Смена полярностей

Гет
PG-13
В процессе
94
Размер:
планируется Миди, написано 53 страницы, 8 частей
Описание:
Петунья и Вернон Дурсль в ужасе - все, что написано в ЭТИХ книгах, неужели это правда? Срочно нужна защита, и пару капель валерьянки, а лучше бренди.
Подать сюда Северуса Снейпа.
Примечания автора:
Несколько авторских уточнений
1) В заявке указано Уизлигадство, однако я против данной метки, поэтому оставим их в нейтралитете
2) Пейринг к которому, разумеется ещё нужно будет прийти, Гарри/Гермиона. С ним все трудно. Так как я бы хотел Драмионы. Однако, думаю что до этого мы еще просто дойдем и в шапке не буду указывать никакой.
3) Мне также любопытно мнение читателей об образе Снейпа, нужно ли добавлять ООС, и как вы относитесь к ОЖП в фэндоме
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
94 Нравится 58 Отзывы 42 В сборник Скачать

Часть 3, в которой тошнит профессора Макгонагалл

Настройки текста
      Северус глубоко вздохнул и прочистил горло. Преподавательское ремесло отнимало немало энергии, и если до этого учебного года это было просто «сложно», то нынешнее первое сентября, принесло в два раза больше волнений. Мысленно мастер зелий загибал пальцы, каждый из которых олицетворял его проблемы.       Для начала, а этого уже было достаточно, чтобы глотнуть живой смерти», в Хогвартсе появился Волан-де-Морт. Пусть на чужом затылке, пусть без былого могущества и даже без волшебной палочки, но все-таки. Квирелл внушал Снейпу невероятное отвращение, более того даже смотреть в сторону заикающегося тюрбаноголового было неприятно. Но Дамблдор попросил его присмотреть за новым преподавателем. Конечно, имелась в виду помощь в адаптации. Но она, именно что, лишь имелась в виду. В остальном, и зельевар и директор, отлично понимали, о чем идет речь. Сколько людей ещё свалится на его голову. И всеми-то нужно присматиривать. Детский сад Северуса Снейпа.

***

      « – Северус, тебе хорошо известно, что эта должность неблагополучна, – директор мягко спустился с помоста, где располагался его рабочий стол. Позади, как и всегда копошился Фоукс, Северусу всегда казалось, что птица терпеть его не может, так как в каждый его приход, он издавал крякающие звуки, – Однако, не смотря на твое желание занять это место, я бы хотел попросить тебя помочь Квиринусу адаптироваться. Он весьма, – Альбус пожевал губами, – не уверен в своих силах, потому, ему требуется ментор.       – Вы полагаете я подхожу для подобного? – холодно проговорил Снейп, не отводя взгляда. Он знал, что Дамблдор любит игры в гляделки, а признает лишь тех, кто выдерживает длительные переглядывания.       – Ты, Северус, подходишь для подобного как никто другой.       Директор улыбался, однако Северус отлично знал, что означает эта улыбка. Альбус чувствовал себя победителем в этом диалоге, он упивался превосходством над Снейпом, играя в ту игру, правила которой устанавливал сам. Впрочем, принц-полукровка знал его шаги наперед, и оттого такая политика старца не удивляла и не коробила его. А вот мысли о Квиринусе, который мало того, что занял его место, так еще и делил тело с душой Темного Лорда, коробили еще как.       – Если вы так считаете, то разумеется. Это все?       – На сегодня да, мальчик мой. Позволь дать тебе один совет, – Альбус окликнул его уже в дверях, – не пытайся взять на себя слишком много ответственности, ты в последние дни выглядишь устало.       – Да, директор, я постараюсь.       Они играли в кошки мышки, при том, что никто не желал быть мышкой. Два кота на поле боя. Явно не выгодная расстановка сил для Дамблдора».

***

      Помимо трудностей с Квиреллом, существовал философский камень, который в июле привез Хагрид. На внеочередной планерке Дамблдор объявил о необходимости разработать защитные меры для охраны камня. При этом, он попросил не мудрить, ибо «простота обычно куда страшнее». Такая витиеватая фраза прикрывала необходимость установить простые ловушки, настолько простые, что первокурсники с ними легко бы справились.

***

      « – Альбус, вы уверены, что огромные волшебные шахматы – лучшее, что я могу предложить для защиты?       Северус ухмыльнулся. Старая кошка была невероятно проницательна. Она будто видела директора насквозь, но не смела, мешать, то ли из глубокого уважения, то ли из-за страха. А может быть, в ней боролись два этих чувства.       – О, Минерва, конечно. Это весьма мудрёная защитная система. Ни один вор, если кто-то решится им стать, не будет ожидать подобного. Уверен, это будет неожиданностью.       Макгонагалл поджала губы, однако перечить не стала. Неординарные причуды директора ни разу еще не подводили.       – Ядовитые споры подойдут в качестве защиты? – осторожно спросила профессор Стебль, задумчиво теребя краешек шляпы, – у меня как раз есть несколько семян. Если постараться, то к началу учебного года они как раз взойдут.       Директор перевел взгляд на полную волшебницу, благодушно улыбаясь ее предложению.       – Помона, мы ведь не можем вершить правосудие, даже воры не заслуживают такой судьбы. Думаю, что дьявольские силки подойдут для защиты как нельзя лучше, – Снейп явственно услышал, как профессор пробормотала «эти тоже убить могут», но чуть громче произнесла:       – Свойства силков проходят уже на первом курсе, только дурак не знает, что они боятся света. Надежными защитниками они не станут.       – Волшебники часто забывают азы, которые не используют. Так устроен человек, и потому, как я уже говорил, мы сыграем на простоте.       Для кого-то весь этот бред про простоту мог сработать. Например, Хагрид, который смотрел директору в рот, и выполнил бы любую его просьбу, какой бы странной она ни была, точно не сомневался, что эта «философия» имеет реальное основание. На деле же, и Северус это прекрасно осознавал, Дамблдор хотел, чтобы Гарри добрался до камня, и едва ли ядовитые споры ему в этом помогли бы.       – Северус, а ты мог бы поставить защитой ту задачку с зельями, помнишь? По-моему она весьма не дурна.       – Как скажете, – сухо, Северус, сухо даже для тебя»

***

      Помимо всего вышеперечисленного, что уже давало повод для постоянного употребления либо спиртного, либо успокоительного, был еще Гарри, обещание Лили улучшить его отношения с Драко, и договор с Люциусом.       Чтобы сделать первые шаги к выполнению последних двух задач, Северус решил изменить вектор встречи Драко и Гарри, но для этого следовало постараться.       – Если бы ты знала, Лили, как ты легко отделалась…

***

      Большой зал всегда внушал некий трепет. Северус помнил, как на первом курсе был очарован красотой небесного потолка. Он и по сей день заходил сюда, испытывая неясные смешанные чувства восхищения и осознания. Волшебство, все же теряло некоторую загадочность, когда магу становилась ясна его природа. А Северус уже не был мальчишкой, которого было легко впечатлить. Он привык приходить к завтраку самым первым, и сегодня эта привычка должна была сослужить ему важную службу.       Минерва занимала место по левую руку от директора, сам он сидел через два места от нее. Эльфы домовики уже расставили приборы, а в воздухе витал аромат яичницы с беконом и пирога с патокой. Приятный запах забирался в нос, бесцеремонно и резко, заставляя желудок выплясывать невообразимые кульбиты. Впрочем, возможно такое состояние было обусловлено поступком, который зельевар собирался совершить. Проглотив слюну, Северус воровато огляделся. Ни капли не подозрительно, ну вот ни разу. Затем достал из кармана мантии небольшой пузырек с мутноватой серебристой жидкостью, откупорил и вылил его в бокал, который принадлежал Минерве. В одно мгновение шипучая жидкость укрыла донышко, и расползлась по стенкам, будто впитываясь в металл, обволакивая его, покрывая едва заметной пленкой. Северус заглянул в бокал – пусто. Все содержимое флакончика распределилось по поверхности и стало абсолютно незаметным. Даже, если бы профессор трансфигурации знала о том, что нужно искать, она бы не обнаружила тонкой пленки.       Гордись, Северус, ты изобрел потрясающее зелье, которое не оставляет следов. Теперь можешь травить всех, кого вздумается.       На деле, ему лишь нужно было вывести из строя Макгонагалл, для того, чтобы занять ее место на церемонии распределения. Уверенность, в том, что именно ему директор поручит встречу первокурсников была небезосновательной. Как-то Альбус обмолвился, что подобный опыт не помешал бы принцу в его педагогической практике. Тогда, Снейпу даже думать не хотелось о том, что он должен будет стоять рядом с табуретом, держать шляпу и выкрикивать разномастные имена первокурсников. И все же, своими сегодняшними действиями, он приближал этот момент. Конечно, доля риска, было нелегко.       Когда Макгонагалл, переговариваясь с чудаковатой Сивиллой, вошла в Большой зал, Северус уже поглощал ломтики бекона, и вид имел самый невиновный из всех возможных. Не удивительно, что когда Минерва, потеряв всю хладнокровность и невозмутимость, оказалась на пороге его кабинета, требуя сварить зелье от отравления, она и предположить не могла, что автором ее отравления также являлся Северус Снейп.       – Инцендет с профессором ставит под угрозу привычную церемонию распределения, – туманно произнес Дамблдор на экстренной планерке,– вариантов на замену у нас несколько, – он обвел взглядом подпрыгивающего Флитвика, отстраненную мадам Трюк, Квирелла, чей глаз дергался, точно желал покинуть кабинет немедленно, не дожидаясь хозяина, а также Помону Стебль и Северуса. Остальных преподавателей директор на планерку не позвал. Снейп мог понять его мотивы. Сивилла, выдающая всем новичкам вместе со шляпой парочку смертельных предсказаний, или например Хагрид, который уронил бы «певицу» больше раз, чем водрузил бы на чью-то голову, были не лучшими кандидатами. Даже Филч бы справился лучше. Хотя, учитывая его склонность к пыткам… Впрочем, разумеется Альбус не доверил бы такую важную церемонию, тем более в год поступления Гарри, лесничему или завхозу, да и даже профессору Бинсу, которого в кабинете также не наблюдалось. С Хагрида было достаточно проводить малышей до замка. Профессор Вектор еще не вернулась из Лондона, она, как и Синистра приезжали на Хогвартс-Экспрессе. Профессор Кеттлберн отпадал в виду отсутствия левой кисти – подобной вид мог смутить первокурсников. Ну, а преподавателя магловедения не так могли воспринять будущие воспитанники его факультета. Слизеринцы не упустили бы возможности донести родителям, что вместо Минервы им на голову шляпу надевала осквернительница крови. Даже Квирелл и тот, не смотря на присутствие, казался странным кандидатом. Ибо, все уснули пока он называл бы имена.       – Я вполне могла бы заменить Минерву.       – Ваше желание очень ценно, Помона. Однако, мне потребуется ваша помощь как раз перед распределением. Поэтому, я счел наиболее подходящим кандидатом вас, Северус.       Изобразить удивление. Изобразить удивление.       – Оу, это…­ – необходимость подобрать нужные слова была вполне реальной. За собственными размышлениями о других, он совсем не подумал, что будет отвечать, – неожиданно.       – Чудесный выбор, – этот карлик, что издевается? Северус готов был отдать голову на съедение гипогрифу, что директор просто мечтал поставить его в положение наиболее неловкое. А, учитывая некоторую социопатию Северуса и его репутацию среди учащихся старших курсов, это был весьма неплохой вариант поместить его в дискомфортную среду. Флитвик, пожалуй, мог желать того же.       – Северус, я расскажу вам нюансы. Остальные могут быть свободны. И, – добавил директор, пряча улыбку в бороде, – постарайтесь остаться в полном составе к ужину.       Первая часть плана была выполнена успешно. Подумать только, ради просьбы погибшей любимой женщины, Северус проворачивал такую аферу. Профессор трансфигурации весьма недвусмысленно выворачивалась наизнанку у себя в туалете, и все потому, что ему необходимо было предотвратить неправильное знакомство Гарри с Драко.       Разумеется, Северус хорошо знал, что первое знакомство согласно книгам у мальчишек уже должно было состоятся, но Люциус со своей просьбой, так, кстати подвернулся, что у Снейпа было время поговорить с Хагридом, пока тот покупал сову, и убедить его не ходить в магазин с мантиями мадам Малкин, где согласно книгам, Драко настроил бы Гарри против себя. Ну, а чтобы не столкнуть мальчиков в поезде, Северус попросил Гарри накинуть на себя морок – специальный артефакт скрывал от всех его шрам. Еще один подарок от Снейпа. Без шрама Гарри не привлек бы к себе лишнего внимания. Хотя, и эта часть плана была более чем рискованной.       Поезд прибывал в Хогсмид вечером, и до этого времени Снейп планировал выпить огневиски в «Трех метлах». Конечно, пить перед таким важным событием не следовало. Лили, бы не одобрила – пронеслось в голове зельевара, когда он залпом осушил бокал с крепким напитком. И все же, это именно он выкручивается столь абсурдным образом из ловушек Дамблдора, травит коллег, и заключает договора с бывшими пожирателями.       – Тяжелый день? – мелодичный голос оторвал Снейпа от внутренних перечислений собственных прегрешений. Рядом на стул опустилась молодая ведьма. Ее волшебная палочка, закрепленная на поясе, болталась, норовя зацепиться за стойку. Волшебница была весьма не дурна собой, а рыжие волосы, выбивающиеся из-под капюшона редкими кудряшками, придавали ей схожести с Лили. Вот только глаза – карие с редкими желтыми крапинками, делали ее образ совсем иным.        – Настолько, что разговоры почти не входили в мои планы, – буркнул Северус, стараясь не смотреть на непрошенную соседку. Волшебница отчего-то звонко засмеялась и рукой подозвала бармена.        – И все-таки, вы сказали «почти». Займу-ка я это «почти» своим присутствием. Одну порцию тыквенного сока, пожалуйста, – она вела себя так, будто они были знакомы, впрочем, по возрасту девушка как раз походила на его ровесницу. Могли даже учится вместе. Приняв бокал, ведьма улыбнулась, обнажив белые зубы. Северус невольно приметил обаятельную щербинку, – Я Элис, Элис Пруэтт.        – Пруэтт, – произнес Северус, прежде чем успел сообразить, что переспрашивать было невежливо. Однако Элис не оскорбилась подобной реакции, и даже еще шире улыбнулась.        – Верно, я дочка Игнатиуса Пруэтта и Лукреции Блэк. Младшая, если быть точной. Впрочем, я давно уже с родней не общалась. Да и мамы не стало в начале года… – она не выглядела грустной, хотя в глазах на секунду и промелькнула горечь, – но, зато теперь я больше никогда не услышу этого имени «Элисенция». Хотели бы, чтобы вас звали как какое-нибудь зелье от угрей? Кстати, а вы…? – девушка внимательно осмотрела Снейпа.        Северус не мог объяснить собственных эмоций. С одной стороны Элис, как ураган ворвалась в его личное пространство, бесцеремонно растолкав волнение и одиночество. С другой, она появилась слишком внезапно. А в книгах никогда не упоминалась. Не значило ли это, что его решение прийти сюда, вызванное утренними событиями, поменяло ход истории и вывело на сцену нового персонажа. Она столь просто говорила о семейных и глубоко личных вещах, будто совсем не заботилась о собственной репутации, или репутации дома. А ведь Лукреция в девичестве принадлежала к семейству Блэк. Так что ­– Элисенция объединяла в себе два чистокровных семейства магической Британии. А держалась, будто ничего не знала об этом.        – Северус Снейп, я преподаю в Хогвартсе, как раз зельеварение. И, чтобы вы знали зелье от угрей называется «Холистиал».
Примечания:
Мне важно мнение читателей о новвоведенном персонаже. Это может быть, равно как может и не быть, важный участник повествования. Однако, пока я не уверен, стоит ли оставлять ее на постоянной основе.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты