Алекситимия

Гет
NC-17
В процессе
164
автор
Размер:
планируется Макси, написано 374 страницы, 28 частей
Описание:
Очки упали куда-то на сиденье, глаза пекут, а в груди тяжелые кирпичи, которые никак не убрать. С каждым всхлипом всё хуже и хуже. Чарли немного кашляет и боится посмотреть в окно, когда машина тормозит. Она не хочет смотреть на аэропорт, не хочет улетать.
Нет, она никогда не забудет Тэхена. Она никогда не забудет Чонгука.
Она вернется. Обязательно вернется.
Посвящение:
Насте Булочке!!!
Примечания автора:
Не люблю клише, но люблю красиво обыгранное клише.

Идея пришла ко мне в голову, пока я смотрела банальный эдит с Тэхеном, а потом и с Чонгуком. И вот, мы здесь.

Я решила, что все свои работы по бантосам я буду посвящать своей любимой Насте Булочке. Как-никак, благодаря ей я начала писать по этому фандому.

На самом деле, работа сильно отличается от прошлой, хочется сделать что-то действительно годное. Так что, читайте, наслаждайтесь и пишите отзывы! Я всегда радуюсь, когда вижу иконку нового отзыва для моего фф. Особенно большие отзывы! (Ого, я наглая)

График публикации глав нестабильный. Но, я буду стараться раз в неделю. Спасибо за понимание!

Для каждой главы имеются мудборды. Смотрите примечание перед главой.

*Большинство мест являются выдумкой автора и не существуют в реальности.
Эдиты, которые вдохновили:
https://www.instagram.com/p/B-fCB6Jp_6V/?utm_source=ig_web_copy_link
https://www.instagram.com/p/CDRarwjARcG/?utm_source=ig_web_copy_link
https://www.instagram.com/p/B-vIzbXJ_fH/?utm_source=ig_web_copy_link
https://www.instagram.com/p/B-c2UPIgqbG/?utm_source=ig_web_copy_link

Восхитительная обложка от Юджин: http://images.vfl.ru/ii/1612296423/2d3a1419/33193695.png

Данную работу можно также читать на ваттпаде: https://www.wattpad.com/story/258049489
Поддержать автора финансово: https://www.patreon.com/teapurple
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
164 Нравится 197 Отзывы 42 В сборник Скачать

Chapter XXIV. And suddenly, all the love songs were about you.

Настройки текста
Примечания:
moodboard: https://i.pinimg.com/originals/a2/a4/c2/a2a4c278b689e59b3d6ff8ee51f64d29.png
playlist: https://open.spotify.com/playlist/6BSlN4svF0UxPg5EKKM7YW?si=S8P7evZcRDuS-_4nrDoaAA
Twitter: https://twitter.com/Mine_Tequila
Instagram: https://www.instagram.com/_teapurple_/
Чарли никогда в жизни не употребляла наркотики. Дэнни предлагал ей покурить травку через бонг или затянуться косяком, но Чарли постоянно отказывалась, ведь она не видела в этом ничего полезного и веселого. Да, она любит пить и травить себя никотином, но это сорняки по сравнению с настоящими наркотиками, как марихуана или экстази. Тэхен и Юнги с Чимином чуть ли не ругаются друг с другом, и Чарли от этого почти грустно. Её слишком быстро накрыло, вполне возможно из-за отсутствия пищи в организме. Дэнни никогда не ел и ничего не пил, наслаждаясь кайфом, и это может повлиять на время действия экстази. Чувство замечательное и легкое. Чарли смотрит на друзей и не воспринимает негатив, словно перед ней возник щит. Ей наоборот хочется поднять им настроение, взять их за руки и направиться вглубь танцпола. Сейчас ей не важна музыка, важна громкость и ритм. Чарли не против танцевать с кем угодно, она не против обнять всех вокруг и признать их своими новыми друзьями. — Чимин, найди Чонгука, он должен быть с ней, — Чарли смотрит на Тэхена, нахмуренного и недовольного. — Юнги, пожалуйста, скажи еще раз, что будет с ней происходить. Чимин растворяется в толпе, а Юнги сосредоточенно смотрит на Новенькую. Словив взгляд старшекурсника, Чарли внезапно улыбается и подходит к друзьям, аккуратно беря их за ладошки. У Тэхена, как всегда, прохладная и приятная, мягкая и большая, у Юнги же жесткая, чувствуются мозоли и шершавость. — Перестаньте, давайте потанцуем, — Чарли не узнает свой голос, расслабленный. — Мне хочется поговорить с вами, хочется туда, пошли туда, давайте. Почему я так медленно разговариваю? Почему мне так хочется говорить быстрее? Мне так хорошо, просто вау. Тэхен крепче сжимает ладошку, не позволяя Чарли сдвинуться с места. Юнги же слабо ухмыляется и устало выдыхает. Он смотрит на Тэхена, который всё еще ждет ответа. Чарли не воспринимает ничего, что могло бы показаться ей грустным или пугающим. Зачем ей это? — Судя по всему, ей будет хорошо ближайшие 2-3 часа, — Юнги трет пальцами виски. — Её нужно отсюда забрать, ведь клуб – отличный рассадник для таких, как она сейчас. Я попробую отыскать Харин, одолжу у неё ключи, отвезу к себе домой. — Я с ней, даже если Чонгук найдется, — голос Тэхена приятным медом растекается по телу, подслащивает и приятно окутывает. — Она невменяемая, а зная Чонгука… — Тэхен, перестань бурчать, — Чарли вновь подает голос, ей кажется, что её никто не слушает, но ей нужно, чтобы её слушали. — Ты вечно такой зануда, неужели ты не хочешь со мной потанцевать? Юнги, скажи ему что-то. О, Боже, почему всё так мигает перед глазами, такой приятный свет, и музыка… — Она будет много говорить, как ты уже мог понять, — Юнги облизывает губы. — Может лезть к тебе, ты это понимаешь? Девушка под экстази – это кошка в самый пик своей течки. Чарли смеется. Юнги, который всегда был хмурым и загадочным, кажется ей смешным, маленьким котиком. Она не может убрать улыбку с лица, счастье резким фонтаном выбивается из груди, Чарли не может удержать его. Каждая конечность преисполнена удовольствием, приятным чувством комфорта, уюта. — Вот поэтому я и хочу быть рядом, а не оставлять в клубе, — Тэхен готов рычать, и Чарли, облизывая губы, отпускает ладонь Юнги, полностью прижимаясь к застывшему Тэхену. — Я тебя предупреждал, — Юнги жмет плечами. — Черт, Тэхен, ты такой приятный. Мне так жарко, твой живот и спина такие же холодные, как и руки? — Чарли залазит под черную футболку и чувствует, как по телу Тэхена расползаются мурашки. — Ты такой приятный, как игрушка. Тэхен, послушай меня, почему ты меня не слушаешь? Идем танцевать, хочу танцевать. Чарли осознает, что она делает, и что она говорит, и ей это кажется чуть ли не лучшими словами в мире. Словно она искала подходящую ноту, и вот, она выскакивает прямо перед её глазами, Чарли хватается за неё и вставляет в композицию. Никакого смущения, никакого стыда, их просто не существует. Всё кажется простым, легким, беззаботным и забавным. Тэхен легко кладет руку на спину Чарли, немного прижимая к себе, и ей это нравится. Никакого возбуждения, никаких грязных мыслей, ей комфортно, она чувствует себя ребенком в детском садике. Чарли хочется сесть на коленки к Тэхену, обнять его и говорить, как же ей жарко, как же ей хорошо. — Юнги, что надо сделать, чтобы её попустило? — Нет, только не это, зачем? — Чарли всё еще улыбается и не убирает рук из-под футболки Тэхена. — Мне еще никогда не было так хорошо, ни-ко-гда! Тэхен, моя голова чистая и у меня нет никаких проблем сейчас, разве это не прекрасно? Чарли пытается поймать взгляд Тэхена, смотрит в его темные, глубокие карие глаза, представляя, как в них плещется крепкий коньяк, и ей внезапно хочется выпить. Чарли плямкает губами, осознавая, как её челюсть постоянно сомкнута, как ей хочется чем-то занять рот. Серьезный взгляд Тэхена все равно радует, все равно его суровость заставляет улыбаться. Чарли наслаждается лицом своего друга, пышной шевелюрой, губами и бровями. Ей ужасно нравится смотреть на Тэхена, и на несколько секунд он кажется ей жизненно необходимым кислородом, без которого ей тяжело жить. Слабое беспокойство, некий страх, безмолвная тревога – всё это мелькает на лице у Тэхена, когда вспышки света окрашивают всё вокруг. Чарли хочется, чтобы Тэхен улыбался, чтобы он веселился вместе с ней, чтобы он разговаривал с ней, крепче обнимал и прижимал к себе. — Нельзя употреблять алкоголь, надо что-то съесть, торт или пирожное, — отвечает Юнги, обращая на себя внимание Тэхена. — У меня дома что-то есть, еще литр фанты стоит. — В общем, всё плохо, — Чимин появляется из ниоткуда, тяжело дыша. — Чонгук пьян, он со своими одногруппниками. Тэхен цыкает и закатывает глаза. Он выжидающе смотрит на Юнги, который кивает и удаляется, оставляя парочку на Чимина. Тому ужасно неловко, но Чарли не считает его виноватым. Нет в этом мире виноватых, ведь жизнь – замечательная штука, нельзя тратить её на обиды и злость. Для Чарли смерти не существует, для неё всё в ярких цветах, неоновых и мигающих. — Прости, я не знал… — Чимин, перестань, — скулы болят из-за бесконечной улыбки, но Чарли всё равно. — Наоборот, мне так хорошо. Чарли отпускает Тэхена и прижимается к Чимину. Он поднимает руки в неловком положении, сглатывает и виновато смотрит на Тэхена. Чимин намного-намного горячее не то, что Тэхена, Чимин температурой превосходит Чонгука. Чарли прижимается к нему сильнее, замечая впервые, что у них небольшая разница в росте, и ей удобно. От Чимина пахнет сигаретами, ментоловой жвачкой, ванильным гелем для душа и выстиранной одеждой. Чарли поражается своему обонянию и начинает прижиматься носом к шее Чимина, дабы разобрать последний, неизвестный аромат. — Так, Новенькая, перестань, — Чимин сдержанно выдыхает и, положив руки на плечи, отодвигает от себя Чарли, дабы посмотреть ей в глаза. — Ты под наркотиками, ты хоть это осознаешь? — Конечно! — Чарли улыбается и вновь пытается разобрать запах Чимина, но его сильные руки останавливают, не позволяя приблизиться. — Да ладно тебе, Чимин, тебе не нравится со мной обниматься? Обниматься так хорошо! Тэхен, иди к нам, обнимись с нами, пожалуйста! Тэхен сглатывает и делает шаг вперед, но только чтобы забрать Чарли от Чимина. Тот благодарно кивает и поправляет бомпер. Ему неловко, он прочищает горло и слабо улыбается, ведь Новенькая его веселит поведением. — Да уж, сильно её накрыло…, — Чимин зачесывает волосы, наблюдая, как Чарли теперь прижимается к Тэхену. — Прости, я не знал же, я не хотел, чтобы она была в таком состоянии. — Всё в порядке, главное, что подействовало не в толпе, — грудь Тэхена приятно вибрирует, когда он говорит, и Чарли хочется слушать и слушать, прижиматься и обнимать. — Нас Юнги отвезет к себе, присмотри за Чонгуком, окей? — Попробую. Ты же знаешь, он когда с одногруппниками, то слетает с катушек, — Чимин теряется и опускает взгляд, всё еще чувствуя себя виноватым. — Новенькая, прости. С меня всё, что попросишь. — Тогда, идем танцевать! — Чарли сделала рывок в сторону Чимина, но Тэхен её крепче обнял за талию, заставляя вновь прижаться к себе. — Блин, ну Тэхен, ну чего ты… — Харин дала ключи, погнали, — Юнги проскользнул мимо танцующих и Чимина, направляясь к выходу. — Пошли, пока у неё не наступил катарсис. — Мы бросаем Чимина? Нет, Чимин, пошли с нами, пусть он пойдет с нами, — Чарли смотрит с сожалением на удаляющегося и мило улыбающегося Чимина, пока Тэхен ведет её к выходу. Ноги будто бы летают, шаги кажутся большими, чуть ли не прыжками в пять метров сразу. Всё вокруг продолжает динамично двигаться, свет всё еще не отпускает на волю, громкая музыка удлиняет кайф, и Чарли не хочет уходить. Ей хочется к людям, взять их за руки, прыгать без остановки, пока воздух не покинет легкие, пока ноги не откажут, пока голова набита экстази. Тэхен аккуратно усаживает Чарли на заднее сиденье, затем залазит следом, громко хлопая дверью. Юнги быстро заводит мотор и выезжает со стоянки. — Ты же пил сегодня? — спрашивает Тэхен, пока Чарли расслабляется. — Немного, но Новенькая меня отрезвила, — Юнги ухмыляется, наблюдая за друзьями через зеркало заднего вида. — Боже, она очень странно себя ведет. — Я не веду себя странно, это ты странный, Юнги, — Чарли опять смеется и лезет немного вперед, руками держась за спинки передних сидений. — Ты очень и очень странный музыкальный гений, знаешь? Юнги, тебе бы стоило быть философом, либо же заставлять людей напрягать свои извилины через музыку, — Юнги ухмыляется, но Чарли этого достаточно, чтобы радостно подпрыгнуть. — Хм, от тебя пахнет, как от Чимина. Наверное, тот незнакомый запах был твоим. — Шарлотка, лучше сядь нормально, — Тэхен нежно касается талии, и Чарли тут же оказывается в объятиях Тэхена, звонко смеясь. — О, Боже, мне так ахуенно, это что-то нереальное, — Чарли хватается ладонями за голову, смотря куда-то в потолок машины. — Знаешь, такое чувство… Когда я пьяная, я не контролирую себя, но здесь, будто бы я держу в контроле не только тело, но и внутренний источник энергии, — Чарли жестикулирует и пальцами гладит себя по ключице и груди. — Такое всё волшебное, Тэхен, я бы хотела, чтобы ты то же самое ощутил. Тэхен удобнее обнимает Чарли и прижимает к себе. Он тяжело вздыхает и сглатывает. Тэхен напряженный, и Чарли хочется, чтобы он расслабился, как и она, чтобы он ощутил все те же радостные эмоции, чтобы он почувствовал, насколько жизнь прекрасна. — Странная, потому что много говорит, — Юнги вздохнул, довольно расслабленно держась за руль. — Говорит то, что думает. Обычно, под экстази почти не говорят, сразу лезут трахаться и целоваться. — Ты поэтому подсунул это Чимину? — Тэхен насмешливо ухмыляется, и Чарли слишком громко и восторженно вздыхает, заставляя Тэхена нахмуриться и с замешательством косо посмотреть на подругу. — Не совсем, — отвечает Юнги, безэмоционально, легко, беззаботно, будто он вовсе не хотел накачать Чимина. — Я тоже хотел принять, затем уединиться с ним. Под экстази ты совершенно по-другому ощущаешь всё вокруг себя, у тебя другие оргазмы и секс в целом. Мне хотелось, чтобы Чимин ощутил то же, что и я. Чарли облизывает губы и впервые чувствует возбуждение. Каждое слово, слетающие с уст любого человека, кто находился рядом, странным образом действует на неё. Она пропускает через себя каждую букву, пачкает органы, а затем выходит, оставляя за собой след истинного смысла, что таился в слове. Чарли очень восприимчива сейчас к настроению, к людям, что её окружают. Она теряет нить разговора, застревает, пускает новую ветвь смысла, гуляет по ней, вырывает листья с распустившимися мыслями. — Почему я не удивлен? — Тэхен поправляет волосы и слабо вздыхает, ненадолго радуясь, что Чарли затихла. Чарли облизывает губы во второй раз, во рту подозрительно сухо, но ей на это пока что наплевать. Она немного отодвигается от Тэхена и кладет голову на спинку, чтобы поудобнее любоваться своей детской влюбленностью. Ей хочется говорить, хочется высказать всё, что она думает о Тэхене, и она не понимает, что ей мешает? Никаких проблем, никаких забот, никаких путаниц, сейчас перед ней Тэхен, который выжидающе смотрит, который рядом. Неделю назад они лежали вместе на одной кровати, еще раньше танцевали у неё дома, они целовались на вечеринке и чуть не переспали, они говорили об интимных вещах, и Чарли было очень хорошо с Тэхеном. Тэхен близкий, он дорог Чарли, и она чувствует озарение, внезапное и чересчур громкое. Словно всё стает на свои места. Упавшие со шкафчиков книги сами взлетают, сами прижимаются друг к другу на нужных полочках, выстраиваясь по алфавиту. Показывают истинное значение, то значение, к которому Чарли так долго шла. Всё чисто, стерильно, никакой пыли, никаких предубеждений и волнений, никакого страха. — Тэхен, знаешь, я так давно хотела тебе это сказать, и, я считаю, что именно сейчас мне надо тебе это сказать, — она всё еще говорит слишком быстро, хоть ей и кажется, что язык путается, что время идет катастрофически медленно. — Всё это крутилось у меня в голове, с этим я так долго жила, и сейчас мне кажется, что это самое правильное решение. Моё сердце так быстро бьется, послушай, — Чарли берет ладонь Тэхена и прижимает к груди, из-за чего тот вздрагивает, но руку не убирает, зависая и сглатывая. — Оно всегда так бьется, ужасно быстро. В детстве всё было еще хуже, в детстве я не понимала, что со мной происходит, и… — Мы приехали, — Юнги говорит слишком громко, прерывая монолог Чарли, из-за чего та цыкает. Юнги улыбается, прямо как на сцене, и выходит из машины. Тэхен же тяжело дышит, почти как Чарли, он не спешит открывать дверь. Чарли его загипнотизировала, не только голосом, но и взглядом. Она максимально искренняя, она открывает свою душу, с которой убрали все замки, все заклятия. Чарли готова на любые свершения, на любое раскрытие правды, не только для Тэхена, но и для самой себя. — Пошли, Шарлотка, — шепот Тэхена приятный, и Чарли вновь чувствует возбуждение, которое мешается с безумным счастьем. Они выходят из машины и идут за Юнги. Чарли всё еще требуется поддержка, ведь она может упасть в любой момент. Ей ничего не стоит споткнуться, разбить нос или сломать ногу, хоть и Чарли всё равно. Она не чувствует боли, не думает о последствиях, ведь сейчас она находится вне времени, вне пространства, где есть только она и её прекрасные чувства. — Ты знаешь, где и что у меня находится. Ключи все в ключнице, но не заходите в студию, — Юнги стреляет взглядом в Чарли, пока она вприпрыжку приближается к дивану и заваливается на него. — Следи за ней, Тэхен. Я не знаю, когда вернусь, мне еще нужно поработать в клубе. — Да, хорошо, — Тэхен скинул с себя пиджак и тяжко вздохнул. — Присматривайте за Чонгуком. — Да, и еще. Когда её будет попускать, она может быть в очень подавленном состоянии, — Юнги остановился у дверей, вплотную сталкиваясь со взглядом Тэхена. — Новенькая может тяжело переносить. Она может плакать, не сможет спать и, в целом, необходимо, чтобы хоть кто-то был рядом. Чарли смотрит в потолок, и слова Юнги не кажутся ей интересными. Ей не хочется вдумываться во что-то плохое, для неё сейчас – самое важное время, она свободна от логики, свободна от одиночества, несмотря на то, что в доме всего лишь три человека, а скоро и вовсе они будут одни с Тэхеном. Чарли необычайно хорошо. — Я всё еще осуждаю тебя, что ты хотел попробовать это с Чимином, — тихо говорит Тэхен, напоминая шипение. — Ты думаешь, что я каждый день таким балуюсь? — Юнги фыркает. — Я не идиот. Не попрощавшись, Юнги закрыл дверь. Было слышно, как он завел машину и уехал, оставляя за собой тишину. Тэхен подошел к Чарли и, облокотившись локтями о спинку дивана, посмотрел на подругу, тяжело вздыхая. Они тут же пересеклись взглядами, и Чарли опять улыбнулась. Тэхен, впервые, нарисовал у себя на лице нечто похожее хотя бы на усмешку. — С тобой не соскучишься, — Тэхен вздыхает, и Чарли нравится, как у него свисают волосы. — Теперь-то, может, мы потанцуем? Возьми меня за руки, мне так хочется прикасаться к тебе, — Чарли тянется пальчиками к Тэхену, невесомо касаясь его щечек и подбородка. — Почему ты вечно такой холодный? — Просто ты горячая, — Тэхен вздыхает и обволакивает пальцы Чарли своей ладонью. — Тебе хочется танцевать? Может, хочешь пить? — Нет, мне хочется просто поговорить, — Чарли выдыхает, замечая, что потолок хоть и не двигается, но перед глазами проскакивают странные картинки. — Тэхен, давай поговорим, давай обнимемся. Мне нравится обниматься с тобой. Чарли радуется, ведь Тэхен не может ей отказать. Он обходит диван и садится рядом, показывая, что Чарли может сесть так, как ей удобно, и она этим пользуется. Чарли кладет свою голову на колени к Тэхену, немного пододвигаясь и не отпуская его ладони. Ноги у Тэхена мягкие, приятные, лучшая подушка в мире. — О чем ты хочешь поговорить? — голос Тэхена ласкает уши, и Чарли вновь облизывает слишком сухие губы. — Мы с тобой недостаточно говорили? — Тэхен ухмыляется, и Чарли нравится, что в нем проскочила мальчишечья колкость. — Достаточно, но сейчас мне хочется еще поговорить, — Чарли еще никогда не чувствовала себя настолько уверенной. — Мне неудобно так, нет, мне надо встать. Чарли поднимается и скидывает обувь. Она садится в позу лотоса, всем телом поворачиваясь к Тэхену. Тот, в свою очередь, удобнее располагается и смотрит на Чарли, почти как в тот раз в студии. Слишком сладкий поцелуй всплывает и сейчас Чарли не хочет отправлять его обратно. — Всё такое непривычное, приятное. Знаешь, я всегда думала, что твои руки очень приятные, — Чарли берет пальцы Тэхена, потирая их, и ей катастрофически необходим телесный контакт. — А еще, у тебя приятный запах, мускатный такой, с мускатным орехом, — Чарли смотрит в глаза Тэхена, прикрытые и вновь влюбленные. — У тебя очень красивые глаза, и мне нравятся твои волосы. — Шарлотка, — Тэхен улыбается и как-то смущенно опускает взгляд. — Я не был готов к этому… Чарли впервые видит, что Тэхен смущается. Он похож на маленького мальчика, маленького Тэхена. Детские воспоминания играют еще более яркими красками, и Чарли наблюдает за рыжеволосым Тэхеном, вспоминает взрывающие сердце чувства, тяжелые мысли, бессонные ночи. — Ты мне так нравишься, — тем же быстрым и почти неразборчивым голосом выпаливает Чарли, заставляя Тэхена поднять изумленный, взволнованный взгляд. — Я хочу говорить это, оно всё само вылетает, я не могу прикрыть это, — Чарли тяжело вздыхает и она не чувствует того же смущения, что расцветает на лице у Тэхена. — Да, мне нужно тебе всё высказать, необходимо. Мне нужно рассказать тебе всё, потому что я больше так не могу. Тэхен облизывает губы. Он не в силах отвести взгляда от Чарли, он жадно слушает, внимательно смотрит, он крепче сжимает ладони и выравнивается, дабы сесть похожим образом, как Чарли. Дыхание у Тэхена учащается, и Чарли кажется, что она может услышать сердцебиение своего друга, ведь у неё оно точно такое же – быстрое, волнительное, электрически нестабильное. — Ты уверена, что хочешь мне рассказать всё именно сейчас? — Тэхен пересиливает собственное желание услышать нечто долгожданное, и Чарли может безошибочно догадаться о благородных намерениях Тэхена. — Да! Да, Тэхен, я очень хочу, иначе оно сгниет внутри, — Чарли ладонями касается шеи, переводя взгляд на диван. — Я не знаю, не помню, когда именно это произошло, но я влюбилась в тебя. Я влюбилась, и не знала, как тебе это сказать. Не хотела говорить, ведь тогда бы наша дружба могла разрушиться, — Чарли делала глубокие вдохи, будто бы кислород заканчивался. — Тем более, я узнала, что мы уезжаем из Сеула, и тогда я села писать тебе мелодию. Мне хотелось, чтобы ты понял, что я любила тебя, и, знаешь, Тэхен, я думала, что я потеряю к тебе чувства в Вашингтоне, но, приехав сюда, я поняла, что нихрена я не потеряла, — Чарли улыбается и смеется, немного шатается со стороны в сторону, ведь ей хочется двигаться. — Мне с тобой так комфортно, и все наши разговоры, все наши моменты: когда мы были наедине, когда слушали музыку в автобусе, когда репетировали, когда танцевали – всё это заставляло мое сердце биться, всё это чуть ли не убивало меня, — Чарли говорила настолько быстро, словно она рассказывала заученный на память стих: чем быстрее она его расскажет, тем быстрее можно выкинуть его из памяти и забыть об этом. — Ты встречался с Мирэ, и мне бы хотелось, чтобы ты встречался со мной, мне так хотелось целовать тебя, и когда я была пьяной, я не сдержалась, да, ведь, я еще и очень хотела тебя, Тэхен. О, черт, всё слишком странно чувствуется, я как на исповеди. Мой голос так странно звучит, ты этого не находишь, Тэхен? Почему ты молчишь, Тэхен, скажи хоть что-то, — Чарли не думала, что она говорит слишком личное, тайное и сокровенное, ведь для неё все слова были правильными, безошибочно необходимыми. Тэхен сидел, как окаменелый. До него не сразу дошло, что он сейчас услышал, и от кого он это услышал. Возможно даже, что он не дышал какое-то время, и просто смотрел на бесконечно говорящую Чарли. Тэхен соображал медленнее, ведь он не был под наркотиками, в нем было несколько бесполезных капель алкоголя. Тэхен, в отличие от Чарли, думал. — Блин, надо было захватить и Чимина, чтобы с ним можно было много болтать. Чимин такой хороший, я хотела ему это сказать, но меня оттуда увели, и Юнги тоже хороший, все вы хорошие, замечательные, — Чарли немного ближе пододвигается к зависнувшему Тэхену. Чарли хочется вновь обниматься, поэтому она прижимается к Тэхену, и на этот раз он не прижимает её к себе в ответ. Его руки подняты немного вверх, взгляд направлен куда-то в сторону, и Чарли догадывается, что он пытается решить, что ему делать, что говорить и как себя вести. Чарли бы очень хотелось проникнуть в голову к Тэхену, прочитать его мысли, прочитать всего Тэхена, такого непонятного и загадочного даже сейчас, когда для Чарли нет ничего сложного для решения, когда всё легко расшифровывается. Кроме Тэхена. Память насильно заставляла прокрутить в голове слова Тэхена во время репетиции у неё дома, и Чарли не удивляется, что помнит в идеале последовательность его мыслей. Как будто всё было вчера, нет, час назад. Да, они разговаривали, не сдерживали эмоций, прямо как сейчас Чарли не может удержать поток чувств. — Это несправедливо, — почти прошептал Тэхен, опуская ладони на спину Чарли. — Это очень несправедливо, что ты говоришь мне всё это под наркотиками, так свободно и легко, — Чарли слышит, как у Тэхена бьется сердце, барабанами отдавая в голове. — Сможешь ли ты мне сказать всё то же самое, когда будешь трезвой? — Конечно! — Чарли кивает и трется носом о футболку Тэхена, жадно втягивая аромат мускуса и мускатного ореха. — Мне кажется это таким неважным, Тэхен. Важно то, что я сказала тебе это, и что я сама в этом разобралась. — Чарли немного отлепляется и смотрит в пленительные, темные глаза Тэхена, немного облизывая губы. — Я поняла, Тэхен, я всё поняла! — У Чарли сбивается дыхание и она подскакивает с дивана, немного пугая Тэхена резкими движениями. — Знаешь, всё стало таким очевидным, да. Да! Тэхен, я люблю тебя, я любила тебя, и я буду любить тебя, — Чарли улыбается и садится на колени к потерянному, ошеломленному Тэхену, чьи руки почти сразу опускаются на ноги подруги. — От этого не избавиться, и мне хочется объяснить это не только тебе, но и Чонгуку. Я знаю, я знаю, как я поступлю! Я всё расскажу ему, я объясню, что я согласилась на танец с ним, но я надеялась потанцевать с тобой. Да. Да, я хотела потанцевать с тобой, Тэхен, но Чонгук оказался таким приятным и сладким. О, Боже, моя голова взорвется от такого потока мыслей, горло болит. Я хочу пить. Чарли встает и направляется к холодильнику, немного шатаясь. Она беспрекословно следует виртуальному плану в своей голове, сценарию, который был создан благодаря наркотику. Она не переживает о Тэхене, не боится его реакции на откровенное признание. Для Чарли сейчас нет ничего негативного, вокруг сплошной позитив, сверкающая блестками реальность, колючая энергия и нескончаемый жар. Открыв холодильник, она долго смотрит на содержимое. Никакой полезной еды, какие-то фрукты и овощи, много бутылок с водой, и литр фанты, за которым Чарли тянется. Она хочет закрыть холодильник, но вместо неё дверью хлопает Тэхен, нагло отбирая желаемый напиток. Чарли хмурится, но тут же чувствует током бьющее возбуждение, когда Тэхен прижимает её к столу, не обращая внимания на упавшую бутылку. Губы болят от улыбки, во рту ужасно сухо, хочется пить и есть. Чарли злится только из-за исчезнувшей фанты. Тэхен не хотел ведь сделать хуже, он хотел, как лучше, Чарли это знает. Тэхен преградил путь, облокачиваясь руками о стол. Он нависает, смотрит сквозь дымку, будто он только что принял такую же дозу экстази. Тэхен сглатывает и ладонью касается щеки Чарли, слабо проведя большим пальцем по приоткрытым и сухим губам. Чарли не знает, что её подталкивало облизнуть палец, пососать его, что именно подсказывало ей прижаться к Тэхену, насладиться его требовательным и нетерпеливым взглядом. — Скажи, что мне мешает сорваться? — шепот Тэхена, похожий на шелест листвы, уничтожает тонны рвущихся наружу мыслей и слов, заменяя всё горячим, кипящим возбуждением. — После всего, что ты мне сказала, что я услышал от тебя, что мешает мне воспользоваться твоим состоянием? Чарли молчала. Она внезапно потеряла способность производить хотя бы минимальное количество мыслей. Челюсть сжималась, она скрежетала зубами, бегая взглядом по лицу Тэхена, которое было ужасно близко. Действительно, что мешает Тэхену? Почему бы ему не воплотить в жизнь фантазии? Почему бы ему не перестать сдерживаться, забыть о собственных предрассудках, которых намного больше, чем у Чарли? Почему Тэхену бы просто не быть проще? Почему бы Чарли не быть проще? — Тэхен, ты слишком хороший, — Чарли улыбается и берет лицо Тэхена в свои горячие ладони. — Поэтому тебе доверяет Чонгук, поэтому я тебе доверяю, и все вокруг. Ты чересчур правильный и, возможно, ты прямо, как я. Чертовски много думаешь, переживаешь, не знаешь, как бы поступить правильно. Ты положительный герой, которому нельзя делать ошибки. — Но, если мне хочется сделать ошибку? — Тэхен прижимается еще ближе, вплотную. — Что, если я устал быть хорошим? Что, если я не могу больше смотреть, как Чонгук держится с тобой за руку? — Тэхен облизывает нижнюю губу и опускает взгляд на бесконечную улыбку. — Если это я хочу держать тебя за ручку? — интимный и хриплый шепот Тэхена внезапно превращается в наркотик похуже экстази. — Если это я хочу прижимать тебя к учительскому столу? Если это я хочу танцевать с тобой? Чарли разжимает зубы и вновь плямкает губами. Она тяжело дышит, перед глазами лицо Тэхена чуть ли не двоится. Истинный кайф вот-вот настигнет верхней точки, невозвратимой, откуда Чарли уже нельзя будет убежать. Её поглотит эйфория, и ей хочется, чтобы Тэхен был с ней во время финального взрыва. Чарли немного некомфортно, когда стол упирается ей в поясницу. Тэхен тяжелый, массивный, и Чарли впервые замечает разницу в их телах. Она не намного, но меньше широкоплечего Тэхена. Его запах внутри, в голове, в крови; его голос эхом отдается в ушах; его взгляд, тигриный и коварный, не позволяет избавиться от возбуждения и сладкого тепла. — Я опять хочу поцеловать тебя, — Чарли до сих пор не впускает смущения и стыда, она всё еще наслаждается действием наркотика. — Ты меня слишком сильно возбуждаешь, Тэхен, ты же понимаешь, что я тоже не смогу вечно сдерживаться и… я ведь тоже себя сдерживаю. Голос у Чарли хриплый, его почти нет. Она не привыкла так много говорить без остановки, не привыкла раскрывать свои чувства просто так, просто потому что ей хочется. Она привыкла сама с ними сражаться, анализировать, расписывать по пунктам и пытаться осознать, что же она чувствует. Чарли пытается прочистить горло, она чувствует, как её тело внезапно становится податливым и легким, как пушинка. Тэхен кажется чем-то близким, будто они с ним едины, будто он потерянная частичка души, которая пытается со всех сил воссоединиться с Чарли. Невидимая связь, о которой можно лишь догадаться, но увидеть и почувствовать – роскошь. Сейчас Чарли может ощутить, как её тянет к Тэхену, как он магнитит её. — Ты будешь всё это помнить, — Тэхен слабо улыбается и утыкается лбом о лоб Чарли, смотря в её расширенные зрачки. — Шарлотка, я хочу, чтобы ты запомнила, что я тебе сказал. Хочу, чтобы ты как можно скорее разобралась со всем, — Тэхен слабо потерся носом о носик Шарлотки, незримо улыбаясь. — Хочу, чтобы ты знала, как я себя чувствую на самом деле, ведь, не факт, что мне хватит смелости сказать всё это, когда ты будешь трезвой. — Ты же уже говорил, что хочешь меня поцеловать, что тебе нравится меня цело… — Тебе нравится целоваться с Чонгуком, — Тэхен ухмыляется и приподнимает голову, смотря на Чарли сверху вниз. — Скажи, ты чувствуешь то же самое, когда целовалась со мной? Если бы сейчас Чарли дали решить уравнение, взятое из учебника пятого курса по высшей математике, она бы решила. Без проблем, она бы взяла и решила его, использовала бы правильные формулы, может быть, ей бы и калькулятор не пригодился. Поэтому, ответ на вопрос Тэхена незамедлительно оказывается на языке. — Нет, — Чарли выдыхает и чувствует, как ей хочется поцеловать Тэхена. — Хотя, мне надо проверить. Давай, проверим? Поцелуй меня. — Ты такая хитрая, — Тэхен издает смешок и отходит от Чарли, не позволяя приблизиться к губам. — Нет, нельзя. — Почему, Тэхен? — Чарли пытается прижаться к Тэхену, но тот сразу же отворачивает лицо, пытаясь не засмеяться. — Давай поцелуемся! Ну, что здесь такого? Тэхен прошелся пальчиками по ребрам Чарли, вызывая у той смех. Она тут же отцепляется, но затем с легкой обидой наблюдает за Тэхеном, который поднимает бутылку фанты и протягивает Чарли. Она не может понять Тэхена. Да, она может решить задачу, может написать структуру полета ракеты на луну, может придумать новый источник энергии, но она не может понять Тэхена. Он действует так, как ему вздумается, он непредсказуемый и… странный. В хорошем плане странный, и Чарли это нравится. Она же тоже странная, да? — Выпей. Ты же хотела пить, верно? Чарли не обращает внимание на манипуляции Тэхена, ведь ей всё еще хорошо. Да, может, она уже отдаленно начинает понимать, что скоро её попустит, и что газированный сладкий напиток, что так быстро спускается по горлу вниз, позволит быстрее прийти в себя. Фанта вкусная, безумно вкусная, и Чарли допивает остатки, не осознавая, что это помогает ей выстроить мостик обратно в реальность и адекватность. — Пошли, полежим, послушаем музыку, — предлагает Тэхен, нежно беря Чарли за ладошку. — Мне Юнги только что скинул плейлист, который поможет тебе легче перенести всё. Чарли бродит языком по нёбу и щекам, чувствуя яркий вкус фанты. Ей хочется еще чего-нибудь сладкого, и она не против съесть целый килограмм шоколадного тортика. Тэхен отвлекает от мысли о еде, притягивая к себе. На диване мало места, но Чарли способна уместиться в объятиях Тэхена, прижавшись к нему и вновь утонув в запахе, пока он ищет плейлист в телефоне. — Юнги написал, что это поможет тебе не впасть в депрессию, — Тэхен немного повысил громкость и положил телефон на столик рядом. — Ты вряд ли уснешь. Юнги не знает о твоих панических атаках, так что, думаю, стоит опасаться и этого. Слова Тэхена вперемешку с приятными мотивами напоминали колыбельную, хоть Чарли и не могла сказать, что она хочет спать. Ей было хорошо и уютно в объятиях Тэхена, телесная близость удовлетворяла потребности Чарли, и она понимала, что ей очень повезло, ведь рядом с ней именно Тэхен, а не кто-то другой. Да, ей понравилось обнимать Чимина и Юнги, объятия с Чонгуком тоже волшебные, но с Тэхеном все по-другому. Внезапно фонтан слов закончился, и Чарли просто хотелось лежать, слушать музыку. Она закрыла глаза, чувствуя, как мелодии проходят сквозь, как они управляют действием экстази, будто бы создают правильный поток, по которому с легкостью можно переправлять чувства и мысли. Затем, Чарли начала видеть нотную тетрадь, заполненную нотами. Странными, необычными. В голове рождалась мелодия, которая накладывалась на другую. Кассета превратилась в бумагу, поверх неё рисовались линии, музыкальный ключ, а затем произошел тот самый катарсис, о котором упоминал Юнги. Чарли не хотела открывать глаза, она боялась потерять нить. Она запоминала новые инструменты, которые оказываются рядом с пианино, запоминала их порядок, как их необходимо вписать в ту самую мелодию. Голос, женский, мягкий и трагичный. Никаких слов, лишь птичье пение, только вовсе не радостное, но, романтичное. Скрипка, фисгармония, виолончель, фортепиано. Когда на художника находит озарение, он видит богатство красок, будто бы взорвалась цветочная бомба. Мазки сами ложатся на бумагу, полоски медленно формируют рамку, внутри разрастается история, композиция. Чарли же ощущает невероятную эйфорию, её сердце трепещет, она словно исчезает из реальности и оказывается в своем собственном мире, где слушает мелодию, свою мелодию. Тэхен кладет ладошку на щечку Чарли, и та открывает глаза. Он обеспокоен, веки у Шарлотки дрожали, как и всё тело, словно она замерзла, хотя у Юнги было тепло. Тэхен внимательно осматривает лицо Чарли, пока она не придет в себя. — Всё хорошо, Шарлотка? Чарли кивает и прижимается ближе. Тэхен дает себе волю крепче прижать к себе Шарлотку и уткнуться носом в её волосы. Сейчас она пахнет яблоками, спелыми и свежими. Запах фруктов мешается с ароматом мускуса и мускатного ореха, и Чарли чувствует себя в отдельном мире. В их мире, с их мелодией и уютом.
Примечания:
Если Вы хотите читать главы на неделю раньше - подписывайтесь на мой патреон: https://www.patreon.com/teapurple
Финансовая поддержка моих работ невероятно помогает! Спасибо!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты