Флаг над замком

Джен
NC-17
В процессе
6516
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 38 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
6516 Нравится 5668 Отзывы 1943 В сборник Скачать

Глава 11. Круги на воде 5

Настройки текста
— Здравствуй, младший брат. — Здравствуй, старший брат. На сей раз Ксанатос явился во всеоружии: красавец-мужчина, от которого на парсек шибает Властью, Силой и Богатством. И все с большой буквы: одежда — натуральные ткани и ручная работа, украшения — вроде как скромные, но явно обошедшиеся в годовой доход планеты, обувь и прочие перчатки с ремнями — кожа а-ля натюрель. Всем хорош, стервец… Если б только не видимые невооружённым взглядом следы того, что просто и ёмко называется Порчей… Не спасали ни ухоженная кожа, ни роскошный наряд: белки глаз пронизали тонкие алые нити капилляров, берущие в осаду синие радужки, веки стали опухшими, темными, лунки наманикюренных ногтей почернели. Первые физические признаки влезания обеими ногами в болото под названием «Темная сторона Силы». Если до этого была надежда, что Ксанатос баловался, вися на заборе, то сейчас он явно с него свалился. Неудачно. Прямо в гуано. Это только идиот решит, что можно искупаться в нефти и выйти чистеньким: дескать, натуральный продукт и для кожи полезно. Глупо так думать — отравления не избежать. Дуку, да и Сайфо поделились своими знаниями на этот счёт: а уж информация у них была. Дуку натаскивал Тейм Церулиан, а Сайфо — Лене Костана, которая, будучи увлечённым археологом, моталась по таким местам, в сторону которых правоверные джедаи и глядеть опасаются. Про личный доступ в Золотое и Чёрное хранилища и упоминать не стоит. Темная Сторона — не мать, как Светлая, и не верная жена. Она — как ревнивая любовница-куртизанка, выжимающая из своей жертвы все соки и еще чуточку сверху, требующая еще, еще и еще, жадная, никогда не довольствующаяся тем, что есть. У нее не встретишь понимания и сочувствия, она может притвориться доброй и нежной, но это иллюзия: шипованный бич и стальные перчатки уже наготове. А там и до ошейника с кандалами дело дойдет. Да, можно некоторое время находить и в таком обществе удовольствие, но рано или поздно Тьма найдет новую жертву, а старую вытурит пинком под зад, а то и просто убьет. Дурашка Ксанатос уже встал на коленки, целуя чужие отполированные сапоги, это видно четко и ясно: слишком плотная и упорядоченная энергия, слишком быстро прогрессирует Порча. Психика, вроде как, еще держится, но если Оби-Ван прав в своих предположениях, то очень скоро она полетит к черту: ни один ситх-бейнит, воспитывающий своего будущего убийцу, не захочет, чтобы этот самый убийца был умным, контролирующим себя, знающим и самостоятельным. Кто бы там что ни говорил, а деградация в таких условиях неминуема. Вообще непонятно, как эта линия столько протянула. Оби-Ван под сканирующим взглядом своего почти родственника даже не поморщился: стесняться нечего, выглядит он неплохо. Пусть до сих пор костлявый, но это худоба растущего мальчишки, а не загибающегося от голода борца за правое дело. Одежда строгая, но тоже пошита руками настоящих мастеров своего дела. Не сверкает драгоценностями, как елка — гирляндами? Самое главное присутствует: сейбер. То, ради чего Дуку и Сайфо-Диас торчали на Мелидаане месяц, отбрехиваясь от Совета. Полученные в дар камни действительно подошли идеально после недельных бдений. Два понтита и барабская руда составили идеальное трио, вставшее в крепления рукояти, как родное. Еще один камешек барабской руды, самый маленький и невзрачный, стал частью шото: Оби банально жаба душила расстаться с таким сокровищем, раз уж больше в сейбер не лезло. Клинки получились на загляденье: густо-оранжевые, почти красные кристаллы понтита благодаря руде выдавали прозрачную оранжево-желтую, как лава, плазму. А шото был почти бесцветно-прозрачным, слегка отдающим желтизной. Благотворное влияние настроенных лично на него камней Оби ощутил сразу: известные своим «охлаждающим» воздействием на нрав и кожу понтиты сняли приступы агрессии, подарив блаженное спокойствие. А шото… А шото едет себе в кобуре на поясе, скрытое палантином. Нечего на него глазеть, пусть будет сюрпризом. Тем более что расставаться со ставшим почти родным кукри он не собирался: он этим клинком, окутанным на рефлексах Силой, даже выстрелы отбивал и не сильно попортил. Так что кукри слева, сейбер на животе благодаря специальному зажиму и магнитному креплению, шото за спиной. И удобно, и благодаря палантину не видно, если что. И пустить его в ход тайком и даже подло он не погнушается. Глаза Ксанатоса к сейберу аж прилипли, было видно, что в голове завелась мысль. Возможно, не одна. Еще бы! Оби-Ван, которого Дуку просветил насчет подоплеки его разговора с Ксанатосом, очень смеялся. Он-то имел в виду все те обиды и заморочки, что тянулись за Ксанатосом из Храма, его ненависть к Квай-Гону, не дающую думать… А оно вон как. Почти по Кодексу, только не джедаев. Ксанатосу явно хотелось общаться, и Оби его понимал. Мало того, что загадку подкинули, такую, что мозги скрипели, так еще и банально не с кем поговорить на злободневные темы, просто всласть пожаловаться. Что б там ни орал Ксанатос, а от недостатка общения он страдал: привычку находиться среди таких же, как ты, Одаренных пафосными словами не изжить, особенно такому высокомерному зазнайке. Ситх, который взялся учить Ксанатоса — а Оби был почти уверен, что это Палпатин, ну не мог этот интриган пройти мимо такого многообещающего материала, — явно по душам не болтал, скорее всего, выписывал живительных молний для усвоения учебного материала и все. Да и чему он будет учить одноразового ученика? Тому, кто стремится стать абсолютным монархом, конкуренты, даже самые плохонькие, не нужны. Фильмы ясно на это намекали: две штуки ситхов на галактику, и Ксанатос в этот перечень не входил. Кроме того, Оби обоснованно сомневался в том, что Палпатин будет утруждаться созданием замены Ордена джедаев, только темной направленности. Это риск. Причем абсолютно неоправданный. И слова имперцев это косвенно подтверждали. Проще быть могучим и сверхъестественным среди обычного населения, для укрощения которого достаточно флота и армии. Растить свою возможную, пусть на пару процентов, погибель? Нет. На это Палпатин не пойдет. Сейчас он подбирает разных дурачков, пудря им мозги, потому как выгодно и полезно и отвлекает от него. Но потом, когда сядет на трон… Место рядом будет только для одного, такого, как Вейдер: сломанного морально и искалеченного физически, не способного ни исцелиться, ни обучить ученика. Ни перечить вечному учителю. Ксанатосу этот расклад неизвестен, зато он ясен для Оби-Вана. И подгадить Палпатину он не откажется. Им… не по пути. Никогда. Кроме того, нельзя скидывать с весов банальную родственную общность. Оби отлично помнил ревность Ксанатоса, волнами изливающуюся на ничего не понимающего Кеноби. Ксанатос ревновал, что его, вот такого всего гениального и избранного, вдруг заменили не пойми кем. А теперь они вообще оба остались в одиночестве, пусть и по разным причинам. Ресторан был пафосным и дорогим. Если Ксанатос думал подколоть таким образом еще недавно загибающегося от голода мальчишку, ударить по больному, то зря. В свое время Оби навидался всякого: и лично, и банально по телевизору, по каналам, повествующим о сладкой жизни зажравшихся буржуев. Он равнодушно проглядел меню в кожаной папке по диагонали и заказал бульон, печеное мясо и салат. У него диета: не хотелось пустить под откос все усилия по набору здоровой мышечной массы. Да и набрасываться, как идиот, на непонятные и явно переоцененные деликатесы? Зачем? Что забавно, Ксанатос тоже не выпендривался, правда, решил побаловать себя бокалом вина. Такая неожиданная, но явно тщательно организованная Ксанатосом случайная встреча на Маластаре шла совсем не по плану ДюКриона. — Ты определенно выглядишь лучше без пригляда мастера, — в голосе Ксанатоса плескалось одобрение, щедро приправленное ядом. — Интересно, что бы он сказал, увидев тебя сейчас достигшим столького без него. — Меня не волнует эго Квай-Гона, — равнодушно пожал плечами Оби, точным движением разрезая кусок мяса. — Он стал моим мастером благодаря интригам Йоды и моему отчаянию. Это был урок, из которого я извлек опыт. Ксанатос еле заметно кивнул. — Надеюсь, Йода также выучит этот урок и больше никого не растопчут в угоду его желаниям осчастливить окружающих. Не хотелось бы, чтобы в нашем полку сирот было прибавление. — Я рад, что в этом наши мысли сходятся, — одобрительно улыбнулся ДюКрион. — Жаль, конечно, что ты прекратил свое обучение. Или… — глаза, усыпанные золотыми искрами, впились в сейбер. Оби-Ван крайне неопределенно улыбнулся. — Знаешь, старший брат… Я впервые за… за годы, да, — задумчиво кивнул Оби, — счастлив. — Счастлив? — странно посмотрел на него Ксанатос. — Счастлив. Мне не нужно соответствовать завышенным требованиям и непонятным ожиданиям равнодушного и жестокого ко мне человека. — Да, в Храме с этим было… — ядовито хмыкнул Ксанатос. — Джедаи… — При чем здесь они? — Оби отложил приборы и пододвинул к себе десерт. — Силу можно обрести только на другой стороне, а не в этом благостном болоте. Они никогда не обретут истинную свободу и… Оби-Ван заржал. Надо же, какой пафос. Причем ожидаемый. — Великая Сила, и ты! Ксанатос, я тебя умоляю… Не надо. Не надо этих глупостей и заманухи для идиотов. — То есть? — процедил Ксанатос, сжимая вилку с ножом как оружие. — Старший брат… Только не говори, что ты купился. Тебя ведь считали умным и вообще гением… Великая Сила… — сострадание так и лилось из Оби-Вана. — Ты купился. Как банально и предсказуемо. Ксанатос явно взбесился: глаза пожелтели, рука рефлекторно дернулась к сейберу. — Я тебя прошу, не демонстрируй тут дурные манеры, ты ж, вроде, считаешься аристократом, а не жалким нуворишем. Или это тлетворное влияние Квай-Гона? Желание слышать только то, что хочется, а не трезвую оценку ситуации? Имя Джинна подействовало как оплеуха. Ксанатос дернулся, с явным усилием расправил плечи и сел свободнее, положив кисти рук на скатерть. — Я слушаю, — голосом ДюКриона можно было резать металл. — Ты можешь думать о джедаях что хочешь, старший брат, но не нужно переносить свои детские обиды на всех. Ты явно хотел меня агитировать м… перейти черту. Потому как сам перешел. Не спорь, старший брат, это видно без микроскопа. Твоя Порча. Еще немного, и ты начнешь вонять разложением… Молчи! — слово упало плитой, задавив попытку что-то сказать. — Можно считать джедаев замшелыми, отсталыми и ретроградными. Но у них есть то, чего нет у их идеологических противников. Организация. Да, Ксанатос. Я очень люблю историю. Может, когда-то у ситхов и была Империя, Орден… Вот только — где они? Тысячу лет назад Дарт Бейн реорганизовал Орден ситхов. Он их просто убил, всех, оставшись единственным носителем знаний. И потом сам погиб от рук ученицы. Потому как возвел предательство в обязанность и способ жизни. Ксанатос явно удивился, но так, словно получил доказательство своих предположений. Он даже сел чуть свободнее, показывая, что слушает. — А теперь подумай своими хвалеными мозгами, Ксанатос. Как думаешь, многому ли можно обучить своего будущего убийцу? Без базы, библиотеки и материалов, без помощников… Скажи… Захочет ли кто в таких условиях, чтобы его наследник стал… лучше? Умнее. Сильнее. Хитрее. Даст ли кто в чужие руки оружие? Или спрячет? Схитрит, подсунув обманку? А? Ксанатос прищурился, красивое холеное лицо стало почти уродливым: он явно вспомнил что-то. — А ты, младший брат? — протянул ДюКрион. — Я? У меня есть все необходимое. — Не боишься? — прищурился Ксанатос. — Кого? Джедаев? С чего бы это? — изумился Оби. — Им придираться не к чему. Ксанатос явно задумался. Официант понятливо наполнил бокал, ДюКрион выпил, задумчиво сжевал нечто желейное в качестве десерта. Оби молча доел фруктовый салат и развернулся к подскочившему официанту: — Жаровню, глиняный чайник, чашки ацуко. Цветы кавары. Рисовые колобки. — Какой сорт чая желаете? — Белый амуи. Ксанатос очнулся от раздумий, недоверчиво уставясь на Оби-Вана. Стол оперативно очистили от лишнего и принесли заказанное. Оби-Ван неторопливо провел чайную церемонию: такую, как в Храме, привычную и знакомую всем его воспитанникам. Ксанатос смотрел, и, пусть щиты Падшего были непроницаемы, в глазах плескалась тоска по утраченному. Оби ополоснул чайник, слил первую воду с заварки, вновь залил чай кипятком. Туда же отправились пара цветков кавары, ностальгически пахнущие жасмином, в чашки полилась струйка бледно-желтого настоя. Братья по несчастью одновременно подхватили хрупкие чашечки кончиками пальцев, салютуя друг другу и склоняя головы. Оби разлил чай еще дважды, после чего разломил рисовый колобок и подал половину Ксанатосу, как положено младшему в родословной. У ДюКриона еле заметно дрогнули пальцы. — Наше знакомство состоялось при крайне отвратительных обстоятельствах, — Оби смотрел в бледное лицо, застывшее траурной маской. На стол лег кусочек флимпси с номером комлинка. — Но мы все еще часть одной родословной… Кто бы там что ни думал. И пока ты помнишь об этом, старший брат, я не откажу в общении.

***

На Мелидаан Оби вернулся довольным. Мало того, что полеты на Набу и Альдераан прошли успешно, Антиллесы даже решили отправить еще одну партию переселенцев, да и подкинули от щедрот дроидов и разные полезные мелочи, так еще удалось метафорически повозить Ксанатоса его длинным носом по той куче гуано, в которую тот радостно прыгнул. Естественно, Оби не рассчитывал, что ДюКрион вот так сразу после одной беседы проникнется и вприпрыжку помчится в Храм каяться, размахивая белым флагом. Но он подкинул Ксанатосу пищу для размышлений, плюс потоптался по больным мозолям и надавил на нужные кнопки. Уже начало. И если Падший созреет для «поговорить»… Полдела сделано, считай. Впрочем, самым выгодным во всем этом оказалось то, что Оби-Ван, пообщавшись со своим предшественником на ниве падаванства, вспомнил обстоятельства их встречи, а заодно и причины, по которой вообще оказался в этой части космоса. Пресловутый Агрокорпус. Для подавляющего большинства юнлингов Храма не было ничего страшнее «поездки на картошку», особенно на постоянной основе. Как говорится, все что угодно, только не это. Сам Кеноби тоже считал, что нет судьбы хуже, чем стать фермером. Для Оби-Вана такое казалось крамолой и идиотизмом. Потому как земля всегда в цене, жрать хотят все абсолютно, а уметь заставить цвести и плодоносить пустыню и считать себя неудачником… Это в головке ва-ва, дырка и воспаление мозга. Объяснение Сераси и окружающим, с чего это он бегает кругами, едва не выдирая волосы на голове, вызвало бурные обсуждения, особенно среди мандалорцев. Последние вообще никак не могли поверить, что джедаи занимаются фермерством, хотя многие дети Мандалора, особенно последователи Джастера, не считали ковыряние в земле чем-то постыдным. Тот же Фетт родился на ферме, его родные родители выращивали плоды и ягоды на продажу. Оби в своих мечтах видел колосящиеся нивы, рощи и сады, тучные стада и кипящие от резвящейся в них рыбы водоемы. Сам он был в аграрных науках ни в зуб ногой, Кеноби своей заботой растения только морил, как концентрированный гербицид, но ему и не требуется лично поднимать целину. Для этого есть специалисты, которых жители Мелидаана будут холить и лелеять. Да, полностью восстанавливать планету долго, но сейчас для них важнее решить проблему с продовольствием. Невзирая на все усилия, рацион обитателей планеты был крайне скуден, хорошо хоть, не голодали. А техники Силы позволяли ускорить рост растений и увеличить урожай в разы. Значит, срочно требуется наладить общение с членами Агрокорпуса: у него есть что предложить тем, кого считают представителями второго сорта. Сераси план действий одобрила, отвесив своему дорогому супругу мотивирующего пинка в дорогу. Оби-Ван тут же погрузился в корабль, в который просочились и Майлз с несколькими товарищами: поселившимся на Мелидаане мандалорцам страсть как хотелось увидеть джедаев-фермеров в естественной среде. Сам Оби-Ван радовался предоставленному Сайфо-Диасом доступу в Храмовые архивы и библиотеку. Благодаря запросам он выяснил, что на Бендомире располагаются не только пресловутые глубоководные шахты, но и основная штаб-квартира Корпуса. Прошерстив информацию, Оби только посетовал на свою слепоту и ограниченность: отрыжки храмового воспитания Кеноби до сих пор иногда здорово отравляли жизнь. Члены Агрокорпуса творили чудеса на почти безвозмездной основе, они спасали ежедневно гораздо больше разумных, чем все хваленые дипломаты Ордена вместе взятые, причем делая это обыденно и привычно. А их ни в грош не ставили, что самое печальное. И Оби собирался это исправить. Если честно, он вообще не понимал, какого хрена аграрии поселились именно на Бендомире. Планета была крайне своеобразной, разделенной на две части: Великое море и один огромный материк. И если раньше Бендомир был чисто сельскохозяйственной планетой, то с нахождением богатых залежей ионита и азурита все полетело к черту. «Дальние миры», горнодобывающая компания, которую сейчас заграбастал себе Ксанатос, чхать хотела на желания аборигенов и представителей Корпуса. Уже началась конфронтация. Ну и если его дорогой старший брат настолько туп, что не понимает ценности членов Агрокорпуса, то с чего бы это Оби-Вану его просвещать? Да и оставлять безнаказанным пленение и продажу в рабство он тоже не собирался. Рано или поздно, но Ксанатосу это аукнется. Бендомир встретил ясной теплой погодой. Штаб-квартира Корпуса представляла собой целый комплекс зданий, теплиц и оранжерей, полей и опытных делянок, лабораторий и жилых домов. Оби-Ван огляделся, поправил палантин и решительно зашагал в сторону ожидающего их пожилого мужчины в потрепанной мантии.

***

Королева — теперь уже бывшая — Эритаэ, в миру — Абха Абаллоне, по праву считала себя умной, а не только красивой. На Набу красота значит многое, но мозги здесь ценятся больше. Проку с точеной фигурки и красивой мордашки, если не можешь просчитать простейшую многоходовку. Кроме того, Абха обоснованно гордилась полученным образованием и начитанностью: два срока на троне — это не просто так, она с пяти лет мечтала о короне, с семи шла к ней осознанно. Она жила в библиотеке, раскапывала нюансы обычаев, законов и постановлений, погружалась в давно похороненные в архивах свидетельства очевидцев и считающиеся уничтоженными хроники без цензуры. Особенно Абха любила историю своей семьи, просматривая через нее, как сквозь призму, историю Набу, гораздо более мрачную и кровавую, чем можно было счесть, глядя на мирную планету и высококультурных жителей. Когда-то давно, еще до колонизации людьми, Набу являлась частью Империи Ситхов, и война с гунганами только закрепила влияние темных одаренных. В отличие от многих, Абха знала, откуда ноги растут у ритуального грима королей и королев, почему правителями избирают малолеток и почему срок правления монарха составляет лишь четыре года. Белое лицо и алый мазок на губе — это маска Смерти, а вовсе не дань уважения одной самоотверженной королеве, как верещат некоторые нувориши, а на второй срок никого не переизбирали, так как покойники не могут управлять планетой по чисто техническим причинам. Если это не Лорды ситхов, конечно… Но и тех стараются законопатить в могилу благодарные ученики с последователями. Абха знала все это, потому как в ее семье было семь зарезанных на алтаре монархов. Семь. Только Палпатины могли похвастать большим печальным счетом… И, учитывая сказанное раджем Кеноби, Абха понимала почему. Сама Абха не могла похвастать высоким содержанием в крови мидихлориан, достаточным для прилета джедайских вербовщиков, впрочем, она от этого не страдала: кровью предков были оплачены не только трон и вхождение в список Королевских домов, но и некоторые очень интересные записи, практики и даже артефакты. Пришла пора всему этому богатству вновь выйти на свет из хранилищ и сундуков. Не верить Кеноби Абха не собиралась: первым делом после знакомства с раджем она навела справки, хорошенько заплатив информаторам, и каждый потраченный кредит окупил себя сторицей. Ей предоставили все, что только смогли найти, начиная с планеты рождения и заканчивая конфликтом с Квай-Гоном Джинном, а также недавним скандалом в Храме. Кто поглупее, мог бы решить, что как Одаренного Кеноби можно списать. Дескать, что взять с ученика-недоучки. Но Абху уже проинформировали о визите мастера Дуку и магистра Сайфо-Диаса: просто так летать на заштатную планетку такие монстры не будут. Учитывая, что Дуку до сих пор зовет Кеноби гранд-падаваном, можно сделать вывод, что учеба продолжается. И — без присмотра Ордена. И менять привычки Кеноби явно не собирался: Абха с легкостью считала невербальное послание раджа, сложившего руки на груди. Привычная стойка джедаев, говорящая о мирных намерениях. Теперь предстояло подумать над тем, как отвести угрозу от Набу и от себя лично. Абха смутно помнила рыжеволосого, мило улыбающегося мужчину, но строить Храм и гробницу подмастерье или фанат запретных учений не будет. Это прерогатива Лордов. Владык. Значит, исходить она будет из этого. Пора доставать особые драгоценности… и поговорить с Веруной. Пять веков назад у его семьи был конфликт с Палпатинами, закончившийся массовыми смертями для последних. Не срок для известных своей мстительностью и долгой памятью ситхов.

***

Что сказать, на «поговорить» Ксанатос созрел быстро. И месяца не прошло. Вид у начинающего ситха был удручающий, на взгляд Оби: вроде, упаковка шикарная, да начинка подкачала. Разговор шел на безопасные темы: Ксанатос никак не мог выдавить из себя цель звонка. Оби помогать ему не собирался: взрослый уже, мозги, вроде, стухнуть не успели, пусть шевелит извилинами. Оби-Ван сидел на лавке в маленьком палисаднике, щурясь на зажигающиеся звезды, и откровенно наслаждался жизнью, попивая калишский чай: благодарный Шилал прислал с оказией пакет. А вот Ксанатос на голограмме выглядел замученным. — Почему ты сказал, что я поступил банально и предсказуемо? — неожиданно прорвало Ксанатоса. Оби хмыкнул, делая неторопливый глоток. — Великая Сила, Ксанатос, ты как маленький, — жалеть эго Падшего Оби-Ван не собирался. — Ушел из Ордена, и… Что? Вот скажи, ну что ты такого не сделал, чего не делают подавляющее большинство покинувших Орден джедаев? А? Поливаешь Храм грязью, орешь, что свободу можно обрести только на противоположной стороне, занимаешься работорговлей и хищничеством, пытаешься убить своего бывшего мастера, заодно нанося ущерб окружающим. Посмотри на себя: у тебя уже Порча физически проявилась… Стандартный Падший, как по учебнику. Самый обычный пошедший вразнос Падший. Банальный и предсказуемый. — Я не… — скрипнул зубами Ксанатос, Оби его оборвал без малейшего пиетета. — Ты — да. Очень «да». Не думаю, что долго протянешь такими темпами… Или Тени зачистят, или кто-то заплатит наемнику, и тебя похоронят где-то в канаве. Или… что более вероятно… Тебя используют как пешку для размена на крупную фигуру. — Откуда… — дернулся Ксанатос. Оби-Ван закатил глаза с душераздирающим вздохом. — Мой глупый старший брат. Ты силен в Живой Силе, за это Джинн тебе дифирамбы пел. А я принадлежу Объединяющей. Вот и думай. — Ты что-то видел? — выдавил из себя после длительного молчания Ксанатос. — Хм… Проще сказать, чего и кого я не видел, — в упор уставился на голограмму Оби-Ван. — У тебя есть лет десять. Не больше. Мой слишком самоуверенный брат. И отсчет уже идет. Логика у Оби была проста: в фильмах не было, значит, не дожил. Все. Передача прервалась, Оби вздохнул, допивая чай. Было тихо: та тишина, что наполнена стрекотом насекомых, посвистами птиц и прочими природными звуками. Что поделать, населения почти нет, город теперь похож на средневековый: домики, окруженные садами и огородами, кругом поля и просто расчищенные земли. Сераси подошла, села, прислонившись к плечу. — Все хорошо, — девушка улыбнулась в ответ на вопросительный взгляд. — Всех разместили: места хватает. Оби кивнул. Полет на Бендомир увенчался успехом. Прилететь для восстановления планеты согласились двадцать джедаев. Мастера, подмастерья, даже несколько отчаянных падаванов. Оби решил начинать с малого. Этот аграрный десант прилетел надолго: контракт составили на пять лет с возможностью пролонгации. И с возможностью расширить состав экспедиции. Оби был уверен, что после его отлета мастера найдут, о чем поговорить: он особенно упирал в то, что планета не входит в состав Республики, что остро нуждается в жителях, особенно таких, и что специалистам будут не только платить зарплату за работу, но и дают карт-бланш на исследования, а всем, кто прилетит, передадут в собственность дома, снабдят некоторыми вещами… Обеспечат, как и жителей, обучающими программами, соответствующими самым строгим стандартам учебных, в том числе и высших, заведений Республики. Будут обучать самообороне, как и остальных. А после дадут гражданство, со всеми правами и обязанностями. У некоторых мастеров и подмастерьев от таких намеков аж глаза загорелись, тем более что сейбер на поясе Оби-Ван не скрывал. Но самой своей большой удачей за последнее время он считал встречу с Фимором. Здоровенный — за два метра — дядька самого добродушного вида и с заметной хитрецой в глазах ему сразу понравился. Встреча была краткой, но очень полезной: Фимор обменялся номерами комлинков и с готовностью воспринял идею прилететь в гости. А Оби думал, что его очередной старший брат очень непрост: тонкий веревочный браслет с парой бусинок на могучем запястье сильно напоминал гарроту. Да и двигался он… Как обычный, самый обычный человек. Джедаи двигаются по-другому. Впрочем, лезть в его дела Оби не собирался, но некоторые выводы сделал. — Идем спать. Поздно.

***

Ксанатос, сгорбившись, сидел в погруженном во тьму кабинете. Левую руку дергало и тянуло: такой вежливый и вроде как приятный в общении учитель не принял его оправданий о провале поручения и едва не сжег дотла молниями. Ксанатос орал, катаясь по полу от боли, а человек, лица которого он даже не видел, смеялся и презрительно выплевывал слова о никчемности и раздутом самомнении Ксанатоса. После чего действительно плюнул на него и ушел: фигура в бесформенной мантии с капюшоном. Это было больнее всего: удар по самолюбию. Он с трудом отскреб себя от грязного бетонного пола, буквально поковыляв к спидеру. На ожоги, расчертившие тело, пришлось извести весь запас бакты, что был на его личном корабле. А руки тряслись до сих пор. Пока летел домой, Ксанатос все вспоминал разговоры с Кеноби. Про предсказуемость. Про банальность… А сейчас, после очередного общения, вновь прогонял внутри разговор. — Чего ты хочешь, Ксанатос? — рыжий мальчишка смотрел на него, как на неизвестное науке насекомое: и непонятно, чего ждать, и любопытно. — А ты? — Я? Я хочу быть счастливым. Не на словах, а на деле. Жить своей жизнью, а не подчиняясь сиюминутным хотелкам и алчности непонятно кого. Наслаждаться этой жизнью, жить, а не выживать. Зависеть от себя, а не чьей-то милости. Я хочу, чтобы Йода, Квай-Гон, другие видели, что я не заблудшая и паршивая банта, не какой-то раздувающий щеки Падший, а тот, кто сделал себя сам. Поднявшийся на вершину не благодаря их подачкам. Я хочу, чтобы они видели: без них мне лучше, чем с ними. И это не слова. Это факт. Вот чего я хочу. А чего хочешь ты? Ты вообще хоть знаешь, чего хочешь именно ты? Не твои обиды и страхи, а ты? — Чего я хочу… — пробормотал ДюКрион. — Чего я хочу… Он думал, что хочет быть свободным и сильным, облеченным властью. А потом оказалось, что хочет убить Квай-Гона, истребить джедаев, разрушить Храм… Примитивные желания банального Падшего. Теперь он хочет того же, чего и его так и не показавший лицо мастер. А чего хочет лично он?

***

Палпатин раздраженно сел на любимую плиту, отработанно успокаивая дыхание и тело. Ксанатос, которому было поручено элементарное — диверсия в Храме, — даже это выполнить не смог. Видите ли, Брук Чун, на которого возлагали такие надежды, стал падаваном Т`чуки Д`уна и находится под круглосуточным присмотром Мясника, а тайные ходы неожиданно законопатили и поставили ловушки, в которые Ксанатос едва не попался. Да кого волнуют трудности ученика? Дали задание, сдохни, но выполни! А эта тля даже этого сделать не смогла. Неважно… Найдется этой бабочке-однодневке применение. Последнее в его жизни. Палпатин закрыл глаза, погружаясь в медитацию: насыщение галактики Тьмой подходило к логическому концу, он чуял это всем своим естеством.

***

— Прошу прощения! — пискнул кто-то, и Сайфо открыл глаза. Рядом в траве барахтался мелкий мальчишка, едва не снесший во время бега медитирующего магистра. — Ничего, малыш, — улыбнулся мужчина, рассматривая юнлинга. — А что вы делаете? А… — вопросы посыпались, как клубни из дырявого мешка, и Сайфо рассмеялся. Любопытный юнлинг сиял Светом, и магистр, которого больше не одолевали страшные и выматывающие видения при взгляде на любой предмет, с удовольствием погрузился в просвещение мальца.

***

Толм отметил стилом на плане очередной заделанный проход и отдал команду дроидам. Присматривающие за процессом Тени негромко переговаривались, рассматривая план нижних уровней. У мастера было отвратительное настроение: расследование уже вскрыло уйму неприглядных вещей, и Толм чуял, что это только вершина айсберга. Автору на горюче-смазочные вещества для музы 410012741315515 Яндекс-деньги
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.