Флаг над замком

Джен
NC-17
В процессе
6501
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 38 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
6501 Нравится 5662 Отзывы 1940 В сборник Скачать

Часть 27 Хлопок одной ладонью 1

Настройки текста
Дженза с сочувствием сжала плечо брата, стоящего напротив огромного окна. Там, за толстым стеклом, в баке с одуряюще воняющей гнилыми фруктами бактой, плавала Комари. Несгибаемый Ян, способный, не моргнув глазом, выйти против армии и победить, казался хрупким и надломленным, отлично показывая реальное отношение к девушке. — Все будет хорошо, — Дженза еще раз сжала руку брата. — Комари сильная, выздоровеет и снова начнет задавать всем жару. Ян признательно кивнул, сложил руки на широкой груди и замер статуей, неотрывно наблюдая за бессознательной ученицей: в синяках, с развороченной левой рукой, которую медики собирали по кусочкам несколько часов, совершив настоящее чудо, с похожими на сито ногами. Визит на Мустафар обошелся им дорого, но к счастью, не настолько дорого, как могло. Все остались живы. Простреленные ноги, раздробленные руки и сломанные ребра заживут, куда хуже другое: появились неопровержимые доказательства, что со смертью Дамаска и Палпатина ничего не закончилось, к сожалению, и некто невидимый продолжает дергать галактику за ниточки. Огромная пирамида из черного камня, пропитанного ненавистью, болью и отчаянием, имела, кроме ожидаемого, и весьма неожиданное содержимое: два мелких забрака, желтый и коричневый, подозрительно похожие элементами нанесенных на лица татуировок на Мола. Дети, больше напоминающие зверенышей, уже успели хлебнуть лиха: синяки, шрамы от кнута и парочка заросших переломов намекали на это ясно и недвусмысленно. Малыши — одному было пять, второму семь, — представляли собой ужасное зрелище. Они были агрессивными и в то же время послушными командам — словно дрессированные собаки, боялись прикоснуться друг к другу и вообще демонстрировать хоть какие-то чувства. Они тянулись к ласке и скалились в ответ на любой жест в их сторону. И ненавидели и боялись любого взрослого. А еще являлись сильными Одаренными. У Дуку голова болела от одной мысли о попытке их реабилитировать. Что поделать, сам Ян откровенно не знал, что делать с такими малышами, он даже с юнлингами и падаванами в Храме держал уважительную дистанцию и воспринимал как почти взрослых, с некоторыми оговорками. В этой ситуации мог бы помочь Толм — он в свое время хлебнул проблем с Восом, травмированным родней до полной потери себя, но все-таки вытянул мальчишку, смог вправить мозги и научить взаимодействовать с окружающими. На это потребовались годы, и то до сих пор иногда Квинлан такое отчебучивает, что хоть стой, хоть падай. К гражданским целителям забраков без присмотра нельзя подпускать на пушечный выстрел: продавят и сведут с ума. Тьюн, Сайфо, да и остальные? Нет ни опыта, ни возможности плотно заняться такими проблемными подопечными. В принципе остался лишь один вариант. Дуку отвернулся от Восы, вышел в приемный покой и направился к себе в кабинет, на ходу доставая комлинк. По пути встретился один из близнецов: недоразумение, по какому-то роковому стечению обстоятельств являющееся членом его семьи. Имена племянников Ян не запоминал принципиально, называя их Идиот Первый и Идиот Второй, большего, по его мнению, они не заслуживали. Только и всего, что получили родовые стать и спесь, а вот мозгами природа обделила. Здоровенные лбы, способные лишь проматывать нажитое не ими состояние, блудодействовать и вообще вести себя как жалкие нувориши, дорвавшиеся до легких денег. Отвратительно. И ладно бы племянники являлись прыщавыми пубертатными подростками, у которых бушующие гормоны насмерть блокируют любую умственную деятельность, так нет! Уже сороковник, а все туда же: пьянки, гулянки, сплошные расходы, а из прибыли — интересные болезни, на лечении которых медики нажили состояние. Впрочем, и это можно было бы списать, но Идиоты почему-то решили, что титул и состояние им нужнее, чем живая мать, причем попытки добиться успеха на этом поприще оказались настолько топорными, что глава службы безопасности лишь глаза закатывал, начиная очередной доклад. Ну а возвращение Яна, первого в очереди на престол по законам Серенно, так и вовсе отшибло Идиотам последние мозги. И вот теперь близнецы дошли до кондиции, готовя какую-то пакость. Может, Ян бы и подождал очередной попытки опозориться, а потом посмеялся, стоя над больничными койками, вот только на этот раз Сила свидетельствовала, что игры братьев вышли на новый уровень, заинтересовав третье лицо. На этот раз все было настолько тонко, что служба безопасности с огромным трудом нашла намеки на готовящееся, и в памяти сами собой вылезли подробности видения Оби-Вана. Сила неумолимо подтверждала, что между Идиотами и оставшимися безымянными хозяевами Мустафара есть невидимая связь, и это не Банковский клан. Дуку вздохнул, сел за стол и набрал номер на комлинке.

***

Мало было проблем, новые навалило. Оби-Ван просто не знал, что делать и как реагировать. Дрыхнущие в палате мальчишки оказались родными братьями Мола. Крайне интересный и занимательный факт, учитывая, что Мол совершенно не помнил ничего примерно лет до пяти, может, чуть больше. И лезть ковыряться в мозгах своего младшего брата Оби не спешил: Мол от одной мысли о подобном нервничал, чувствуя отчаяние и бессильную ненависть. Оби не лез, но закладочку на будущее сделал: засунуть всю эту гоп-компанию к хорошему мозгоправу. А то и не одному. Потому как никто не знает, как именно и когда такие моральные травмы вылезут из подсознания и чем обернутся для окружающих. Сам он тоже посещал с Сераси специалиста, причём по нескольким причинам, на которые пришлось упирать, чтобы дорогая супруга, иногда упрямая, как стадо бант, согласилась. Во-первых, они оба воевали. А война даром не проходит, тем более такая, длящаяся годами. Сераси не знала мирной жизни, ей просто не с чем было сравнивать, но она пыталась. Каждый день, каждую минуту. Его самого переломало осознанием того, что надо не просто выживать, а глотки резать, чтобы и самому продолжать дышать, и других спасать. Из этого следовал пункт номер два. Правители не должны иметь триггеры, благодаря которым легко на них влиять. Благодаря которым они становятся предсказуемыми. Кроме того, как они могут вести других к миру, если сами не в состоянии его обрести? Это помогло, и Сераси стала лучше спать, не так болезненно вспоминать прошлое, с оптимизмом смотреть в будущее. Да и сам Оби-Ван отметил разницу в восприятии, после того как начал ковыряться в самом себе под чутким руководством одного очень умного и крайне деликатного альдераанца. Прогресс обнадеживал: слишком много вокруг тех, кто захочет подцепить его на крючок, один Йода чего стоит, и то, что древний джедай пока что молчит и не лезет, ничего не значит. Оби-Ван отменно знал, каким въедливым и настойчивым может быть гроссмейстер, когда добивается своих целей. А самое отвратительное состояло в том, что он попросту не знал, какие цели может преследовать Йода. Есть ли в его планах место Оби-Вану. И если есть, то какое. Впрочем, Йода был где-то там, а Оби-Вану и здесь хватало забот. Процесс исцеления что населения, что планеты шел медленно, но уверенно. Очищались поля, разведывались месторождения, ведь появилась техника, благодаря которой это стало возможным. Естественно, что почти вся продукция, произведенная на планете, пока что была только для внутреннего пользования: крошечное население требовалось кормить, поить, одевать, обувать, вооружать, обеспечивать все нужное для жизни, а не выживания. Те же ткани: пока что, в принципе, восстанавливались технологии, обучались ткачи и вышивальщики, ведь благодаря найденным жилам начали тянуть тончайшую проволоку из драгоценных металлов. А значит, возрождается златошвейное и златоткаческое ремесло. Удалось найти гнезда драгоценных камней: мелких, так что? Из них начали делать бусины, подобие бисера, а значит, опять-таки надо учиться, как это все применять. И все это нужно как следует отработать, прежде чем предлагать на галактическом рынке: конкуренция велика. Впрочем, тут Оби планировал немного схитрить: первые штуки самых дорогих тканей уйдут на Набу и Альдераан, который особенно славился тонкостью вкусов и являлся одним из законодателей высокой галактической моды. А сейчас там как раз пошли первые разговоры насчет объединения двух королевских домов: Органа и Антиллес. Оби с Антиллесами был неплохо знаком по программам помощи бывшим рабам, поэтому для него переговоры тайной не стали. Что самое интересное, оба дома с радостью уцепились за возможность слияния, за исключением некоторых особо упорных родственников, лелеющих обиды и ущемленное достоинство. Бейл и Бреха действительно нравились друг другу, даже влюбленность присутствовала, как и надежды на счастливое семейное будущее, омраченное плохим здоровьем будущей королевы. Тема здоровья для Оби-Вана являлась болезненной и одной из самых злободневных: слишком много больных, искалеченных и получивших травмы осталось после прекращения войны, и когда он, немного выдохнув, начал более тщательно искать информацию, выяснилось много чего интересного. Для начала, медицина в Республике была делом крайне специфичным. Прорва видов, рас, мутаций от всего на свете, и так далее. Вирусов — тьма тьмущая. Какие-то действовали на конкретную популяцию, какие-то на всех подряд. Вакцины тоже работали с оговорками. Ко всему этому бедламу присоединилась Сила: и тут дело ограничивалось лишь фантазией ее пользователей, или тем, как она подействовала на жителей, допустим, планеты. Кроме того, имелись чудодейственные панацеи, исцеляющие все подряд: колто, которое уже давным-давно исчезло с рынка благодаря загадившим природный источник чудо-средства контрабандистам, а также бакта, которую, вроде как, можно запросто вырастить в любом медучреждении, но почему-то приходится закупать у производителя-монополиста. Имелось донорство, правда с огромными ограничениями: уж слишком много рас, видов и мутаций, но в большинстве своем у очень бедного населения и почти нелегально. Зато протезирование процветало, так как кибернетика достигла невиданных высот. Как узнал Оби-Ван, Брехе поставили кибернетические импланты-легкие. Кибернетические. На резонный вопрос Оби, как раз вспомнившего о клонированной армии, так бодро шагающей в ногу на экранах, какого черта тогда не вырастили клонированные органы, заменив ими пораженные генетической болезнью, не настолько ж они нищие, чтоб не иметь на это бабла, Бейл Антиллес помялся, но выдал страшную тайну. Законодательство. Оказывается, не все так просто в Республике с клонированием, как Оби по наивности казалось. Да, имелись планеты, где производство клонов ставили на поток, но к ним относились крайне подозрительно и с предубеждением. И зачастую эти планеты находились за пределами Республики, или на особых правах, и клонированием занимались не от хорошей жизни изначально. А вообще был целый ряд ограничений на производство, применение и прочее. Действительно, было проще поставить механическое чудо, чем заменить больное здоровым, выращенным в баках. Нет, основа этих законов вроде как базировалась на достаточно внятной платформе: генетическое разнообразие галактики и прорва болячек зачастую делали эти процессы чрезвычайно опасными для пациентов, так как велики были риски отторжения, аллергий и прочих ужасов. Выход имелся только один: выращивать органы из своих клеток, и вот тут начинались непролазные дебри. Во-первых, дороговизна: клонирование оказалось крайне дорогим процессом, клонированные органы подойдут только одному конкретному существу, а основная масса возможных пациентов принадлежала, естественно, далеко не к обеспеченным слоям населения. Никто не будет выращивать органы с нуля нищим, да еще и задаром. Во-вторых, как ни странно, моральные запреты. И шли эти запреты из глубокой древности от… одаренных. Что Орден Джедаев, судя по всему, что ситхи, никто из них не приветствовал исследования в этой области. Вот и выходило, что клонировать растения и животных — да, остальное — нет. Очень интересный момент, на взгляд Оби, весьма показательный. Достаточно вспомнить пресловутого Вейдера, его доспехи и барокамеру. А ведь, на минуточку, второе лицо огромного галактического государства. Ладно, нельзя, так нельзя, но у него имелось сокровище, о котором подавляющее большинство разумных даже не мечтали: целители-джедаи. Быть того не может, чтобы в Ордене, состоящем из целой прорвы бросающихся в любое пекло и закономерно калечащихся членов, не знали, с какой стороны подойти к этому вопросу. А здоровье Брехи неожиданно оказалось важным. Настолько важным, что Оби чувствовал, как при разговоре с Бейлом звенела Сила, требуя оказать помощь. Немедленно. Прямо сейчас. А вот вытекающий из разговора следующий вопрос он даже озвучивать не стал. А звучал он просто и логично. Вот есть Орден. Вот есть корпус целителей. Вот есть королевский дом Антиллес, издавна находящийся с джедаями в хороших отношениях. Вопрос: почему для помощи Брехе не пригласили джедаев? Это настолько дорого? Или Орден такие услуги не оказывает? Но ведь целители постоянно оказывают помощь при эпидемиях, открывают медцентры, разрабатывают вакцины… Тот факт, что представитель правящей семьи планеты, находящейся в тесном контакте с Орденом, даже не подумал обратиться к его представителям для лечения одного из своих членов, наводил на крайне нехорошие размышления. Настолько нехорошие, что не хотелось этого касаться даже десятиметровой палкой. Ведь причина могла быть любая: от прямого запрета и непомерных цен, до банального незнания. И если верно последнее, то это лишь свидетельствовало о том, насколько оторванными от остального мира стали джедаи, насколько обособленными и закрытыми. Впрочем, это их проблемы. А у него сейчас другие: в голове завертелась мысль, и Оби принялся ее думать. Тщательно и продуктивно: если честно, то до него дошло совсем не с первого раза, чем важна Бреха Антиллес, подумывающая выйти замуж за Бейла Органу. А что поделать? Это только кажется, что можно легко вспомнить любую мелочь и тут же ее сопоставить с реальностью. Увы, не совсем. Хорошо, что он хоть что-то помнил, некоторые особо врезавшиеся в память моменты из той другой жизни даже записал. Вот только кто гарантирует, что теперь, после всех этих радикальных изменений, история пойдет так, как ее демонстрировали на экране? Да и воспоминания словно вымывались из памяти, и так превратившейся непонятно во что. Но Бреха оказалась важна настолько, что Сила буквально дышала в затылок, и Оби скрипел мозгами, обдумывая, на какой хромой банте подъехать к мастеру Корли, а также к Антиллесам, чтобы свести их вместе и дать возможность джедаю-целителю покопаться в организме Брехи для блага последней. Нет, Оби мог и сам попытаться помочь, но его успехи на ниве целительства были скромными. Подстегнуть регенерацию, снять боль, усыпить… Он учился, он старался, та же Бент в разговорах иногда давала крайне дельные советы: судя по всему, его подруга вырастет настоящим мастером. Уж теперь ей никто не станет ставить палки в колеса или еще что: после того, как ее мастер, Кит Фисто, стал членом Совета Первого знания, Бент явно расправила плечи. Оби-Ван за подругу детства Кеноби только радовался и довольно потирал руки: связи — наше всё. Бент обеспечивала возможность в любой момент связаться не только с Вокарой Че, главой Залов Исцеления, но и с Советом Первого знания: знакомство с Фисто, молодым смешливым наутоланином, обладающим мощным умом и глубоким пониманием Силы, прошло очень удачно. Как и все, Кит слышал о разразившемся скандале, благодаря которому на Орден обрушились сплошные неожиданности, естественно, что, получив доступ, он тут же полез разузнавать подробности, часть которых вывалила на него и его падаван. А хорошие отношения с верхушкой Ордена Оби-Вану были жизненно необходимы: глупо считать, что за ним, таким красивым, не будут приглядывать в поисках возможной Порчи. Особенно после всех этих скандалов, схизмы и прочих потрясений. Тем более, что все вменяемые представители власти сейчас вместе с Дуку на Серенно пасутся, и прикрыть, если что, некому, скажем откровенно. Поэтому подумав, Оби принялся плотнее окучивать тех, с кем Кеноби рос в яслях и был другом. Меркантильно? Да. Так и он не ребенок, понятия не имеющий о реалиях за стенами Храма. Тем более, что эта осознанная дружба выгодна всем сторонам. Как ни наваливались проблемы, с Бент, Рифтом, Гареном и Сири он теперь связывался не реже раза в неделю. С Бент беседовал о целительстве и новостях, циркулирующих по Храму, как и с Сири Тачи, мастер которой, Ади Галлия — высокая темнокожая толотианка с Кореллии, уверенно шла прямой дорогой в Высший Совет. Неудивительно, в общем, ведь ее обучал Эвен Пиелл, спасший Ади с сестрой в глубоком детстве. Гарен рассказывал о Корпусе джедаев-истребителей: фанат космоса и полетов с удовольствием вещал о нюансах навигации, новых и забытых маршрутах, технике и планетах. Дресселец Рифт, прожорливый как саранча, под влиянием случившегося с Кеноби решил стать Часовым. Похвальное решение, которое его мастер, Бинн Ибесс, являющийся Часовым, крайне одобрял. Так что Рифта накачивали знаниями, тренировали до изнеможения, и вообще снимали с него стружку, обтесывая в будущий бриллиант Ордена. Кроме того, общением с друзьями Оби не ограничивался, он еще и плотно занялся своей джедайской родней, а именно — Раэлем Аверроссом. Если честно, про первого падавана Дуку Оби-Ван знал крайне мало. Джедай, человек, занимает пост Часового, присматривая за целым сектором Пиджал во Внутреннем Кольце в общем, и за одноименной планетой в частности. Пару лет как взял наконец-то первого падавана — толотианку Ним Пианну. Вольнодумец и вообще немного бунтарь, но при этом на хорошем счету: иначе фиг бы он стал Часовым, до сих пор имея рыцарское звание, как ни странно. С тараканами в голове, которых, благодаря настойчивости Дуку и опыту мозгоправов удалось вывести: не успев взять падавана, Раэль подопечную тут же едва не угробил. Бой с пиратами на охраняемом джедаями судне едва не закончился плачевно для девочки: часть команды, вступив в сговор с нападавшими, ткнули Ним дротиком с какой-то забористой дрянью, на некоторое время превратив ее практически в марионетку. Раэлю удалось прижучить и команду, и пиратов, и даже аккуратно скрутить пытающуюся убить все живое, попадавшееся на глаза, Ним. В Храме, куда он срочно помчался за помощью, девочку привели в порядок и вправили поехавшую крышу на место, но потом, в одном из разговоров с Дуку, Раэль признался, что едва не убил ее. Потому как находящаяся под психотропами девочка угрожала пассажирам и команде корабля. И требовалось сделать выбор. Дуку орал, не переставая, час, и едва не словил инфаркт. После чего вновь поволок бывшего падавана к мозгоправам: чистить мозги дальше. И храмовыми он тогда не ограничился. Сейчас Дуку приглядывал за проблемным потомком особенно тщательно, не желая упустить, как того же Джинна. Сам Оби-Ван, слушая редкое брюзжание гроссмейстера, только диву давался: все падаваны Дуку были с отменной придурью, словно он их специально подбирал. Впрочем, усилия Яна пошли Раэлю на пользу, так же, как и Фимору: новоявленный ДюКрион немного пообвыкся, приспосабливаясь к реалиям губернаторства, и принялся наводить порядок в доставшемся по наследству хозяйстве, заодно поглядывая на Телосианскую академию, так и стоящую запечатанной до сих пор. А ведь там был склад всяческих редкостей, притащенных из уничтоженного Дантуинского анклава. Сам Оби-Ван тоже не прочь был покопаться в Академии, но пока что решал более насущные проблемы, одной из которых стало обеспечение живущих на Мелидаане джедаев личным оружием. Губернаторство Фимора открыло перед ним, да и перед Дуку доступ к Артус-Прайму. Планета была известна ядовитыми реками, шахтами, и живущими в этих шахтах крабами. Здоровенные бронированные твари, крайне вкусные, к слову, были широко известны и добывались с огромным трудом. Вот только Оби-Вана интересовало то, про что мало кто знал: в тех же шахтах добывались кристаллы, которые использовались как фокусировочные в сейберах. И Фимор совсем не возражал против того, чтобы помочь своей Родословной, выделив для личного пользования мешок-другой. Под присмотром Раэля тоже имелись ценности: так называемые фальшивые кайберы. Кохлеские Кристаллы добывались на луне Пиджала и обладали одним очень интересным свойством: сейбер с таким кристаллом пробивал любые щиты. Когда Оби-Ван узнал об этом, то тут же захотел заполучить и себе хоть один. А когда узнал о том, что энергетические щиты, проходя через кристалл, становятся непроницаемыми, то понял, что одной штучкой дело не ограничится. Вопрос планетарной защиты стоял остро. Да, на планете всего один город, но у них не было ни щитов, ни турболазеров, ничего. Только несколько боевых кораблей, и все. Естественно, если припрется враг, то можно повторить финт ушами мандалорских коммандос, чьи боевые пятерки одновременным выстрелом из тяжелых винтовок сбивали корабли чуть ли не с орбиты: когда каждый второй житель — снайпер, а каждый первый тренируется до изнеможения, то открываются некоторые возможности. Но этого откровенно мало. Открытый Джастером доступ к продукции «для своих» тоже не слишком помог. Оби пооблизывался на турболазеры, повздыхал над планетарными щитами… Купольная защита уже казалась чем-то более реальным. И по финансам, и по обслуживанию. Если в качестве дополнительных фокусировочных кристаллов поставить Кохлеские… Можно накрыть непроницаемым куполом всю обжитую территорию. Кроме того, мандалорцы тоже не остались в стороне: на Мелидаане образовался настоящий анклав, и прирожденные воины тоже включились в процесс защиты населения, чем и занялся Майлз, окончательно решивший осесть на Мелидаане. Мандалорцы тащили в свои дома все, что можно, тот же Майлз, к примеру, грозился приволочь пару тяжелых роторных пушек, по случаю отжатых у какого-то криминального босса. Его подчиненные эти намерения лишь поддержали. Оби-Ван тоже был не против, только «за», потому что чувствовал, что вскоре начнется движение. Уже началось: найденные братья Мола это только подтверждали. Штурм Мустафарского дворца прошел со сложностями: все участники пострадали в той или иной мере. Самым легкораненым оказался Антиллес, вытащивший своих товарищей, когда запахло жареным. Оказалось, что в стрессовой ситуации Джон действует быстро, решительно и очень эффективно. И неожиданно даже для самого себя. Привычный Шаг вдруг перешел в телепортацию, и Джон, изумляясь собственным способностям, вытащил товарищей, живые довески, после чего вошел во вкус и пошел шарить по закромам, пока чуть не подорвался на хитрых минах, нацеленных на применение техник Силы. Бурную бесшабашность тут же как рукой сняло. Джон не поленился полностью выпотрошить любимую заначку с промышленной взрывчаткой, и как следует нашпиговал подарками пирамиду. Взлетающий корабль едва не сдуло в неведомые дали, но дворец — а это был именно он, все же устоял, хотя и перешел в совершенно аварийное состояние. Конечно, можно считать, что в целом миссия прошла успешно, но это служило слабым утешением. Доставив раненых и трофеи на Серенно, Джон отправился на Корусант, где и вывалил новости на Совет Первого знания. Пло Кун только молитвенно когти складывал, слушая отчет, а Мастер Теней закрывал глаза ладонью. Целый дворец, и буквально под носом, а владелец остался неизвестным. Немного пожурив подчиненного за подрыв вещественных доказательств, а затем похвалив за визит и доклад, Мастер отпустил Джона, в кои-то веки решившего пообедать в столовой, новости послушать, да и себя показать, любимого. Если первые два пункта прошли великолепно, то третий не задался: Джон нарвался на своего мастера, которая, вежливо осведомившись о его жизни, неожиданно начала читать ему лекцию о привязанностях, аскетизме, нехороших знакомствах и прочих любимых вещах, включая опасности Темной стороны. Может, Джон бы привычно промолчал, мыча что-то одобрительное, чтобы отстали, вот только намеки Ан`и неожиданно взбесили. И он впервые дал отпор, а не удрал, по своему обыкновению. — Забавно слушать об опасностях Темной стороны от той, что называет себя Темной женщиной. Лицо Куро выглядело неописуемо. Джон молча поклонился и ушел: к своему мастеру он уже некоторое время совершенно ничего не чувствовал. Да, она его учила, хорошо и даже отлично временами, но… Это было давно. Очень. Он шел по коридору, возвращаясь в столовую, чувствовал тяжелый, но какой-то растерянный взгляд Темной женщины, упершийся между лопаток, и чувствовал себя счастливым. Груз прошлого перестал давить и прижимать к земле, и годы учебы вспоминались без надрыва и неприязни. Неужели он вырос, наконец?

***

— Опоздал… — шепот потонул в рокоте лавовой реки, несущейся вдаль. По слегка перекосившейся огромной пирамиде, кое-где зияющей дырами в стенах, носились дроиды, у основания копошились джедаи: колющий глаза Свет не давал ошибиться. Как ни печально, но можно было констатировать факт: он опоздал. И оставшийся бесхозным после гибели Палпатина дворец нашли враги. А ведь там могли быть — и были! — сокровища, включая потенциальных учеников, найденные записи это подтверждали. Самую малость не хватило. Пара дней всего. А союзники уверяли, что все будет отлично, никаких препон… Дворец только его и ждет. Вместе с содержимым. — Мне наврали? Или просто… случайность?
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.