Флаг над замком

Джен
NC-17
В процессе
6516
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 38 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
6516 Нравится 5668 Отзывы 1943 В сборник Скачать

Часть 32 Коан без ответа1

Настройки текста
После визита на Стьюджон время понеслось со скоростью истребителя, а события покатились лавиной с горы. Первым делом Джастер отправил всю информацию и некоторые трофеи со Стьюджона джедаям в акте невиданной щедрости, отменно понимая, что самому этим заниматься не с руки, заодно зарабатывая положительное мнение о себе, после чего плотно занялся гораздо более важными вещами. Начать стоило с того, что как ни странно, легализовать василиска оказалось проще, чем Джастер думал. К его дичайшему изумлению, после долгих и нудных раскопок в архивах выяснилось, что не все так печально, как ему казалось. Да, производить их было нельзя, а вот владеть можно. Оказывается, находились то ли безбашенные, то ли совсем отмороженные индивидуумы, которые использовали каким-то чудом доставшихся им дроидов в качестве транспортного средства. Экзотичного донельзя, конечно, но кто не хочет выпендриться и поразить галактику до заикания и мокрых штанов? Василиски ведь только на первый взгляд казались простыми, как сапог, на самом деле это были крайне многофункциональные машины. На корпус шла мустафарская сталь, позволяющая дроиду выдерживать экстремальные температуры и не бояться лавы. Броня из торания и системы управления из обсидиана помогали сопротивляться воздействию времени и окружающей среды. Василиск легко выходил в космос и пикировал с орбиты на огромных скоростях. Естественно, эти плюсы уравновешивались минусами, с которыми приходилось только мириться. Открытая кабина седока. Грандиозный в полете, василиск на земле превращался в неторопливо шагающую громадину, которую вполне могло повалить в бурю. Уязвимые закрылки и низкая маневренность. Были и другие мелочи и не очень мелочи, но… Но все это меркло перед тем, какими глазами провожали оседлавших железных зверей Джастера и Джанго обитатели Мандалора. Слухи разлетелись молниеносно: чтобы воины — и не посплетничали? Тем более что запрета на распространение информации не было. Не успели они приземлиться, как собралась огромная толпа встречающих, возбужденно гомонящая. Естественно, на девяносто процентов состоящая из представителей фракции Джастера и бывших членов Дозора Смерти. Джастер просто физически ощущал, как растет его репутация в глазах подданных. Конечно, не во всех: Новые мандалорцы в большинстве своем все так же задирали носы и морщились, не желая иметь ничего общего с «этими дикарями». И пусть Адоная Джастер выпнул в отставку, пусть напряженность между фракциями немного уменьшилась, все равно до нормального объединения и превращения мандалорского общества в монолит было далеко. Радовало уже то, что теперь Джастера слушали не только главы кланов, входящих в его фракцию, а еще и бывшие Дозорные, их сочувствующие и все нейтралы. Как ни претили Джастеру разборки, а Крайзом он занялся плотно, потому что, хочешь не хочешь, а формально столица находилась в Сундари, и при одном взгляде на засилье людей определенного типажа Мерил скрипел зубами. Где многообразие видов, на котором стояло мандалорское общество? Лишившийся титула, позволяющего ему говорить от имени всего сектора, утративший власть Крайз угрюмо молчал и на контакт не шел, впрочем, и препятствий не чинил. Уже хорошо. Однако такое примерное поведение Адоная не помешало Джастеру как следует порыться в его прошлом, заодно и решив загадку: откуда на Мандалоре взялись герцоги. Оказалось, все просто: прадед Адоная, вождь клана Крайз, пользуясь тем, что в секторе давно уже не было единого правителя, начал налаживать торговые и другие связи с Республикой. Процесс шел медленно, клан разрастался и богател, наконец настал момент, когда пошла настоящая дипломатия и встал вопрос ребром: как представлять Дирка Крайза в официальных документах и Сенате, представители которого спали и видели, как делают сектор частью Республики со всеми вытекающими. Вождь — слишком мелко, король — опасно, вот и остановились на титуле герцога, вписав его во все документы. И получилось, что бывший вождь клана, пусть большого и богатого, легко и просто, одним росчерком стилуса, стал одобренным Сенатом герцогом, представителем целого сектора. И в Сундари стали потихоньку устанавливаться привычные для Республики порядки. Время шло, титул Крайзам очень понравился, как и все, вытекающее из него, а у Джастера теперь прибавилось проблем, впрочем, успешно им решенных. Первым делом, сразу после лишения Адоная звания Голоса Мандалора, Джастер поставил вопрос ребром. Или Крайзы — мандалорцы и жители Мандалора, независимого сектора, или Крайзы — герцоги, но тогда пусть переселяются в Республику, даровавшую им титул. В компанию к Сатин, дочери Адоная, которую тот непонятно по каким причинам неожиданно отправил учиться на Корусант. Герцогу такие заявления, естественно, не понравились. Но и сделать он ничего не мог: Джастер медленно, но уверенно набирал влияние и теперь являлся Мандалором не только по названию, но и юридически для своих последователей и подавляющего большинства жителей планеты и сектора. Конечно, можно было оспорить не устраивающее Адоная решение, бросив Джастеру вызов: но вот тут у Крайза то ли кишка оказалась тонка, то ли принципы голову подняли… В общем, Крайз промолчал. И подчинился. Джастер был не настолько туп, чтобы считать, что Адонай смирился и не будет делать подлянок, поэтому принял меры: за проблемными подданными теперь следили круглосуточно, беря на заметку любые телодвижения, а с засильем в Сундари агрессивных "пацифистов" Джастер принялся бороться. Для начала убрали детские дома, этот позор и бельмо на глазу любого нормально воспитанного мандалорца. Дети обрели семьи, Джастер выдохнул, решив хоть одну проблему, после чего сделал неожиданный финт ушами, вернув столицу в Келдабе: древний город, сохранивший, в отличие от Сундари, храмовые комплексы, дворец Манд’алора и традиционные дома-крепости. Перед таким решительным шагом там провели ремонт, и не один, после чего Джастер с удовольствием въехал во дворец, куда вернули вытащенные из запасников уцелевшие ценности, которые Крайз с его подхалимами не успели пустить на переработку. Адоная и сочувствующих от таких новостей чуть инфаркт не хватил, но Джастер на этом решил не останавливаться. В Сундари начали потихоньку возвращаться те, кого выжили из родного дома, зачастую создав невыносимые условия. Джастер не собирался терпеть этот нарыв и ждать, когда его прорвет, решая вопросы радикально. А так как он все-таки являлся правильно воспитанным мандалорцем, то не смог отказать себе в удовольствии, сделав противнику пакость. Естественно, с пользой для себя. Он не забыл предупреждения Кеноби насчет войны и ситхов и не собирался оставлять на планете и в секторе уязвимые места.

***

Более-менее спокойно Оби-Ван выдохнул только тогда, когда над городом развернулся прозрачный купол защиты, смонтированный специалистами в кратчайшие сроки. Опорные точки и пункт управления защитили по максимуму, кроме того, энергетические щиты усилили Кохлесскими кристаллами: Раэль не поскупился и прислал несколько штук, нагло воспользовавшись своим положением. Оби на такой широкий жест только хмыкнул, прикидывая, чем можно отплатить, после чего с головой нырнул в дела, ведь помимо купольной системы, купленной чуть ли не по себестоимости, Джастер прислал еще оружия, два корабля, а также несколько рулонов высококачественной тканой брони — его благодарность за василисков, перепрошитых на подчинение ему и Джанго имела весьма широкие границы. Оби-Ван подарок оценил по достоинству, тут же найдя всему этому богатству применение. Пока полные энтузиазма подданные под чутким руководством мандалорцев осваивали присланное бешеными темпами, произошло еще одно хорошее событие. Свадьба Бейла и Брехи аукнулась заказами на ткани и предметы интерьера. Да, их пока было немного, так что? Главное — начать, а там процесс пойдет, тем более что шелкопряды плодились с бешеной скоростью и запасы ниток и прочего, необходимого для производства шелка высочайшего класса — и бешеной цены, как без этого — росли как на дрожжах, отчего ткачи стали смотреть в будущее с умеренным оптимизмом, что не могло не радовать. Естественно, Оби радовался и радовал окружающих. Окружающие тоже старались как могли, особенно любимый дедушка. Дуку крайне ответственно подошел к просьбе дорогого внука, от выходок которого на голове прибавлялось седых волос. Для начала он принял экзамен, проверив, как Оби-Ван усвоил заданные ему уроки, после чего принялся впихивать в ученика знания о том, как работает Силовая Ковка. Как каждый выросший в Храме посвященный, Оби-Ван отлично знал, что Силовая ковка использовалась практически всеми Орденами и сектами, вот только цели и результаты очень сильно различались. Данный раздел техник Силы позволял изменять все, начиная с куска породы и заканчивая живым организмом, последним весьма активно занимались ситхи и им сочувствующие, клепая боевых химер и прочую живую дрянь. Джедаи к изменению живого подходили крайне осторожно, занимаясь разработками лекарств и выращиванием полезной флоры и фауны, но фермерством и целительством дело не ограничивалось. Каждый посвященный, собирая свой первый личный сейбер, тоже применял Ковку, потому что иначе просто невозможно создать работающий меч, не грозящий взорваться в руках, ведь схем нет, все происходило наполовину интуитивно, наполовину по подсказкам мастеров. Под руководством Дуку и Сайфо-Диаса восстановление «Василиска» прошло бешеными темпами. Естественно, починить одним махом эту громадину у Оби-Вана кишка пока что была тонка, но он не отчаивался, решив, что банту лучше есть по кусочкам. Ремонт начался с самого проблемного места: сломанного сустава на передней ноге. Ее удалось снять и разобрать, после чего Оби-Ван под присмотром Сайфо принялся вливать в детали Силу, размягчая металл и заставляя его принять правильную форму. Оби сам себе изумлялся: это оказалось не настолько сложно, как ему поначалу представлялось, все дело было в контроле и понимании, какого результата требуется достичь. А тут даже фантазировать не надо, просто вернуть покореженным деталям правильную форму. В общем, после того, как Оби уловил суть, процесс пошел. С электронной начинкой, как ни странно, оказалось проще. Гораздо. Оби, не стесняясь, лупил Меху-Деру по мозгам василиска, и дроид воспринимал его не просто как хозяина, а настоящий смысл жизни. Дуку только уважительно покивал и продолжил тащить ученика к вершинам. Разумеется, он не был бы собой, если б не припахал к обучению и остальных членов семьи Кеноби. Мол с энтузиазмом пыхтел над мелкими деталями, Саваж и Ферал пробовали силы на камешках и разном барахле. Оби-Ван такому рвению радовался, но видел, что вопрос обучения действительно встал остро. Конечно, он занимался со своими братьями, но этого откровенно мало. Это Мол уже имеет основу и теперь потихоньку наращивает на нее все нужное, растет и развивается, а что делать с Фералом и Саважем? Или их надо тащить туда, где есть учителя, и много, или тащить учителей на Мелидаан. Второе проблематично, первое — более реально. Стройка века завершилась, новоселье отпраздновали, а значит, можно отправить в Храм учеников. С одной стороны, страшновато их везти на другую планету, с другой — безопасность. Оби-Ван не собирался забывать про налет и продолжал копать. Ему страстно хотелось найти того, кто отдал приказ: настоящего организатора, а не подставную пешку. И тут неожиданно на сцену вышел Толм. Несмотря на то, что Толм покинул Орден, связи его никуда не делись. Как и все остальное. В принципе, Оби-Ван в этом не сомневался, как и в том, что Квинлан, готовящийся стать рыцарем, продолжает получать специфическое обучение Тени. А как иначе? Совет Первого знания — это вам не Высший, в нем умные существа сидят, особенно теперь, после радикального обновления состава. Так даже Квинлан считал, а это уже показатель. В принципе, Оби с такой оценкой соглашался, особенно после того как узнал, что Джастер осчастливил Дуку данными со Стьюджона. Естественно, Дуку передал все Толму и Тьюну, как самым знающим, те скооперировались с Советом первого знания, ну а Квинлан привычно растрепал Оби-Вану подробности. А Оби неожиданно понял, что его друг в опасности. Опять скрутило желудок, дурные предчувствия подняли свои мерзкие головы. Видения были смутными и малоинформативными, но подробности Оби не интересовали. Ему достаточно было сигнала о грядущих неприятностях. Тщательно обдумав, чем он может помочь, Оби пришел к выводу, что только одним: телепортацией. Разговор с Толмом немного прояснил ситуацию: Тени обучались подобной технике, она так и называлась — Хождение по теням. Естественно, не у всех получалось, имелись у техники и недостатки — требовалось наличие теней, затемненных участков, но… Оби решил поднять шансы своего друга на выживание. И не только его: Оби-Ван четко и недвусмысленно заявил Толму, что готов обучить всех желающих телепортации. А взамен просит обучать поселившихся на планете джедаев и его братьев — при осторожном вопросе, не хотят ли Ферал с Саважем отправиться на обучение на Серенно, малышня закатила истерику. Толм задумчиво покивал, и сказал, что обдумает этот вопрос. Надо посоветоваться. И не только по этому вопросу.

***

Мейс довольно прикрыл глаза, грея ладони чашкой чая. Густой молочный чай, заваренный по секретному рецепту, передающемуся в его Родословной от мастера к падавану, хорошо насыщал и снимал усталость. Самое оно после тяжелого трудового дня. И не менее тяжелой недели. И еще более тяжелого месяца. Сидящая напротив Фэй, занявшая пост гранд-магистра, к общему восторгу, неторопливо помешивала ложечкой какую-то адскую смесь, от которой у рискнувшего нюхнуть заварку Мейса заслезились глаза: пряностями шибало так, что насморк на раз пробивало. Но Фэй нравилось, а это главное. Тем более, что даже эта ядреная смесь пряностей, перца и чая все равно была несравнимо ароматнее той болотной жижи, которую Йода имел привычку подавать гостям, то ли издеваясь, то ли еще что. Сейчас, когда они наслаждались тишиной и редкими минутами покоя, Мейс мог признаться себе, что решение просить помощи у столь неожиданно нагрянувшей гостьи было совершенно правильным. И пусть поначалу и возникли некоторые не трения, но шероховатости, сейчас Мейс мог уверенно заявить: они сработались. Действительно сработались, невзирая на некоторый пиетет и статус легенды, окутывающий Фэй тяжелым плащом. Фэй оказалась личностью своеобразной. Она не появлялась на Корусанте годами, а то и веками. Она ходила там и туда, куда ее звала Сила, помогая нуждающимся, не стремясь к почестям и наградам. Естественно, назвать ее жизнь безопасной не получалось, не всегда помощь была в ее силах, не всегда ее помощь хотели принять. Но Фэй не отчаивалась и не опускала руки. Она помнила войны с ситхами и их последствия, она видела, как Орден ломают об колено Руусанской реформой, распуская Армию Света, как меняется Республика. Чем дальше, тем больше она отдалялась от становящегося все более формальным Храма, пока не превратилась из реальной личности в смутную легенду, о которой читали и слышали, но видели единицы. Мейс, пообщавшись нормально с решившей осесть на неопределенный срок странницей уже успел убедиться, что Фэй именно так хороша, как расписывают легенды. Даже лучше. Сухие отчеты не передавали и сотой доли тех умений и знаний, которыми обладала женщина, но вот что вызвало лукавую улыбку Фэй, так это утверждение, что она отказалась от сейбера. Да. Фэй действительно не носила с собой сейбер. Стала ли она беззащитной? Нет. Фэй сражалась с ситхами и им подобными годами и веками, пока банально не поняла, что уперлась в свой потолок. Она перестала развиваться. К этому моменту войны закончились, враги повымерли или хорошо попрятались, и Фэй решилась на радикальный шаг. В один из визитов в Храм она оставила свой меч, про который всем воспитанникам Ордена вбивали мысль, что это — жизнь джедая, и ушла. Прямо в ту галактику, которая считала Одаренных исчадиями ада и тварями, недостойными жить, а также ходячими сейфами, набитыми платиновыми слитками. Естественно, было тяжело. Но она справилась. Ведь Фэй оказалась мастером Нимана. Мейс, когда узнал — почему-то считалось, что Фэй предпочитает Атару, — удивился. Ниман считался формой дипломатии, и в Храме не наблюдалось мастеров, овладевших ею на высшем уровне — Цин Драллиг не в счет. Он Мастер Боя, ему положено. Фэй только рассмеялась, покачав головой. — Форма дипломатии… — женщина усмехнулась, поправив золотой локон. — Я не удивлена, если честно. Войны закончились, естественно, все упоминания о боевом прошлом… припорошили пылью. Даже название сменили. — То есть? — Мейс сделал глоток, с интересом прищурившись. — Ниман — форма Войны. Так ее называли. А потом Мейсом вытерли пол. Уже давно он не чувствовал себя падаваном, которого опытный мастер вбивает по ноздри в землю, обучая. Фэй оказалась похожа на стихию: она плыла по каменному полу, и Сила вилась вокруг нее бешеным хороводом гигантских Маананских спрутов. Ей не нужен был сейбер: каждая пылинка, каждая вещь в пределах видимости женщины превратилась в оружие, послушное ее воле. Можно сколько угодно махать сейбером, но когда на тебя несутся оторванные скамейки, гимнастические снаряды, мелкий мусор и тучи пыли, учебные сейберы со стоек, а также решившие полюбопытствовать на свою голову зрители… А Щит Силы не помогает, потому что резко заканчивается кислород и дышать банально нечем. В общем, Мейс впечатлился. Особенно когда его скрутили голыми руками так, что не шевельнуться. Терас Каси, искусство борьбы без оружия. Короче, ответ на вопрос, мучивший многих, Мейс получил. И выводы сделал. Но слепо преклоняться не спешил. Да и Фэй не строила из себя истину в последней инстанции. Особенно после крайне неприятного разговора со своим гранд-падаваном. Мейс не интересовался специально, но слухи, они такие. Очень она оказалась недовольна, что Йода напортачил так, что Родословная пресеклась. Резко. Потому что потомки дружно решили, что лучше жить где угодно, но только не в Ордене, где гранд-магистр играет их жизнями. Непотизм цветет и пахнет, и буйно колосится: одна половина Совета состоит из падаванов Йоды, вторая — из тех, на кого у него есть влияние. Где мастера, попавшие на вершину благодаря личным качествам? Где разные точки зрения? Исчезли. И вот результат. А уж когда начали поднимать документы, регулирующие деятельность Ордена после Руусанской реформы, то и вовсе стало не до смеха. И сейчас специалисты, как орденские, так и нанятые со стороны, атаковали эту бюрократическую гору, изыскивая способы плавного и желательно незаметного ухода из-под влияния Сената. А если что, то и резко. Уж очень не понравились Пло Куну и остальным присланные Тьюном материалы. На Стьюджон отправили команду специалистов, а Фэй с Мейсом и остальными магистрами принялись думать, как исправлять ситуацию: ряды джедаев таяли на глазах, если не принять меры, еще немного — и Орден отойдет в историю. Самый радикальный способ неожиданно предложила Фэй. Услышав ее предложение, Совет впал в ступор, Мейс только мысленно возблагодарил Силу, что Йода вышел в отставку: если б он сидел в кресле гранд магистра, то о подобном и думать было бы нельзя. Или Йоду инфаркт бы хватил от такого попрания устоев. Обсуждение длилось несколько недель, ожесточенное и бурное, пока решали, стоит ли данная шкура терентатека выделки. Точку в полемике поставил Совет Первого знания, единогласно поддержавший идею. Было решено вернуться к до-Руусанским традициям и для начала разрешить джедаям вступать в брак. Теперь все зависело от специалистов: хочешь, не хочешь, а Орден джедаев в первую очередь — религиозная организация. И для них Сила стоит на первом месте. А на втором — Орден. А брачные клятвы в подавляющем большинстве своем предполагают верность семье, что противоречит клятвам джедаев. Есть над чем подумать. Кроме того, чем будет регулироваться брак джедаев с обывателями. Законодательство Республики, не входящих в ее состав планет. И это только одно предложение… А на очереди был целый список, начиная с возможности мастеру обучать сразу нескольких падаванов одновременно, и у Мейса глаза закатывались под череп от одной мысли о том, сколько нервных клеток погибнет безвозвратно при обсуждении каждого из этих пунктов. Но отступать он не привык, а с помощью и поддержкой Фэй все проблемы становились решаемыми. Некоторые сразу, а другие — чуть погодя.

***

То, что не все так просто, как он думает, Оби понял, когда Саваж пожаловался на кошмар. И это было странно. Со всей его семьей, да и с ним тоже работал очень хороший специалист, помогая привести пострадавшую от жизненных перипетий психику в порядок. Кроме того, Оби перед сном обязательно медитировал в компании супруги и братьев, что тоже помогало крепко и сладко спать. А тут он отправился в очередную поездку, растянувшуюся на несколько недель, а по возвращении обнаружил, что у Сераси бессонница, Саваж и Ферал пару раз не могли спать из-за кошмаров, а Мол терзается дурными предчувствиями и ощущает нечто странное. Что именно? Непонятно. Но ему не по себе. Медитации помогли, но теперь уже сам Оби начал смотреть по сторонам с подозрением: все казалось, что кто-то следит и смотрит в спину с ненавистью. Нажитая паранойя тут же подтолкнула к проверкам и разговорам с телохранителями, но ничего подозрительного не обнаружили. А потом вроде как и чувство чужого взгляда исчезло. Оби уж было решил, что нервишки разыгрались на почве стрессов и прочего, и решил немного отдохнуть, проведя с Сераси выходной. Только они вдвоем, корзинка для пикника, разные вкусности, хорошая погода и теплые пледы на всякий случай. Ну а то, что неподалеку толпа телохранителей с оружием — так это мелочи жизни. На глаза не лезут — значит, мерещатся. Самое главное — что Сераси счастлива. А если счастлива она, то и сам Оби-Ван радуется жизни. Как ощущал Оби, их брак, полностью политический, заключённый по жестокой необходимости и в не лучший момент, постепенно превращался из крепкого партнёрства и дружбы во что-то более романтичное. Конечно, любовь не появилась по щелчку пальцев, но теперь его влюбленность перестала быть односторонней. И Оби знал четко, что Сераси он нравится. В том самом, романтическом ключе. Просто… Им обоим надо многому научиться. Вот и все. Насколько прекрасным был отдых — Оби впитывал всем собой лёгкие волны нежности, исходящие от Сераси, настолько же тревожным стал вечер. Злобный взгляд прожигал лопатки, а ночью Оби плавал в мутной хмари, ощущая давление чуждого и чужого внимания. Мол тоже вел себя нервно наутро. Все попытки найти Силой источник неприятностей провалились. Словно тайный агрессор маскировался или не находился на планете. Кошмары тоже повторились, и Сераси, тут же отметившая, что с супругом что-то не то, смущённо и неуверенно посоветовала провести ритуал обнаружения врага. Ведь должно же быть у джедаев нечто подобное? Оби-Ван только затылок почесал, посетовав на инерцию мышления. Сам ведь читал Литании Света, помогая Ксанатосу. Так с чего сейчас фигнёй страдает и склерозом? Перебрав мысленно Литании, Оби решил остановиться на классической «Светящиеся существа», дополнив «Дождем милосердия». Насколько хватало его знаний, самое оно для данной ситуации. Польза будет точно. Самое главное — настрой и наполнение Силой. А для усиления эффекта Оби решил привлечь Мола, на которого ритуал экзорцизма когда-то произвел огромное впечатление. Что сказать… Такого эффекта он точно не ожидал. *Коа́н — короткое повествование, вопрос, диалог, обычно не имеющие логической подоплёки, зачастую содержащие алогизмы и парадоксы, доступные скорее интуитивному пониманию.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.