Потерявшие любовь

Гет
R
Закончен
32
автор
Размер:
Макси, 305 страниц, 44 части
Описание:
Страшная болезнь поглотила почти все человечество, оставив после себя единицы выживших, которые еще пытаются спасти эту планету.Астрид слишком молода, чтобы размышлять настолько глобально. Единственное, что важно для нее - выжить любой ценой. У нее не осталось ничего: вся семья погибла от вируса, родной город сгорел, вынудив покинуть знакомые стены. Она даже не представляет, с чем ей придется столкнуться на пути выживания.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
32 Нравится 129 Отзывы 9 В сборник Скачать

Глава 31.

Настройки текста
Иккинг. —Ну что, по рукам? — спрашивает Элис, все еще стоя немного поодаль от кровати, к которой меня привязала. — Я отдаю тебе Литаниум, а ты позволяешь мне пойти с тобой. Нам нужно лекарство от А-2. Нам обоим. На последних словах она делает небольшой нажим голосом, словно я- глупый мальчик, и сам не понимаю, что без лекарства мы обречены. —Вместе будет намного проще его найти, ходят слухи, что где-то в округе есть поселение зараженных, куда сбегаются такие, как мы. Можно попробовать поискать их, может, они знают про лекарство больше. —А может, они уже все передохли, — сухо отвечаю, разглядывая бревенчатый потолок. —И такое возможно, но проверить, я думаю, стоит. Что нам еще делать-то? Что? —Ну, ты же что-то делала до моего появления. Жила, ела, пила? Книги читала? Протирала пыль с ненужного хлама? Чем ты занималась? —Я пыталась не сойти с ума от ужаса, что все потеряно. Постепенно смирилась, уже ведь ничего не изменить, так зачем лишний раз грызть себя. Что случилось, уже случилось. —Скажи это почти семи миллиардам, которые погибли от А-2. Я думаю, им придутся по вкусу твои взгляды. Что на счет моего оружия? Элис молчит, покусывая нижнюю губу. —Ты вернешь мне то, что забрала? Например, мою здоровую жизнь. Интересно, насколько она боится умереть в одиночестве? Насколько сильно поверила в надежду найти лекарство вместе? —Ну, если нет, тогда можешь меня не отвязывать. Я предпочту умереть сейчас, чем получить от тебя пулю в затылок из моего же пистолета. —А как же Литаниум? — голос Элис дрожит от неуверенности, кажется, я нажимаю на правильные рычаги. —Если я не успею его принести, то человек умрет. А если она умрет, то и мне жить незачем. Глаза Элис странно округлились, словно она услышала невероятную новость. —У тебя есть девушка? Это для нее ты искал лекарство? —Да, для нее. Продолжаю смотреть на собеседницу взглядом человека, которому нечего терять. Элис напряженно кусает губу, теребя пальцами коробку с Литаниумом. —Хорошо, если я отдам тебе лекарство, оружие и развяжу тебя, ты возьмешь меня с собой? Отлично, я пытался подвести ее под выбор, который она сама предложит, а не я потребую вернуть все законному владельцу. Теперь Элис будет думать, что сама решала свою судьбу. Глупая девочка. —Да, — уверенно отвечаю, глядя ей в глаза. Элис еще какое-то время ходит из угла в угол, не решаясь развязать меня, но потом все же подходит с ножиком в руках и разрезает веревки. Как только освобождаются руки, я резко тяну Элис на себя за плечи, переворачиваю, выхватывая нож, и вдавливаю в кровать всем телом. Резко вздергиваю нож, прижав лезвие к горлу девушки. —Что ты… —Молчи, — шепчу ей на ухо, склонившись настолько низко, насколько было возможно. Ее волосы пахнут ванилью, а на шее от страха резко выступили вены. Внутри рождается странное болезненное желание перерезать ей горло, но это было…словно не от меня, словно кто-то положил в голову абсолютно чужую мысль. А-2 уже действует? Это она так влияет на меня? Почти вижу, как нож перережет пульсирующую вену, как потечет черная кровь, стекая по шее и теряясь в прядях волос. Приходится стряхнуть головой, чтобы прогнать это наваждение. С силой отвожу руку с ножом от ее горла, от греха подальше. Я чуть не зарезал ее. Просто так. Элис пытается сбросить меня, свободной рукой перехватываю ее ладони и резко вздергиваю над головой, и она моментально затихает. Мы просто смотрим друг на друга, глаза в глаза. Двое зараженных, чьи дни без лекарства сочтены. —Чтобы убить тебя, мне даже оружие не нужно. —Тогда сделай это! — выплевывает она в лицо. — Потому что я устала жить, боясь, что завтра не проснусь! Я НЕ ХОЧУ ТАК БОЛЬШЕ ЖИТЬ! Давай! Убей меня! Избавь от этого дерьма! Она плачет и боится. Боится, что я действительно сделаю это. Резко встаю, оставив ее на кровати, забираю Литаниум со стола и свои вещи, что стояли в углу около входной двери в комнату. Наспех проверяю карманы, оружие, все ли хорошо сидит и не потеряется по дороге. Я больше не могу терять ни секунды. —А как же я? — слышу сзади сдавленный голос Элис. —Делай, что хочешь. Мне плевать. На этих словах открываю дверь и ухожу. Астрид. Солнце медленно перекатывается по небу, растягивая день в бесконечные минуты ожидания чуда. Не перестаю вглядываться в проулки, идущие от железнодорожной насыпи, словно вот-вот появится фигура Иккинга. Я так боялась пропустить этот момент, что готова сидеть тут сутками. —Так и будешь гипнотизировать улицы? — спрашивает Хедер, размешивая очередную порцию трав для меня. Все-таки, она старается мне помочь. —А что мне остается делать? Делать-то, все равно, нечего, — мрачно отвечаю, подставив руки под голову. Хедер садится рядом на кровать и кладет ладонь мне на плечо. —Послушай, Астрид. Если вдруг Иккинг… —Он вернется! Даже слышать ничего не хочу! Не даю Хедер закончить фразу. Не желаю слышать и решать, что мы будем делать, если Иккинг не вернется. Точнее, что они будут делать, со мной-то все понятно: умру у нее тут на кровати и все. Потом меня закопают где-нибудь на заднем дворе и забудут, что я вообще существовала. —Я понимаю, просто… Я делаю все возможное, но я тоже не Бог, чтобы излечить всех больных. —Ты хочешь заранее попросить прощения, что не спасешь меня? –вижу по ее глазам, что вопрос пришелся в самую цель. — Что ж, можешь не отвечать. Я прощаю тебя, Хедер, если вдруг Иккинг не вернется, и ты ничем больше не сможешь мне помочь. Прощаю, можешь быть спокойна. —Прости, Астрид… Я не… —Только давай договоримся об одном? Если он не вернется, а мне будет становиться все хуже, и если настанет такой момент, когда ты подумаешь «Лучше бы она умерла», то сделай одолжение — вколи мне снотворного смертельную дозу. Хорошо? Не хочу умирать, чувствуя, как легкие сжимаются до размеров теннисных мячей. —Я не смогу этого сделать, я же врач! —Погоди, как это называлось раньше? — не могу вспомнить это страшное слово. —Эвтаназия, — скупо отвечает Хедер. — Ты предлагаешь мне добровольно убить тебя? Нет, я не могу. —А если я буду корчиться у тебя тут на кровати? О, поверь, а я буду сильно корчиться, чтобы сниться потом тебе в самых страшных снах! Поэтому тебе же лучше будет сделать то, о чем я прошу. —Нет, Астрид, я не смогу, нет, не проси. Ты не понимаешь, о чем ты просишь. —Хедер, я прекрасно понимаю, о чем говорю. Мне хоть и двадцать лет, но я не глупая. Будь ты на моем месте, просила бы того же самого. —Но как? Я…нет, я не смогу. —Я смогу, — внезапно подает голос Сэм. –Когда настанет критичный момент, ты просто скажи мне, и я вколю тебе то, что надо. Если это облегчит твою смерть, то да, я сделаю это. —Что ж, хоть на этом спасибо, — не очень нравится обсуждать собственную смерть, но жизнь вынуждает это делать. –Так, теперь, когда мы решили, как и когда мне лучше помереть, может, поговорим о чем-нибудь хорошем? —Например? — Сэм усаживается к нам на кровать, стараясь уложить раненую ногу поудобнее. —Как ты встретила Иккинга? -спрашивает Хедер, и я на секунду теряюсь. –Если не захочешь рассказывать — твое право, но нам, все равно, больше нечем пока заняться. Слышу внизу звук приближающегося автомобиля, резко вскакиваю к окну, вглядываясь вниз. —Это рейдеры вернулись с очередной вылазки, Гас с компанией. Неплохие ребята, между прочим, — произносит Сэм, мельком глянув вниз. —Раньше я уже имела несчастье с ними познакомиться, поэтому позволь с тобой не согласиться, что они неплохие ребята. Хедер с Сэмом вопросительно переглядываются, спрашивая друг друга «как такое возможно?» —Не хочешь рассказать? Ни разу не слышал от наших рейдеров, чтобы они кого-то встретили. Обычно, если им удается найти выживших, они их привозят сюда. —А что они делают, если встречают зараженных? —Тут не могу сказать уверенно, но лично у меня от Тайлера приказ убивать всех зараженных, которых я встречу на вылазках. Ах вот как. —Ну, так что? Расскажешь про вашу встречу? —Как-то я набрела на деревню. Она была небольшая, домов пятнадцать, наверное. А эти рейдеры устроили там зачистку –согнали жителей в яму с фонарным столбом, приковали всех цепями и сожгли заживо якобы за то, что один из жителей укрывал зараженного. Хедер тихонько ахает, Сэм прожигаем меня напряженным взглядом. —Они были здоровы? Уверенно киваю. О да, они были здоровы. —Почему же они убили их? Они сожгли всех заживо? — полушепотом спрашивает Хедер. —Один из них сказал, что поступила информация, якобы в одном из домов удерживали зараженного, но я думаю, что это вранье. Будь хоть один зараженный, то вся деревня бы заразилась. А-2 не спрятать за замками. —Тогда зачем они сделали это? —После этой…зачистки… Рейдеры обшарили и вынесли из домов все, что могло им пригодиться: припасы, горючее, чистящие средства. —Боже мой! Как такое возможно, Сэм? Ты знал об этом? Сэм отрицательно качает головой. Конечно, не думаю, что рейдеры распространяются о своих методах добычи провизии. Более того, я уверенна, что они так поступали с молчаливого разрешения Тайлера. —Вот таким образом и добываются припасы для тех, кто живет здесь. —И для нас в том числе, — с ужасом произносит Хедер. –Боже… —Теперь вы понимаете, как я отношусь к местному сборищу съехавших с катушек фанатиков? Если бы не кашель, мы бы даже не остановились тут, скорее всего. —Но с чего ты решила, что это одни и те же ребята? — задумчиво спрашивает Сэм, словно все еще не верит, что его напарники по делу могу оказаться настолько гнусными типами. —Тот же знак — глаз орла в половине солнца, был нарисован и на их транспорте. Сомнений быть не может. —Почему мне Иккинг ничего не сказал, мы же видели их машину, когда уходили на вылазку? —А зачем? Вдруг, ты такой же? Расскажи он тебе, а ты возьми и пристрели за ближайшим углом, как лишнего и слишком много знающего свидетеля. —Как тебе удалось избежать сожжения? —Они меня не заметили. Я пришла уже к моменту, когда жителей поливали горючим. Рядом оказался Иккинг, который смог утащить меня и спрятать. Мы просидели почти сутки в темном подвале, пока рейдеры ходили над нашими головами, вынося все из домов. Внезапно в квартиру Хедер зашел один из приехавших рейдеров. —Приветствую! О, как вас тут много! Привет, — он пожал руку Сэму. —Здравствуй, Тим, как вылазка? Много насобирали? Много награбили? Сэм старался вести себя, как ни в чем не бывало. Мне лишь оставалось молчаливым укором убивать этого парня на месте одной силой моей ненависти. —Да ничего, средненький улов. Хедер, ты не могла бы посмотреть? Кажется, лодыжку вывихнул. Хедер молча кивает, все еще пребывая в немом шоке от сказанного мною. Извините, что приходится разбивать вам розовые очки, но реальность куда страшнее, чем мы можем себе представить. —Садись, снимай обувь, дай осмотреть. Тим внимательно изучает меня, скорее всего заметив, что я смотрю на него, как волк. —Новенькая? Чего такой взгляд суровый? Я же тебе ничего не сделал, а складывается впечатление, что дай тебе сейчас пистолет, тут же пустишь мне пулю в лоб. —Я не новенькая. —А чего злая-то такая? —При смерти нахожусь, вот и не вижу поводов радоваться, — хмуро отвечаю рейдеру и отворачиваюсь к окну. Видеть не могу этих подонков. —Ты ее научила таким манерам? –смеется Тим, обращаясь к Хедер. —Нет, она такая всегда была. Давай посмотрим, что у тебя тут. Пока Хедер проводит осмотр ноги Тим и Сэм перебрасывается с ним незначительными фразами о том, какие районы уже пройдены, какие дальнейшие планы и что еще необходимо найти. —Представляешь, нашли тут зараженного полуживого, он все просил помочь ему дойти до деревни какой-то. —Что еще за деревня? –спрашивает Сэм. —Как мы поняли, где-то недалеко от Портленда есть деревня зараженных что ли, или тот парнишка просто бредил. Он все стремился туда попасть, говорил, что там зараженных сотни. Прикинь? Сотни зараженных? Вместе? Недалеко от Портленда, где мы с Иккингом уже побывали один раз? Все это звучит, как бред умалишенного. —Зачем кому-то селить зараженных так близко к здоровому городу? — спрашивает Хедер, продолжая ощупывать опухшую лодыжку рейдера. —Не знаю, — задумчиво отвечает Тим. — Может, они сами там поселились? Это всего лишь бредни живого трупа, я бы не стал им особо верить. Но мысль интересная, надо будет ее проверить как-нибудь, если будем в тех районах. Проверить и сжечь всех к чертовой матери. —Вывих несерьезный, но пару дней советую поменьше ходить и прикладывать холод, -закончила осмотр Хедер. –Можешь идти, и будь осторожнее. Ведь скоро нас здесь уже не будет, и тогда тебе не к кому будет обратиться за медицинской помощью. —Спасибо, Хедер, я постараюсь, — Тим отсалютовал нам троим и, слегка хромая, вышел из квартиры. —Ты веришь ему? — спрашиваю Сэм, прикидывая в голове, чем в будущем это может нам грозить. Если не идти в сторону Портленда, то ничем. Ну, живут себе и живут, лишь бы остальным не мешали. —Не особо, хотя сама идея целого поселения зараженных — интересная. Иккинг Судя по солнцу, что ярко заливает своим светом пустые улицы, сейчас около полудня. На секунду вдыхаю полной грудью, закрыв глаза и чувствуя, как свежий воздух заполняет легкие. Сворачиваю на нужную улицу и уверенно направляюсь к железнодорожной насыпи. Ватные ноги подкашиваются, мешая перейти на бег. Сказывается многодневная усталость или симптомы А-2? Не уверен. Не могу не заметить начавшиеся изменения моего организма. Как-то ярче стало солнце, или весь свет, не могу понять. Приходится приставить ладонь ко лбу козырьком, потому что смотреть на яркий свет действительно болезненно. В остальном, пока вроде изменений не заметно. Если не считать маниакальное желание зарезать Элис, возникшее из ниоткуда. Как будто кто-то шепнул мне прямо в мозг «Убей ее». Я действительно чуть не сделал этого. Пришлось хорошо постараться, чтобы отвести нож от ее горла. Странное звериное чувство возникло внутри при этом, словно я хищник, а мне кинули кусок свежего мяса. Нет, не голод. А жажда крови. Если так пойдет и дальше, то я за себя не ручаюсь. Один перекресток сменяется другим, превращаясь в калейдоскоп разноцветных брошенных домов. Пустые глазницы окон, висящие на петлях двери, разбросанные по асфальту обрывки газет и каких-то вещей. Вот оно — лицо нашего мира. Грязное, полупустое, с черными дырами пустых городов и скелетами умерших людей. На очередном перекрестке присаживаюсь около старого почтового ящика с фамилией. Запрокидываю голову, подставляя лицо солнцу, пытаясь понять внутренние ощущения и малейшие изменения. Пока, вроде все также. Слышу позади легкий шорох, словно кто-то преследует меня. —Я слышу тебя, Элис. Выходи, хватит прятаться. Девушка выходит из-за угла одного из домов, робко держа перед собой синий рюкзак. —Ты все-таки пошла за мной. Девушка не отвечает. —Иди сюда, не бойся, садись. —А ты не убьешь меня, как только я подойду на расстояние вытянутой руки? —Хотел бы, уже убил. —В подвале мне показалось, что ты действительно хочешь меня убить. Элис аккуратно подходит и садится в двух метрах от меня. Все-таки боится. Может, оно и к лучшему, я сам себя начинаю бояться. —Это говорит в тебе вирус, — внезапно произносит Элис. –У меня было так же, странное желание внутри растерзать кого-то в клочья, прям зубами разорвать. Я чувствовала прямо в груди, словно кто-то рвется наружу, требуя крушить и ломать все, что попадается на глаза. Уверенно киваю, именно так, именно этого я и хотел. —Это самая первая реакция организма на вирус. —Расскажи, что будет еще, не хочу больше таких сюрпризов. До сих пор в голове не укладывается, что это действительно произошло, и теперь я обсуждаю с зараженной возможные последствия. Раньше про А-2 нам только передавали из уст в уста, что такие и такие симптомы, но ни разу я не слышал ничего непосредственно от зараженного. Что ж, теперь придется испытать все на собственной шкуре. —Больно смотреть на свет, поэтому я передвигалась в основном ночью. —Ночное зрение как приятный бонус? Элис отрицательно качает головой. —А-2 не приносит почти ничего полезного. Единственное, что я заметила — слегка притуплены чувства голода и жажды. То есть ты все также хочешь есть и пить, но уже намного меньше, чем раньше. —Что-то еще? —Жажда крови, только не голод, как у вампиров из книг. А желание убивать. Я бы назвала это так. —Как же ты с ним справлялась? Тайно убивала зазевавшихся незнакомцев? —Запиралась в подвале и, как ни странно, занималась уборкой. Точнее я по сто раз подметала одно и то же место, вцепившись в палку до онемения рук. Иногда переламывала ее пополам. Или в приступе бешенства начинала крушить все, что видела вокруг. —Отличная перспектива. Крушить и ломать! Подумать только… А если я захочу свернуть тебе шею? Или ты мне? Что мы тогда будет делать? —Я думаю, мы будем стараться не допустить этого. Поэтому я еще хотела пойти с тобой. Если я снова впаду в это состояние неконтролируемой агрессии, ты сможешь, например, связать меня. А когда пройдет — освободить. —Так и будем искать лекарство, связывая друг друга по очереди? —Ну, хоть что-то. Это лучше, чем перегрызть друг другу горло, — отвечает Элис, вглядываясь в проулок впереди. Замечаю там стаю псов, тех самых, что знатно потрепали нам с Сэмом нервы. Резко вскакиваю, доставая пистолет из-за пояса. —Иккинг? Что ты, успокойся, — Элис осторожно кладет ладонь мне на руку. –Они нас не тронут. —Это еще почему? Я уже пообщался с ними разок, главарь, думаю, меня еще помнит. —Они нас боятся, чувствуют, что мы…не такие, иные. —Что мы тоже звери? –медленно опускаю пистолет, наблюдая, как псы втягивают носом воздух и, разворачиваясь, уходят. —Вроде того. Мы еще пострашнее звери, чем они, — мрачно отвечает Элис. —А может догнать и перегрызть им глотки? —Зачем? —Как ты там говорила? Выпустить злобу. Вот зачем. —Тебе это ничего не даст. Это непросто контролировать, но все-таки можно. Поэтому если что… Если вдруг почувствуешь… —Что хочу вцепиться тебе в горло голыми руками? —Да, то сразу говори мне. —И что? Ты кинешься меня связывать? Элис кивает. —Не успеешь. Понимаешь, когда я прижал нож к твоему горлу, желание возникло настолько резко, что я испугался. Только лишь поэтому я не сделал этого. Боюсь, чем дольше я буду думать над тем, каким способами тебе можно оторвать голову, тем сильнее будет желание сделать это. Поэтому, когда оно возникнет в следующий раз, тебе лучше держаться подальше от меня. Я сильнее, ты кинешься меня связывать, а я тебя не позволю тебе этого сделать, моментально свернув шею. Элис заметно помрачнела. Я-то ее в приступе ярости смогу скрутить, а вот она меня — вряд ли. —Что же нам делать? — она была растеряна, не на такой вариант развития своих дальнейших поисков она рассчитывала. Никому не захочется ходить рядом с настоящим монстром. —Не знаю, посмотрим. Ты сделала свой выбор, решив пойти со мной. Еще не поздно передумать. Если хочешь — уходи. Но только не вини меня потом в том, что я пытался убить тебя, ведь я не знаю, чего ждать от самого себя. Встаю и направляюсь к высотке, до которой осталось рукой подать. А у меня впереди еще разговор с Астрид. Как я ей скажу, что заражен? Как это сделать? Как посмотреть ей в глаза и увидеть там эту боль? —Ну, что? Идешь со мной или как? — спрашиваю Элис, даже не оборачиваясь. Судя по шагам, быстро догнавшим меня, она сделала свой выбор. —Только у меня одно условие, — говорю себе за спину. —Какое? —Когда я подойду к высотке, ты спрячешься за углом и не будешь высовываться. Даже чихать запрещаю. Если ты хоть как-то выдашь, что я пришел не один, честное слово, я продырявлю тебе голову. Понятно? —Да, я поняла. Это не мое дело. Не моя проблема, поэтому делай то, что надо, и уходим. —Отлично. Уже через пятнадцать минут впереди между домами показался забор-сетка, окружающий высотку. Я у цели. Осталось совсем немного, и Астрид получит свое лекарство. За три дома до заветных ворот велю Элис остаться на месте и ждать меня тут, чтобы ни случилось. —Ты вернешься? –она все еще сомневается в моих намерениях. —Да, -устало потираю переносицу, зажмурив глаза. –Я надеюсь на это. На посту, как всегда, сидел Ли. Он увидел меня еще на подходе к высотке и радостно подскочил, размахивая свободной рукой. —Иккинг, брат! Ты вернулся! Удалось найти лекарство? Чего встал, как вкопанный? Проходи давай, неси лекарство своей девушке, брат. Наклоняю голову, чтобы не было видно моих черных глаз. Не к чему пугать его раньше времени. —Привет, Ли. Я пройду, да, чуть позже. Сейчас срочно позови Хедер, Сэма и Астрид. Срочно. —Что-то случилось? Иккинг, брат, ты пугаешь меня. —Я СКАЗАЛ, СРОЧНО! — кричу на всю улицу, Ли вздрагивает и убегает внутрь. Время растягивается, капая на сердце раскаленной лавой, прожигая его насквозь. Томительное ожидание конца. Конца нашего с Астрид совместного пути. Найти лекарство от А-2 у меня шансы крайне малы, поэтому…стоит готовиться к худшему. Мы больше никогда не увидимся. Никогда не будем вместе. Астрид. Сбиваясь с ног, в квартиру Хедер влетает Ли с винтовкой наперевес. Он сильно запыхался, словно преодолел все десять этажей одним махом. —Иккинг, — только и мог сказать он. —Иккинг вернулся?! — подскакиваю с кровати, не в силах держать себя в руках. Он смог! Он справился! Он нашел лекарство! –Он вернулся? Он внизу?! Да не молчи же! Ли кивает, упершись руками в колени и пытаясь отдышаться. —Просил вас троих срочно вниз! Хедер хватает со стола подготовленную заранее аптечку со шприцами и прочими медицинскими вещами, чтобы сразу сделать мне укол. Мы втроем моментально подрываемся с мест и бежим к лестнице. Я стараюсь контролировать дыхание, делая короткие и быстрые вдох-выдох, чтобы не потерять сознание, не добежав до первого этажа. На эмоциях я даже не заметила, что Ли выглядел скорее испуганным, чем радостным. Иккинг. Пока Ли нет, подхожу к сетке, пропихивая за нее белую коробочку с Литаниумом. Толкаю как можно дальше от себя и снова отхожу на несколько шагов назад. Так будет лучше для всех. Слышу возню на первом и этаже, а потом появляется она. Астрид. Она бежит впереди всех, прижав одну руку к груди. Ее волосы развеваются от бега, а лоб блестит от пота. Она сейчас так прекрасна. Увидев меня, расплывается в счастливой улыбке. Боже, как же я люблю ее. Астрид кидается к воротам, но я резко кричу на всю улицу: —Стой! Астрид! Стой на месте! Следом появляется Хедер, Сэм и запыхавшийся Ли. Думаю, Тайлер тоже скоро подтянется, не может же он пропустить такое важное событие. Астрид в недоумении останавливается, замерев на месте. —Иккинг? Что происходит? —Просто стой, где стоишь! Не подходи ближе! А затем я делаю то, что убьет ее. Я медленно поднимаю на нее свои черные, зараженные глаза. Астрид. Это сон. Снова кошмар. Я опять вижу Иккинга зараженным, значит, мне это сниться. Это таблетки, что дала мне Хедер, все еще действуют. Очередной кошмар, не иначе. Иначе просто быть не может. Но все настолько реально? Это все реально? Немой крик застревает в горле, мешая дышать, думать, жить. Это не сон, не кошмар, это моя реальность, обрушившаяся тяжелой снежной лавиной на плечи. Она вот-вот переломит мне хребет, навсегда пригвоздит в земле. —Не смей делать ни шага больше в мою сторону! –кричит Иккинг. –Стой на месте! А я продолжаю смотреть в его угольно черные глаза и терять, терять… Терять его, нас, терять себя в глубине его взгляда. Все потеряло смысл: высотка, люди за моей спиной, лекарство от проклятой жидкости в легких. Мир растворился, оставив нас наедине друг с другом. Есть только я и он, словно две одинокие звезды на пустом небосклоне. И целая пропасть между нами. Ее не перейти, не сделать шаг навстречу друг другу. По щекам побежали слезы, я чувствую их соленый вкус на губах. Иккинг. Я потеряла его, не спасла, не уберегла. Чувствую, как подгибаются ноги, словно из них вытащили кости. Падаю на колени, хватаясь руками за сетчатый забор, словно он — моя последняя опора в этой жизни. —Иккинг, — хриплю, — почему? Как? Когда? Сердце забыло, как биться, а легкие отказались пускать хоть каплю кислорода. Но это неважно, ничего теперь неважно. Все, абсолютно все вокруг потеряло смысл. Иккинг сделал то, что обещал — нашел Литаниум. Но какой ценой? Ценой собственной жизни. —Иккинг, что происходит? — слышу, как далеко из другой жизни говорит Сэм у меня из-за плеча. Его слова долетают, словно из-под толщи воды — размыто, расплывчато. Не желаю ничего слышать, ничего видеть, кроме него — моего Иккинга. —Я заразился, Сэм. Неудачная вылазка. Литаниум на земле, -он кивает на белую коробочку, которая лежит недалеко от моих ног. -Заберешь, как только я скроюсь из виду. Хедер, сделай ей укол как можно скорее. Не хочу, чтобы… Чтобы это все было зря. Он говорит все это Сэму, но не отводит от меня взгляд. Иккинг плачет, как и я. Мы оба плачем над тем, что потеряли. Слезы тихой скорбью омывают наши лица, стекая по щекам, по шее. —Иккинг! Ты заражен?! — кричит Ли и резко вздергивает винтовку. — Сэм, чего ты стоишь?! Его же надо убить, это приказ Тайлера! Сэм резким движением выворачивает Ли кисть и отбирает оружие. Слышится хруст ломаемой кости, а затем крик. —Ты мне руку сломал! Да что с вами такое?! Его надо пристрелить! —Я сейчас сам тебя пристрелю! — грозно произносит Сэм, направляя дуло в лицо Ли. — Даже глазом не моргну. —Брат, ты что? С ума сошел? Он же зараженный! —Заткнись! Просто заткнись! Не испытывай меня! — шипит Сэм. —Что ты будешь делать дальше? — внезапно подает голос Хедер. —Искать лекарство, — мрачно отвечает Иккинг, продолжая смотреть на меня так, словно в последний раз. –Что мне еще остается? Кто знает, может, я больше никогда его не увижу. Никогда не обниму. Никогда не скажу ему, как сильно его люблю. Мне хотелось кричать о том, как он пророс в каждой клетке моего тела, как заполнил всю мою жизнь, как поселился в душе. Если бы это что-то могло изменить, вернуть время вспять, предоставив нам еще один шанс. Он — моя опора, мой луч света, мой единственный смысл жить. —Я найду лекарство от А-2 и вернусь. Верь мне и жди. Просто дождись меня. Я найду тебя, где бы ты ни была! —Я пойду с тобой! — пытаюсь подняться, цепляясь за сетку и приводя тело в вертикальное положение. —НЕТ! — кричит Иккинг, отшатываясь еще на пару шагов назад. — Не смей! —Ты меня не остановишь! — хочу кричать, но горло отказывается. Получается лишь хрип. — Я пойду с тобой! Ты это знаешь! До конца, до самой смерти! Помнишь? —Нет, Астрид, — говорит Иккинг. — Я не позволю тебе пойти со мной, только не так. Я не позволю тебе! —Да мне плевать на себя, понимаешь?! Без тебя я — никто! Я жить без тебя не хочу и не буду! Не нужно мне никакое лекарство, если рядом не будет тебя! Встаю и, держась за забор-сетку, продвигаюсь к воротам, которые все еще закрыты. —Я не прощу себя, если позволю тебе заразиться от меня! Как ты этого не понимаешь?! — вопит Иккинг, яростно размахивая руками. Ворота все ближе. Подхватываю с земли Литаниум. Еще несколько шагов и я уйду. К черту все! —Плевать! Мне плевать! Я без тебя не выживу! —Я не могу собственноручно убить тебя, любимая…-говорит Иккинг, и в этот момент у меня сносит крышу. — Сэм! Останови ее! Когда я уже почти открыла замок на воротах, сзади подлетает Сэм и, обхватывая меня за талию, поднимает от земли и тащит прочь. —Отпусти меня! Это не твое дело! Я убью тебя, Сэм! Отпусти меня, твою мать! — наполовину кричу, наполовину хриплю, лупя кулаками по рукам Сэма, которые мертвой хваткой держат мое дергающее тело. — Не смей меня трогать! Отпусти! —Иккинг, уходи! –кричит он. —Прости…-еле слышно произносит Иккинг. –Я не справился. Он опускает голову, и я вижу, как дергаются его плечи. —Сэм, береги ее, — мертвым голосом говорит мой единственный родной человек. –Пожалуйста. —Хорошо, -даже у Сэма голос слегка дрогнул. -Прощай Иккинг! Давай! Иди уже! Иккинг в последний раз поднимает на меня взгляд и уходит, скрываясь за поворотом ближайшего дома. А я начинаю еще более неистово дергать руками и ногами, пытаясь задеть Сэма, чтобы он, наконец, отпустил меня. —Тварь! Отпусти меня! Чтоб ты сдох, Йоргенсон! Я тебя придушу! Клянусь богом, я прострелю тебе голову! Кто ты такой, чтобы не пускать меня! Отпусти! Только что я потеряла единственный смысл своей жизни. Он был всем для меня. Тем маяком в пучине ужаса, ради которого я готова сворачивать горы. Как и он за меня. Именно это он и сделал — свернул горы, нашел лекарство и спас меня. А я не смогла, не справилась, не уберегла его. Когда Иккинг скрывается из виду, а мои попытки вырваться все больше походят на дерганья отчаянного, Сэм отпускает меня, аккуратно ставя на землю. Ноги тут же подгибаются, и я снова падаю на колени. Коробочка с Литаниумом вылетает из руки, да и черт с ней. Беззвучно смотрю туда, где только что стоял Иккинг, словно не веря в то, что это все действительно произошло с нами. Мы через столько прошли вместе, столько пережили. Ради чего? Ради того, чтобы А-2 все-таки победила? Вот так нелепо? Так глупо? Хрипло кричу на всю улицу, срывая голосовые связки. Кричу по тому, кого я потеряла.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты