Заморыш

Слэш
NC-17
Закончен
49
Размер:
Макси, 85 страниц, 14 частей
Описание:
Какой же я дурак! Наивный идиот! Где была моя хваленая чуйка?! А теперь уже слишком поздно! Не сбежать и не спрятаться. Неужели моя участь быть съеденным, то есть выпитым… высосанным… короче убитым этим жутким кровососом?! Не хочу!
...
Кто ж знал, что быть убитым - не самая печальная участь...
Примечания автора:
Как всегда буду рада отзывам и комментариям.

Визуализация персонажей:
Граф Константин Ван'Алистер https://prnt.sc/uu07ip
Дар https://i.pinimg.com/originals/8c/53/52/8c53528e503397a615b3e40976da4fac.jpg
Виконт Рэймонд Эбенайзервуд https://manofmany.com/wp-content/uploads/2019/07/50-Long-Haircuts-Hairstyle-Tips-for-Men-11.jpg

драконы https://cdnb.artstation.com/p/assets/images/images/025/418/945/large/svetlana-lazogreeva-b3054273577999-5c0e87ed4c5da.jpg
https://dragonandangel.com/wp-content/uploads/2019/09/%E6%96%B0%E7%99%BD%E3%83%9D%E3%82%B9%E3%82%BF%E3%83%BC%E5%8D%B0700-697x1024.jpg
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
49 Нравится 12 Отзывы 16 В сборник Скачать

Глава 12 - Ночь в объятиях дракона

Настройки текста
      Это время было, наверное, самым счастливым в моей жизни. Нет, я не бросился очертя голову в объятия лилорда Рэймонда. Жизнь уже научила меня быть осторожным. Поэтому я не спешил. Мы проводили много времени вместе. Рэй спасал меня от нудных уроков лира Фабиана, который не оставлял надежды сделать из меня образцового личного слугу господина. Все эти бесконечные правила этикета, правила поведения, меня учили как ухаживать за одеждой господина, как приготовить ему еду, как обеспечить ему комфорт в дороге, как прислуживать за столом, как вести дела… У меня просто голова шла кругом от объема совершенно ненужной информации.       Рэй отвоевал меня у лира Фабиана на полдня для обследования подземелий, разрешение на которое граф Константин давал всегда и охотно. И вот под предлогом научных изысканий мы находили и потихоньку стаскивали в покои виконта все драконьи книги и летописи. Мы пропадали в подземельях часами, методично обследуя помещение за помещением, разыскивая тайники и магические схроны. Благодаря мне Рэй тоже чувствовал себя под землей вполне комфортно и в любой момент мог пополнить свой магический запас из моего. Я быстро начал отличать процесс передачи энергии от простого поцелуя, но делал вид, будто не замечаю, что больше чем в половине случаев Рэю вовсе не подзарядка нужна.       А вечерами мы читали то, что нашли. Многое было непонятно, ведь я знал язык, алфавит, мог прочитать текст, но термины и понятия были мне зачастую неизвестны. Какой толк мне был от прочтения подобной белиберды: «Транскотенация вторичного уровня персистентного цикла коагуляции протекает с выделением оптигонально возрастающего объема диоконвертанта»? Драконы оказались очень продвинуты в науках.       Иногда я оставался у виконта, чтобы «провести ночь в объятиях дракона». Только в своих покоях, защищенных множеством охранных заклятий, он мог спокойно перекинуться в это прекрасное существо, не опасаясь быть замеченным. Спать в кольцах его мощного тела было всегда удобно, спокойно и надежно.       Я сперва переживал, что в меня будут тыкать пальцем, если увидят, как я хожу ночевать к виконту. Но Рэй сказал, если я захочу, никто меня не увидит. И правда, вскоре я научился перемещаться по замку так, что меня не замечали ни господа, ни прислуга.       В одну из ночей я спросил дракона, почему он не летает? Он помолчал, раздумывая, а потом предложил меня прокатить. Конечно я согласился!       Рэй подсказал, как лучше всего устроится на его шее, просунув руки между рогами и держась за них. Убедился, что я крепко держусь, и выскользнул через окно в холодную ночь. Свежий воздух опалил мою кожу, и я постарался поглубже зарыться в густую гриву. Его тело подо мной было теплым, почти горячим. Дракон летел неторопливо, будто плыл в воздухе, слегка изгибая длинное тело. Потом, убедившись, что я держусь крепко и не боюсь, резко ускорился. Мы проносились с ним над еще заснеженными полями, лесами и горами, взлетали высоко ввысь к звездному небу, будто стремясь достать его небесных родственников, потом спустились к морю и летели над самой водой. Это был чистый восторг! Я крепко сжимал его горячую шею ногами и кричал до хрипоты.       Потом мы еще не раз так носились в ночном небе, сцепившись в одно целое. Это получше любого аттракциона!              А еще мы иногда выбирались в город или к морю, побывали на ярмарке и в порту. Рэй купил мне нормальной одежды, чтоб я не ходил все время в форме. Мы много разговаривали, он рассказывал о себе, о своем прошлом. Как его нашли и вырастили песчаные эльфы — исчезающе редкая разновидность эльфов, живущих в оазисах среди пустыни — как рос среди них, как узнал, кто он такой, как пережил пробуждение, чуть не погибнув в песках, как решил покинуть эльфов и посвятить свою жизнь поиску других драконов, как учился жить, скрывая свою сущность, как пошел учиться в магическую академию, где познакомился с графом Константином и узнал, что его замок стоит на остатках старинных драконьих построек. С тех пор он регулярно наведывался в гости к «старинному другу», чтобы побродить по подземелью.       В этом году виконт Рэймонд праздновал свой 293-й день рождения. Ему почти триста лет!!! Обалдеть просто! Это он мне по секрету сказал. Для всех остальных он на двести лет меньше цифру называл.       Я все больше привыкал и сближался с ним. Рэй       Это время было, наверное, самым мучительным в его жизни. Видеть Дара так близко, обнимать, целовать, и ВСЕ! Такой чувствительный, отзывчивый, парень вспыхивал как огонь от первых прикосновений и поцелуев. Но стоило чуть усилить напор, прикоснуться не там, дыхнуть или поцеловать в шею, обнять со спины (не дай Всевышний!), и он пугался, застывал соляным столбом, хотя и не отталкивал, и приходилось отпускать, успокаивать, гладить как котенка по голове, спине, плечам…       Поэтому он не торопился, приручал постепенно, как дикого зверька, к своему присутствию, к близости, прикосновениям, поцелуям, окружал собой, давал чувство защищенности. И все это время инстинкт орал внутри: «Чего ты ждешь?! Вали и трахай! Упустишь!» Впору было с прищепкой на носу ходить, крышу сносило от одного только запаха. Приходилось глушить возбуждение заклятиями, не смотря на ежедневное снятие напряжения в душе, от которого на руках и члене уже мозоли пошли…       Мучительней всего были ночи, когда Дар оставался «провести ночь в объятиях дракона». В драконьей ипостаси еще терпимо, он действительно мог мальчишку максимум лизнуть, чем активно и занимался. К сожалению, Дар спал в пижаме, и требовал того же от Рэймонда. А хотелось вылизать его всего и везде от самого маленького мизинчика на ноге до курносого носа, и даже внутри (особенно внутри!). Со зверем парень чувствовал себя раскованней. Он лез в морду обниматься, таскал за усы, целовал в нос, бесстрашно засовывал руки в клыкастую пасть, хихикал и брыкался, когда длинный шершавый язык забирался ему под пижаму. И засыпал, обнимая огромное чешуйчатое тело за что придется. И вот, когда он засыпал, самое сложное было остаться в драконьей ипостаси и просто заснуть рядом с ним. Иногда Рэй поддавался соблазну, перекидывался и позволял себе немного потискать и пообнимать желанное тельце, заглушив предварительно инстинкт заклятьем, чтоб не взять предмет своих мечтаний прямо во сне.       Под утро он всегда перекидывался человеком и относил сонного мальчишку в кровать, чтоб хоть немного поваляться с ним в обнимку. В эту ночь Рэй опять поддался искушению и сделал это задолго до утра. Дар наигрался с драконом и сладко посапывал, зарывшись в густую гриву. Убедившись, что спит он достаточно крепко, дракон исчез в солнечном сиянии. Это сияние сопровождало его всегда, такова суть солнечной стихии. Скрывать его было основной задачей и условием выживания многие годы существования среди вампиров. Лишь в таких надежно защищенных местах можно было расслабиться и сиять. Дар поморщился, потревоженный ярким светом, но Рэй не дал ему проснуться, слегка вмешавшись и укрепив его сон заклятьем.       «Просто немного пообнимаю, ” — успокоил он голос совести, укладывая сладко посапывающего парнишку в свою кровать, и долго смотрел на пушистые ресницы и пухлые губы, будто специально созданные для того, чтоб их целовать. Потом гладил легкими прикосновениями эти губы, и скулы, и брови, осторожно целовал сомкнутые веки, ресницы, курносый нос и, конечно, губы. Руки сами нашли и расстегнули пуговицы на пижаме, и забрались внутрь. «А ведь я никогда не видел его без одежды,» — понял вдруг Рэй и засиял ярче. Распахнуть полы пижамы — это так просто. А губы и руки потянулись сами собой. Ведь невозможно не прикоснуться к бархатистой смуглой коже, запустить по ней мурашки, поцеловать ямочку у ключицы, облизать коричневый кружочек соска, чувствуя как он твердеет во рту. Дар вздыхал и дрожал ресницами, но оставался за гранью сна. Беззащитный, мягкий животик так и просил вылизать его весь и покрыть поцелуями, спуститься по нему вниз под мягкую резинку пижамных штанов. Кто только придумал спать в штанах? Долой!       Святые небеса, какой же он красивый! И какой у него красивый аккуратный член, бодро стоящий на почти безволосом лобке. Невозможно удержаться и не попробовать его на вкус!       Дар тихонько застонал, брови поднялись домиком, забавно сморщив лоб, но глаза оставались плотно сомкнутыми. Заклятье не давало ему проснуться. Рэй наслаждался вкусом, запахом, гладкостью кожи. Небольшой, но совершенно твердый орган почти полностью помещался в его рот. Он играл с ним, целовал, ласкал, облизывал, посасывал, прислушиваясь к томным вздохам. Потом спустился к яичкам, потискал их вдоволь, покатал во рту и нашел пониже дырочку. Лизнул аккуратно, вызывая дрожь в бесстыдно раскинутых ногах, потом увлекся и зацеловал там все. Попку пришлось приподнять, а ноги закинуть на плечи. Язык прошелся по кругу раз, другой и осторожно толкнулся внутрь, сперва совсем чуть-чуть. Расслабленные во сне мышцы легко пустили его, и язык осмелел, вылизывал страстно, глубоко, остервенело, врывался внутрь и двигался там толчками будто это и не язык вовсе. Влажные стоны и тяжелое дыхание наполнили тишину комнаты. Парень метался во сне по подушке, комкал простыню руками, но не мог вырваться из объятий Морфея. Член подрагивал и истекал смазкой, требовал к себе внимания. Рэй приласкал его рукой, размазал смазку по головке, огладил ствол и задвигался синхронно внутри и снаружи, подводя любимого к кульминации. Наконец, с громким стоном, изогнувшись всем телом, Дар разрядился и упал на смятые простыни, так и не открыв глаза.       Рэй смотрел на вздрагивающего и тяжело дышащего парня, забрызганного белесыми каплями, и осознавал, что натворил. Собственный член меж тем стоял колом, а яйца ломило от желания. Но усугубить свое преступление мужчина не решился, сложил одну к другой стройные ноги, прижал к груди, проник и задвигался между бедрами. Сейчас расслабленное лицо с плотно закрытыми глазами смотрелось странно. Хотелось ловить пьяный взгляд, собирать с губ стоны, хотелось по-настоящему. Он крепче прижал к себе острые коленки и покрыл поцелуями голень и выступающую косточку на ноге, лизнул свод стопы, заставив поджаться маленькие пальчики.       Весь красивый, и весь вкусный. Везде! Мой! Никому не отдам! Он почти рычал, кончая на медовую кожу впалого живота. Никому! Не отдам! Дар       Я проснулся в отличном настроении с первыми лучами солнца. Обнаружил себя в постели виконта, осторожно выбрался из его объятий и с удовольствием потянулся. Почему так хорошо? Тело будто пело, удовлетворенное и наполненное энергией. Выспался отлично и сон… приятный…       СОН!!! В моей голове одна за одной прокручивались сцены моего сегодняшнего сна, на удивление четкого и подробного. Запылали уши, а потом и все лицо. А точно ли это сон? Я посмотрел на спящего рядом мужчину. Красивый черт! Особенно когда спит и руки не распускает. Мог ли он…? Уж больно яркие ощущения для сна. Хотя я чист, и одет, и не болит вроде нигде. Никаких неприятных ощущений. Я пристально разглядывал подозреваемого. Он почувствовал мой взгляд и проснулся, резко и сразу. Увидел мое лицо и, что-то мелькнуло в светлых глазах, что я сразу понял — нет, никакой это был не сон!       — Это ведь был не сон, — сразу обозначил я, медленно закипая.       Рэй не торопился с ответом, сел напротив, ухмыльнулся нахально и заявил:       — Ну смотря, что тебе снилось, малыш.       Вот гад! Все понимает же! Издевается, сука! Натрахался, теперь доволен? Рука сама сжалась в кулак, и я врезал ему прямо в нахальную ухмылку.       — Я почти поверил вам! А вы такой же! Просто пользуетесь. А говорили, не шлюха…       Он сразу сдулся, хотя мой удар не нанес ему видимого вреда:       — Дар, малыш, я виноват. Прости, не устоял. Ты не представляешь какая это мука, быть рядом и не сметь прикоснуться! — он схватил за руку, притянул к себе, — Бей! Не стесняйся. Я заслужил.       Во мне кипела обида. Да как он мог?! Все его слова — все это вранье? Что любит, ценит, хочет узнать поближе. А сам просто потрахаться хотел? Может это не первый раз уже, а я не помню просто? Усыпит и пялит всю ночь. А че, хорошо устроился!       — Отпустите! Как вы могли?! Я доверял вам!       — Я хотел только обнять, побыть рядом… и не смог остановиться. Но ведь тебе было хорошо. Ты ни разу не испугался и не оттолкнул, — он сграбастал меня поперек тела и прижал к себе.       — Да как бы я это сделал во сне?!       Я пытался вырваться, лупил его куда придется, но он будто не замечал моих ударов. Сильный, не то что я.       — Но ведь ты все чувствовал, и все запомнил.       — Вы не должны были этого делать без моего разрешения. Вы обещали!       — Я готов искупить вину. Хочешь, буду катать тебя всю ночь? Или пойдем в город? В порт, смотреть на корабли? А хочешь прокачу по драконьим норам? Ты не представляешь, какую скорость можно развить в этих тоннелях!       Я замер, пристально глядя в его лицо. Да, мне хотелось! И в город, и в порт, и кататься. Но если я соглашусь, то это я что, получается, продамся ему? Пусть трахает, лишь бы оплата устраивала? Да ни в жизнь!       — Это вы меня сейчас купить пытаетесь? А говорили, не шлюха… Отпустите меня.       Что-то в моем голосе такое было, что он на самом деле отпустил. Я спрыгнул с кровати и пошел сразу к выходу. Не стоило мне расслабляться. Драконы оказались не лучше вампиров.       — Дар! Прости.       Я захлопнул дверь.              Не помню, как добрался до своей комнаты под крышей. Я был зол, как сотня гарпий! И, похоже, такой же шумный, потому что Джейк сразу проснулся и полез с расспросами. Я не стерпел и все рассказал ему, без подробностей, конечно.       — Я думал, он давно уже тебя распечатал, — заявил приятель в ответ на мои гневные тирады.       — Что?! С чего бы это?!       — А зачем ты тогда у него ночуешь? Я же вижу, когда тебя нет. Хоть и не замечаю, как ты уходишь. Как ты это делаешь, ума не приложу!       — Да как ты мог подумать такое?! Я же парень!       — Ой, ну и что? Для кого-то это не проблема. А если у него к тебе чувства, то ему вообще пофиг, мальчик ты или девочка. Блин, да вы почти месяц уже за ручку ходите. И ты ему до сих пор не дал? Не удивительно, что он на стенку лезет. Я б не выдержал столько терпеть — или трахнул бы, или послал.       — Ты это сейчас серьезно?       — Абсолютно.       — Да пошел ты, друг называется!       Я схватил полотенце и, хлопнув дверью, потопал умываться.       Джейк догнал меня в банной, когда я уже залез под душ.       — Ладно тебе, не злись. Давай помогу, — сказал он примирительно, отбирая у меня мочалку, мы обычно помогали друг-другу намыливать спину. — Ты не думай, я тебя под лилорда не подкладываю. Ты просто поставь себя на его место. Раз по-другому не понимаешь, представь, что очень голоден, у тебя перед носом жареная индейка, ты ее понюхать можешь, а съесть нет. — разглагольствовал приятель, намыливая мне спину.       — Я бы у индейки сперва разрешения спросил… — буркнул я, разворачиваясь и отбирая у Джейка мочалку.       — Так тебя это больше всего зацепило?       — Да! Я чувствую себя использованным.       — Сочувствую, дружище. Но ты пойми, нормальных отношений у вас быть не может. Он дворянин, а ты собственность графа Ван’Алистера. Я вообще удивляюсь, что он с тобой церемонится. Давно бы нагнул, да трахнул. И ничего б ему за это не было. Максимум — перед графом извинился бы, что прислугу его попортил. — продолжал друг, пока я надраивал его спину. Возразить мне было нечего. И от этого становилось совсем тошно.       — Ты сам то чего хочешь? Выбор не большой — или сам дашь, или у него терпение кончится, и он тебя нагнет. Хотя, раз он с тобой так носится, может и оставит в покое, если ты его попросишь. Он так-то мужик не плохой.       Весь день я не мог успокоиться, все валилось из рук, сосредоточиться на работе не получалось. В конце-концов, после того, как я разбил кофейник из дорогого старинного сервиза, меня отправили на кухню чистить картошку. Но я и там умудрился перепортить кучу картошки и дважды порезался. А все потому, что моя голова была занята совсем не тем. Я думал, как быть дальше.       Джейк прав, я не свободен. И это самая большая проблема в моей жизни. Если я не хочу навсегда остаться рабом и кормом для вампира, мне надо что-то делать. И помочь мне может только Рэй. Но не бескорыстно. Если я освобожусь от вампира, то немедленно перейду в собственность дракона. Это уже понятно. И понятно зачем. И нет никакой гарантии, что виконт не привяжет меня к себе каким-то способом. В итоге я просто сменю хозяина. Оно мне надо?       «Ты сам то чего хочешь?» — спросил меня Джейк. Я знаю чего — хочу свободы. Хочу сам решать, как жить, с кем и где. Но сейчас это невозможно. Или все-таки возможно? Ведь я, как выяснилось, дракон.       Меня выгнали с кухни, когда увидели, что я сотворил с несчастной картошкой. Приближалось время наших ежедневных походов под землю за драконьими знаниями. Но мы так паршиво расстались утром, что я совсем не хотел оставаться наедине с лилордом в подземелье. Хотелось спрятаться и от него тоже, чтоб наконец хорошенько все обдумать. Но ведь найдет же, гад, из-под земли достанет, наверняка уже навешал на меня каких-нибудь магических маячков. И тут я вспомнил одно место, где меня даже граф Ван’Алистер не смог почувствовать. Пещера с магическими грибами.       Пришлось постараться, чтоб до нее добраться. Она была глубже, чем драконьи норы, в лабиринте карстовых пещер. Но я нашел ее, хотя и потратил кучу времени. Там все было по-прежнему. Гулкая тишина нарушалась только редким звуком падения капель, а непроглядная тьма — таинственным светом фосфоресцирующих гигантских грибов. Я не стал в этот раз искать источник магического фона. Мне надо было подумать, разобраться в себе, принять решение. Я нашел невысокий гриб с широкой шляпкой и расположился на нем, как на кровати. Пара яблок, прихваченных на кухне, заглушили голод. Больше ничто не отвлекало меня от тяжких раздумий.       Итак, вампир и дракон хотят заполучить меня в личное пользование на веки-вечные. Одному это уже удалось, второй на очереди. Вот было бы здорово, если б они сцепились и поубивали друг-друга. Тогда вожделенная свобода мне достанется абсолютно даром. Я представил себе это… и вдруг понял, что я не хочу смерти виконту Рэймонду. Да, я все еще обижался на него. И опасность попасть в зависимость от него тоже никуда не делась. Но вместе с тем я не хотел потерять его. Пусть это инстинкт говорит во мне (хотя я до сих пор не понимал, как инстинкт может толкать мужчину к мужчине), но меня все еще тянуло к нему. Как же все сложно!       Вдруг у входа в пещеру что-то ярко засветилось. Я подскочил. Оттуда медленно и осторожно, струящимися движениями изгибая змеиное тело, плыл белый дракон. Святые небеса! Как же он прекрасен! И дьявол его забери, как он меня нашел?! Дракон пролетел над моим грибом, издавая нечленораздельные ликующие звуки, сделал круг над всей грибницей и вернулся ко мне. Здесь его тело засияло ярче и стало рассыпаться на отдельные искры, которые, вспыхивая, гасли и таяли во тьме. Он перевоплощался. Это было очень красиво, как фейерверк. Через минуту лилорд Рэймонд опустился рядом со мной на шляпку гриба.       — Дар, какой же ты молодец! Ты нашел ее! Это просто невероятно! Как ты это сделал? — он схватил меня в охапку и крутанул вокруг себя, не прекращая восторженно кричать, — Это просто чудо! Я столько лет искал!       — Стойте, Рэй, подождите! Да отпустите меня! — я вырвался из его рук, — Что случилось? Что я нашел? Вы знаете, что это за место?       — Конечно! Ах, ты же не знаешь. Это схрон. Такие грибы растут лишь на местах драконьих кладок. Такие же росли вокруг моей. И эта кладка абсолютно целая, никем не потревоженная. В ней наверняка есть живые яйца! Ты нашел живых драконов, Дар!       — Прекрасно. Я очень рад, — сказал я сухо.       Его улыбка потухла. Света грибов хватало, чтоб видеть выражение лица. Рэй внимательно смотрел на меня.       — Ты все еще сердишься на меня, Дар. Я понимаю…       — Не надо ничего говорить. Я действительно рад за вас. Теперь вам не обязательно разбираться с моей привязкой. Вы можете забрать эти яйца и вырастить себе сразу несколько послушных дракончиков.       — Дар, прекрати! Как ты можешь такое говорить?! Я никогда не оставлю тебя, я же обещал!       — Не всем вашим обещаниям можно верить, как выяснилось.       — Я еще раз прошу прощения. Дар, ну что ты меня мучаешь? Ты же знаешь, мне никуда не деться от тебя. И пользуешься этим!       Что? Я пользуюсь?! Так он тоже чувствует эту несвободу? Это все тот самый инстинкт, который толкает нас друг к другу?       — Да не пользуюсь я! Не понимаю, что это за инстинкт, который сводит двух существ одного пола. В этом же нет никакого смысла!       — Разве я не рассказывал тебе? Прости, упустил из виду. Сейчас все объясню. У драконов нет женщин. Как впрочем и мужчин. Точнее в течении жизни дракон меняет свой пол. В период с первого до второго совершеннолетия (примерно двести — двести пятьдесят лет) дракон способен выносить и отложить яйцо. В это время его сперма стерильна. Потом все меняется — мужские гормоны становятся сильнее. Взрослый дракон может оплодотворить молодого, но сам не может выносить яйцо.       — Стоп! То есть, если мы переспим, я забеременю… нею… Как женщина? И… иииии… буду яйца откладывать?! Что за бред?! Я не хочу!!! Я парень! Мужчина! Я не хочу откладывать яйца!       Нет! Это выше моих сил! Это не может быть правдой! Я попятился от Рэя, будто он собирался наброситься на меня прямо здесь и «оплодотворить».       — Тише-тише! — он схватил меня за руку, как-раз в тот момент, когда моя нога уже соскользнула с края шляпки гигантского гриба, — Ты не будешь откладывать яйца. По крайней мере не сейчас. Успокойся, паникер!       Он прижал меня к себе и стал успокаивающе гладить по спине. Почему-то мне всегда это помогало. И продолжал говорить, пока я приходил в себя:       — Драконы могут зачать только в своей истинной ипостаси. После пробуждения силы. После первого совершеннолетия. И совершенно не обязательно делать это сразу. У тебя двести лет впереди. Чтобы создать пару, семью. Рано или поздно ты сам этого захочешь. У драконов нет жен и мужей. Есть старший супруг и младший. Роль старшего быть защитником для молодого, который в свою очередь вынашивает яйца и заботится о кладке и потомстве.       — Все это звучит очень странно… А что происходит, когда младший дракон в паре перестает быть… достигает второго совершеннолетия?       — По разному бывало. Это же много лет длится. Бывало, что пара расставалась, старший супруг уже находится в том возрасте, когда хочется уединения. А младший супруг создавал новую пару уже в роли старшего. Или пара сохранялась, и они просто продолжали жить вместе. Или искали себе третьего.       — Еще и третьего…       Я уже пришел в себя, но Рэй продолжал меня обнимать, и мне совсем не хотелось вырываться. Так хорошо и спокойно в его сильных руках.       — Что же вы будете теперь делать?       — Делать? Сейчас ты окончательно успокоишься, и мы пойдем дальше осматривать подземелья.       — А как же кладка? Яйца?       — Они почти тысячу лет ждут, подождут еще немного. Просто не надо их тревожить. Сейчас важнее найти способ вытащить тебя. Это главное. А потом мы вернемся и заберем яйца в безопасное место.       — Значит вы не бросите меня?       — Конечно нет! — и он легонько поцеловал меня в лоб, потом в бровь, потом в глаз (хи-хи), и в нос, и в щеки… Он осыпал поцелуями все мое лицо, и я сам потянулся и поймал его губы своими.       Мы сидели на шляпке гигантского светящегося гриба очень-очень глубоко под землей и целовались как сумасшедшие. В голове опять было пусто, а кровь кипела и разбегалась по телу горячими волнами. Весь мир сузился до его нежных губ и языка, что двигался во мне, до теплых ладоней, что гладили мою спину и бока, пробирались под рубашку… Прохладный воздух пещеры коснулся оголившейся кожи, отрезвил, заставил покрыться мурашками. Я, тяжело дыша, разорвал поцелуй, уткнулся носом ему в шею. В штанах все опять стояло и мешалось. У Рэя тоже, я чувствовал это через одежду.       — Ты больше не сердишься? — спросил он, продолжая гладить мою спину под рубашкой.       Я издал неопределенный звук, млея в его теплых руках. Разве и так не понятно? Дал бы я себя тискать, если б еще злился.       Меня чмокнули в висок.       — Тогда расскажи, что тебе приснилось?       — …       — Мне правда интересно. Сон же мог все изменить.       — Мммм… Очень много света… Как в раю. И один наглый виконт… и всякие… неприличные вещи…       — Это было приятно?       — Очень.       — Не больно? Не страшно?       — Не.       — Не стыдно?       — Во сне нет… — я посмотрел ему в лицо, — К чему эти вопросы?       — Хочу понять, получился ли у нас положительный опыт, — хитро улыбнулся Рэй.       Я пихнул его кулаком:       — В следующий раз без меня не начинать! Я тоже хочу участвовать.       — Звучит как приглашение, — он опять расплылся в улыбке и потянулся поцеловать.       Но я уже застыл, беспокойно прислушиваясь к себе. Мне почудилось что-то знакомое на грани ощущения. Пропало. Стало тревожно. Я выбрался из объятий Рэя, стал поправлять одежду. Он настороженно смотрел на меня:       — Что?       — Что-то не так. Пора возвращаться.              Лишь поднявшись на пару уровней, я понял, что это. Меня звал граф. Я сразу кинул ему ответ, но не был уверен, что он пробьется. Здесь явно что-то мешало, возможно так работала защита драконьего схрона. Я сказал об этом Рэю и заторопился еще сильнее.       — А он связывался с тобой уже? Пока был в отъезде?       — Да. Несколько раз.              Мы поднялись уже до драконьих нор, когда вместо призыва я почувствовал огненную волну, прокатившуюся по телу от сердца до кончиков пальцев. Я вскрикнул и схватился за стену, чтобы не упасть.       — Что? Дар, что случилось?       — Больно… — прошипел я, скрипя зубами, переживая затихающие отголоски волны.       — Это Константин! Мерзавец! Ты ответил ему?       — Да.       — Тогда что ему еще нужно?! Или он вернулся? Надо быстрее подниматься. Сможешь усидеть, если я перекинусь?       Я кивнул. Выбраться с такой глубины быстро не получится. Я спускался только почти час. Здесь не было прямого пути, нужно было петлять по тоннелям и переходам, постепенно поднимаясь с уровня на уровень. Дракон может двигаться быстрее. Намного быстрее.       Я даже не представлял насколько быстро он может мчаться по этим норам. Воздух свистел, стены слились в сплошную серую массу, озаряемую светом летящего змея. Я прижался как мог крепче, стараясь слиться с его телом, и держался. Пока меня не окатило новой огненной волной, от которой я чуть не потерял сознание. Я закричал, мое тело горело изнутри, в глазах потемнело, руки и ноги ослабели, я чуть не свалился. Дракон зарычал и сбавил скорость, а потом и вовсе остановился в первом попавшемся расширении тоннеля. Там я сполз с него на дрожащих конечностях и он обернулся снова человеком.       — Дар, ты как?       — Нормально, — прохрипел я, стараясь позорно не разреветься. Меня накрывало отчаяние. Сколько боли мне еще придется перенести пока мы поднимемся? И прекратится ли это наверху? За что он так со мной?!       — Ублюдочный упырь!       Рэй провел ладонями мне по спине, голове, рукам, ногам. Под его руками боль отступала быстрее, становилась терпимой.       — Дар, держись, мой хороший. Я сделаю портал во двор замка.       Он опять, как тогда в пещере с падающим потолком, начертил на земле светящийся круг, подхватил меня на руки и шагнул в него. В следующий миг вокруг стало светло. К затихающей боли добавилось головокружение и тошнота от перехода через портал, поэтому я не сразу понял, что мы приземлились прямо на парадное крыльцо. Ярко светило весеннее солнце, суетились люди, возле главной лестницы стояла графская карета, с которой прислуга сгружала багаж. Лилорд Константин действительно вернулся.       — Где Константин? — спросил Рэй у кого-то, взбегая по лестнице со мной на руках.       — В холле, лилорд Рэймонд. Он приказал найти Даррелла.       — КОНСТАНТИН! — голос виконта, усиленный магией, разнесся раскатом грома.       Он как-раз поднялся на просторную площадку перед парадным входом, когда двери распахнулись и вышел граф собственной персоной.       — Константин, прекрати это немедленно!       — Я знал, что это ты, Рэймонд!       Эти два гневных возгласа прозвучали одновременно. Я понял, что сейчас что-то будет. А у Рэя руки заняты.       — Я в порядке. Опустите меня, — попросил я негромко. Меня тут же аккуратно поставили на ноги и оттеснили назад.       — Ты переходишь все границы, Рэймонд! Этот человек — моя собственность.       Вампир говорил негромко, но слова его почему-то звучали так угрожающе, что у меня задрожали коленки.       — Даже если так, не смей его мучать! Как бы он пришел к тебе, если бы потерял сознание от боли?       — Я рассчитывал, что его принесет тот, кто его спрятал. И мой расчет оправдался. Я догадывался, что это ты, Рэймонд. Ты пытался скрыть от меня мою собственность!       Лилорд Константин поднял трость и в обвиняющем жесте направил ее на виконта. Я уже знал, что это грозное оружие, а не просто палка. Внутри меня все похолодело, я не видел у Рэя никакого оружия. А еще совсем недавно я думал, что было бы неплохо, если б они поубивали друг-друга…       — Ты ошибаешься. Мы просто были глубоко под землей. Если б я решил скрыть Дара, ты бы его вообще не учуял. Никогда, — отвечая, Рэй задвинул меня себе за спину.       — Не делайте из меня идиота! Земля не может так застилать! — граф бесился все больше. С легким щелчком из трости выскочило лезвие. Рэймонд в ответ выхватил из-за спины узкий клинок. Я видел как он появлялся прямо из воздуха, будто у него за спиной были невидимые ножны. Теперь вампир и дракон стояли друг напротив друга вооруженные и готовые сцепиться в любой момент. Ситуация становилась все напряженней. Я почти чувствовал, как между противниками накаляется воздух. Достаточно небольшой искры, чтобы все вспыхнуло. И не известно, что страшнее, оружие в их руках или магия. А ведь Рэй только что потратился на портал!       Я больше не мог терпеть этого! Сорвавшись с места, я поднырнул под взлетевшей в попытке меня перехватить рукой виконта и подскочил к графу. Он же как-раз не пытался меня остановить, рука со стилетом даже не дрогнула. Я вцепился в полы его роскошного камзола и, почти повиснув на нем, взмолился:       — Лилорд, прошу вас, поверьте! Меня никто не прятал! Мы просто были очень глубоко! Как в прошлый раз. Это правда!       Он не взглянул на меня, лишь уголок губ презрительно дернулся. В голове у меня зашумело, ноги подкосились, и все погасло…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты