Флаг над замком

Джен
NC-17
В процессе
6516
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 38 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
6516 Нравится 5668 Отзывы 1943 В сборник Скачать

Глава 8. Круги на воде 2

Настройки текста
— Прежде всего, позвольте представиться, юноша. Ян Дуку. Мастер Квай-Гона Джинна. — Мастер Дуку, — ответный поклон был идеальным. — Приятно с вами наконец познакомиться. — Да. Наконец. — Темные глаза высоченного джедая казались непроницаемыми, но Оби ощущал нотку сожаления. И гораздо больше любопытства: он определенно заинтересовал сурового мастера. — К огромному моему сожалению, — неспешная прогулка по Храму продолжилась, — Квай-Гон не хотел знакомить меня с вами. О том, что он вообще принял нового падавана, я узнал уже после того, как он вернулся с Талой. Мне искренне жаль, что так произошло. — История не терпит сослагательного наклонения. Это произошло. Мы можем изменить прошлое? Нет. Но мы можем сделать выводы и выбрать будущее. — Вы мудры не по годам, — одобрительно прищурился Дуку. — Вы действительно видели свое будущее? — То, которое теперь не наступит? — улыбнулся Оби. — Да. Это было бы… Очень насыщенное будущее. Полное величия. Побед и поражений. Было бы оно счастливым? Определенно нет. Было бы оно долгим? Тоже нет. Я расстался с этим вариантом без сожалений. — Хотел бы я знать свое будущее, — вздохнул Дуку. Оби пожал плечами. — Нет ничего проще. Рассказать? Дуку вздрогнул, изумленно покосившись на стоящего рядом мальчишку с дюрастиловой уверенностью в глазах. Тут же вспомнился его единственный друг, Сайфо. Сильный и бесконечно одинокий советник Высшего Совета. — Вы… можете? — недоверчиво поднял бровь мужчина. Оби кивнул. — Я… Я хотел бы пригласить на этот разговор своего друга. Он силен в Объединяющей Силе и тоже имеет видения. Оби нахмурился, быстро вспоминая информацию на советников. Кто там с видениями? — Мастер Сайфо-Диас? — Именно он. — Хорошо, — пожал плечами Оби-Ван, поправляя палантин. — Думаю, как советник с советником, мы найдем общие темы для разговора. Комлинк Дуку звякнул, он прочел сообщение и нахмурился. — Прошу прощения. Меня вызывают. — Разумеется. Предлагаю встретиться в «Чайной Габро». Знаете, где это? — Да. — Тогда жду вас в семнадцать часов по стандартному времени. Дуку элегантно поклонился и унесся прочь. Оби-Ван отвернулся и замер. На него с шоком смотрел смуглый подросток с золотой полосой татуировки на лице, сопровождаемый невысоким пухлым мужчиной. — Оби? — прошептал он. — Оби! Оби!!! Оби-Ван покачал головой, сделав условный знак рукой. К чести Воса, тот все понял и только указал пальцем на запястье. Оби кивнул, тут же отсылая ему сообщение: номера коммуникаторов своих друзей он помнил отменно. К сожалению, публичную встречу он себе позволить не мог. Не потому, что опасался чьего-то осуждения, а потому, что не хотел портить жизнь Восу и остальным. В следующий раз Совет может не ограничиться лекциями и прочим, устроив показательную порку. Впрочем, без скандала он уйти все равно не смог. Послышались торопливые шаги, Силу пронизало волной негодования и хорошо знакомым присутствием: видимо, Квай-Гона выгнали, и он поспешил догнать виновника всех его бед. — Оби-Ван Кеноби! — прогрохотал Джинн, стремительно приближаясь к с интересом пялящемуся на него парню. Снующие по холлу размером со стадион джедаи начали приостанавливать и так неспешное движение: Оби просто чувствовал, как начали вращаться лопасти мельницы слухов. — Я вижу, ваша слава дипломата сильно преувеличена, — вздохнул Оби-Ван. — Что за фамильярность? Я два раза повторял, как именно ко мне обращаться. Не делайте вид, что не слышали или не помните: разжижением мозга вы не страдаете. Хотя память… да, она у вас избирательная. — Радж Кеноби, — процедил Джинн, останавливаясь и пряча руки в широкие рукава. Оби зрелище оценил: да, тревожно, когда этакая башня над тобой нависает и того и гляди погребет под своими обломками. Да, Квай-Гон определенно знал, как пользоваться своими физическими достоинствами и авторитетом джедая. На покойного Кеноби определенно бы подействовало, на этого перманентно виноватого мальчишку. Но не на раджа Кеноби: прошедшего войну, смерть и жизнь в локальном апокалипсисе. — Мастер Джинн, — вежливо наклонил голову Оби, безмятежно улыбаясь. Как там говорят? Улыбайтесь, это всех бесит? Золотые слова и чудесное руководство к действию. — Вы что-то хотели? — Ты должен вернуться в Орден, падаван, — процедил Джинн, слегка наклоняясь вперед. — С чего бы это? — изумился Оби-Ван. — Во-первых, Ордену я ничего не должен. Вы об этом позаботились, исключив меня из рядов данной организации. Во-вторых, я не ваш падаван. Вы разорвали Узы, связывающие нас, в одностороннем порядке. Спасибо вам большое: такие действия здоровья не прибавляют, как и хорошего настроения. И третье… Если б я и вернулся, то определенно не к вам, как к мастеру. Вы — отвратительный наставник, которого нельзя подпускать к разумным на километр. И то, что у вас нет падаванов, говорит само за себя. Ваши действия гораздо красноречивее ваших слов! Джинн побледнел: та нехорошая бледность, говорящая о близящемся срыве. Оби на душевное состояние стоящего перед ним человека было плевать, тем более он не мог и не хотел упустить возможность хоть как-то долбануть дубиной этого самодовольного ханжу, пока есть возможность действовать совершенно безнаказанно. Жестоко? Да. Но он не джедай-дипломат, чтобы терпеть плевки в лицо и считать их божьей росой. — Скажите, мастер Джинн, — Оби изо всех сил держал себя в руках, чтобы не ощущалось от него ничего подобного злорадству, превосходству или злобности. — Что вас больше всего злит? То, что ваши действия вышли на свет, или то, что я не сломался и не приполз просить вас о помощи, как вы, видимо, рассчитывали? Что я мало того что выжил, а не сдох в канаве, так еще и обрел положение в обществе и место, где могу жить? Свободно, без ограничений Ордена и Сената? — Республика… — Законы Республики действуют на планете Мелидаан лишь в рамках подписанных договоров о сотрудничестве, — отрезал Оби-Ван. — Мы не входим в ее состав. И я, как глава данной планеты, как признанный законодательно радж, отныне сам буду решать, кому предоставить доступ, а кому нет. Вы, мастер Джинн, являетесь персоной нон грата. Это решение было принято всеми выжившими свидетелями из фракции Молодых и поддержано остальным дееспособным населением. Да, мастер Джинн, у нашего разговора о том, в чьих интересах и как должен действовать настоящий джедай, были свидетели. Они не хотят общаться с членами Ордена, действующего только в интересах и во имя Сената, равнодушно проходящими мимо умоляющих о помощи нуждающихся. Оби слегка усмехнулся, глядя в лицо явно пораженного отпором Джинна. Да уж, такого этот самоуверенный эгоист не ожидал. — Да и в любом случае делать вам у нас нечего. Нам нужны те, кто готов работать: лечить землю и воды, помогать людям, просвещать и обучать… Мы с радостью примем беженцев и просто желающих найти спокойное место для жизни. Всех, желающих принести пользу не только себе, но и другим. Прощайте, мастер Джинн. Повторюсь: искренне надеюсь, что мы с вами больше никогда не встретимся. — Ты все такой же! — прорвало Джинна, который шагнул вперед, сжимая кулаки. — Я знал, не следует тебя брать в падаваны! Мало ли что там Йода советовал! Рано или поздно, но ты свалишься во Тьму! Оби захлопал в ладоши, внутренне умирая от радости. Коронное обвинение Джинна. Его любимый пунктик. Вот только не на того попал. — Мастер Джинн, — нехорошо улыбнулся Оби-Ван, просто не в силах сдержаться. — Не стоит приписывать окружающим свои недостатки. Я понимаю, каждый судит по себе. Я вот предпочитаю видеть в разумных хорошее. Впрочем, это опять-таки ваши проблемы, хотя вы и обожаете вовлекать в них других. Еще раз прощайте, мастер Джинн. Оби резко наклонил голову — вот еще, будет этому говнюку кланяться в пояс, как положено почтительному падавану, хоть и бывшему, — развернулся и пошел к выходу, стараясь удержать шаг. Руки мелко подрагивали: пусть он старался быть спокойным, насильно заставляя себя испытывать только положительные чувства, пусть он выговорился… Этого было мало. Контроль медленно трещал, словно трескающаяся под напором реки плотина. Уже выпали первые песчинки из монолита щитов. Джанго, стоящий на верхней ступени, рядом со Стражами, только указал рукой на ожидающий спидер, и, как только Оби сел, машина тронулась с места. — Куда? — рявкнул Фетт, явно видевший и слышавший все, что происходило в холле: Стражи тоже люди, им тоже любопытно, а тут еще и снуют туда-сюда всякие, вот дверки и открыты… — Туда, где никого нет, — сцепив зубы, прошипел Оби, которого уже трясло. Откат наваливался горной лавиной. Спидер нырнул в один переулок, второй, вниз, вниз, вниз… И резко затормозил. Оби выскочил, как пробка из бутылки с шампанским, отбежал… И заорал во все горло, выплескивая нервное напряжение. Воздух пошел рябью. Звуковая волна накатила на дырявую стену явно пустого дома, полетели пеноблоки, стеклопакеты, арматуру покорежило, прибивая, словно траву. Мандалорцы резво прыгнули за спидер, пригибаясь, как под обстрелом. Оби орал, не в силах остановиться, чувствуя, как выступают злые слезы. Выплеснув из себя все запрещенные кодексом эмоции, Оби, ощущая себя сдувшимся воздушным шариком, с трудом пошаркал обратно к спидеру. Фетт ловко подхватил его под руку — молча, за что Оби сейчас был просто безумно благодарен. Остальные мандалорцы ошарашенно вертели головами, явно переговариваясь: в этом отнорке словно бомба взорвалась, оставляя одни руины. — Жрать хочу, — грустно сообщил Оби-Ван, плюнув на этикет и вежливость. Хватит. На сегодня он этого добра наелся от души. А еще встреча с Дуку… — Я знаю, что тебе поможет! — едва не вбил его в сиденье дружеским ударом по плечу Фетт. — Жаркое, тушеные овощи, пирог удж и черный эль. — Звучит воодушевляюще, — вяло буркнул Оби. — Делай заказ. Оно острое? — Просто огонь! — явно облизнулся под защитой шлема Фетт. — Тогда мне двойную порцию.

***

Блюда были не просто огонь… Напалм, а то и вулканическая лава. Хорошо, что он знал, зачем официант поставил на стол стаканы с молоком, а то ожог гортани и внутренностей был бы обеспечен. Мандалорцы жрали как не в себя. Оби торопливо глотал пропитанную смесью жгучих специй еду, запивал молоком и утирал рефлекторно льющиеся слезы и сопли: еда была безумно вкусная и не менее безумно острая. Самое то, что надо именно сейчас. Наевшись, он отвалился от стола, с интересом рассматривая интерьер комнаты: не все мандалорцы позволяли себе снять шлем при посторонних, поэтому, кроме общего зала, были и комнаты-кабинеты разной вместимости для тех, кто хотел перекусить сам или с друзьями. Стены покрывали чеканные панно, изображающие мандалорцев, зверей, стилизованные цветы и абстрактные узоры. Красивая кропотливая работа, сделанная с любовью. Это ощущалось. А вот огни жизней ощущались приглушенно. Очень приглушенно. Кроме того, Оби отметил, что вот сейчас он чувствует гудение мыслей сидящих рядом мандалорцев, а раньше — нет. Доспехи? Скорее всего. На встречу с Дуку не хотелось идти категорически, да вообще не хотелось шевелиться. Но есть такое слово «надо», и Оби все-таки отодрал себя от койки в «Последнем доводе», куда они все вернулись передохнуть, умылся, причесался, переоделся — после визита в Храм одежку можно было выжимать, — и направился к «Чайной Габро», единственному заведению, которое он знал на Корусанте. Джинн как-то ляпнул, что там приличный выбор чая, когда они, тогда еще мастер и падаван, перлись пешком через Сенатскую площадь. Дуку пришел через несколько минут: строгий, элегантный, даже в стандартной джедайской одежде выглядящий аристократом. Его спутник ему соответствовал: тоже образец стиля, вот только чувствовалась в высоком стройном длинноволосом мужчине какая-то надломленность. Словно длительная болезнь оставила свой ничем не выкорчевываемый след. Отдельный кабинет уже сервировали десертами и закусками, официант разложил переплетенные в настоящую кожу папки, готовясь принять заказ. Дуку похмыкал, подергал бровью и после красноречивого призыва не стесняться выбрал какой-то редкий чай с тонким вкусом. Сайфо-Диас предпочел сапир, сам Оби-Ван решил побаловать себя белым калонгом. Некоторое время они ждали заказ, потом официант притащил чайные подносы со всем необходимым, зажег жаровню… Пришлось попотеть, чтобы не ударить в грязь лицом: калонг пили из маленьких чашечек, заваривая особым образом, и Оби мысленно утирал пот с лица, радуясь, что помнит необходимые действия. В глазах Дуку тлело одобрение. Сайфо выглядел опустошенным и готовящимся непонятно к чему. Когда все предварительные ритуалы были закончены, Дуку отставил чашку, придавливая Оби тяжелым взглядом. — Юноша, вы сказали, что можете поведать мне о моей судьбе. — Я помню, гроссмейстер, — глаза Дуку вспыхнули удовольствием. Еще бы, Оби-Ван заметил, что мужчина называет его очень обезличенно, словно пытаясь намекнуть на что-то. — Я помню и не собираюсь ничего скрывать. Пусть я помню не очень много, но иногда и кроха информации крайне важна. Я видел куски возможного будущего… — Сайфо слегка кивнул, явно понимая, о чем идет разговор. — Ближайшие события — лет через… десять? Да, не раньше. Будет конфликт. Вроде как местечковый, — Оби пытался сообразить, как описать то, что он помнит из когда-то давно, в прошлой жизни, увиденных шести фильмов. — Попросят о помощи… и Сенат пошлет джедаев. Это должны были быть мастер Джинн и я. — Какое отношение этот конфликт имеет ко мне? — подался вперед Дуку. — Джинна убьют, — решив плюнуть на красивости, ответил Оби. — Ситх. — Ситх… Оби-Ван? — напрягся Дуку. Сайфо вздрогнул, его глаза затуманились. — Ситх, гроссмейстер. Настоящий. Совет в это не поверит. Замнет, как обычно. А вы покинете Орден. Я не знаю, как вас соблазнят… но результат будет ужасающим. Вы не просто Падете, вы станете ситхом. Самым настоящим ситхом. Ваш мастер использует вас для своего продвижения к власти, а потом предаст, дав возможность измазаться в вашей крови своему новому ученику. Гораздо более молодому. И гораздо более послушному его воле. Вы умрете… м… лет через двадцать. Двадцать пять. Не больше. — Ситх… А куда смотрел Орден? — лицо Дуку стало жуткой пустой маской. Оби пожал плечами: — Я не знаю. Скорее всего, туда же, куда и сейчас. — То есть? — неожиданно подал голос Сайфо, пялясь совершенно мутными глазами. — На Корусанте воняет Тьмой. Когда мы сюда прилетели… я едва не упал. Разительный контраст с Внешними границами. Я не понимаю, как раньше этого не замечал. Привык, что ли? — недоуменно пожал плечами Оби. — А дальше? — Дальше? Дальше все умерли. И я имею в виду, действительно все. Сайфо судорожно всхлипнул, дернувшись, словно падая вперед, и Оби рефлекторно протянул руки, останавливая заваливающегося на столик магистра. Сайфо дернулся так, что посуда едва не слетела, замер. Из глаз уходила мутная поволока, открывая ясный и твердый разум. — Великая Сила! — прошептал мужчина, сжимая плечи Оби-Вана. — Я это видел! Я… Он сглотнул, выпрямился, отстраняясь, и слегка наклонил голову, как любопытная птица. — Знаете, юноша, — голос советника был мягким, — вы должны были занять мое кресло. — Сплошной пафос и головная боль. И меня никто не воспринимал бы равным. Сайфо еле уловимо кивнул: — Как и меня. — Может, это кресло такое? — пошутил Оби-Ван, и Сайфо улыбнулся, на фарфорово-бледную кожу начал возвращаться румянец. — Все может быть. — Вот видите, гроссмейстер, — Оби повернулся к Дуку, — я же говорил. Мы найдем общий язык. Как советник с советником. Дуку скупо улыбнулся, явно делая какие-то свои выводы. — Я должен был быть одним из очень немногих, кто выжил. Я бы помогал возродить Орден. Сейчас у меня нет такого желания. Абсолютно. Я не хочу быть тем, кто поднимет из руин секту радикального толка. — Орден — не секта. — «Послевоенное реформирование изменило Орден джедаев. Мы многому научились из предыдущей тысячи лет — от падения Фания и войны, которую он зажег, до нашей окончательной победы при Руусане. Потеря стольких джедаев из-за соблазнов ситхов побудила принять новые правила, регулирующие учения джедаев. Совет больше не проявляет терпимости по отношению к еретикам, которые считают, что нашли лучший путь, который противоречит 24000-летней мудрости Ордена джедаев. Ситхи и падшие джедаи здесь не обсуждаются, потому что их зло очевидно всем. Но альтернативные философии могут быть столь же трагически ошибочными. В авангарде этих философий стоят релятивисты, те, кто утверждает, что темная сторона не существует. Многие падаваны проходят подобную фазу, и вы, как их Мастера, должны исправить их, иначе они могут перенести свои неправильные представления во взрослую жизнь. Эти радикалы не отрицают существование сил темной стороны, но утверждают, что тьма проявляется только в разуме отдельного обладателя Силы. Опасности этой философии очевидны. Те, кто считает, что любое действие может быть предпринято, пока чье-то намерение чистое, — вскоре верят, что их намерение всегда верно. Так называемые серые джедаи были с нами с самого начала. Хотя они не порывают с ортодоксальными взглядами джедаев в отношении темной стороны, они раздражаются, когда их просят выполнять приказы Совета. Серые джедаи идут на компромиссы, срезают углы и скрывают свои действия от проверки, и все это в предположении, что их опыт делает их авторитетами в политике. Это индивидуалисты, которых трудно контролировать, но они могут стать ценными членами Ордена после того, как их убедят следовать установленной иерархии»*. Оби помолчал, глядя прямо в лицо Дуку. — «Путь джедая». Впрочем, вы и без моего цитирования его помните. Но вот понимаете ли вы, что там написано? Я понял только после смерти. — Мне многое надо обдумать, — бас Дуку был удивительно тихим. Сайфо кивнул: — Нам. — Но… Вы уверены, Оби-Ван? — Скажите, мастер Дуку… Какой самый простой способ сделать так, чтобы тебя никто не искал? Ответ прост. Сделать вид, что ты умер. Сайфо и Дуку переглянулись с очень понимающим видом. — Гроссмейстер… — Да? — Скажите, мастер Йода силен в Живой Силе? — Именно так, — кивнул Дуку. — А еще, — в памяти мелькнуло то самое воспоминание, — он обладает интересным даром. Видеть Узы Силы. Как существующие… Так и те, которым еще предстоит сформироваться. — Да, — скупо уронил Дуку. Оби покивал, получив подтверждение совершенно случайно услышанной информации. — Это многое объясняет. Берегите себя, гроссмейстер. Или я останусь совсем один.

***

Разговор оставил странное послевкусие. Впрочем, как ни повернется история, в любом случае Оби-Ван в накладе не останется. Сегодня он заложил основу хороших отношений с очень сильным, могущественным Одаренным. Судя по радости, с которой Дуку отреагировал на признание себя гроссмейстером, он этого не забудет. И это хорошо. А номер личного комлинка — еще лучше. Остаток дня прошел в раздумьях, а когда стемнело, Оби направился вниз, туда, где находились тайные входы в Храм, расположенные на нижних уровнях. Его ждали друзья.

***

— Кви… — только и успел произнести Оби-Ван, как его стиснули в поистине костедробильных объятиях. Вос держал его так, словно нашел смысл жизни, а потом вдруг дернулся, и Оби с болью увидел, как на лицо его друга выползает потрясение и дикий, просто первобытный ужас. Квинлан с трудом отстранился, подхваченный встревоженным Гареном. — Квинлан?.. — ему было достаточно одного взгляда на валяющуюся на полу перчатку, чтобы простонать: — Квинлан… Оби молча поднял перчатку, вкладывая ее в трясущуюся руку друга. — Зачем, Кви? — с грустью спросил он. — Зачем? Я бы сам рассказал… — Ты бы опять промолчал! — прохрипел очухавшийся Вос, вставая прямо и натягивая перчатку. — А так… Как он посмел?! — с полоборота завелся киффар. — Он просто бросил тебя! — Квинлан! — шикнул Гарен, пытаясь одернуть своенравного друга. Тот, естественно, и не почесался. — Оби-Ван! Ты умер! — Хватит, Кви, — примирительно сжал плечо парня Оби-Ван. — Не надо. Все равно впустую воздух сотрясать, а для твоей карьеры и вообще жизни еще и вредно. — Карьеры?! — взвился киффар. — Карьеры?! — Да, Кви, карьеры, — твердо произнес Оби, одновременно протягивая руки к моргающей Ээрин, со всхлипом бросившейся к нему в объятия. Сири Тачи прижалась с другой стороны, их всех попытался обнять Рифт. По лицу Оби текли слезы: все его друзья, получившие взыскания, не сломавшиеся под давлением, отказавшиеся его забывать, как нечто позорное… Все они были тут. С ним. Следующий час прошел бурно: Оби рассказывал о себе, Мелидаане, Сераси и остальных, мандалорцах и Мериле… Обо всем. Его друзья, в свою очередь, рассказывали о своих мастерах, Храме, пересказывали орденские сплетни. К сожалению, долго они общаться не могли: жизнь падаванов подчинена расписанию. Обняв всех по очереди, Оби вздохнул, вытирая выступившие слезы радости и грусти. — Что бы там ни говорили Джинн с Йодой, быть джедаем — не означает быть в Ордене. Если вы когда-нибудь… Вы. Ваши друзья, которые еще появятся, я уверен. Друзья ваших друзей. Просто знакомые и незнакомые. Если хоть кому-нибудь понадобится помощь… Вы знаете, где я. Мелидаан с места не сдвинется. А я всегда буду рад помочь. Мое предложение не имеет срока давности. — Ты слишком серьезен, Оби, — попытался перевести все в шутку Вос. — Разумеется, Кви. Разумеется. Друзья ушли, проскальзывая в переходы, ведущие к верхним ярусам, Оби дождался, когда все звуки стихнут, а присутствие Силы рассеется, и повернул голову к дальнему углу зала, в котором что-то шевельнулось. — Здравствуйте, мастер Толм. Толм ему нравился: спокойный, основательный, чуткий и внимательный к нуждам своего падавана. Не стоило и думать, что он оставит Воса без присмотра. — Здравствуй, Оби-Ван, — благожелательно улыбнулся Толм. — Ты действительно умер? — Война, мастер Толм. Там такое случается. — К сожалению. Я… не знал. — К сожалению, меня это не удивляет, мастер Толм, — поджал губы Оби. — Мастер Джинн — любимчик Йоды. Ему многое сошло с рук. И сойдет еще больше. Уверен. Кстати, мое предложение… оно и к вам относится. — Я учту. — А сейчас извините… Не могу больше. Здесь смердит Тьмой. — То есть? — напрягся Толм, становясь собранным и очень опасным, словно затаившаяся в траве змея. — Разве вы не чувствуете? — изумился Оби. — Как отрава… Снизу. Никакой Свет не спасает. — Даже так, — протянул Толм, напряженно что-то обдумывая. Оби поклонился — как положено — и пошел прочь: нижние ярусы Храма были огромными, и идти было далеко. Даже странно… Два года назад он бегал тут с друзьями, считая, что так будет всегда, а теперь… Теперь это не его дом. — Ну что? — Фетт наклонил голову, блеснув визором шлема. — Домой, — выдохнул Оби-Ван. — Мы возвращаемся домой. *Прямая цитата из «Пути джедая». Автору на чашечку кофе 410012741315515 Яндекс-деньги
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.