — Non più umano. Свет от способности Дазая, и в руки падает практически бездыханное тело. — Их надо оставить вдвоём. Трио уходит в дом. И Акико подбегает к своему создателю. Трогает лицо, и пытается дотянуться до его губ, но он преграждает путь пальцами. — Твой мучитель, ведь? — Да. — Теперь я любимец твоих дьяволов. Внутреннего, и Арахабаки — Я переживала. — Знаю, и это не из-за того, что ты преданна мне, так? Что он делает с ней? Теперь желания на воле. И она может делать, всё, что угодно. Из-за этого несносного она познала много эмоций: радость, любовь и ненависть, сопереживание. Сейчас, она хочет протянуть эти мгновения на более длительный срок. Как это осуществить. Признайся, ты же видишь она. Так без ума от тебя — Я тебя люблю. Обнимает. Тишина всё же нарушается, лишь одной фразой. — Anch'io ti amo. *** Казино на окраине Вероны. Мафия, как то должна сгребать средства для пополнения казны. Перед входом стоит высокий, молодой, человек, вновь и вновь пытающийся прочитать надпись на незнакомом языке. Блондин заходит, всё же убедившийся, что он пришёл по нужному адресу. — Всё запомнил? — Да, Коё. Правда, ваш голос, всё ещё неприятно отдаётся в голове. — Ты ещё жалуешься, Френсис? Ты же хочешь отомстить, действуй, пока, Фёдор обманывает этого недалёкого. — Окей. — Я не понимаю твоего языка, бака. — А я вашего. Фицджеральд, проходит в здание. И садится за ближайший столик. Он сразу же видит самурая, она сидит рядом с Фёдором. Озаки не предавала. Её план состоял в том, что бы схватить Достоевского с помощью Френсиса и Анго. Сакагучи Анго— главный информатор города, он двойной агент, работает и на Мафию, и на правительственные силы. Вот только любые данные, можно получить, лишь одной игрой в шахматы. Сведения могут окончательно изменить город, и индивиду, который не может думать наперёд, нечего давать их. — Значит, сыграем? — По-другому, в этом мире не жить. На стол приземляется доска, и шахматы расставляются по клеткам. Френсис тяжко вздыхает, самое главное, что бы Анго не проиграл этому крысёнышу, в случае поражения придётся сразу же брать Достоевского. Благо, Николай, остался помогать Агате, и Коё была уверена в том, что марионетка здесь не появится. Игроки начали. Всего одна партия, если результатом, становится ничья, то Анго сам решает давать ли информацию, или сказать сопернику поймать удачу за хвост в следующий раз. Его не убили ещё просто из-за того, что в его руках абсолютно всё информирование общественности. Первым ходит русский, играет чёрными. Как, бывалый тактик, он выбирает стратегию наступательного продвижения пешки, которая достигая финальной клетки, становится королём. Он такой же, как и чёрная фигура, тоже скоро сиожет добиться успеха. Партия открытая, и поэтому Сакагучи орудует комбинацией ферзь+слон. Фёдору быстро наскучивает проигрышная идея игрока— ходить пешками. Цель удачного дебюта— эффективное развёртывание сильных фигур. — Кажется, вы ошиблись.— Анго поправляет собственные очки. Достоевский слишком погрузился в игру, что и не заметил, что пошел ферзем рано, теперь фигурой придётся снова ходить. — Неплохо, играете, но вот. Я опережу, ваш ход мыслей. Любитель борща, пользуется совершенно непривычной тактикой введения боя. Контроль над центром он осуществляет по краям доски. Ладьи, ферзь и кони не дают противнику захватить центр. Чёрная пешка уже приблизилась к финалу. Безумная игра. В ней побеждают сумасшедшие. Сакагучи мотает головой. Ногой стучит определённый ритм. И Озаки связывается с американцем, через оберег. — Терпит поражение. Будь готов положить на лопатки. — Вас понял. Фёдор скалит зубы. Все однообразно, и он решает разбить войско всего четырьмя ходами. Эта тактика, часто срабатывает против новичков, но сейчас, давление создаваемое кукловодом, мешает нормально оценивать ситуацию. В глубине души, Сакагучи сдаётся. Прости, Дазай Осаму. Надеюсь угостишь меня виски. И дашь мастер-класс. — Пешка вверх на E2-E3, Анго вытаскивает коней. — Слон на C4 — Ферзь на E7 Всё-таки информатор не намерен отступать. — Ферзь на F3-F7. Шахматы, подаются лишь сумасшедшим. Анго лишь хладнокровен, и спокойно принимает поражение. — Шах и мат. — Прощай. Френсис держит пистолет у виска, Озаки, связывает руки. Русский усмехается. Громко. Анго поздно понимает, что они обречены. — Николя, свяжи предателя. Фокусник появляется из пустоты, и руками "прибивает" лицо Коё, к полу. Фицджеральд успевает кинуть шумовую гранату, чека отходит и взрыв на мгновение оглушает противников. Золотой демон уже не может функционировать, способность Гоголя, и он затянут в неизвестное пространство. — Беги, Френсис. Ему приходится, бросить на произвол судьбы женщину. — Догнать? — Не нужно, его там поджидают. Возвращаемся. Озаки вырубают ударом по голове. Когда на улице, у сердца оказывается лезвие подчинённого Огая. Френсис, уже прощается с жизнью. Как из ниоткуда появляется парень, с пакетом сладостей, в странной панамке, и в чёрных очках. Он кидает в убийцу камень, который тяжелеет под его словами: — Склонись перед сладостями. Тот замертво падает. Рампо подмигивает. *** Осаму, видит вдали, как ворон сопровождает Хигучи. — Смогли. Спустя десять минут, она пытается отдышаться. И сообщает, что никто из главарей не считает его предателем и не держит за злодея. — Они прибудут скоро — Отлично, лишние силы, нам нужны.— Фукудзава улыбается. Вдруг перед толпой, появляются Фицджеральд и Эдогава. — Ты же потерял марионетку. Шатен узнает его. — Готов мстить. — А ты, кто. — Рампо Эдогава, тот, кто изобрёл запчасти, и дал жизнь дьявольской марионетки. Ещё до её проклятья. В глазах хитрость. Йосано разбивает стакан, когда видит его. Теперь им предстоит вместе, искоренить зло. И освободить Верону из лап Достоевского.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты