Я ненавижу тебя

Слэш
NC-17
Завершён
75
автор
Размер:
136 страниц, 20 частей
Описание:
Леви Аккерман – староста класса и подающий надежды ученик. У него все идет тихо-мирно, он подтягивает отстающих учеников, хорошо учится, следит за порядком в классе. В один момент он узнает, что в его школу переводится ученик из престижного лицея. Леви это сразу вводит в ступор. Сможет ли новый ученик затмить Леви?
Посвящение:
Всем, кого это коснется.
Примечания автора:
У всех нас был какой-то негативный опыт в отношениях. Здесь я хочу показать как такой опыт может повлиять на человека. Это первая часть, где герои столкнутся с определенными трудностями взаимоотношений в силу своего юного возраста.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
75 Нравится 78 Отзывы 17 В сборник Скачать

Глава 19. Плитка.

Настройки текста
      Утро в школе началось с того что Эрвин подкараулил Леви в коридоре, когда тот проходил через парадный вход. Смит подошел к нему и прижал к стене. Леви посмотрел на него исподлобья, как по привычке нахмурив черные брови.       — Чего тебе, Эрвин?       Блондин, заметно обеспокоенный, глядел на него широко распахнутыми глазами.       — Ты серьезно насчет конкурса?!       Леви кивнул и легонько оттолкнул парня, чтобы пройти. Смит был шокирован таким поступком, но возражать не стал. Если Аккерман что-то для себя решил, он пойдет до конца.       Урок математики был самым первым. Жабы и Леви долго не было, хотя звонок уже давно прозвенел. Эрвин теребил шариковую ручку, пытаясь успокоить нервозность в своем теле. В один момент он выронил ее на пол. Петра подскочила со своего места, села на корточки и подняла полупрозрачную ручку, через которую была еле заметна синяя паста. Девушка подала ее Эрвину. Парень кивнул ей и проговорил спокойным, вполне естественным ему голосом:       — Спасибо.       Петра улыбнулась ему и вернулась на свое место. Как только девушка села на свой стул, широко распахнулись двери класса. На пороге стоял угнетенный Леви, позади него Жаба. Она презрительно сверлила взглядом маленьких прищуренных глазенок затылок Аккермана. Леви прошел в класс и сел за свою парту. Эрвин смотрел на него обеспокоенно.       Жаба откашлялась пару раз, чтобы привлечь внимание детей. Она сделала громкое заявление, когда все ученики обратили на нее внимание.       — Можете похлопать нашему бывшему старосте, — сказала она противным надрывающимся голосом. — Он подставил школу, отказавшись участвовать в математическом конкурсе.       Класс не шелохнулся. Жаба направила свой прыткий взор на Эрвина Смита и спросила прямо:       — Надеюсь, ты, новый староста, не планируешь сделать то же самое, что сделал Леви Аккерман?       Эрвин встал со своего места и проговорил внятно, медленно и четко:       — Да, я собираюсь отказаться от участия.       Леви посмотрел на него с застывшей на лице маской изумления. Он хотел вмешаться и сказать за Смита, что все это он придумал и просто шутит. Но глядя на серьезное лицо старосты Леви успокоился и постарался сжать свои руки в кулак как можно сильнее, чтобы сдержаться и просто перетерпеть.       — Что ты сказал? — укоризненно метнула своим жестоким взглядом Жаба.       — Я не собираюсь участвовать, — сказал Смит. — Я уезжаю в скором времени.       — Ох, — впервые за долгое время лицо Жабы стало хоть капельку добродушнее. — Куда?       — В родной город, — ответил Смит и сел на свое место.       — Очень жаль, — сказала женщина и перевела взгляд маленьких прищуренных глазенок на Леви. — Тебе, Аккерман, я все же советую подумать. Леви в ответ лишь отрицательно покачал головой и ответил:       — Я уже все решил.

      Урок закончился. Леви быстро собрал свои учебники, сложил их в рюкзак и покинул класс. Эрвин стал собираться тоже, чтобы отправиться вслед за ним, но его остановила Петра, которая подошла к парте одноклассника и мягко положила свою ладонь на плечо парня.       — Тоже планируешь позаниматься в библиотеке? — задала вопрос девушка.       — Нет, — ответил Смит и перестал торопиться, осознавая, что это будет странно выглядеть, если он повсюду будет следовать за обиженным на него Аккерманом.       — Ты и правда уезжаешь вскоре? — продолжала задавать вопросы девушка.       Эрвин кивнул и взглянул на нее опечаленно, спрашивая в ответ:       — Ты волнуешься, на кого теперь взвалятся обязанности старосты.       — Ни капельки, — без обеспокоенности в голосе ответила девушка.       — Думаю, что ты подходящая кандидатка, — Эрвин произнес это с искренней улыбкой на лице.       Петра покраснела как только услышала эти слова в свой адрес. Замявшись, она находясь в явной нервозности из-за такого комплимента выпалила:       — Ты мне нравишься!       Она сразу же заткнула свой рот обеими ручками и опустив голову вниз вернулась за свою парту. Эрвин был шокирован словами девушки, но с места не сдвинулся. Он побоялся даже повернуться к ней. В страхе сделать ей также больно, как сделал ему однажды Леви, Эрвин съежился и остался сидеть так до звонка, иногда поглядывая на дверь. Он ждал, когда вернется Аккерман.       Леви вернулся поникший и не в себе. Эрвин приметил разбитые костяшки пальцев. Он сразу поднялся со своего места и подошел к нему. Леви хотел его обойти, но этого сделать не получилось. Блондин схватил одноклассника за руку и вывел из класса в коридор, в котором уже было пустынно сразу после того как прозвенел звонок.       — Ты чего делал? Что с твоими руками? — шепотом спрашивал Эрвин хватая руки Леви и тыкая ими тому в лицо. — Что произошло?       — Тебя волнует?! — агрессивно ответил ему Аккерман.       — Волнует! — не сдерживаясь на повышенных тонах сказал Смит.       Леви одернул руку и оттолкнул Смита, чтобы пройти в класс, но их окликнул классный руководитель Мэтт, который ускоренным шагом приближался к парням.       — Ты чего натворил, Леви?! — спрашивал мужчина. — В мужском туалете сломана плитка, а по камерам видеонаблюдения — ты единственный, кто туда заходил только что.       Аккерман держал свою голову опущенной вниз.       — Ты ничего не хочешь мне сказать? — спросил мистер Рейн, приблизившись к Аккерману.       Смит отступил на пару шагов назад и хотел уже вернуться в класс, но что-то заставляло его оставаться на месте. Взять вину Леви на себя было невозможным. Если бы не камеры, он бы не раздумывая ни секунды выкрикнул: «Это я!». Мэтью Рейн перевел скептический взгляд на Эрвина и повел бровью. Он кивнул в сторону Леви и спросил, обратившись к ученику, все это время стоявшему рядом с виноватым:       — Ты о чем-нибудь знаешь?       Эрвин отрицательно покачал головой и хрипло ответил:       — Он все это время был со мной.       Леви поднял голову и посмотрел на Эрвина, нахмурив лоб. Подобный ответ и Мэтта и самого Аккермана ввел в заблуждение. Классный руководитель рассмеялся, а в следующую секунду его выражение лица приобрело серьезный окрас.       — Ты издеваешься надо мной? — спросил он, не спуская пронзающего взгляда черных глаз с блондина. — Я, конечно, понимаю, что ты как староста класса пытаешься его выгородить, но не придумывай глупых оправданий.       Леви легонько стукнул Смита локтем в бок и поджав губы, кивнул ему головой на дверь класса.       — Да, — подтвердил Мэтт, соглашаясь с немой просьбой Аккермана. — Лучше возвращайся в класс. Мы поговорим с Леви наедине.       Смит, как и было сказано, вернулся в класс, пребывая в беспокойстве за своего возлюбленного. Леви уже отстранили от обязанностей старосты, а теперь будут отчитывать за сломанную плитку в мужском туалете. Наверняка заставят заплатить.       Сев за свою парту, Эрвин потянулся к своему рюкзаку, висящему на крючке парты, и быстро расстегнув молнию, вынул оттуда кожаный бумажник черного цвета. Открыв его, он посчитал деньги, которые на той неделе дала ему мать на карманные расходы и осознал, что всех этих сбережений должно хватить, чтобы на проступок Леви закрыли глаза.       Положив бумажник обратно в рюкзак, он взял сумку с собой и быстро вышел из класса. За ним тут же помчалась Петра. Она нагнала Эрвина в коридоре и дотронувшись до спины парня своими тонкими пальцами, тихо спросила:       — Ты куда?       Смит обернулся и окинув девушку быстрым взглядом, с равнодушием в голосе ответил:       — В учительскую.       — Зачем? — будто в отчаянии спрашивала Петра.       — Тебе это зачем?! — возмутился Эрвин.       Он оставил ее одну в опустошенном коридоре, а сам направился к лестницам, ведущим на второй этаж. Он сжимал черные тонкие лямки своего рюкзака и думал, поступает ли он сейчас правильно. Если он заступится за Леви хоть так, оплатит стоимость этой проклятой плитки, чтобы от него отстали учителя, будет ли Аккерман доволен? Смит всегда боялся представить тот хаос, который творится в голове его одноклассника. В один момент, если он сделает неверный шаг, все усилия могут быть перечеркнуты.       Добравшись до дверей в учительскую, он боялся даже коснуться ручки. Парень попытался прислушаться к разговорам за этой дверью и понять, стоит ли ему вмешаться. Решившись подождать в коридоре, он закинул рюкзак на подоконник и сел рядом. Нервничая из-за всей этой казалось бы пустяковой ситуации, он поднес большой палец к губам и слегка прикусил ноготь.       Периодически посматривая на дверь, он прислушивался к шагам за ней. Вскоре из учительской вышел Мэтью Рейн. За его спиной стоял Леви.       — Эрвин, ты почему не на уроке? — спросил Мэтт.       Смит соскользнул с подоконника и взяв с собой рюкзак, подошел к учителю.       — Я могу возместить стоимость ремонта, — сразу выпалил он.       Мэтт посмотрел на него удивленно. Леви быстро взял его за руку и извинившись перед учителем, поволок одноклассника к концу коридора второго этажа.       — Ты чего творишь?! — возмущенно спрашивал Аккерман.       — Хочу тебе помочь.       Леви отпустил руку Эрвина и со всей силы оттолкнул парня. Блондин еле удержался на ногах и задал вполне очевидный вопрос:       — А как ты планируешь выйти из этой ситуации?!       — Как-нибудь! — на повышенном тоне ответил ему Леви, краснея от нарастающей злости. — Они пригласили Кенни в школу! Я сам решу этот вопрос.       — У вас ведь денег… мало — в отчаянии промолвил Эрвин и осознав, что сказал лишнее, поник, еще плотнее прижав к себе рюкзак.       — Да пошел ты, — ответил Леви и толкнув плечом одноклассника, направился в сторону лестниц, чтобы подняться на третий этаж и вернуться в класс.       Мэтью Рейн, наблюдавший за этой ситуацией, подошел к Эрвину и сказал ему мягко:       — Не донимай его, заплатит его дядя и все образуется.       — У меня есть деньги, — ответил Эрвин.       — Прекрати, — сразу сказал Мэтт. — Не балуй его, иначе он всегда будет таким взбаламученным и наглым.       — Он не наглый.       — Леви просто пошел сегодня и сломал эту сранную плитку в сранном мужском туалете, — с негодованием в голосе сказал классный руководитель. — И хочешь сказать, что он не обнаглел.       — Он просто злится, — не унимался Эрвин. — Я его понимаю и постараюсь с ним поговорить.       — Постарайся не сделать хуже. — мистер Рейн похлопал блондина по голове и вернулся в учительскую, закрыв за собой дверь.       Эрвин же вернулся в класс, где уже проходил урок. Его отчитали за опоздание, но сейчас он был слишком занят собственными мыслями, чтобы всерьез воспринимать порицания учителя. Сев за свою парту, он посмотрел на Леви, который снова изо всех сил делал вид, что совершенно не замечает присутствия Эрвина.

      — Возьми! — кричал Эрвин прямо в лицо Леви, прижав того спиной к холодному кафелю мужского туалета. Дверь в помещение Смит предварительно закрыл, подперев ручку шваброй.       Он пытался всучить Аккерману в руки свои последние сбережения, но Леви отодвигал его руку в сторону.       — Возьми, тебе говорят! — Эрвина начинало злить такое неподчинение, хотя он всегда пытался сохранять мнимое спокойствие, сейчас ему не удавалось с собой совладать.       — Да иди ты в жопу! — выкрикнул ему в ответ брюнет. — Не возьму!       — Из-за тебя у твоего дяди будут проблемы!       — Я как по-твоему потом должен тебе деньги возвращать?! — прикрикнул на Эрвина Леви.       Смит глубоко вдохнул и выдохнул, мягко положил свои руки на плечи Аккермана и сказал, приблизившись к его лицу:       — Я хочу позаботиться о тебе, считай это моим вкладом в тебя и твою жизнь.       Эрвин осторожно взял руки Леви в свои и вложил в них деньги. Аккерман сжал их в дрожащих ладонях. Смит отдалился от него.       — Как ты позаботишься обо мне, если уедешь? — спросил Леви.       — Считай это моим прощальным подарком, — ответил Эрвин, опустив глаза вниз.       — Что?! — возмущенно вскрикнул Леви.       Лицо парня покраснело от того насколько колкими показались для него слова Смита. Эрвин не поднимал свои глаза. Тогда Леви снова задал вопрос:       — Что это значит?!       — То и значит, — тихо сказал Эрвин. — Я уеду и не знаю, смогу ли поддерживать с тобой контакт. Много будет дел, учеба ляжет на меня как гора.       — Ты серьезно?.. — поникшим голосом спросил Леви. — Как же я… Без тебя?       — Просто отдай эти деньги за плитку, — сказал Эрвин. — Я уеду скоро, тебе ничего не надо будет мне возвращать.       — Нет… — промычал Леви. — Подожди, я не понимаю, ты меня бросаешь?       Эрвин молча кивнул.       — Ты ахуел? — в лоб спросил брюнет. — Какого хрена тогда ты за мной ходил как прилепленный черт?       — Я люблю тебя, — сказал Эрвин. — Поэтому возьми эти деньги. Я пропаду из твоей жизни и, если честно, я не уверен, смогу ли я поддерживать с тобой контакт. Лицей, институт и будущее меня увяжет, у меня не будет денег, чтобы встречаться с тобой, ездить к тебе.       В холодном помещении повисла тишина, которую один раз в пару секунд обрывали капли воды, стекающие с крана умывальника.       — Если ты не был уверен в этих отношениях, зачем ты привязал меня к себе? — с жалостью в голосе обратился Леви к Эрвину.       Смит промолчал и, отодвинув швабру, подпирающую дверь, покинул холодное помещение, оставив Леви одного с деньгами в руках. Аккерман смотрел то на свою руку, то на открытую дверь туалета и понимал, что эту дыру в душе сейчас ничем не залатаешь.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты