Флаг над замком

Джен
NC-17
В процессе
6501
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 38 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
6501 Нравится 5662 Отзывы 1940 В сборник Скачать

Глава 10. Круги на воде 4

Настройки текста
Первый блин не всегда комом, что бы там ни говорили, все зависит от криворукости повара, и Оби этот тезис готов был поддержать полностью. Джон оказался реально очень умным мужиком. Со своими тараканами в голове, конечно, но кто ж без них, родимых? Обдумав всесторонне проблему и даже проконсультировавшись с какой-то жутковато выглядящей девицей по комлинку, Джон разобрался в матчасти и сделал выводы. Никаких Уз, пока рана не заживет. Если сейчас начать их образование, свежая связь ляжет на рану пластырем. С одной стороны, вроде как хорошо, заживление пойдет быстро… С другой — если, не дай Сила, что-то эту связь нарушит, — болью и плохими мыслями Оби не отделается. В лучшем случае начнутся заскоки, вылезут мании и психозы, а то и капитально съедет крыша, в самом худшем — впадет в кому и станет овощем. Такая перспектива никого не устраивала, поэтому решили начать с медитаций, а там — как процесс пойдет. Медитации пошли на «ура». Кеноби медитации любил, хоть и давались они ему поначалу с трудом. Оби-Ван тоже полюбил медитации — когда буквально на себе ощущаешь благотворное влияние какой-либо деятельности, естественно, начинаешь ее любить. Продвинутые, глубокие медитации, особенно разделенные с кем-то, стали новым этапом познания себя и окружающего мира. Чувствовать разум другого человека… Это было так, словно воды с разной плотностью потекли рядом. Вроде и вместе, немного смешиваясь, но вроде и отдельно. Поднявшись из этих глубин в первый раз, Оби потрясенно уставился на Джона, личность которого неожиданно заиграла новыми гранями. Привыкший к постоянной опасности джедай казался свернутым клубком шипастых лент, прячущих в себе ослепительный свет души. Красиво… И опасно. А потом Джон выкатил список того, что Оби предстояло изучить, прежде чем перейти к продвинутым практикам, и Оби-Ван только крякнул. Внушительный список оказался… Зато там было все, о чем мечталось. И даже больше. Перед тем как перейти к вожделенной телепортации, надо было изучить Шаг. Перед Шагом — Скольжение. Перед Скольжением — Слияние с миром. От Слияния вообще зависело многое, крайне полезная и необходимая практика оказалась, без изучения которой о продвинутых вещах и мечтать не стоило. Если Джон рассчитывал запугать ученика, то ничего не вышло. Оби только потер с азартом ладошки и стал спать еще на два часа меньше: работу на благо людей и планеты — и себя самого — никто не отменял. Сераси только качала головой, но ничего не говорила: она все-таки отлично понимала, что ее супруг в принципе их основная ударная сила. И защита тоже. Мандалорцы, поселившиеся на Мелидаане, как-то очень быстро и органично вписавшиеся в окружающую среду, сперва слетались, как пчелы на мед, в надежде увидеть великое колдунство в действии, но быстро разочаровались. Джедаи, от которых ждали чудес, часами сидели неподвижно, бормотали какие-то лозунги, кипятили окружающим мозги ядреной философией. Ничего интересного и страшного. Но время шло, и, когда к невнятным посиделкам добавилась боевка, стало гораздо веселее. Естественно, тут же вылезла вторая проблема: отсутствие сейбера. Хоть какого, даже тренировочного, которым только тараканов гонять, и то не всех. У Джона имелся сейбер: свой личный, сделанный под себя, Оби его даже в руки брать не хотел — моветон и мракобесие для правильно воспитанного джедая. И это была не шутка. Каждый сейбер был сделан под конкретного разумного. Все эти выступы, кнопки и прочие украшательства были удобны только создателю, и это лишь дизайн рукояти, ведь основная причина крылась в кристалле. Абсолютно все юнлинги летали на Илум, отыскивая свой собственный, личный кристалл, почти все возвращались: Илум — крайне специфичная планета, время поиска ограничено, и один-два из тысячи до сих пор пропадали навечно в пещерах. Трупы некоторых порой даже находили — пусть и через века. И это в очень мирное время: раньше в лабиринтах гибло гораздо больше претендентов. Причина была проста, как кредит: Сила. По сути, весь Илум был пронизан пещерами, заполненными кристаллами Силы, все вместе они, сырые, необработанные, резонирующие в одном им ведомом ритме, действовали на Одаренных как удар молотка по голове. Даже самые тупые, ограниченные и почти не имеющие Дара получали видения возможного грядущего, альтернативных вариантов своей судьбы, бывшего и условного прошлого. Плюс наружу вылезали все мании, фобии, опасения и прочие подводные камни. Психику камешки вскрывали на раз, как нож консервную банку. Естественно, не все выдерживали. Оби помнил впечатления Кеноби: лютый холод, промораживающий насквозь, хрустальная тишина, бесконечное одиночество и жуткая боль потерь. И кошмарная, накрывшая лавиной тоска и печаль. И тотальная вина. Во всем. Что самое интересное, памяти о том, что же именно увидел Кеноби, его преемнику не досталось. Естественно, имелись и недостатки. Так, подавляющее большинство кристаллов Илума были всех оттенков синего и зеленого, крайне редко попадались желтые. Соответственно, подавляющее большинство джедаев щеголяли сейберами именно этих оттенков, и лишь редкие счастливчики хвастались фиолетовым, оранжевым, желтым мечом. Впрочем, основным поставщиком камней Илум стал в последние тысячу лет, до этого ведущими экспортерами данного богатства были Адега, с ее знаменитыми понтитами, и Дантуин. Естественно, были и другие планеты, но… Оби с Джоном исходили из возможности добраться и времени, необходимого для поисков. Илум отпал сразу: к нему вел единственный гипермаршрут от Метеллоса, находящегося рядом с Корусантом. Кроме того, туда постоянно летали корабли с джедаями, и рисковать нарваться на ревнителя традиций и заветов, не являясь частью Ордена… Нет. Дантуин? Ни Оби, ни Джон понятия не имели, где там искать кристаллы. Кроме того, слишком далеко. Оставалась Адега: почти копия Илума, такая же промороженная и неприветливая. Но у нее имелись преимущества: ближе лететь, почти рядом, возле Бакуры — в Диком космосе, плюс очень редко посещается. А еще именно на Адеге добывались понтиты: самые лучшие кристаллы, те, что становились настоящими симбионтами владельца. Тем самым сердцем Силы, что можно было держать в руках. Свой сейбер хотелось до потемнения в глазах. Определившись, Оби не рассусоливал. Собрали припасы, одежду — и вперед и с песней. Ага. Уже. Почти перед вылетом на них с ясного неба свалились гости, причем такие, каких ну никак не оставишь на заместителей. Целый штурмовой отряд: Дуку с его падаваном Комари Восой, а также Сайфо-Диас. Впечатлились все: даже Джон, уж на что индивидуалист, поплевывающий на пытающихся его прогнуть, и то вел себя тише воды, ниже травы. Если с Дуку и Сайфо-Диасом Оби уже встречался и мог с ними общаться, не робея, то Комари просто ввела его в ступор. Высокая фигуристая девушка с белыми волосами казалась едва прирученным хищником. Таким, который любит только хозяина, позволяет себя гладить и кормить с рук, а остальных рвет на запчасти просто от нечего делать. Под настроение. Джон молча отошел в сторонку, стараясь не отсвечивать, Оби хватило десяти минут наблюдения, чтобы поставить диагноз. К сожалению, он такое уже видел, результат ему и окружающим не понравился, поэтому проблему было решено вскрывать, не дожидаясь прорыва этого гнойника. После полуофициального обеда, скромного и тихого, Комари умчалась кошмарить Джона на предмет спарринга, а Оби с Дуку и Сайфо-Диасом заперлись в кабинете, чтобы никто не мешал. Неизвестно, что хотели узнать джедаи, которых аж распирало, судя по всему, Оби успел первым. — Вы женаты? Ян, к которому он обратился, замер сусликом, как и Сайфо-Диас. Дуку с трудом проглотил чай, отмер и уставился на Оби-Вана: словно орудийные дула наставил. — Что вы имеете в виду, юноша? Голос джедая был ледяным, но Оби было фиолетово. Не та проблема, чтобы замалчивать. — Комари смотрит на вас, как на мужчину, — любезно пояснил он. — Уточню: как на своего мужчину. Принадлежащего ей с потрохами. Она вас откровенно ревнует ко всему, что шевелится. Это видно. Очень. — Комари… — Ян прокашлялся, явно пытаясь собраться с мыслями. — Э… Многие падаваны влюбляются в своих мастеров. Распространенная проблема. Перерастет. — Нет, — решительно покачал головой Оби. — Не тот случай. Это не любовь. Это уже ближе к одержимости. — Я… — Дуку выглядел практически беспомощным, да и Сайфо-Диас не лучше. Наглядная иллюстрация политики, проводимой Йодой. У Оби волосы дыбом вставали от одних мыслей о том, на что способна ревнивая одержимая женщина. Одаренная ревнивая одержимая женщина. — Медитации? Видимо, вид у Оби был весьма красноречивым, раз Дуку замолчал. Оно и понятно: у Йоды был пунктик насчет привязанностей, чувств и прочего, а выедать мозг магистр умел. И вроде бы ничего против радости и счастья не имел, дружбу одобрял, вот только иногда его явно клинило. Даже два последних падавана Йоды — Цин Драллиг и Ян Дуку — отличались друг от друга очень сильно, хотя имелись и общие для всех его воспитанников черты: авторитарность, стремление к совершенству и гордость, которая у Квай-Гона, которого тоже практически полностью воспитал Йода, перешла в гордыню. Сайфо-Диас тоже казался погруженным в глубокие размышления. Учитывая, что Яну и посоветоваться было не с кем, ситуация складывалась аховая. Вздохнув — чувствовал он себя отцом, просвещающим сыновей-малолеток о том, что на свете бывают женщины, да, — Оби решил брать все в свои руки. — Падаван Воса! — рявкнул Оби-Ван в коридор, приоткрыв дверь, и Комари влетела буквально через полминуты. И первый, на кого она посмотрела, — Ян. Дуку это заметил, увидел наконец, и его явно пробрало: побледневшее лицо просто закаменело. Сайфо-Диас прикинулся мебелью, отодвинувшись в уголок, но руку держал на сейбере. — Падаван Воса… — мягко произнес Оби, Комари очнулась, учтиво поклонившись. — Радж Кеноби. — Падаван Воса, нам требуется ваша помощь. Вернее, она требуется вам и вашему мастеру. Прозрачно-голубые глаза девушки впились в Оби-Вана. — То есть? — Прошу вас, падаван Воса. Расскажите вашему мастеру о своих чувствах к нему. Комари просто одеревенела, от нее волнами пошли паника и ужас. — Мастер Дуку. Выслушайте падавана Восу и расскажите, что вы чувствуете. И, вашу дивизию, — неожиданно заорал Оби-Ван, с яростью уставившись на опешивших джедаев, — словами! Ртом! Без телепатии! Она все равно нахрен не так работает! Обсуждайте! Матеуш! — вбежавший подросток вопросительно глянул на своего раджа, бдительно оглядывая джедаев и держа руку на кукри. — Проводи мастера Дуку и падавана Восу в пустой кабинет. Закрой на замок. Подопри дверь. И не выпускай, пока не проорутся и не придут к консенсусу! Совершенно не испытывающий пиетета ни к кому, кроме своего непосредственного начальства, Матеуш ловко вытолкал джедаев прочь и закрыл дверь. Оби утомленно потер глаза, полез в шкафчик и достал жаровню и прочую посуду. — Чай? — светским голосом, словно не он тут только что надрывал связки, поинтересовался он. Сайфо поправил тяжелый узел волос на затылке, и Оби неожиданно заметил, что в побитых сединой волосах виднеются похожие на четырехгранный клинок без рукояти заколки. Выполненные из черненого металла, они практически сливались с волосами. Однако… А магистр явно не прост, уж очень эти штучки неприятно напомнили испанские стилеты. Из тех, что протыкают все на своем пути. — А покрепче что-то есть? — с явной надеждой спросил мужчина. Оби хмыкнул. Уж этого добра было… ну, не валом, но в достаточном количестве. Пузатая бутылка, внушающая уважение одним своим видом, со стуком приземлилась на стол, как и два низких широких стакана. — Майлз проставился, он братьев Вейгу усыновил, — лаконично пояснил наличие элитного алкоголя Оби. Пол мелко задрожал, как при пятибалльном землетрясении. Сайфо молча выпил и вновь подставил стакан. — Что вы хотели узнать? — Подробности, — покосился на дверь Сайфо-Диас. — Подробности… Оби кивнул. Подробности… Легко сказать. Он-то и не помнил ничего такого. Да, смотрел шесть фильмов. Да, прочел как-то статью, из которой понял, что ничего не понял насчет истоков всего этого бесконечного конфликта. Но и все! Это было давно. Память у него не идеальная… Была. Более-менее он мог ориентироваться в том, что наступит минимум через десять лет. А теперь к тому же, многое изменилось. Глупо считать иначе. — Подробности… Будущее не высечено в камне, — заунывно протянул Оби, и Сайфо-Диас неожиданно рассмеялся. — Великая Сила, как мне эта фраза… гм… надоела, — отсмеявшись, хмыкнул он. — Всю жизнь… Всю мою жизнь! — Да, я тоже наслушался, — кивнул Оби. — Значит, подробности. Что ж. Их есть у меня. Пол еще раз вздрогнул, посуда зазвенела… и все закончилось. — Подождем Яна, — вздохнул Сайфо-Диас, вновь потянувшись к стакану. — Великая Сила, я хочу выпить. Я могу выпить. И не сойти с ума. Не… — он оборвал бормотание, делая глоток. Оби молча цедил чай, искренне сочувствуя. Действительно, какой алкоголь, когда и в трезвом состоянии от видений крыша едет? Дуку пришел через два часа, когда Оби уже начал подумывать об ужине. Вид у мужчины был суровым, но чувствовалось, что он о чем-то крепко задумался. От Комари то шибало облегчением выговорившегося человека, то уверенностью в чем-то… То все эмоции отсекали щиты. Она глубоко, по всем правилам, поклонилась Оби-Вану и вымелась прочь, явно нацелившись на не успевшего удрать в другую систему Джона. — Подробности? Дуку кивнул. Сайфо-Диас отставил чашку с чаем. — Хорошо. Итак, что я помню… Засиделись они допоздна. Оби выворачивал память в попытке наскрести факты, Дуку слушал, морщась, Сайфо-Диас крайне умело вытягивал подробности: чувствовался громадный опыт. Оби ничего не скрывал. Ни идиотизма и самомнения Квай-Гона, ни собственных заходов, ни истерик и разжижения мозгов Скайуокера. Про ситхов и джедаев тоже не забыл: у Дуку аж зубы свело от возможного будущего, закончившегося на коленях. На следующий день Оби ждало потрясение. Дуку осторожно раскрыл небольшую шкатулку, и Оби с замиранием сердца увидел лежащие в персональных гнездах из пенки камни. — Они попали к нам случайно, — бас Дуку растекался по помещению. — Миссия на одной из планет Внешних регионов. Мы были молоды, первые миссии… Мы четко знали, что эти камни не для нас, — Сайфо кивнул. — Я медитировал на них годами, и смог лишь немного укротить. Они ваши. Оби-Ван подрагивающими от волнения пальцами взял шкатулочку, всем собой ощущая биение жизни внутри. Кристаллы, на первый взгляд мутноватые и невзрачные, каждый размером с вишню, пели в унисон тонкими хрустальными голосами. И они были его. Ряд медитаций Слияния — и они станут продолжением его разума и тела. — Что за камни? — прокашлявшись, просипел Оби-Ван. Дуку понимающе хмыкнул. — Барабская руда. И адеганские понтиты. И я привез компоненты для сборки. Оби-Ван четко понимал, почему ему подарили это сокровище: знание ошибок, которых можно избежать, стоит дорого. Но это… Везения не существует, значит, придется платить. Не сейчас, потом… И он даже догадывался как. Первые шаги уже сделаны. — Благодарю, — церемонный поклон исполнился сам собой. — Если это не будет наглостью, гроссмейстер, вы могли бы преподать мне пару уроков Макаши? — Долг мастера — наставлять следующее поколение, — в глазах Дуку плясали смешинки, обещавшие адские нагрузки. — Грандпадаван.

***

Джон сипел, даже не пытаясь шевелиться. Болело все: такого жесткого спарринга у него не было последние лет десять. Возвышающееся над ним беловолосое чудовище невозмутимо поправило прядь волос и оскалилось. — Подъем, слабак. Джон малодушно закрыл глаза и задержал дыхание, безуспешно пытаясь прикинуться мертвым. — И ты еще смеешь претендовать на обучение моего любимого племянника? Тряпка. Вставай, позорище… Мысль о том, что Сила явно очень злобно пошутила, когда он попал на эту планету, была удивительно своевременной и органичной.

***

Толм стоял посреди древнего коридора, сложив руки на груди. Нижние уровни. Первая треть нижних уровней… Не тех, по которым шастают любопытные падаваны, а тех, куда никто не рискует спускаться. Что поделать, эти уровни были заброшены очень давно, больше тысячи лет назад. Здесь никто не ходил, кроме дроидов-уборщиков, следящих, чтобы не рухнули потолок и стены, и осуществляющих раз в десять лет ремонт. Джедаи здесь не появлялись. А зря. Толм прищурился, разглядывая виднеющуюся вдали дверь. За ней — лестница, ведущая вниз. Еще один уровень давно забытых учебных помещений, келий и квартир, складов и столовых, подсобок и кабинетов. Снова лестница, снова уровень… И так, пока не дойдешь до основания Храма. Толм пошевелился, кивнул стоящим справа и слева дроидам, оснащенным мощными фонарями и оружием. Мастер давно перевел паранойю на профессиональные рельсы и отлично знал, что жизнь непредсказуема. Поэтому сейчас он не один: два дроида-охранника по бокам. За спиной ждут приказа строительные дроиды — ремонт проводится, но мало ли. Тысяча лет — не шутка. Вдруг где придется копать, или растаскивать, или еще что. Он — Тень и должен быть готов ко всему, поэтому его страхуют еще несколько собратьев: переться в одиночку в потенциально зараженную Тьмой зону… Он не Квай-Гон, который однажды свалился в яму с гундарками, хотя его предупреждали об опасности. Покусали его отменно, жаль, не откусили дурную голову, скольких проблем можно было бы избежать! Как всегда, вспомнив печально известного возмутителя спокойствия, Толм скривился. Бунтарь, бродяга… Страдающий фигней на ровном месте — по авторитетному мнению Толма. Да, местами умный и даже мудрый. А местами — спаси Сила от такого счастья! Одни выброшенные на задворки истории ученики чего стоят. Некоторые джедаи даже начали называть задирающего нос джедая рыцарем, игнорируя звание мастера… А сейчас Джинн что-то притих, не к добру. Отбросив праздные мысли, мастер Теней неторопливо шагал по коридору, не обращая внимания на тусклое аварийное освещение и шаги за спиной: фонари дроидов светили мощно, то, что надо. Пол был чистым, на скопившемся слое пыли не виднелось отпечатков какого-либо рода, но Толм держал себя наготове. Он не собирался отмахиваться от сказанного Оби-Ваном… Такая потеря! Махинации Йоды на этот раз зашли слишком далеко, и так магистром были недовольны не все, но многие, а тут такое подтверждение! Позор на весь Орден! О чем думал старый хрыч, буквально заставив этого депрессивного зазнайку Квай-Гона взять в падаваны того, кого он не хотел? Чем он думал, когда гонял желающих обучить этот сгусток Света: Толм не поленился, проверил брошенные Совету в лицо обвинения и получил подтверждение. Трое, по меньшей мере. И это только те, кто был в Храме, согласился поговорить… Злорадствуя. Подозрительный уход Кеноби подействовал на Квинлана и его друзей удручающе. Как эта мелочь старалась что-то узнать, добиться пусть не справедливости, но чего-то… Совет показал себя во всей красе: порицание, наказание… Умные, даже мудрые дети не восприняли советников врагами… Но и друзьями, соратниками им теперь не быть. И это удручает. Что еще больше удручает, недоверие к вышестоящим теперь распространяется на всех: на тех, кто порицал, на тех, кто промолчал. И никакие попытки Толма смягчить ситуацию не сработали. Квинлан уважает и слушает его — и только. Остальные под вопросом. Да и сам Толм. Неприятно было выслушивать свалившиеся на него откровения. Не верилось, что они все настолько погрязли во Тьме, что просто не видят, не чувствуют ее. Данные слова, донесенные до вышестоящих Теней, восприняли с недоверием, но решили проверить. И как посыпалось… Толм, вытрясший из падавана все и даже больше, резво принялся собирать информацию, с каждой прочитанной строкой все больше хватаясь за голову. За спиной выматерились, Толм молча показал кулак. Долгий и нудный поход вниз закончился массивными дверями, скрывающими за собой огромный зал, покрытый еле различимыми мозаиками и росписями… От миазмов Тьмы сердце работало с перебоями. Но страшнее было не это: нексус они очистят. Если понадобится, Толм лично пнет Йоду под толстую зеленую задницу и заставит медитировать до полного просветления. Возле стены притулился полуразрушенный алтарь, на котором валялись давно высохшие и истлевшие останки разумных… И проржавевший нож с красным камнем в навершии.

***

Принявший решение Дуку оказался подобен паровому катку: не остановить. Первым делом многоопытный мастер провел инвентаризацию умений Антиллеса, потом провел жесткий допрос на предмет плана обучения. Забраковал все, включая Джона. После чего отправился размышлять, итогом стал диктаторский произвол, ознакомившись с которым, Оби сделал вывод: правильно Дуку Тиранусом назвали, очень правильно. Ян составил план на следующие минимум лет десять и приступил к его исполнению. — Я сделаю из вас мастера, юноша, — пообещал пока еще не граф, и Оби как-то сразу и резко ему поверил. Сайфо-Диас благосклонно кивал, готовясь помогать, а Оби-Ван ощутил себя падаваном Совета, не меньше. То ни одного учителя, то целый табун: Дуку обещал поднапрячь даже Раэля Аверроса,— а он, на минуточку, Часовой и регент при малолетней правительнице, — бурча, что оному Раэлю не помешает вправить мозги. Комари была в восторге: у нее шли рыцарские испытания, и фанатка Джем-Со, джар-кай и терас каси готовилась натаскать своего самого любимого племянника в физической подготовке. Дуку готовился передавать юному поколению искусство Макаши, а также еще несколько десятков дисциплин, Сайфо-Диас его поддержал, тоже собираясь делиться знаниями. Кроме того, действующий магистр Высшего Совета дал Оби доступ к потерянному сокровищу: библиотеке Храма. Джону милостиво разрешили преподавать науку, полученную от его мастера: Ян тоже захотел научиться телепортироваться. Любимому племяннику и грандпадавану от таких перспектив резко поплохело. Впрочем, против он не был, только за: Оби отлично понимал, что это его единственный нормальный шанс на выживание. Нельзя в этой вселенной Одаренному быть слабаком. Сожрут. Возможно, даже не фигурально. — Спасибо, Великая, — серьезно посмотрел в небо, полное звезд, Оби. — Вот и учителя есть… Теперь бы еще получить возможность защитить своих людей… По полной программе.

***

Шив ласково погладил каменную плиту кончиками пальцев, любуясь голографиями. Строительство дворца и гробницы шло полным ходом, без перерывов и проволочек. Чувствовал себя ситх превосходно: медитации на плите явно подняли его уровень, да и выполнение задания мастера шло без сучка и задоринки. Галактика насыщалась Тьмой, Шив рос в мастерстве, подбираясь к таким вершинам, на которые раньше только завистливо поглядывал. Даже удалось раздобыть секретные записи Плэгаса… Они Палпатину очень не понравились. Он знал, что Плэгас — крайне опасный противник, записи дали понять насколько. Впрочем, на любого можно найти управу. Он закрыл глаза и вновь погрузился в Силу.

***

Джедайский десант пробыл на Мелидаане месяц, после чего визитеры улетели, пообещав вернуться. Оби спал беспробудно сутки, отходя от стресса. Сочувствующая Сераси погладила опухшего от сна супруга по голове, напоила чаем и потащила разбирать накопившиеся дела: трудотерапия в действии. Дел было невпроворот. Весна уже готовилась плавно перейти к лету, все, что смогло выжить за века войны, цвело и пахло, и люди то и дело организовывали маленькие спонтанные праздники, радуясь миру и жизни. Сам Оби готовился к визитам: на Набу и на Альдераан. Избежать никак не получалось: королева Эритаэ лично пригласила раджа Кеноби на прием по случаю ухода в отставку. Состоявшиеся выборы вознесли на небосвод Набу новое светило: короля Веруну, уже прозванного жителями Справедливым. Оби отказываться в принципе и не собирался: знакомства в высших кругах — это не то, чем можно пренебречь. В подарок везли две здоровенные, в рост человека, изумительной красы скульптуры, выполненные в виде каскадных лилий в вазах. В их сторону и дышать было страшно, настолько тонкая и искусная работа. Эритаэ была в восторге: судя по всему, королева пробила цены в голонете и знала, сколько стоят подарки, потому как камень остался только в карьерах, его осталось не очень много, и Оби прозорливо взвинтил цены на природное богатство Мелидаана. Впрочем, некоторых это не остановило. Веруна оказался рослым подростком лет четырнадцати с очень тяжелым взглядом. Оби он сразу понравился: с таким правителем не забалуешь. Эритаэ расстаралась, представляя его своему сменщику, и Веруна явно прислушался к ее словам. Это радовало. Прием был великолепен, все шло спокойно, Оби с облегчением отметил, что некий рыжий человек отсутствует. Огромное облегчение. Сила толкала в спину. Они гуляли по саду, Эритаэ делилась новостями. — А это что, ваше величество? — Оби с любопытством подошел к стоящему среди карликовых деревьев маленькому строению. — Очень красиво. — О. Вам понравилось? — черные украшения почти сливались с черным же платьем, являя собой контраст грубости и невесомости. — Состоялся еще один архитектурный конкурс. Вот, полюбуйтесь макетом. Оби-Ван обошел клумбу, разглядывая метровую пирамиду, украшенную барельефами, скульптурами, башенками и прочими излишествами. — Великолепно, — медленно произнес он. — Прекрасный образчик ситхской архитектуры. Эритаэ замерла, сложенный веер сухо щелкнул. Она сделала шаг: словно сгусток Тьмы под ласковым солнцем Набу. Украшенное ритуальным гримом лицо стало похоже на маску. — Вы уверены? — Сила дрогнула, приходя в движение, и Оби кивнул, складывая на груди руки. Глаза девушки сощурились на миг. — Благодарю. Я над этим подумаю. — Конечно, ваше величество, — Оби-Ван наклонил голову. — Я в вас не сомневался. Автору на кофе с конфеткой 410012741315515 Яндекс-деньги
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.