Флаг над замком

Джен
NC-17
В процессе
6501
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 38 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
6501 Нравится 5662 Отзывы 1940 В сборник Скачать

Глава 14 Камешек в жерновах 3

Настройки текста
Мол забился в темный угол, судорожно сжимая ладонями сейбер. Посох, сделанный под его руки, меньшего размера, чем взрослый вариант. Синтетические кристаллы, выделенные от щедрот учителем, насмешливо гудели, словно издеваясь над хозяином: что поделать, до того момента, когда он сам, лично, выплавит свои собственные кристаллы, еще далеко. Молу было страшно. Он, конечно, ситх и будущий Владыка, но это не отменяло того факта, что ему одиннадцать, он только-только закончил обучение в лагере — два года мучений и превозмоганий, — и Мастер, презрительно оттопырив губу, выкинул его в галактику пинком под зад. Как говорится, дали сейбер, и крутись, как можешь. Молу было страшно, потому что жизнь в лагере и короткие выходы наружу под присмотром наставников — это одно. А очутиться на улице самому, без возможности позвать на помощь — Мастер недвусмысленно предупредил, что связь абсолютно односторонняя: он отдает приказы, а Мол козыряет и идёт выполнять, и никак иначе, — это совершенно другое. Мол силен, у него есть сейбер и даже пара кредитов в карманах средней паршивости одежки, он умеет воровать и убивать. А ещё ему страшно: не потому, что галактика кишит разными уродами, а потому, что боится стать ненужным. Таким же ненужным, как ещё три ученика лагеря, которых Мол, на свою беду, считал друзьями. Те, кого он был вынужден убить своими собственными руками, потому что у ситха нет друзей, а если есть, то это слабак, а не ситх, и Мол, трясясь и хрипя после тяжёлых ударов рук Мастера, потом сам, лично, избавлялся от этих слабостей. Самым надёжным и радикальным способом. С тех пор в глубине души поселился страх: закончить свою жизнь так же, использованной и исчерпавшей ресурс вещью. Мастер дал ему задание: простое, как он считал. Раз Мол завершил первый этап обучения, то должен сдать экзамен: добраться до определенной планеты и совершить диверсию. С первым заданием Мол справился, сам изумляясь своему везению: сумел долететь до цели живым и невредимым, подрядившись на грузовоз «корабельной крысой»; получил жалкую кучку кредитов в качестве платы, сошел на планету, потолкался среди населения, послушал слухи и сплетни и сумел подбросить в офис Юстиции компромат. Естественно, что там было, в том чипе, который он заботливо поместил в потайной ящик стола, Мол не знал, но нутром чуял: компромат. На кого? Не его дело: Мастер так ласково улыбался, передавая Молу коробку с чипами, что у него кишки смерзались от одной мысли о том, чтобы заглянуть хоть одним глазком и полюбопытствовать. Следующая планета тоже не стала проблемой: стандартный челночный рейс, Мол пробрался на корабль, заменив собой какого-то пропойцу юного возраста. Документы никто не спрашивал, и трясущийся Мол, утирая текущий пот, выскользнул где надо, добрался куда указали, подбросил, что требовалось, и с облегчением забрался на другой корабль, молясь Силе, чтобы все шло и дальше гладко и легко. Что сказать, накаркал. На Маластаре пришлось сражаться за свою жизнь: сначала Мол едва успел удрать, чудом не попавшись охране какой-то криминальной шишки, потом долго бегал, стараясь ускользнуть от слишком настойчивой парочки, от которой смердело насилием и жадностью. В заключение экипаж судна, на который он нанялся, использовав уже обкатанную легенду о несчастном сиротке, помирающем от голода, оказался контрабандистами, неожиданно направившимися совсем не в ту сторону, в какую планировал Мол. Ладно. Не беда. Ну, чуть удлинится путь. Вот только ничего хорошего не вышло. Выяснилось, что и контрабандисты — не такие уж контрабандисты, если не считать контрабандой перевозку рабов. О, сам экипаж с капитаном во главе руки лично не марали, они просто оказывали услуги по перевозке. Мол и сам не понимал, как так вляпался, он изо всех сил старался не слишком попадаться экипажу на глаза, а в особенности — пассажирам с грузом, потому что пополнить собой содержимое клеток не хотел. Ему главное было — добраться хоть куда-то, а там разберётся, вот только совершенно неожиданно им попался на пути мандалорский патруль — они тут откуда?! — и капитан неожиданно под давлением общественности принял решение прорываться с боем. Идиот. Даже Мол, уж на что мелкий, и то понимал всю дурость такого решения. Впрочем, альтернатива в виде расстрела на месте — мандалорцы в последнее время совсем озверели — тоже не радовала и не оставляла выбора. Дальнейшее воспринималось отстраненно: крики, болтанка, выстрелы и ругань, закончившиеся рывком в гипер и вываливанием из оного непонятно где. Корабль трясся, угрожая развалиться прямо сейчас, Мол сидел в своем отнорке и стучал зубами, стискивая сейбер, свое единственное богатство и надежду на выживание. Приземление всеми, даже накачанными наркотиками рабами, было воспринято как истинное чудо. Мол осторожно глянул наружу, промониторил обстановку и аккуратно, по миллиметру, пополз к выходу, маскируясь так, как не маскировался на задании. Ему удалось выскользнуть из корабля, скатившись по рампе, и отбежать на карачках подальше. Вовремя. Снаружи уже собирался бронированный комитет по встрече. А потом началась бойня, и Мол побежал, сам не зная куда. Через пару суток Мол готов был выть от осознания глубины той ямы, в которую свалился. Он непонятно где, и как добираться до следующей точки — абсолютно непонятно. Он кружил и кружил вокруг космопорта, пока не нашел единственный вариант выбраться из этой дыры: очередной корабль, похожий на летающий кусок мусора, на команду и смотреть не хотелось, что так, что через Силу. Масляно поблескивающий глазками капитан только скривился при виде чумазого и зачуханного Мола, униженно умоляющего принять на борт, «крысой», но согласился: лететь они собирались прямо сейчас, а альтернативы Молу не было: своего предшественника забрак убил, выкинув тело на помойку. Долетели без приключений, Мол спокойно выбрался наружу, целый и невредимый, и, как с изумлением обнаружил, оказался даже там, где требовалось: Телос. Достав инструкции, Мол вчитался в краткую справку, нашел в коробочке несколько чипов, проверил, куда их требовалось подкинуть, и понёсся выполнять задание. Время поджимало, а Мастер рассусоливать не будет, его трудности ученика не волновали. Мол и побежал, видимо, совсем потеряв всякое соображение от предвкушения неизбежного наказания. Результат оказался закономерен: если первые два чипа удалось подбросить в нужные места, то с остальными двумя вышла промашка. Мол как раз забрался в губернаторский дворец, радуясь, что хозяин улетел по делам и вернётся через несколько дней, когда замер от дикого ужаса. — Надо же, какая грамотная крыса у меня дома завелась… Мол сглотнул, поворачиваясь. Возле закрытой двери стоял очень бледный, белокожий молодой мужчина, весь холеный, дорого одетый, с чудовищно неприятной ухмылкой на красивом породистом лице. Мол сжал сейбер, надёжно упрятанный за пазуху, стреляя глазами во все стороны. Удрать невозможно: на окнах бронированные роллеты, дверь заперта — брюнет, издевательски скалясь, опустил в карман ключ-карту. Первоначальный страх прошел, и Мол вышел из-за стола, держа посох на виду. Ничего. Хозяин один, он с ним справится. Глаза брюнета нехорошо сощурились. Мол демонстративно зажёг клинки… Лицо парня исказилось хищной радостью… глаза запылали кроваво-оранжевыми солнцами. А затем кабинет затопила Тьма, в которой зажёгся ещё один алый сейбер, и на Мола обрушился ад.

***

Ксанатос презрительно ткнул носком сапога скрючившееся на полу тело. Мелкий забрак-ребенок, одетый, как уличный отброс. Все бы ничего, мало ли какие ушлые таланты на улице появляются, вот только у беспризорников не бывает сейбера, сделанного с учётом их габаритов, на руках — весьма специфических мозолей, а на теле — первых ситхских татуировок. А ещё весьма интересного ящичка-сейфа, задымившегося, когда Ксанатос взял его в руки и попытался открыть. Вдумчивый обыск дал результат: явно неучтенные чипы с данными, которые ещё предстоит очень тщательно просмотреть. Сейбер с искусственными алыми кристаллами. Разная мелочевка. Мальчишка на полу шевельнулся, Ксанатос, совершенно не испытывая никаких моральных проблем, вырубил его ударом в голову. Подумал. Перекинул через плечо более тяжёлое, чем у представителя Хомо Сапиенс, тело и зашагал в подвал, на ходу вспоминая, куда дел сыворотку правды. То, что удалось сразу найти нежелательный подарочек, это хорошо. Но хотелось убедиться, что по дороге в гости мальчишка не успел никуда зайти по пути. Да и вообще прояснить ситуацию.

***

Мол трясся в углу, в луже собственной слюны и желчи. Его мучитель стоял, небрежно, как на светском приеме, держа в руке тарелочку с маленькими бутербродами, жевал и о чем-то размышлял. Плодотворно, судя по нехорошему прищуру потемневших глаз. — Значит, твой мастер — Сидиус, — подытожил губернатор, оказавшийся тоже ситхом, к ужасу Мола, — какая неожиданность. Вернее, не неожиданность, — подчеркнул он, откусил ещё один бутербродик, и Мол задёргался в сухих мучительных спазмах: сейчас его выворачивало от всего на свете. — Расскажи мне о нем. Приказ хлестнул кнутом, Мол схватился за челюсти, пытаясь не дать себе заговорить. Распухший язык сам собой зашевелился, готовясь вываливать тайны, Мол завыл, из глаз хлынули слезы, он зажал себе рот, бормоча и не имея сил остановиться. Ксанатос рассмеялся, с искренним удовольствием наблюдая за этими жалкими попытками промолчать. Вот только нужды слушать забрака ему не было: Ксанатоса не интересовало сказанное вслух. Гораздо важнее было то, о чем мелочь думала. Сейчас, накачанный сывороткой правды так, что она едва из ушей не выплескивалась, закованный в подавляющие Силу кандалы, уколотый одним очень интересным составом, ослабляющим ментальную защиту, мелкий ученик Сидиуса был открытой книгой. Зачем пытать и резать на части, ломая перспективную заготовку, если можно сделать все аккуратно? И гораздо более плодотворно? Ну а то, что не безболезненно, так, извините, он не джедай. И давно уже. Ксанатос доел бутерброд, хмыкнул, глядя на бормочущего мальчишку, и одним нажатием пальца вырубил его, милосердно оттащив в более чистый угол, напустив на лужу дроида-уборщика. К сожалению, никаких великих тайн в сознании мальчишки не было. Он даже не помнил или не видел полностью лица обучающего его ситха. Впрочем, и на нормальное обучение ученика это не походило. Сразу вспомнились слова младшего брата об одноразовых пешках. В подвале валялась именно пешка. Будущий ассасин, в лучшем случае, никак не Лорд и уж тем более не Владыка. Неприятно такое признавать, но Оби-Ван оказался прав. Может, ещё с полгода назад Ксанатос принял бы эту мысль в штыки, но сейчас, получив очередное физическое подтверждение нечистоплотности и коварства Сидиуса, понимал, что в принципе сделал выбор давно, а сейчас принял его окончательно. Ему с Сидиусом не по пути. Ценная тем более мысль, что и сам Сидиус так считал: посланные Ксанатосом специалисты привезли подкинутые в редакцию новостного канала и офис Юстиции чипы, ловко и незаметно их забрав. Весьма интересные и крайне опасные для положения Ксанатоса данные. О «Дальних рубежах», шахтах, Бендомире и не только. Там даже на покойного отца была грязь. Смятые Силой чипы превратились в крошево, Ксанатос задумчиво побарабанил пальцами по столешнице, бросил взгляд на хронометр и потянулся к комлинку. Ему требуется совет.

***

Оби-Ван чувствовал себя натуральным тормозом. Именно так, и никак иначе. Понял он эту ошеломляющую истину прямо посреди очередной медитации. Сераси, читающая отчеты в уголке, сидя в большом мягком кресле, в груде вязаных пледов, с чайничком, полным горячего чая, на столике, только изумленно распахнула глаза, когда Оби-Ван, до этого неподвижно сидящий на коврике на полу, неожиданно вскочил и принялся бегать из стороны в сторону, что-то эмоционально высказывая на смеси языков. — Оби? — Сераси налила чаю, и взяла чашку, вдыхая пряный аромат. Оби-Ван остановился, подошел и тоже взял чашку. — Я — идиот, — признался он, делая глоток. — Круглый. — То есть? — Звезда родилась, — непонятно выразился ее супруг, и Сераси похлопала по широкому подлокотнику, приглашая присесть. Оби-Ван подхватил галету из пресного теста, чуть сладкого, и попытался пояснить: — Энакин родился, чтоб его. Скайуокер. — И кто это? — Мой возможный будущий падаван, — от одной мысли о таком развитии событий Оби-Вана перекосило. Сераси с интересом заерзала. — Расскажешь? Ответом стал душераздирающий вздох. Оби-Ван захрустел еще одной галетой, пытаясь собраться с мыслями и удержаться от ругани. — В общем… Ну, Скайуокер. Надо его найти. И его мать. И… Сюда? Или Джастеру? Хм… Он такого не заслужил… Попытки внятно рассказать, в чем соль проблемы, прервал комлинк. Оби-Ван озадаченно посмотрел на жужжащий предмет, нажал на кнопку и с изумлением увидел сидящего за столом, явно в кабинете, Ксанатоса. — Приветствую, младший брат, — как всегда, ДюКрион был церемонен и чопорен. Оби вежливо наклонил голову: — Приветствую, старший брат. Ну любит Ксанатос выспренность и церемонность, так чего ж не уважить человека? Оби несложно, а Ксанатосу приятно. — Как у тебя дела? — Ксанатос демонстративно смотрел только на Оби-Вана, в упор не замечая зарывшуюся в груду одеял и пледов Сераси. Девушка продолжала невозмутимо пить горячий чай: пусть еще стоит теплая погода, пусть ей здоровье поправили, Сераси наслаждалась каждой каплей комфорта, какую могла получить. На Ксанатоса она обижаться тоже не собиралась — по словам Оби-Вана, его не переделать: ситхизм головного мозга и ушиб сознания мастером Джинном так просто не лечатся, что бы это ни значило. Не вредит? Уже хорошо. Остальное — несущественно. Тем временем Оби с Ксанатосом вели непринужденную светскую беседу, пока последний не перешел к сути. — Представляешь, Оби-Ван, — мягкий баритон Ксанатоса действовал усыпляюще. Сераси отставила чашку, натянула одеяла повыше и задремала, сквозь сон чувствуя, как ей поправили подушку для большего удобства. Оби-Ван покосился на уснувшую супругу и сконцентрировался на собеседнике. Тем более что новости того стоили. — Ученик, говоришь, — протянул Оби, задумчиво пожевав губу. — По крайней мере, он сам так считает, — невзирая на нотки веселья в голосе, глаза Ксанатоса были ледяными, а сам он казался готовым к атаке хищником. — И как выглядит этот чудо-диверсант? — Мелкий мальчишка-забрак, — фыркнул Ксанатос, презрительно скривив губы. — Даже рога только проклюнулись, краснорожее ничтожество. — Хм… — забрак с крайне редким цветом кожи, ученик Сидиуса. Это кое-что напомнило… — Забрак. Красная кожа. Татуировки… есть? — Первые — да, — напрягся Ксанатос. — И звать его… Мол, — задумчиво продолжил Оби-Ван. — Пока что не Дарт и не Владыка. Впрочем, даже если он когда-то ими и станет, то ненадолго. — Почему? — прищурился Ксанатос. — Лет через десять я бы его убил, — пожал плечами Оби-Ван. Ксанатос слегка наклонил голову, усиленно обдумывая сказанное. Оби-Ван с интересом следил за ним: кто бы что ни говорил, а ДюКрион действительно был гением и шевелить мозгами умел всем на зависть. Особенно в последнее время, после сеансов психотерапии с Оби-Ваном. — Дарт, говоришь… Хм. Взгляд Ксанатоса потерял остроту, наполнившись холодным расчетом. — Мальчишка действительно силен, — признал он. — Орден бы его с руками оторвал. Оби-Ван пожал плечами. Может, и оторвал бы… кто знает. Он помнил забрака другим: взрослым, жестоким и тщательно обученным убивать. И где там его откопал Сидиус, в какой норе обучал, пряча от мастера и джедаев… В принципе, судьба так неосмотрительно попавшегося в лапы Ксанатоса Мола его не слишком беспокоила. Да, вот настолько он черствый и прочее. Потому как своих проблем хватает, а решать чужие за свой счет он не нанимался. Конечно, Молу банально повезло: Ксанатос стал гораздо более вменяемым, чем раньше, то, что не стал пытать и рвать на части, — уже показатель. С другой стороны, заполучить сильного одаренного почти даром? Не помешает. Впрочем, и сделать гадость Сидиусу — это святое. — Ну, Сидиус первым успел. Много знает? — Не очень, — с гримасой признался Ксанатос. — Смутные воспоминания о родном мире, потом какая-то база, лагерь — вот тут уже даже координаты есть, — ну а сейчас его выкинули, как щенка, на самообеспечение. Ситха боится до судорог, и я его понимаю, — плечи ДюКриона закаменели, Оби понятливо кивнул: встречи Падшего с учителем были редкими, но, судя по всему, очень… впечатляющими. — Что будешь делать? — Даже не знаю, — пожал плечами Ксанатос. — Перспективная заготовка, но… Оби его понимал. И шаткость его положения тоже. Что бы там Ксанатос ни думал, его не убили пока только благодаря двум факторам: Квай-Гон Джинн и статус губернатора. И Джинн в этом перечне был более весомым: Орден не стеснялся, если что, выпиливать королевские династии под корень, как на Ондероне, если имелись доказательства приверженности Темной стороне. Джинн, своим положением любимчика Йоды, а также маниакальным стремлением то ли привести Падшего назад к Свету, то ли угробить лично — в мотивах Оби-Ван так и не разобрался, — пока что держал Теней и следователей Ордена на расстоянии. Но долго это продолжаться не могло. Рано или поздно Ксанатос переступит черту или еще что, и тогда его никто не спасет. А уж если в Ордене узнают, что Ксанатос кого-то взял на обучение, неважно чему, то визита Теней не избежать. Особенно учитывая активизировавшийся Совет Первого знания: они в последнее время сильно возбудились, Дуку из Храма приносил новости крайне интересные. Вздохнув — зря он думал, что черствый и вообще кремень, — Оби-Ван устало посмотрел на Ксанатоса. — Тащи его сюда. Жаль пацана, жизнь у него была не сахар. — Что делать будешь? — заинтересовался Ксанатос. — Мозги вправлять. Для начала. А там посмотрим. — Решил учить? — в голосе ДюКриона появились опасные нотки. — Я? — поразился Оби-Ван. — Еще чего. Предпочту передать эту почетную обязанность гораздо более умелым и знающим личностям. — Йоде, что ли? — презрительно фыркнул Ксанатос. Оби-Ван показательно тяжко вздохнул, глядя на него, как на неразумного ребенка. — Мы, старший брат мой, не только падаваны одного мастера, — наставительно произнес Оби, — но и гранд-падаваны мастера Дуку. А мастер Дуку имеет не только огромные знания, но еще и особый доступ в Архивы и Хранилища, благодаря личным достижениям и правильным связям. Ксанатос замер. — Вот кто тебя учит, — выдохнул он. Оби-Ван улыбнулся. — Тоже хочешь? Тогда… Тебе надо только… попросить.

***

Фимор потер подбородок, отстраненно подумав, что пора побриться: щетина колола пальцы. Очередной разговор с так неожиданно пошедшим на контакт Оби-Ваном принес интересную информацию: координаты лагеря, в котором Гильдия Убийц обучала неофитов. Превосходный подарок по случаю хорошей погоды, как выразился Кеноби. Тем более щедрый, что этих тварей, в последнее время совсем обнаглевших, никак не получалось прижать. Слишком удобно для некоторых обладателей власти. Один он не справится… Впрочем, он знал, с кем разделить радость от подарка. — Джон? Привет. У меня намечается вечеринка. Хочешь поучаствовать?

***

Тонкая, ненадежная, с неохотой созданная нить Уз Силы порвалась с еле слышимым звоном, заставив поморщиться. Что ж… Мол явно не оправдал потраченных на него усилий. Впрочем, большинство порученного он выполнил, к сожалению, до Телоса не добрался: активированные чипы сыграли отведенную им роль, к пользе Сидиуса. И выброса информации с Телоса не было. Конечно, жаль вложенных средств и сил. С другой стороны, Молу ничего не светило: Сидиус планировал обучать его как ассасина, до предела урезав всякие полезные знания типа философии, абстрактных понятий, высших медитаций. Мол должен был расти в страхе и преданности и не помышлять о бунте. Исполнять поручения без возражений. Сеять хаос и смерть. Ну а с Сидиуса бы не убыло назвать идиота Лордом. Кто-то же должен делать грязную работу? Поэтому и Узы были слабыми, Сидиус не заморачивался созданием крепкой связи, решив укрепить ее попозже, когда ассасин докажет свою полезность и выживаемость. Потерев занывший висок, Сидиус сосредоточился, Силой выдирая остатки Уз. Пара дней терпимого раздражения, и все будет отменно. Жаль, конечно, потраченных усилий, но уже есть гораздо более перспективные, учитывая смерть дорогого учителя, кандидаты. Теперь нет нужды прятаться и прятать. Мысленно отбросив все планы на мальчишку, сгинувшего непонятно где, ситх продолжил перебирать документы, на ходу меняя пути достижения нужных ему результатов, сделав отметку разобраться с Ксанатосом позже. ДюКрион тоже не оправдал возложенных на него надежд: начал разумно думать, отбросил месть всем джедаям в общем и Джинну лично в частности. В последние пару раз вообще напортачил. Негодный материал, который он еще заменит на более полезный.

***

Ксанатос сам не понял, как согласился, но, приняв решение, уже не отступал. Проблему связи ученика с учителем он решил легко и просто: ингибиторы Силы, искусственная кома и клиническая смерть. Все сделали специалисты, Ксанатос только наблюдал и платил. Мола оперативно откачали, засунули в реанимационную капсулу, попутно исцеляя от болячек и травм: мальчишка успел хлебнуть воспитания радикального бейнита. Тут тебе и шрамы, и растяжения связок, и даже парочка переломов. Про ушибы и говорить не стоило. Тем временем готовилась легенда, объясняющая, куда это чудо делось: благодаря полученным от Мола данным, Ксанатос легко нашел корабль, на котором прилетел малец, дальнейшее было делом техники. В корабельном журнале появились данные о зачислении на борт «крысы» по имени Мол, затем о конфликте с одним из членов команды и травме головы, повлекшей за собой гибель мальчишки. Последним актом драмы стал конфликт экипажа с другими контрабандистами и массовая смерть всех подряд. Ксанатос наслаждался, шевеля извилинами и организовывая все так, чтобы никто не докопался до истины. Естественно, руководил им не альтруизм, а банальное желание насолить Сидиусу: пусть ситх не узнает, кто лишил его неплохого материала, но Ксанатос-то будет знать! И этот факт отменно грел самолюбие. Кроме того, были еще несколько причин. Во-первых, это укрепляло отношения с Оби-Ваном, услуга, благодаря которой он сможет получить некоторые преференции. Да и если что, компроматик… Во-вторых, показывало его с хорошей стороны уже перед Дуку: своего гроссмейстера Ксанатос помнил и очень уважал, искренне удивляясь, как у этого матерого хищника выросло такое недоразумение, как Джинн. Мысли о доступе к знаниям Дуку Ксанатоса будоражили. Сидиус уже давно не выходил на связь, появление Мола окончательно прояснило планы ситха на Телос и его губернатора. Над решением данной проблемы предстояло подумать: пусть Ксанатос молод и силен, вот только с бейнитом ему не сравниться. Не те весовые категории. И если что…

***

Очнулся Мол неизвестно где, крайне данному факту удивляясь. То, что его оставили в живых, радовало, с другой стороны, об этом факте он еще может пожалеть позже. Небольшая светлая комната с весьма аскетичной обстановкой положения дел не проясняла, как и скромная одежка в пределах досягаемости. Мол оделся, чувствуя себя живым, здоровым и сильным, осмотрелся и пошел на запах: уж очень в животе урчало. Что он будет делать, Мол даже не предполагал: пахло вкусно, опасность не ощущалась, а оружия рядом, естественно, не было. В кухне он обнаружил кастрюли с едой, посуду, поел, плюнув на возможные последствия — если помирать, то сытым, — и вышел наружу, влекомый чужим сиянием. В голове была полная каша, Мол плохо помнил последние дни, но мучителем, вывернувшим его мозги наизнанку, тут и не пахло. Уже хорошо. Впрочем, расслабляться он не собирался. — Привет, — Мол напружинился, встретив холодный взгляд голубых глаз. Человек-подросток лет пятнадцати, может чуть старше, слепил своим Светом. — Добро пожаловать на Мелидаан.

***

Тьюн потянулся, с хрустом распрямляя затекшую спину. Долгие и муторные поиски привели к закономерному результату: удалось раскопать документы многотысячелетней давности и пролить свет на создание Храма, объясняющие, откуда ноги растут у их нынешних проблем. Как можно было понять, первоначально Источник был естественно нейтральным, вот только захвативших планету Темных это не устроило. Было построено капище, провели ритуалы, и Источник потемнел, и это стало необратимым, к сожалению. Пришедшие потом джедаи не смогли очистить его, заткнуть — тоже не вариант, поэтому был построен Шпиль — центральная башня будущего храма, — с таким расчетом, чтобы очищать и рассеивать бьющую из темного источника Силу. Шли века, Храм достраивался и перестраивался, но основание оставалось неизменным, вот только войны не способствуют сохранению знаний. Сначала вымерли те, кто знал точно и помнил, потом их ученики, потом вообще все те, кто владел хоть какими-то крохами информации. Перестали проводиться ритуалы и медитации, джедаев спасало их количество и приверженность Свету, вот только любые постройки ветшают, за ними нужен присмотр, а неожиданно случившиеся пару тысяч лет назад землетрясения довершили дело, сдвинув направляющие обелиски и плиты. Чуточку, но этого хватило. Даже если капает одна капля в день, рано или поздно наберется бассейн. Проведение Темного ритуала довершило дело. В полный Света Храм начала активно просачиваться Тьма. Вот и получилось, что живущие в Храме джедаи просто перестали воспринимать ее как опасность, ведь они с младенчества привыкали к вони этих миазмов, и даже возвращаясь в Храм после миссий испытывали кратковременное неудобство, в лучшем случае. В худшем… не видели ничего странного. Это ведь Храм. Откуда здесь взяться Тьме? Удручающе, но как есть. Однако, мало найти корень проблемы, надо найти и решение, а потом это самое решение претворить в жизнь. Частично, конечно, многое уже было сделано: щели и отнорки законопатили, ходы перекрыли, провели некоторый ремонт и расчистили все, что необходимо. Теперь оставалось только выправить положение обелисков, поправить и заменить плиты, а также довести до ума основание Шпиля. Все уже подготовили. — Мастер Винду, магистры, — Тьюн недвусмысленно уставился на коруна и остальных. — Приступайте. Никаких отговорок, чесания языком и прочей бюрократии. Только действие. Впервые за неизвестно сколько лет магистры Ордена джедаев выступили единым фронтом против самого коварного врага: Темной стороны Силы. Автору на какао с зефирками и пледик 410012741315515 Яндекс-деньги
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.