Show Me Love

Слэш
NC-17
В процессе
103
автор
Dr. Ari бета
Размер:
планируется Миди, написана 41 страница, 7 частей
Описание:
Середина учебного года в старшей школе преподнесла Чонгуку, чопорному небогатому отличнику, неприятный сюрприз в виде нового ученика Тэхёна, который становится популярным благодаря яркому дерзкому характеру и карманам, что полны денег. И всё бы ничего, если бы не спор Чонгука с друзьями – разбить сердце разбалованному Тэхёну.
Примечания автора:
обложки.
1. https://sun9-5.userapi.com/EOPUvWDHQFNhGKAV1foiO_-VlB8dUJEcyUJLMg/S3E4Z-Zyfzg.jpg
2. https://sun9-74.userapi.com/MGqye5vS38iv91mofAp5ClpigPmJwylB7pF-rA/f56AI3StK8A.jpg
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
103 Нравится 25 Отзывы 12 В сборник Скачать

Ch. 6

Настройки текста

Урок 2. «Будь милым» Пак Чимин

      – Эй!       Выбежав следом из кабинета, Тэхён зацепил за рукав убегающего парня, чьи подошвы скрипнули от резкого торможения.       – Чего тебе? – брови насупленно сошлись на переносице под громкое шипение Чонгука. Возвращаться сейчас назад из мира собственных размышлений Чон не планировал.       – Спасибо.       – За что?       Тэхён нахмурился.       – За подарок конечно же.       – На здоровье, – юноша слишком резко отстранил свою руку из чужой хватки.       – Что за чёрт, когда с тобой пытаются общаться по-человечески, то ты ведёшь себя, как какой-то мудак? – Тэхён несильно толкнул того в плечо. Что за неуважение на ровном месте?!       – Может быть. я просто спешу, а ты тормозишь и хватаешь меня без моего на то разрешения?       – Слушайте, – из кабинета показалась русая голова Джуна, – уже довольно поздно для разборок влюблённых парочек, может, всё-таки посвятить вечер отдыху, м?       – Как мне ещё нужно было остановить тебя, если все занятие ты буквально отъезжал от меня на стуле? – пропустив замечание между ушей, продолжил Тэхён.       – Это было нарушением личного пространства.       – Твою мать, Чонгук, ты хоть понимаешь, что несёшь?       На что Чон только удручённо вздохнул, примирительно выставляя перед собой раскрытые ладони.       – Слушайте, – более громко сказал Джун, выползая в коридор и застёгивая по дороге свою сумку, – насколько мне известно, вы даже толком не знакомы, то почему бы вам для начала это не исправить? Чон, Тэ-Тэ всего лишь хотел поблагодарить тебя за твой добрый поступок.       – Я же ответил.       – Ты ответил, как мудак, – на юношу зло рыкнул Ким.       – Это просто фраза такая, что с тобой не так? – воскликнул Чон.       – Так, – не выдержав драку в ползунках, Джун схватил сначала одного юношу за ручку рюкзака, потом другого, направляясь со своим фыркающим грузом к выходу. – Вы оба идёте со мной.       Когда двое взъерошенных юношей, словно воробьи после драки, были насильно посажены на скамью, что шла вокруг небольшой декоративной клумбы-острова в середине вестибюля на первом этаже школы, Ким Намджун, ехидно улыбаясь, отлучился на пять минут с великолепным планом.       Чон же в свою очередь, с момента как ноги двоих Кимов переступили порог кабинета, мог только ловить свой желудок где-то в районе пяток. Усталый организм после большой учебной нагрузки требовал комфорта и отдыха, а не нервничать из-за присутствия незнакомых людей, которые даже близко не принадлежали к кругу общения самого Чонгука. Хоть Джун и часто мелькал в жизни школы и за её пределами, но знакомство Чон так и не осилил. Идея того, что они птицы разного полёта, неприятно грызла изнутри, стирая весь комфорт. Какие точки соприкосновения? Интерес? Круг общения? Глупо конечно, но что есть то есть, юноша всегда удивлялся как Чимин, будучи производством очарования, легко находил общий язык даже с такими.       Все короткое занятие Чон провёл, как на иголках, неосознанно отодвигая свой стул с каждой новой попыткой со стороны Кима завести разговор или что-то сказать. Это создавало между ними двумя свой неловкий маленький мир, на которые остальные не обращали и малейшего внимания. Ким Намджун не мог не прийтись по душе учителю Кану, который в новом члене клуба наконец-то увидел движение и рациональное звено, не забывая приправлять неловкую атмосферу фразами о том, как хорошо наконец-то обзавестись новыми членами клуба, ведь стопки анкет размером в несколько пачек бумаг ждали своего часа и разбора.       – Чонгук, ты рад? – тогда ладони обрушились на плечи юноши, подбадривающе похлопывая. – Не смущайся, здесь же все свои, наконец-то дополнительные руки и свежие головы!       Но голова Чона была забита вовсе не растущей популярностью клуба, а тем, как мягко завиваются на концах волосы новенького и что срочно нужно менять тактику общения. Не проронив за все занятие почти ни одного слова и ловя на себе обеспокоенные(?) взгляды со стороны Тэхёна, Чонгук сдался, принимая своё поражение. Нельзя продолжать придерживаться тактики отрицания и игнорирования, это ведёт только в тупик.       Настала пора действовать.       Погрузившись глубоко в свои мысли, Чонгук вскочил со своего места, как только прозвенел последний звонок, не замечая и звуков вокруг себя. Сметя все свои вещи в сумку одним движением руки, юноша буквально выбежал из кабинета с главной мыслью о том, чтобы завалить Чимина вопросами относительно уроков, потому что всё это никак не хотело работать, а азарт от такого спора кололся тонкими иглами в подушечки пальцев. А было бы лучше собрать консилиум. Только вот Чонгук имел дурную привычку или даже черту. Его сильно выводило из себя, если в моменты, когда он находился в своих размышлениях, кто-то грубо мешал ему, заталкивая обратно в реальность своими вопросами и просьбами. Такое рычание на этот раз кончилось сидением на скамейке в компании одного человека.       Одного? Чон закрутил головой по сторонам.       – А где твой друг? – спросил он.       На что Тэхён только пожал плечами, будто передёргивая ими и смотря куда угодно, но только не в сторону собеседника, впившись зубами в нижнюю губу.       Что за детский сад?       – Тэ-Тэ, – предпринял ещё попытку Чон, но в ответ получив лишь фырканье.       – Мне кажется, я не давал тебе разрешения себя так называть.       – Это всего лишь имя, и я не знал.       – Называть человека нужно так, как он тебя попросил об этом.       – Для этого люди знакомятся лично.       Ким резко развернулся к сидящему парню, на что тот дёрнулся, как от испуга.       – Отлично.       – Отлично, – кивнул Чонгук.       Вперив друг в друга испепеляющие взгляды, Чон всё же отодвинулся и сглотнул. От юноши напротив шло нечто устрашающее и глаза блестели так странно, что хотелось исчезнуть за той же клумбой, что длинными листами своих растений неприятно щекотали шею Тэхёна при некоторых движениях. Чонгуку от таких листьев тоже досталось. Пожевав губу, он протянул ладонь новенькому.       – Давай попробуем заново, – примирительно сказал он, – я – Чон Чонгук, президент твоего класса.       Придирчиво изучив раскрытую протяную ладонь, Тэхён всё же пожал её, цепляя напоследок короткими ногтями кожу в знак маленькой мести за поведение.       – Ким Тэхён.       – И всё?       Озорно улыбнувшись, юноша подсел ближе, сокращая расстояние и опаляя ухо Чонгука горячим шёпотом.       – Но можешь называть меня тигрёнком.

***

      – Да ладно, прямо так?       – Ага.       – Как мило, – с мученическим выражением лица от переизбытка умиления, Чимин прижал ладонь к груди, где предположительно должно было находится сердце.       – А почему именно это животное? – спросил Хосок, поправляя сползающую шапку.       – Мне кажется, он похож на него, когда зевает, – сказал Юнги.       Качели на цепях тихо поскрипывали от медленных покачиваний на них подростков, что ковыряли носами ботинок подмерзший песок. Только вчера выпал первый снег, а уже сегодня приходилось доставать тёплые шарфы из глубин шкафа. Каждый по-своему, но друзья любили эту наступающую атмосферу сказочности и нереальности, когда магазины наполнялись бесполезным праздничным хламом, который служил лишь для придания праздничной атмосферы. С чем он, кстати, отлично справлялся. Было достаточно поздно, чтобы вечерняя темнота окутала улицы, выделяя своим цветом облачка пара, вырывающихся из покрасневших губ.       – Мы соберёмся все вместе на это Рождество? – Чон посмотрел на своих друзей. – Или хотя бы на следующий день после.       – Я с удовольствием, – радостно воскликнул Чимин, хлопая в ладоши с глухим от перчаток звуком. – Это же целая традиция, как её можно нарушить?       – Ко мне должна приехать сестра, – со вздохом сказал Хосок.       – Не вздыхай, тогда сразу после Рождества, в чём проблема?       – С тайным Сантой? – улыбнулся Чон, наблюдая за тем, как Юнги от писка светловолосого друга закатил глаза так, что почти было не видно радужки.       – Только не как в прошлый раз.       – Ой, да ладно тебе, Хо, неужели не нашёл применение?       – Я подобным не занимаюсь!       – Все занимаются, врун!       – Ни разу!       – Лжец!       Чимин смахнул с головы Хосока шапку, рассмеявшись.       – Я всё по глазам твоим бессовестным вижу, Хо, – веско заявил Пак, складывая руки на груди.       – Достаточно, – поднявшись с качелей, Юнги встал между показывающими друг другу кончики языков друзьями, – я хочу домой, я-то уже не чувствую ничего ниже носа.       – Даже здесь бы мой подарок пригодился, – кивнул Чимин, отходя за широкую спину в чёрной куртке, в поисках защиты.        – Я не понимаю твой молекулярный язык, слышу только писк, – мысленно поблагодарив свою быструю реакцию, которая не позволила шапке упасть на песок, Хо указал на шкодливого друга пальцем.       – В целом недалеко от правды, – согласился Чонгук.       – Да ладно, вы же должны меня все защищать, оберегать и любить, а не вот эти вот ваши! Словечки в мой адрес!       – Вы сейчас разозлите монстра и на Рождество будете есть исключительно имбирное печенье, – посетовал Юнги, протягивая Чону руку, чтобы тот наконец встал со скрипучих качелей.

***

Урок 2.1. «Будь милым сильнее. Вс ещё не показывай настоящего себя, кроме своего чувства юмора» Пак Чимин

      Сам не понимая почему, Чонгук испытал самое настоящее волнение, когда во время первых двух уроков место справа от него всё ещё пустовало, а шкафчик этого владельца продолжал заполняться различными мелочами. Негодование про сломанный замок раздражало президентскую душу.       Честно попытавшись сосредоточиться на предмете, Чон только тяжело вздохнул, откидываясь на спинку школьного стула. Может быть, кто-то специально подготовился к уроку одного Пак Чимина, чтобы не ударить в грязь лицом. Маленькая частичка Чонгука с интересом принялась за это дело, которое где-то отдалённо пахло опасностью и было схоже с укрощением дикого зверя, а частичка поменьше ждала момент, когда можно узнать вкус вишнёвых губ. Но об этом никто не должен был узнать. Иногда Чон буквально умирал от своего категоричного противоречия.       Где-то в начале третьего урока, когда живот уже начинал завывать белым китом, дверь в класс тихо приоткрылась, и волнение тут же упало с плеч, когда в проёме показалась знакомая макушка. Но стоило Тэхёну полностью пройти в кабинет, чтобы передать небольшую бумагу преподавателю и так же тихо пробраться на своё место, сердце Чонгука сделало кульбит.       – Что с ним? – послышался шёпот откуда-то слева, на что Чон только повёл плечом, бросая на новенького тревожные взгляды.       Выглядел Тэхён удручающе, волнистая чёлка непривычно густо закрывала собой глаза, что прятались за толстой оправой очков. На секунду президенту класса показалось, что Ким сделался меньше, чем зёрнышко риса, когда за тонкой стеной, что разделяла кабинет и коридор, раздались звуки шагов нескольких пар ног.       – Ты чист? – спросил Юнги, обернувшись к другу позади себя.       Чимин пихнул ногой свой рюкзак.       – Вроде, да, – ответил тот.       Когда преподаватель засуетился, прерывая урок, Мин воспользовался заминкой, чтобы дотянуться до парты Чона.       – Гук, я видел, как по коридору опять шастала она. Думаю, сейчас придут. Каждый раз одно и тоже, блять.       Тэхён побелел, смахивая капельки пота с висков. То, что он услышал сейчас краем уха, не радовало от слова совсем. Не стоило приходить сегодня сюда, а лучше целую неделю, а ещё лучше думать своей головой, перед тем как упускать за собой такой хвост.       Вдохнув полной грудью, Тэхён поднял свою сумку, стоило преподавателю выйти из кабинета. Можно конечно быстро переложить некоторые вещи в шкафчик, но это мало чем поможет. Юноша нервно заёрзал, оглядывая притихший и взволнованный класс. Конечно, такая процедура, как осмотр личных вещей, даже звучит неправильно и мерзко, но что можно было сделать, если эта система работала лучше, чем просто прекрасно. Тэхён закусил губу, у мистера Кана сегодня как не кстати был выходной.       Чонгук толкнул новенького в плечо, не выдержав метаний и загнанного взгляда, которого никогда до этого момент не видел у этого человека. И это пугало. Подняв свою сумку и раскрыв её, Чон протянул ту Тэхёну.       – Переложи.       – Что?       – Твою мать, просто переложи.       Как только невзрачный пакет оказался в сумке, Чон зарыл его на самое дно рюкзака, укладывая сверху чистую футболку, которую так удачно забывал вытащить уже второй день. Молния щёлкнула и дверь открылась, впуская преподавателей во главе с гневно пышущим мужчиной.       – О, мистер Хан, – хмыкнул под нос Хосок, – давненько Вас не было.       – Замолчи, – Чон шикнул.       – Что ей надо? – нервно зашептал Чимин, прячась за спиной впереди сидящего Мина, и стуча боком ботинка о его стул. – Если она не пришла сюда на проверку, значит, занимается чем-то похуже. Как же это надоело.       – Успокойся.       Чимин с тревогой посмотрел на бледного Тэхёна, который почти не моргал, но сидел с гордо расправленными плечами.       – Что с ним? – одними губами спросил Чимин у президента класса.       Чонгук пожал плечами, кидая взгляд на свой рюкзак.       – Ты с ума сошёл?! – зашипел светловолосый.       – Ох, Пак Чимин, я смотрю Вы как раз свободны, – Мистер Хан указал на юношу рукой, – вот и начнём с Вас.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты