Начнем сначала?

Гет
NC-17
Заморожен
14
автор
Размер:
Макси, 19 страниц, 6 частей
Описание:
- Никогда не извиняйся за то, что тебе плохо.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
14 Нравится 3 Отзывы 4 В сборник Скачать

IV(II)

Настройки текста
— Подслушивать некрасиво, Забини. Или вас всех этому на Слизерине учат? Гермиона быстро потеряла интерес, когда поняла, кто стоит перед ней. Они заочно знали друг друга и пересекались в клубе Слизней, но ничего большего. Итальянец никогда не проявлял к ней особого внимания в виде оскорблений (внешности и происхождения), в отличие от своих друзей, из-за которых, как она уверена, он и стоял перед ней. — Что? — Блейз решил не углубляться в слова девушки и продолжил уговоры. — Ты, как самая умная, справедливая, рассудительная и честная девушка в школе, — Гермиона закатила глаза от такой прямой лести. Лестница остановилась, она встала перед ним в ожидании продолжения, которое незамедлительно последовало. — должна понимать, что никто не должен вылетать из школы из-за своих ошибок. — Знаешь, а мне как раз кажется, что именно из-за этого и надо отстранять от занятий. Если кто-то правда исправился и хочет остаться необходимо всего лишь приложить усилия и попробовать не ошибиться на этот раз. Написать эссе на тему: «Я прилежный студент» можно и без меня. — Да, но ты так прекрасно пишешь и, к тому же, всегда лучше других знаешь, как сделать все правильно. — Если кроме лести у тебя ничего нет, я пойду в библиотеку. До встречи. — Нет, подожди! — В голосе парня прозвучали нотки отчаяния. — Ладно, ты права. — Неужели? — Все, кто правда хочет, исправятся и без твоей помощи. И, на самом деле, таких большинство. Но есть особенные личности, которым нужно немного помочь, понимаешь? Подсказать путь, если можно так выразиться. — Ну и отлично! Ты так прекрасно рассуждаешь и сам все знаешь. Подсказывай и помогай им сам, без меня. — Минерва не разрешила мне влезать в дела других учеников, пока я не разберусь со своими. Если ты читала список, я тоже там есть. Один отчет в месяц, кажется. Ну, и главная причина в том, что я хочу сохранить с ними дружбу, а это будет сложно, если я буду выступать от лица школы и министров. Уже не просто. — Вы поэтому ругались с Малфоем сегодня? — Несмотря на то, что Гермиона обещала себе не спрашивать, она не смогла сдержать любопытство. — Видишь, ты еще и очень проницательная. — Не удержался от очередного подхалимства Забини. — Это и правда так. Он один из тех, из-за кого я стою перед тобой. Его попытки сделать все возможное, чтобы вылететь из Хогвартса не прекращаются, и когда мы узнали об этой затее, Драко сразу стал придумывать текст для скорейшего отчисления, но он не понимает, что его случай другой и от вылета в Азкабан всего один шаг. А я не могу стать мамочкой и каждый раз объяснять ему, как можно жить, а как нет, — последовало неожиданное признание, произнесенное за несколько секунд, как на духу. — Предлагаешь стать мамочкой мне? — Гермиона вдруг подумала, что звучит это ужасно, но продолжила. — В любом случае, найдут кого-нибудь другого. Много желающих жить в отдельной комнате и получать деньги за такую простую работу. — В этом ты права. И в этом самая большая проблема. Второй кандидат — Уизли. — Рон? — Да, и, думаю, глупо говорить, что он откажется, так же как глупо верить, что он не захочет, чтобы мы все были отчислены в первый день. — Он не такой и никогда бы не поступил так, — Гермиона сразу начала защищать друга, хотя знала, что слова Забини близки к правде. — А мне кажется ты так не думаешь, — Блейз широко улыбнулся, зная, что прав. — Уизли никогда не был особо терпим… — Как и твои дружки. — Как и мои дружки. Но сейчас у него есть шанс отомстить, и он его использует. — Почему ты думаешь, что я не использую? Почему ты считаешь, что многочисленные страдания, принесенные мне твоей шайкой, не отражаться на отчетах? — Смеешься? Да у тебя же обостренное чувство справедливости. И, я уверен, ты знаешь, что напуганные дети и настоящие Пожиратели смерти не имеют ничего общего. — Ты слишком мало меня знаешь для такой уверенности. И даже если это так, подобное можно сказать почти про всех в списке, но есть… Как ты выразился? Особенный личности. — Драко, Тео и Пэнси. Я понимаю твою личную обиду и прошу прощение за их поведение… — Какая личная обида? Они сидели за одним столом с Волан-Де-Мортом. Малфой даже принял метку, если я не ошибаюсь? — И я не буду их оправдывать. Каждый из них зашел слишком далеко, у каждого есть причины, но не мне их озвучивать. Я знаю, что они неплохие люди, и надеюсь, ты достаточно свободна от предрассудков и тоже это узнаешь, когда… — Соглашусь на предложение МакГонагалл, — закончила за него Гермиона. — Угадала? — Именно. Ну что, я тебя убедил? — Тем, что у меня появится возможность поближе познакомиться с компанией слизеринцев? Нет. Я все-таки пойду. Но попытка засчитана, — девушка вновь направилась в сторону библиотеки. — Три минуты. Дай мне еще три минуты! — Гермиона шумно выдохнула, но остановилась. — Драко рассказал мне кое-что. — Слава Мерлину, он серьезно? — Грейнджер не знала, что делать и говорить. В голове всплывал лишь ее монолог о своих проблемах, на которых слишком легко спекулировать. Чувство уязвимости сразу отразилось на лице. — Тебя будто водой облили. Не знал, что это секрет. Он просто рассказал, что видел тебя на всех судебных заседаниях этим летом. — Что? Какие заседания? — Гермиона все еще была растеряна, но уже поняла, что ей не о чем переживать и успокоилась. — По многочисленным делам приближенных к Лорду. — Боже. — Что-то не так? — Нет, все просто замечательно, — она окончательно облегченно выдохнула. — Продолжай. — Так вот, я тут поразмыслил. И на это может быть только две причины. Первая: ты искренне переживаешь за преследуемых и хочешь помочь невиновным. А значит, тебе автоматически понравиться эта работа, — Забини выжидающе смотрел на Гермиону. — Нет. — Хорошо. Вторая: ты хочешь пополнить состав Визенгамота. А тогда опыт с историями людей, которые смогли оправдаться, тебе просто необходим. — Тоже мимо. — Подожди, а что ты тогда там делала? «Сбегала из переполненного дома под видом важной причины.» — Боюсь три минуты вышло. Пока, Блейз, — на этот раз однокурсник ее не остановил и она пошла напрямую в свое любимое место в школе. — Хотя бы подумай! — отчаянно послышалось из-за спины. Несмотря на то, что на первый взгляд, разговор оказался достаточно непродуктивным, Гермиона и правда задумалась. В первую очередь о тех самых скрытых причинах, о которых говорил Забини. Она думала о мотивах приспешников Тома Реддла и раньше, на тех же заседаниях, и все сводились к странным убеждениям, пустым обещаниям и злой натуре. Но ничего из этого нельзя было в полной мере отнести к старшекурсникам слизерина. Конечно, убеждения их были такие же, как и у родителей, но даже по общению с собой и своими друзьями (а точнее по оскорблениям), девушка заметила, что с возрастом они изменились. И предмет переместился с происхождения на внешность и «дурной» характер школьных врагов. Обещание власти и денег вряд ли могло воздействовать на детей «Священных 28», скорее на их родителей. Ну, а истинно злыми и готовыми убивать по приказу, Грейнджер тем более их не считала. И ужасное происшествие в Астрономической башне, описанный Гарри, это лишь подтверждал. Эта, скорее философская, часть ее возможной работы заинтересовала Гермиону, желающую добраться до сути, но после разговора она вновь вернулась к самому главному своему вопросу: «Что делать после школы?». Вспомнив, как она убегала от суеты в суд, Грейнджер поняла, что жить с Уизли после сдачи экзаменов она не хочет, да и стеснять и без нее большую семью не хотелось. Деньги, которые ей выделяли, как героине Второй Магический войны, Гермиона не тратила и, произведя нехитрые математические вычисления, заключила, что если за своеобразную подработку будут платить хотя бы выше среднего, она сможет купить себе небольшую квартиру по окончании школы. «Это уже похоже на план. Пожалуй, я все-таки соглашусь» — заключила девушка и, пожалуй, первый раз за долгое время искренне улыбнулась. Гермиона не заметила, как дошла до дверей библиотеки, в своих раздумьях. Она поздоровалась с мадам Пинс, которая что-то проворчала про количество посетителей в столь раннее время, но Грейнджер не обратила на это внимания, думая о том, что она сделала шаг на встречу к определенности и уже не остановится. Проходя между секциями с любимыми книгами и вдыхая особенный аромат ветхих страниц, она заметила второго раннего посетителя, как выразилась мадам Пинс, и бесшумно выругалась, когда обладатель единственных в своем роде платиновых волос заметил ее присутствие. Малфой закрыл книгу, которую задумчиво рассматривал и направился прямо к гриффиндорке. Сначала она хотела убежать, но осознав насколько это глупо и неоправданно, продолжила искать нужную литературу, проговаривая про себя, что даже «хорек» не испортит ее настроение. — Я смотрю, у тебя сегодня и правда доброе утро, Грейнджер? — начал Драко, в излюбленной манере медленно растягивая каждое слово. — Да, спасибо, что поинтересовался, — Гермиона достала «Историю Хогвартса» и повернулась к своему собеседнику. — было о-очень приятно встретится, но, пожалуй пойду почитаю, — она передразнила его, растягивая буквы, и повернулась, но блондин явно не хотел заканчивать разговор и, сделав пару шагов перегородил ей путь. — Судя по твоей улыбке, ты виделась с Забини. Неужели он воспользовался своим главным талантом и использовал язык? — Малфой! — Тише! — тут же послышалось ответное замечание от заведующей библиотеки. — Зачем же так кричать? — парень понизил тон голоса. — Я имею в виду его дар убеждения и природное обаяние. А ты что подумала? Святой Мерлин! — изобразил он притворное удивление, не дождавшись ответа. — Все отличницы такие, или только у тебя подобные фантазии? — Малфой ухмыльнулся, и стал похож на довольного кота, обрадовавшись возможности смутить Гермиону. — Знаешь, судя по разговору с ним, я поняла одну интересную вещь, — девушка старалась не обращать внимание на краснеющие щеки и не отдать возможность контроля разговора Малфою, — если бы не твое упрямство, на которую жаловался Забини, ему бы… Как ты сказал? Не пришлось бы использовать язык. — Неужели ты и правда согласишься? — его смешливый тон стал серьезным, и даже немного агрессивным. — Да, и знаешь, я прямо сейчас пойду и сообщу это МакГоногалл, — девушка положила книгу на место. — И почему ты на это идешь? — У меня есть причины, но это не твое дело. — Хочешь съехать от сумасшедшей семейки на заработанные деньги, я прав? Судя по твоему рассказу ты не сильно с ними уживаешься. — Мой «рассказ», — Гермиона выделила последнее слово. — Был не для твоих ушей. Я думала, что ты это понял. — Странно, мои уши так не считают, — Драко снова повеселел. — Ладно, в любом случае, только Блейз думает, что это как-то повлияет на мое решение. Пока… Как мне тебя теперь называть? — Ты правда называешь обычную слабость своим решением? — Неосознанно слетело с губ девушки, но она тут же пожалела и замолчала. — Что? — Малфой скривил лицо от неожиданной, как он был уверен, дерзости. — Не помню, чтобы я тебя спрашивал, Грейнджер. Разберись сначала со своей жизнью. Жилье — это одна тысячная твоих проблем, а радости то сколько. Он не стал дожидаться ответа и ушел, громко хлопнув дверью, чем спровоцировал причитания мадам Пинс. А Гермиона стояла на том же месте, уже без мысли об улыбке, и думала о том, что поторопилась с согласием.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты