Не переставай верить (Don’t Stop Believing)

Слэш
Перевод
NC-17
Закончен
72
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/306940/chapters/490936
Размер:
Макси, 583 страницы, 41 часть
Описание:
Пытаясь найти своё место во вселенной, Спок встречает на своём пути исключительных людей. Повествование прослеживает судьбу Спока со дней его бытности кадетом Академии и до настоящего времени, когда он – первый офицер Кирка на «Энтерпрайз» во время первой пятилетней миссии. По сути, это история о первой любви Спока и о том, как он нашёл любовь всей своей жизни.
Ad astra per aspera. Через тернии к звёздам.
Посвящение:
Талантливейшему автору этого чуда.
Примечания переводчика:
П/П
Пожалуй, это лучшее из всего, что я прочитала на английском (а я прочитала ну очень много и категорически рекомендую прочитать этот офигенный фанфик и в оригинале).

Две вещи, которые меня пленили и зацепили, это, во-первых, изумительное раскрытие характера, чувств и мотивации главного героя (на мой взгляд, это идеальное прочтение персонажа), а во-вторых, эпический по своей длине слоубёрн (никаких прыжков друг на друга, всё развивается постепенно, по одной капельке, что ещё чуууточку медленнее и... будет слишком. Но не будет).
Помимо этого в произведении есть СЮЖЕТ. Настоящий сюжет с приключениями, экшном, поступками и размышлениями, подковёрными политическими интригами, шпионскими страстями, психотерапевтическими сеансами и эмоциональными разборками.

Кратко о развитии отношений главных героев в фанфике (отношения Спока и Ухуры, на мой взгляд, это чисто дружба с привилегиями):
Часть 1 - Пайк/Спок (преслэш, слэш)
Часть 2 - Пайк/Спок (слэш), Спок/Ухура
Часть 3 - Пайк/Спок (постслэш), Спок/Ухура, Кирк/Спок (преслэш)
Часть 4 - Кирк/Спок (преслэш)
Интерлюдия - Спок/Ухура, Кирк/Спок (преслэш)
Часть 5 - Кирк/Спок (преслэш, слэш)

Фанфик является основной частью цикла DNSB.
Вторая часть цикла DNSB - https://ficbook.net/readfic/10067702
Третья часть цикла DNSB - https://ficbook.net/readfic/10061329

Прошу прощения за ошибки, опечатки и провтыки по материальной части. Искренне признательна за помощь в их исправлении. Нежно благодарю за отзывы.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
72 Нравится 97 Отзывы 32 В сборник Скачать

Часть 5. Глава 4

Настройки текста
У него получается не сталкиваться с Кирком в течение следующих трёх дней. Необходимость в ускоренном ремонте корабля обеспечивает достаточную занятость. Капитан был прав в своей оценке расположения, проявляемого коммодором станции. Человек смотрит на Спока почти что в благоговении, а Спок лишь слегка сбит с толку тем особым отношением, которое получает «Энтерпрайз». Но у него нет времени даже на то, чтобы смущаться. - Ремонтный док Глубокого Космоса Четыре в Вашем полном распоряжении, мистер Скотт. Я пересмотрел график ремонта. «Энтерпрайз» должна быть готова через четыре дня. - Четыре дня? Мистер Спок, это безумие! Мои люди работают круглыми сутками напролёт, так и есть, и… - Мистер Скотт, это была не просьба. «Энтерпрайз» понадобится две целых и одна десятая суток на максимальном варпе, чтобы добраться до Альтаира VI вовремя к началу мероприятий. Используйте персонал станции по своему собственному усмотрению, привлекайте любые ресурсы, в которых нуждаетесь, но мы отправимся через четыре дня. Скотт сверлит его сердитым взглядом, но кивает. - Есть, сэр. Следующим приоритетом Спока является наблюдение за тихим отбытием Т’Принг и всех спасённых с Мерты. Возникает острая необходимость привлечь к помощи Нийоту, но взлом главного компьютера Глубокого Космоса Четыре оказывается настолько же удручающе лёгким, как и перенастройка сетки датчиков для того, чтобы транспортный корабль якобы продолжал находиться в доке на станции, тогда как по факту он покинул базу несколько часов назад. Для верности они придумали уловку, которая поможет без особых проблем продержаться ещё три следующих дня. Нийота крепко сжимает губы и выглядит несчастной. - Я знаю, что ты эксперт по компьютерам уровня А7, но это же нелепо, - говорит она, хмурясь на поток данных перед собой. Спок не возражает, но делает мысленную заметку о том, чтобы при первой же возможности потребовать обновления защитных протоколов Звёздного флота. МакКой держит его в курсе стабильно улучшающегося состояния здоровья капитана. Удивительно, но в разрезе расследования то же самое делает и Вайнона, хотя её находки весьма далеки от обнадёживающих. Впрочем, его самой большой болью является написание отчёта для Командования Звёздного флота. Огромное количество творческих недомолвок, которые ему приходится допускать, просто поразительно. Спок не уверен, что в ретроспективе это будет оправдано, но у него просто нет выбора. Всё становится ещё хуже, когда адмиралы начинают звонить ему лично. - Коммандер, когда я в следующий раз вызову «Энтерпрайз» и обнаружу там Вас вместо Кирка, то лучше бы ему действительно находиться при смерти, - с вполне объяснимым разочарованием уже в третий раз выплёвывает адмирал Комак. – И я не желаю больше слышать Ваших извинений – они в Ваших устах ужасны, такое просто стыдно слушать. - Адмирал, со всем должным уважением… - О, заткнитесь, Спок. И заставьте Кирка ответить на вызов, или же я составлю рапорт на вас обоих за умышленную халатность. Экран резко становится белым. - Прощу прощения, коммандер, - произносит Нийота настолько безупречно огорчённым тоном, что Спок не может не почувствовать укол зависти. – Коммуникационный массив вышел из строя. Мистер Скотт предупреждал меня, что подобное может случиться. Он оценивает примерную продолжительность ремонтных работ в сорок восемь часов. - Лейтенант, - Спок пристально смотрит на неё, находясь в секунде от того, чтобы приказать возобновить связь, но Комак прав. Из Спока ужасный актёр, и, возможно, тишина в эфире будет самым логичным планом действий. - Сэр? – подсказывает ему Нийота, а её лицо – маска идеальной искренности. - Скажите мистеру Скотту, что нужно ускорить эти ремонтные работы, - наконец говорит Спок, игнорируя её ухмылку. – И убедитесь, что Звёздный флот в курсе наших затруднений. - С удовольствием, коммандер. Закатывать глаза было бы недостойно, хотя он от этого на волоске. Спок мудро решает покинуть мостик. Было бы неверно утверждать, что он потерял связь со временем – он ощущает каждый проходящий час. Но предстоящая устрашающе сложная миссия захватила его разум целиком и настолько, что, даже когда выполняет свою работу здесь и сейчас, он существует во временном искривлении, всеми мыслями крепко привязанный к будущему. Наступление ночи третьего дня настигает его на верхней палубе, занимающегося массивом датчиков. Он здесь один, поскольку несколько часов назад отправил двух помогавших ему техников на столь необходимый им отдых. Он знает, что ему тоже нужно последовать их примеру, или он рискует в значительной степени утратить свою производительность, но ему хочется довести работу до конца. Хотя вероятно, он уже упустил свою возможность сохранить эффективность, потому что разрезающий тишину голос внезапно звучит прямо рядом с ним и заставляет его дёрнуться. - Эй, Спок. Спок почти роняет гидроключ, проверяя свою реакцию перед тем, как поднять взгляд. Уже много времени прошло с тех пор, как кто-либо его ловил врасплох. - Капитан. Кирк улыбается ему из кресла на колёсах, в котором он сидит, а в скудном освещении светло-голубая пижама придаёт ему слегка призрачный вид. - Я бы поинтересовался, не должны ли Вы быть в медотсеке, но, как я понимаю, ответ очевиден, - замечает Спок, откладывая свои инструменты и подходя ближе. Улыбка Кирка становится шире. - Ты так хорошо меня знаешь. Мне было необходимо избавиться от всей этой белизны хоть на несколько минут. Смотри, я вёл себя хорошо – я взял это кресло и всё такое. - Действительно, - Спок поднимает бровь, позабавленный вопреки самому себе. – Как Вы себя чувствуете? Кирк закатывает глаза. - В ближайшем будущем не смогу бегать по ступенькам, это точно. В остальном довольно неплохо. Его дыхание немного сбивается даже от разговора, а лицо краснеет, но его глаза прозрачны и внимательны. Споку приходится напомнить себе о том, что стоит отвести взгляд. Незаметно они подходят к обзорному экрану. По сравнению с кораблём, который перемещается в варпе, вращение станции невообразимо медленное, и кажется, что звёзды не движутся вовсе. Спока этот вид немного смущает. Он начинает излагать текущий отчёт, почти рефлекторно возвращаясь к привычной рутине. Калейдоскоп из чисел, шкал, приоритетов, определённых закономерностей; структурировать нечто, кажущееся хаотическим – это самое простое, то, чем он занимался с колыбели. Кирк слушает со спокойным выражением лица, не перебивая. Он пассивно и терпеливо ожидает, пока Спок исчерпает тему, пока не останется ничего, связанного с кораблём, о чём бы следовало доложить, а затем позволяет тишине затянуться. - Есть кое-что, о чём я хотел бы тебя спросить, - в конце концов мягко говорит Кирк, а его голос органично вплетается в тёмную тишину космоса. - Да, капитан? – в итоге произносит Спок, когда становится ясно, что Кирк ожидает какого-то рода подтверждения. - Боунс сказал… Боунс сказал, что ты вступал со мной в мелдинг, - Спок замирает, а Кирк легонько прикасается к его запястью в жесте лёгкого утешения. – Я не расстроен, всё в порядке. - Было необходимо поддерживать Вашу жизнь, - отвечает Спок, а эти слова на вкус ощущаются как гравий. – Но факт остаётся фактом, я действовал без разрешения… - Всё в порядке, - повторяет Кирк. – Я не сержусь. Я заговорил об этом, потому что вспомнил… Я не уверен. Это ощущалось, как сон, но более реалистично. Когда я был там, когда терял сознание, то чувствовал, как если бы я падал… или, возможно, тонул, я не знаю. Нечто затягивало меня в огонь, и я не мог это остановить. А затем это прекратилось. Я не мог на самом деле думать, но я чувствовал… И я помню это чувство! Безопасность. Как если бы кто-то поймал меня как раз вовремя, и я испытывал такое огромное облегчение, и ещё… - он смотрит на Спока снизу-вверх. – Ты подумаешь, что я ненормальный, но я чувствовал, как обо мне заботятся. Как будто некто, кому я глубоко, глубоко небезразличен, заботится обо мне. Спок очень тщательно выбирает слова, каждая кроха дисциплины, которой он обладает, призвана потрудиться над поддержкой его обычной манеры поведения. - Я не подумаю, что Вы ненормальный. По очевидным причинам, данные о людях, которые подверглись мелдингу, крайне скудны. Но это не редкость, когда подобный опыт стимулирует воображение. Брови Кирка взлетают вверх. - Ты считаешь, что я всё выдумываю? - Вовсе нет. Тем не менее, Вы должны поразмыслить о том, что мелдинг – это чуждая Вам форма стимуляции. Человеческий мозг инстинктивно отвечает тем, что пытается интерпретировать что-то, не предназначенное для анализа. И этот анализ будет базироваться на знаниях и опыте, которые есть в наличии. Однако, замена недостающих терминов может быть неточна в ста процентах случаев. Это крайне сложный вопрос. Позабавленный Кирк наблюдает за ним. - Спок, ты мог бы просто сказать, что я потерялся в переводе. Хотя, так ли это? Ты считаешь, что дело лишь в этом? - Вы попросили у меня объяснений. Я просто предоставил Вам логичное. - И теперь ты придираешься. - Капитан… - Скажи мне ещё кое-что, мистер Спок. Почему твой пульс зашкаливает? Спок застывает, внезапно резко осознав свою реакцию. Он опускает глаза вниз, туда, где рука Кирка обёрнута вокруг его запястья. Когда это произошло? Когда этот жест, это конкретное прикосновение, стало настолько знакомым, что он даже не заметил? Он инстинктивно пытается вытащить руку. Хватка Кирка становится крепче. - Нет, пожалуйста, не нужно. Прости меня, - произносит Кирк. – Слишком поздно для этого, ты так не думаешь? Спок успокаивается, приказывая своем сердечному ритму замедлиться. Затем он высвобождается. Кирк вздыхает и встаёт, близко, слишком близко. Если Спок повернётся, то их плечи прижмутся друг к другу. - Я не сержусь на тебя, - повторяет Кирк с тихой настойчивостью. – Я и правда не знаю, что сказать, но я очень, очень далёк от злости. Я испытываю противоположные чувства, Спок. Я… - Возможно, Вам следует присесть, - говорит Спок, становясь идеально прямо и сложив за спиной руки. – У Вас трудности с дыханием. Кирк издаёт лёгкий смешок. - Ты даже не представляешь. - Я могу проводить Вас назад в медотсек. - Спок. Прекрати. Ты не настолько бестолковый. Спок ничего не говорит. - Есть кое-что, что мне необходимо знать, - наконец говорит Кирк. Паузы, которые он вынужден делать, отвлекают. – У нас есть проблема? Я ненавижу использовать такие слова, поверь мне, это правда, и я бы никогда так с тобой не поступил, но эта миссия… Вся эта секретная операция. Она слишком важна. Никогда не думал, что я это скажу, но прямо сейчас быть капитаном – это отстой. Мы здесь на грани войны, и мне нужно знать. Я должен знать. Ты? Эмоционально скомпрометирован? Это ощущается как удар, которого он никак не ожидал. Спок крайне близок к тому, чтобы тоже испытать респираторную недостаточность. Кирк придвигается ближе – живое, физическое присутствие, которое невозможно игнорировать. - Просто чтобы это прояснить, - тихо говорит он, искренний и напряжённый, - это ничего не изменит для текущей миссии. Я буквально не могу ничего сделать без тебя. Но мне просто нужно знать. Кажется, что это несправедливо, но это не так. Поводов для сомнений предостаточно. Если бы Спок мог вернуться назад и принять решение снова, зная о том, какова будет цена, он был принял то же самое решение. Его глаза встречаются с глазами Кирка. - Капитан, я предпринял меры, необходимые для спасения Вашей жизни, - очень медленно, очень чётко проговаривает он. – Я. Эмоционально. Не. Скомпрометирован. Вами. Если бы Спок не смотрел на него так внимательно, то он бы это упустил – то, как на мгновение глаза Кирка расширились, а его голова капельку откинулась назад – отдача в долю секунды. - Ты не лжёшь, - выдыхает Кирк. Спок поднимает бровь. Он не говорит: «Судя по всему, это очевидно». На данный момент это едва ли удивительно. Он также не говорит, что вулканцы не лгут. - Прости, - Кирк опускает глаза и потирает затылок. – Я не имел в виду, что ты… В смысле, я не… - Всё в порядке, капитан, - прохладным тоном перебивает его Спок. – Я понимаю. Что-нибудь ещё? Кирк с пылающим лицом испытующе вглядывается в него ещё одно долгое мгновение. Наконец сдавшись, он качает головой, а всё его тело как будто бы съёживается. - Нет. - В таком случае, прошу меня извинить, сэр. Мне нужно вернуться к своим обязанностям. Кирк молчаливо отходит в сторону. Спок выходит оттуда с чувством лёгкого удовлетворения от того, что ему удалось сохранить хладнокровие. Больше ему нечем гордиться. Турболифт, который доставляет его к офицерским каютам, благословенно пуст. Но когда дверь открывается, он почти что врезается в МакКоя. - Спок! Ты случайно не видел… - Обзорная палуба, - Спок проходит мимо него. - Спок, погоди секундочку. Ты в порядке? Выглядишь дерьмово. В голосе МакКоя слышится искреннее беспокойство, но именно в этот момент Споку всё равно. - У меня всё хорошо, доктор МакКой. Я советую Вам найти своего пациента до того, как он снова изменит своё месторасположение. Как Спок и предполагал, МакКой ругаясь запрыгивает в турболифт. Он терпеливо ожидает у двери Нийоты. Когда та наконец-то открывает, то выглядит так, словно она спала прямо в своей форме и едва ли больше пары часов. - Спок? – она сонно моргает перед тем, как отступить в сторону и дать ему войти. – Что-нибудь… - Мне нужно, чтобы ты распространила слухи. Они должны немедленно проникнуть в определённые круги, но это должно выглядеть, как будто эта информация уже какое-то время была известна. - Определённые круги? - Независимые торговцы оружием, криминальные и полукриминальные структуры и, если возможно, Звёздный флот. Нийота выглядит решительно проснувшейся. - Даже если предположить, что то, о чём ты говоришь, возможно, то чего ты пытаешься добиться? Он фиксирует её взглядом. - С учётом шестисот индивидуумов, которые собираются посетить торжественное мероприятие, распознать Косана и установить его месторасположение будет непреодолимо сложно. Но будет совершенно не сложно узнать и найти меня. Эта женщина привлекала его далеко не своей физической красотой. Её понимание возникает столь же немедленно, как и её неодобрение. - Ты хоть понимаешь, что это то же самое, что повесить мишень у тебя на груди? – сердито смотрит на него Нийота, а в её глазах – ни капли сонливости. – Я и правда не хочу этого делать. - Это было не предложение, лейтенант. Она замирает, а её подбородок упрямо поднимается вверх. - Тогда, возможно, нам нужно прежде спросить капитана. - Капитан Кирк на больничном, поэтому этим судном командую я, - произносит Спок сдавленным тоном. – Если бы у нас было лишнее время, которого у нас нет, я бы с радостью позволил тебе проконсультироваться у него, хотя это и было бы бессмысленно. У меня нет ни малейших сомнений в том, что он поддержал бы этот план действий. Она изучает его лицо, и на секунду её глаза становятся грустными. - Конечно же он поддержал бы, - мягко бормочет она. – Как глупо с моей стороны даже думать, что… Не обращай внимания. - Лейтенант? Она выпрямляется и сосредоточивается. - Какие слухи Вы хотите, чтобы я распустила, коммандер? Он разглядывает её пару секунд, а затем кивает. - Что я желаю отомстить за смерть моей матери. *** Великолепный губернаторский дворец на Альтаире VI и воистину представляет собой эффектное зрелище. Тёмный мрамор колоннады, богатой деталями и экстравагантными скульптурами; мили и мили световых гирлянд, золотые и серебряные огни которых, свисают с потолка и струятся по стенам, пока не достигают поверхности полов из красного дерева и перламутра, отполированных чтобы отражать звездный свет; многочисленные фонтаны, слышимые, но невидимые – всё это вместе создаёт ошеломляющее впечатление грандиозности. Даже Спок на секунду ошеломлён и очарован, несмотря на серьёзность его миссии. Ему кажется, что он заходит внутрь гигантской копии старинной музыкальной шкатулки или, возможно, что он ею проглочен. Он окидывает взглядом сотни собравшихся гостей, формы Звёздного флота и гражданская одежда перемешаны в приблизительно равных пропорциях, но это заблуждение. Кодекс форменной одежды Звёздного флота позволяет офицерам женского пола делать выбор между формой и гражданскими вечерними платьями при посещении мероприятий, подобных нынешнему, поэтому количество сотрудников Звёздного флота в толпе преобладает. Охранные службы настороже, и, если взгляд офицера безопасности, которым тот наградил транспортировавшегося Спока, был показателем, то Нийота достигла успеха в продвижении его легенды. Реакции нескольких знакомых, которых ему доводится встретить на приёме, пока подтверждают его чаяния. Кажется, что они напуганы одним его видом, едва ли признают его и делают всё возможное, лишь бы с ним не общаться. У Спока не вызывает никаких затруднений изображать, как будто он и вовсе не желает здесь находиться, хотя внутри он задаётся вопросом – понравилось бы ему тут, если бы обстоятельства были иными. Если подумать хорошенько, то скорее всего нет. Одновременное присутствие в одной комнате столь многих лучших и умнейших индивидуумов создаёт ситуацию крайней уязвимости. Если бы что-то произошло здесь и сейчас, Звёздный флот фигурально остался бы без головы. Громкий всплеск голосов заставляет его оглянуться в сторону центральной транспортаторной зоны, зарезервированной для наиболее почётных гостей; той зоны, которой сам Спок не воспользовался. Не удивительно, что группа людей, появившаяся там, моментально привлекает восторженное внимание. Лейтенант Печалат выглядит ошеломительно в своём тёмно-синем платье, а её рука уютно устроилась поверх руки доктора Маккоя, который, кажется переполненным гордостью. Сестра Чепэл производит завораживающее впечатление, как ангел, задрапированный в блестящую, жемчужно-белую ткань, улыбаясь инженеру Скотту, стоящему рядом с ней. С этими парами на флангах, двое, стоящие по центру, выглядят не иначе, как представителями королевских кровей. Верная цвету своей формы, Нийота облачена в благородный кроваво-красный шёлк. Платье охватывает формы её тела, всем своим видом гипнотизируя и завораживая. Её улыбка подобна улыбке хищника, готового к драке, замаскированная налётом соблазнительности и шарма. Она выглядит как принцесса-воин, не настроенная брать пленных. Мужчина, стоящий рядом с ней, выглядит, как будто он готов справиться со всем этим и даже чем-то большим, а Спок обещал себе, что он не будет смотреть слишком уж пристально, но он беспомощен перед этим зрелищем, пусть даже и на мгновение. МакКой и Нийота, должно быть, оба приложили свою руку к этому, потому что Кирк выглядит так, как если бы он напился из фонтана вечной юности, светясь здоровьем и потрясающей, почти неестественной красотой. Практически невозможно поверить, что только этим утром Спок нашёл его на полу в ванной комнате медотсека, сражённого приступом кашля, от которого его глаза кровоточили. В груди Спока до сих пор что-то мучительно сжимается от этого воспоминания, но здесь и сейчас Кирк блистает - настоящий победитель, окутанный властной уверенностью, с самой прекрасной женщиной под руку и с невероятной командой за спиной. Это выход короля. - Боже мой, какой павлин, - насмешливо и мелодично произносит холодный голос рядом со Споком. – Заставляет задуматься о том, что Звёздный флот держит его ради видеороликов для привлечения кадров. Спок одаривает говорящего беглым взглядом, быстро его каталогизируя. Человек мужского пола, темноволосый, привлекательная внешность, Звёздный флот, капитанские нашивки, форма сидит плохо, как если бы была надета впервые – недавнее повышение, хотя его возраст составляет ближе к сорока, чем к тридцати. Говорит с уверенностью, выраженные чувства могут объясняться банальной завистью, но это не причина того, что он их высказал так громко, он способен контролировать себя намного лучше. Возможный контакт? Не годится ни кидаться на наживку, ни отталкивать его в попытках пылко защищаться. На самом деле уловки никогда не были сильной стороной Спока, но с годами он обнаружил, что, если произносить нейтральные фразы, то большинство людей услышат то, что они хотят услышать, и сами всё для него интерпретируют. - Довольно фантастическая концепция, - спокойно замечает Спок. – Капитан Кирк обладает многочисленными талантами. Его тон и его слова достигают цели. Мужчина рядом с ним фыркает. - Я уверен. Просто интересно, хоть у одного из них есть настоящие заслуги, когда дело доходит до управления звёздным кораблём, а не до голографических съёмок. Спок бросает взгляд туда, где голофотографы и в самом деле заставляют Кирка и его компанию позировать. - К счастью, ни один звёздный корабль не управляется лишь одним индивидуумом. - И правда, - неизвестный капитан наклоняется немного ближе, чтобы попасть в поле зрения Спока. – Так почему же Вы тогда не с ними? Не верю, что они могли подумать, что Вы испортите картинку. Бровь Спока поднимается сама по себе при этом прямолинейном вступлении, и он поворачивается лицом к неожиданному собеседнику. Мужчина смеётся, что бы он ни увидел в выражении лица Спока. - Слишком грубо? Извините, не мог удержаться, - он протягивает руку. – Капитан Пол Андерс, «Вашингтон». Нет необходимости представлять себя, коммандер. Спок коротко опускает глаза на протянутую ладонь. При обычных обстоятельствах он бы избежал прикосновений. Но сейчас он ожидает их с нетерпением. - Рад познакомиться с Вами, капитан, - вежливо говорит он, а его голос звучит слегка отстранённо для собственных ушей, поскольку он сосредоточивается на эмоциональном восприятии. Капитан Андерс нетерпелив и взволнован по нескольким причинам, и его интерес действительно велик, но, похоже, намеренно направлен в ложное русло. Хотя, возможно, и не совсем, думает Спок, в то время как большой палец Андерса скользит по его запястью. - Признаюсь, что уже некоторое время хотел с Вами встретиться, - говорит Андерс, наконец отпуская его. – Я думаю… Я надеюсь, что Вы не против того, что я это говорю, но так много информации о Вас имеется в общественном доступе, что… - он замолкает на секунду, а выражение его лица из вежливого становится жёстким. – Я считаю то, как Ногура поступил с Вами, это злодеяние. Засунуть Вас на один корабль с ним, - он с презрением кивает на Кирка и его группу. – Они должны были отдать «Энтерпрайз» Вам. Это было бы, - Андерс улыбается с заученным шармом, - всего лишь логично. Лесть. И довольно грубая попытка оценить его верность. Как много раз во время своей юности он наблюдал за тем, как его собственный отец играл в эту игру – делая вид, что даёт очень много, а на самом деле не давая почти ничего? Не то чтобы Споку светило будущее дипломата, но он, разумеется, может обыграть кого-то столь незамысловатого в своём подходе, как капитан Андерс. Время забросить свою собственную удочку. - Я никогда не стремился к командованию, - отвечает Спок с искренней незаинтересованностью. – А после нападения Нерона стало совершенно неважно, на каком корабле служить. Похоже, что Звёздный флот в целом потерял своё направление. - Не могу не отметить, что понимаю Вашу точку зрения. Почему же Вы тогда не ушли? Эмоциональный всплеск будет кстати, если Спок собирается поддерживать свою тщательно разработанную репутацию непредсказуемого индивидуума. Он резко разворачивается к Андерсу и подходит ближе. - Вы когда-либо пытались найти новую цель в своей жизни, когда весь Ваш народ был уничтожен? – произносит он ледяным тоном, снижая голос до гневного шёпота. Андерс слегка отшатывается, но почти моментально выражение его лица меняется с удивлённого на откровенно голодное. - Извините меня, - говорит он, опуская руку на плечо Спока. – Если бы я мог, я бы хотел найти ублюдков, которые за это в ответе - каждого из них - и разбомбил бы их подчистую. Спок смотрит в его глаза с напряжённостью, которая, насколько он теперь в курсе, может быть истолкована как ярость теми, кто недостаточно хорошо его знает. - И это, - произносит он ровным, уравновешенным тоном, - то, почему я остался в Звёздном флоте. Я не думаю, что угроза миновала, - он берёт паузу. – Или что виновные были привлечены к ответственности. Он слегка отодвигается, как если бы был удовлетворён тем, что обозначил свою позицию. Его взор падает на великолепный танцпол и немедленно притягивается к той самой паре, которой любуются все вокруг. Кирк и Нийота грациозно кружатся в элегантном вальсе, при движении платье красиво овивает её колени, их глаза сияют, когда они улыбаются друг другу. Спок непроизвольно вздрагивает, задумываясь о том, скольких физических усилий стоит Кирку всё это и какая цена за это уплачена. На секунду он полностью забывает про Андерса, который замечает, но неверно истолковывает его реакцию. - И Звёздный флот превратился вот в это, - шепчет он, задерживая руку на плече Спока. – Но таковы не все. Вы правы, коммандер. Угроза не миновала, и штормовые тучи собираются. И я не думаю, что Вы хотели бы быть тем, кто окажется в безопасном местечке, когда разразится буря. - Буря? – хмурится Спок, с трудом отрывая взгляд от Кирка. Андерс наклоняется ещё ближе к нему, а его лицо полно решимости. - Вы умны, коммандер. Я знаю, что «Энтерпрайз» застряла на окраинах квадранта, но Вы, должно быть, слышали кое-что. Вулкан потерян, но не забыт. Ромуланцы должны заплатить. - Ромуланцы, - тихо повторяет Спок, как если бы пробовал это слово на вкус. – Какая привлекательная возможность. - Присоединяйтесь к нам, - страстно умоляет Андерс, его глаза горят чем-то вроде фанатичного огня, который заставляет Спока подавить содрогание. – С Вами в качестве нашего поводыря, мы станем десницей божьей. Действительно, фанатик. Как они смогут очистить ряды от подобных, когда это закончится? И кто будет служить в то время? Нерешительность – предпосылка для капитуляции. - Я не вижу возможности вступить в Ваши ряды, если не покину свой нынешний экипаж, - медленно проговаривает Спок, как будто бы размышляя об этом. Андерс сияет улыбкой. - Это будет довольно просто. Вам нужно лишь подать заявление о переводе. - Адмирал Ногура никогда не одобрит… - Не Ногуре. Адмиралу Морроу. Он о Вас очень высокого мнения. Если вы подадите заявление сегодня вечером, то завтра утром Вы получите приказ о переводе, и очень вовремя. В этот раз он удивлён по-настоящему. Морроу. В последний раз Спок видел адмирала во время своего весьма запоминающегося военного трибунала… который должен был стать достоянием публики в случае обвинительного вердикта… который так никогда и не был вынесен. Выходит, что те, кто не был прямо вовлечён, вроде капитана Андерса, не слышали о трибунале и не имели причин подозревать адмирала в неискренности. Что касается самого Морроу, то он потерял сына на одном из семи укомплектованных кадетами кораблей, которые так беспечно бросили на Нерона. Это частично объясняет то, почему он так сильно хотел привлечь к ответственности хоть кого-то. Неужели Морроу – тот самый предатель, которого они ищут? Неужели его горе настолько свело его с ума, что он отдал тот преступный приказ об уничтожении Мерты, а затем распорядился взорвать выживших? Безусловно, это логичное заключение; и поэтому настолько пугает то, что ему понадобилось, чтобы Спок присоединился – возглавил? – войну против ромуланцев. Это предоставило бы адмиралу отличную возможность защитить себя, если эта война будет проиграна. А если она будет выиграна, то шансы Спока погибнуть в бою будут очевидно высоки. Как говорят люди, вдохновлённый поступок воистину перекроет все выходы. Но одного только наличия подозреваемого недостаточно. Споку нужны доказательства перед тем, как они сделают свой ход. Доказательства и информация о том, что именно подразумевает эта «буря». - Я с нетерпением жду нашей с Вами работы, капитан, - говорит Спок испытывающему очевидное облегчение и ликование Андерсу, - как только представится возможность. Прошу меня извинить. Он направляется к ближайшей консоли коммуникатора, но как только оказывается вне поля зрения Андерса, он резко меняет направление. Он не может одновременно разыскивать и Морроу, и Косана, если хоть как-то надеется преуспеть в этом деле. Ему нужна Нийота. Обнаружить её месторасположение не сложно; незаметно привлечь её внимание гораздо более проблематично. Наконец Споку удаётся подкараулить её на выходе из дамской комнаты. - О, что за… - Нийота инстинктивно сопротивляется, когда он хватает её за руку и тянет за собой в нишу за колоннадой. – Спок? Краткими, лаконичными фразами Спок передаёт ей разговор с капитаном Андерсом. Нийота слушает его точно так же, как и всегда – внимательно и не перебивая. - Ты хочешь, чтобы мы нашли Морроу, - заключает она. Спок кивает. - Предупреди наш экипаж, предупреди всех, кому ты можешь доверять, но кто-то должен следить за каждым его шагом. - Сделаю, - она поворачивается уйти, а потом останавливается. – Послушай, когда ты говорил с этим парнем, Андерсом… - Да? – подсказывает Спок, сдерживая своё нетерпение. Нийота встречается с ним глазами, а её губы внезапно смягчаются намёком на улыбку. - Я знаю, что ты делал то, что должен был сделать, чтобы его поощрить, но просто чтобы ты знал. Когда Джим увидел вас двоих, он сжал мою руку так, что появились синяки. А моя кожа вообще-то не склонна к синякам. Спок моргает. - Я полагаю, это было непреднамеренно, и он принёс свои извинения? Она несколько секунд в неверии на него пялится. - Да, - отрезает она, а её хорошее настроение испаряется. – Дело не в этом. - В чём же тогда дело? Нийота закатывает глаза и отходит прочь в мерцающий огнями главный зал. - Ты придурок. Как насчёт такого объяснения? - Особой ясности не вносит, - отвечает он, но она уже ушла, раздражённо взмахнув своими юбками. Спок заверяет себя в том, что в данный момент у него совершенно нет времени на то, чтобы размышлять над этим сбивающим с толку разногласием. Он обходит залы и коридоры, но с учётом почти девятисот гостей, вероятность найти кого-либо конкретного, не зная, как он выглядит, не кажется многообещающей. Адмирал Морроу, с узнаванием которого у Спока не было бы проблем, уже кажется лёгкой целью. Его поиски резко обрываются, когда он возвращается в главный бальный зал. Препятствие предстаёт в виде человека, которого он должен был ожидать увидеть, но оказался совершенно к этому не готов. - Адмирал. - Коммандер. В этот вечер Адмирал Нечаева также сделала выбор в пользу неформенной вариации регламентированного наряда. Платье, в которое она одета, оставляет её плечи и руки полностью обнажёнными и, кажется, не имеет какого-то определённого цвета, а вместо этого блестит, как туманный свет звёзд. Её волосы подобраны вверх, подчёркивая элегантную линию шеи. Она производит поразительное впечатление. Впервые за время их знакомства Спок осознает, что не только лишь присущая ей аура властности превращает её в поистине выдающуюся женщину. Довольно странно, что её сопровождают двое мужчин, которые, несмотря на свою безукоризненную парадную форму, никак не могут скрыть тот факт, что являются находящимися при исполнении сотрудниками Службы Безопасности. Спок приподнимает бровь, глядя на неё с молчаливым вопросом по поводу необычного выбора ею эскорта. И был ли это её выбор? Как для телохранителей, эти двое мужчин кажутся слишком уж сосредоточенными на своей подопечной, а вовсе не на потенциальной внешней угрозе. Адмирал Нечаева улыбается, что само по себе редкое явление, а её глаза на секунду вспыхивают при тусклом освещении над танцполом. Спок колеблется. Это не совсем тот вид выставления себя напоказ, на который он рассчитывал, но её глаза умоляют с отчаянной настойчивостью. Он никоим образом не может проигнорировать подобное. - Адмирал, - Спок слегка кланяется, предлагая ей руку. – Могу ли я пригласить Вас на танец? Её рука с готовностью взлетает, встречаясь с его рукой в прохладном соприкосновении, эмоции под жёстким контролем дабы не допустить ни малейшей протечки. Уважение Спока по отношению к ней поднимается ещё на одну ступень. - Конечно же, коммандер, - отвечает она прежде, чем её спутники успевают отреагировать. – С огромным удовольствием. Выражения лиц охранников сочетают в себе тревогу и раздражение. Даже сопровождая её на танцпол, Спок краем глаза успевает заметить, как один из них порывается последовать за ними, но второй его останавливает, качая головой. Оба они замирают, внимательно наблюдая. - У Вас этой ночью интересная компания, - шепчет Спок, когда они поворачиваются друг к другу в свободном пузыре света. Её улыбка столь же острая, как и её движения. - Вы не знаете даже половины. Общее освещение гаснет и начинает звучать музыка. Танец Тысячи Рек – это сложнейшая последовательность, в которой шаги и фигуры соответствуют старинным земным танцам - таким, как вальс, танго, румба, фокстрот и менуэт - или в некотором роде их напоминают. Каждое движение должно следовать за другим движением строго и точно, но их комбинация никогда не известна с самого начала и должна быть предугадана, исходя из музыкальной импровизации. Каждая новая фигура должна начинаться не позже, а исключительно в тот самый момент, когда начинается новый музыкальный элемент, и танцорам необходимо заранее правильно догадаться, каким именно этот элемент будет. Традиционно каждая пара танцует в пределах своего собственного пузыря света, который гаснет в то же мгновение, когда они не угадывают движение или один из партнёров допускает ошибку. Поскольку Танец Тысячи Рек включает более восьмисот музыкальных отрывков, последовательности комбинаций бесчисленны, а исполнение требует точности физических движений, то он превращается в грандиозное представление; но принимать в нём участие крайне сложно. Альтаирцы тренируются в Танце с рождения и обычно побеждают во всех соревнованиях, но Спок слышал о нескольких инопланетных танцорах, преимущественно людях, которым удавалось подключить как интуицию, так и математические способности для того, чтобы достичь успеха. Начавшись, Танец не может быть остановлен, пока на танцполе остаётся хотя бы одна танцующая пара. По существу, всё, что должны сделать Спок и адмирал – это танцевать достаточно долго для того, чтобы успеть поговорить. Спок был очарован Танцем с тех самых пор, как в юности, работая помощником своего отца, был впервые с ним ознакомлен. Даже для одарённого математика с отлично тренированным телом Танец представляет собой вызов. Спок ни разу не мог устоять перед подобным испытанием, когда был юным. Где научилась адмирал Нечаева – Спок не имеет ни малейшего представления. - Адмирал Пайк был арестован, - говорит адмирал Нечаева, с ровной спиной завершая поворот, каждый её шаг точно выверен. Спок едва ли не спотыкается, закончив разговор прямо в этом месте. - Я прошу прощения? - Ну, согласно официальной терминологии – задержан для допроса, но для всех практических целей особой разницы нет. - Почему? – спрашивает Спок, глядя на неё через сплетение их рук. Обычно невыразительное лицо Нечаевой стягивается в лёгкой гримасе. - Адмирал Комак, который фактически назначил самого себя на должность главы Службы Безопасности Звёздного флота, получил наводку, что Крис является одним из лидеров ратующей за войну партии. Комак, в своей бесконечной мудрости, решил не ждать появления хоть каких-то доказательств и, как обычно, не отягощать себя никаким здравым смыслом или логикой, и арестовал его. - Комак, - медленно повторяет Спок, проводя её сквозь замысловатую фигуру в быстром темпе. – Не Морроу? - Нет, - её глаза прищуриваются. – Почему? Спок отчитывается ей короткими, лаконичными предложениями, предоставляя сжатую версию своего разговора с капитаном Андерсом. - Чудесно, - шепчет Нечаева, когда он заканчивает. – Как я понимаю, Вы решили сразу же записаться в их ряды? - Я не думал, что стоит терять время. - В самом деле, - она поворачивается, грациозно очерчивая рукой арку в воздухе, перед тем, как безошибочно, не глядя, встретить его руку. – Я упоминала, коммандер, что в последнее время Ваши планы имеют тревожную тенденцию быть идиотскими? - Что бы Вы предложили, сэр? Я был бы признателен за Ваш вклад. Они резко поворачиваются, и он её отклоняет назад. Когда он притягивает её к себе снова, Нечаева улыбается. - Вайнона была права. Вы, мальчики, похоже, повзрослели за эти дни. На это Спок не отвечает ничего. Краем глаза он замечает, что приблизительно одна треть пузырей света уже погрузились в темноту. - Я не должна была быть здесь сегодня, - неожиданно говорит Нечаева. – Группа задержания получила приказ и о моём аресте тоже, - её губы изгибаются в одной из её редких улыбок превосходства. – Но так уж вышло, что у нового губернатора и у меня было кое-какое совместное прошлое. Я спасла его жизнь во время того печального инцидента на Карре. Он настаивал на моём сегодняшнем присутствии, и Звёздный флот не хотел смущать себя же самих, публично проветривая своё грязное бельё. - Поэтому Вы с эскортом. - Поэтому я с эскортом, - мрачно соглашается она. – Им приказано уволочь меня отсюда в кандалах, если я инициирую общение хоть с кем-то. Это медленная, интимная комбинация, и они танцуют близко друг к другу, а мелодия течёт и течёт. Они так близко, и в её глазах отражается нечто, что он никогда бы не подумал там увидеть. Отчаяние. Она пришла сюда сегодня ночью не за тем, чтобы отдать ему приказ или назначить его в миссию. У неё нет приказов, которые она может отдать. Она пришла не для того, чтобы предупредить его. У неё нет ответов, нет информации. Она бросила вызов Звездному Флоту и рискнула всем, чтобы найти его, потому что он был её последним спасением. - Понимаю, - нейтрально говорит он, а тема наконец начинает меняться. Комак или Морроу. Действительно, это дилемма. Оба мужчины прослужили в Звёздном флоте более тридцати лет. Оба провели свои годы взросления в качестве офицеров в самом разгаре второй и третьей клингонских войн и первой войны с ромуланцами. Из этого логически следует, что оба твёрдо убеждены в том, что Звёздный флот – это прежде всего защита, а потом уже исследования. Оба консервативные стратеги с военным складом ума, уважающие букву прежде духа. Оба имеют склонность видеть всё в чёрно-белых тонах, пренебрегая оттенками серого. Оба потеряли детей на Вулкане. Младший сын Морроу был среди неудачливого кадетского контингента. Единственная дочь Комака была капитаном «Фаррагута». Они оба – очевидные возможные кандидаты. Выбор между двумя людьми без права на ошибку - поскольку у них есть единственный шанс сделать всё правильно - это изнурительная, требующая времени задача, а время – это роскошь, которой они не обладают… Спок застывает на долю секунды, его тело лишь совершает на автопилоте отрывистую последовательность движений, подобную танго. Нечаева напрягается в его руках. - Что? – шепчет она. – У Вас такое лицо… - Два очевидных кандидата, - медленно говорит Спок. – Настолько очевидных и подходящих, что мы могли бы бесконечно нарезать круги, теряя время и вычисляя, кто из них предатель, а кто – заблудший патриот, а третий, пользуясь этим, продолжал бы без препятствий усиленно трудиться, пока ему не удастся разжечь войну. Он поднимает её и кружится, держа её на руках, предоставляя ей время на преодоление шока. Она впивается в него широко распахнутыми глазами, цепляясь руками за его плечи. - Третий… - она дышит с трудом. – Кто он? - Давайте поразмыслим, - говорит Спок, почти благодарный набирающей темп музыке. Осталось всего лишь два пузыря света, их пузырь – один из них. – Кто принадлежит к тому же самому поколению, но всё же не вышел из последней войны, как увешанный медалями ветеран? Кто является выдающимся стратегом, но совершенно не известен своими действиями? Кому понадобилось больше всех времени, чтобы получить чин адмирала? Чьей кандидатуре в качестве командира Звёздного флота в сущности никто не возражал, потому что ни одна из группировок не воспринимала его, как угрозу? Кто не имел бы ни малейшего шанса получить эту должность в военное время? Кто достаточно хитёр, но недостаточно смел, чтобы воспользоваться этим моментом для своего выдвижения? - Ногура, - ошеломлённо произносит Нечаева, а её лицо единственный раз выдаёт все её эмоции без фильтров. – Но как… - Он – единственный логичный выбор. Даже Вы отчитываетесь ему. Даже по… - … поводу наших попыток найти предателя, - мрачно заканчивает она, её рука лежит на его груди, когда она шагает вперёд. - Знает ли он о роли «Энтерпрайз» в событиях этой ночи? – настойчиво спрашивает Спок. Нечаева моргает. - Фактически, нет. Не знает ничего, начиная с Вашего открытия о том, что на самом деле произошло на Мерте, - ухмылка кривит её губы. – Я хотела быть более уверена в своих выводах перед тем, как подам ему этот отчёт. Я хотела решить проблему, натянуть тетиву, как на луке, подобно примерной отличнице. Спок поддерживает её, насколько это в его силах. - Я также был приучен не преподносить проблему без вариантов ее решения. - Непокорные отличники объединяются, - шепчет Нечаева, прикусывая губу. – Ногуры здесь нет – неожиданно задержался. Один из нас обязан его найти. - У меня здесь есть задание, - говорит Спок. – Я не могу рисковать и отказаться от него при данных обстоятельствах. Мы не можем выдвинуть подобное обвинение без доказательств. Жизненно необходимо, чтобы я смог найти Косана. Он смотрит поверх её плеча в окружающую темноту. Они остались единственной танцующей парой, и он физически ощущает сосредоточенное внимание всего танцевального зала, делающее воздух вокруг них объёмным и густым. Он встречается глазами с Нечаевой и читает в них то же самое осознание. Она сглатывает, а затем улыбается. - Слишком плохо. Мы почти что дотанцевали его до конца. Действительно, думает Спок с уколом сожаления. В этой точке финальная комбинация уже не представляет собой вызова. - Я буду с нетерпением ждать следующей возможности, - говорит он, чувствуя, как её пальцы сжимаются на его плече. - Сделайте, чтобы это выглядело убедительно. По большей мере он так и делает. Спотыкание или лишний шаг не сработают, не после всего этого времени. Но когда они выходят из поворота, Спок поворачивает влево вместо того, чтобы повернуть вправо, а его рука низко опускается вместо того, чтобы взмыть вверх, и свет над ними гаснет. Толпа испускает коллективный выдох, который Спок почти что чувствует, и темнота вокруг него не абсолютна, но наполнена смутным мерцающим переливом, как океан в безлунную ночь. Одна секунда. Две. Восемь. Огоньки зажигаются постепенно, неуклонно нарастающей волной, пока эта огромная комната снова не залита светом. Некоторые зрители начали аплодировать, но лишь для того, чтобы резко прекратить в замешательстве при виде Спока, одиноко стоящего в центре танцпола. Краем глаза он может видеть Кирка, выходящего вперёд из толпы, яркое красное платье Нийоты притягивает к нему внимание. Спок не оборачивается. Охранники моментально оказываются рядом с ним, вплотную сопровождаемые разъярённым адмиралом Комаком. - Где она? – требовательно спрашивает Комак. - Боюсь, что я не знаю, адмирал, - спокойно отвечает Спок. – Что-нибудь произошло? - Что-нибудь… - Комак задыхается продолжением вопроса и сердитым жестом указывает на двоих вроде-бы-телохранителей. – Найти её! Она не могла уйти далеко. В этот момент его окружает целая служба безопасности, на сей раз даже не претендуя на видимость маскировки. Стоящие в толпе альтаирские сановники выглядят всё более встревоженными, и Спок задаётся вопросом, есть ли хоть какой-то шанс, что Комак по крайней мере попытается предотвратить очередную дипломатическую катастрофу. - Вы взяты по арест, - выплёвывает Комак, испепеляя Спока взглядом и благополучно уничтожая любую надежду Звёздного флота спасти лицо. – За помощь и пособничество известной преступнице. По толпе проносится вздох, и Спок едва не хмурится от раздражения. Адмирал никогда не был известен своей деликатностью, это правда, но даже Комак должен понимать, что последнее замечание лучше бы оставить при себе. - Что Вы имеете в виду, говоря «известная преступница»? – вопрошает альтаирский посол, выходя вперёд. – Не хотите ли Вы сказать, что Звёздный флот умышленно позволил кому-то с преступным прошлым посетить это мероприятие, где присутствует сам Губернатор? Это плохо отразится на… Комак нетерпеливо машет на него рукой и жестом призывает охранников схватить Спока, который не оказывает активного сопротивления, но также и не шевелится. - Адмирал, я вынужден выразить протест… - Сэр, со всем уважением, что здесь происходит? – прорезается новый голос, и это голос Кирка. Комак поворачивается к нему, постепенно краснея лицом. - Не вмешивайтесь в это дело, Кирк, - шипит он. – У Вас есть плохая привычка лезть туда, куда не нужно – позвольте мне это сказать. Только не в этот раз. Кирк хмурит брови. - Если Вы арестовываете моего первого офицера, то у меня есть, по крайней мере, право знать, в чём его обвиняют… - Измена, - огрызается Комак с чувством мрачного удовлетворения и даже не потрудившись понизить голос в момент своего триумфа. – И это только начало, Кирк, я Вам обещаю. Всё это время он находился в сговоре с преступниками, которые хотели вынудить нас развязать войну с ромуланцами до того, как у нас появится шанс восстановить наш флот, и тем самым обречь нас на поражение. Он помогал им, - разгневанный жест в сторону Спока, - что я должен был заметить раньше, но Вы… Вы, Кирк, чертовски некомпетентны, потому что он творил это всё прямо у Вас перед носом, а Вы ничего не знали! Спок рассеянно размышляет о том, заметил ли кто-либо из присутствующих тот факт, что Комак, по сути, лишь возражает против той войны, в которой Федерация никак не сможет победить, но не против идеи войны, как таковой. Он рискует бросить взгляд на Кирка, который мрачно смотрит на него в ответ. - Полагаю, у Вас есть доказательства, - медленно произносит Кирк, обращаясь к адмиралу, но при этом глядя на Спока так, как будто никогда его раньше не видел. - Доказательства, - Комак натурально фыркает, явно начиная получать удовольствие от происходящего. – Не думаете ли Вы, что мы бы позволили этой ведьме-предательнице прийти сюда сегодня лишь для того, чтобы угодить Губернатору? Мы рассчитывали, что она приведёт нас к своим сообщникам, и, парень, она так и сделала. Этот вулканский сукин сын – единственный, с кем она заговорила за весь вечер. Это все доказательства, которые нам нужны. Тот факт, что это по-своему логично, нисколько не облегчает задачу Спока сохранять пустое выражение лица. Он очень тщательно избегает взглядов в сторону Кирка. - Понятно, - произносит Кирк неестественно натянутым голосом. Стороннему наблюдателю может показаться, что он пытается сдержать ярость и презрение. - Уведите его отсюда, - приказывает Комак охранникам, которые вплоть до этого момента демонстрировали заметное нежелание прикасаться к Споку. Слухи о жестоком срыве на мостике звёздного корабля, очевидно, этому способствовали, размышляет Спок, подавляя быстротечное веселье. На самом деле во всей этой ситуации нет ничего особенно смешного. Он стоически выдерживает, когда его проводят через переполненный бальный зал, расступающийся перед ним подобно Красному морю перед Моисеем. Ощущение от дюжин направленных на него взглядов хотя и неприятное, но вовсе не новое, и Спок отбрасывает его прочь из своего разума, концентрируясь на той задаче, которая ему предстоит. Он не мог рассчитывать на более яркую рекламу, даже если бы за неё заплатил. Единственный оставшийся вопрос – верно ли они угадали и попадётся ли на эту наживку Косан. Короткая процессия останавливается возле пустынной приёмной зоны. Споку кажется, что он знает о причине – лейтенант службы безопасности, отвечающий за этот момент, явно не знает, куда ему поместить Спока. Протоколы безопасности подразумевают, что в течение всего празднества установлена транспортаторная связь на вход-выход с каждым из звёздных кораблей, находящихся на орбите, при этом использование местных правоохранительных учреждений означает передачу заключённого под юрисдикцию Альтаира VI. Спок наблюдает за тем, как лейтенант достаёт свой коммуникатор, верно найдя в этом выход из сложившейся ситуации, ведь в таком случае можно переложить свою ответственность на кого-то, обладающего более высоким рангом и меньшей свободой действий при распределении обязанностей. Он с неуверенностью бросает взгляд на Спока, как будто бы собираясь спросить у него совет перед тем, как начать вызов. Спок не слышит оружейных выстрелов, но он может видеть их последствия. Лейтенант беззвучно сгибается пополам и падает спиной на ступеньки, а его коммуникатор бесшумно тонет в пушистом ковре. Охранники, стоящие по бокам от Спока, лишены времени на то, чтобы отреагировать, будучи непростительно захвачены врасплох. Они повержены одновременно, и лишь один из них успел потянуться за оружием. Последовавшая за этим тишина оглушает, слегка компенсируясь далеким гудением толпы в залах позади них. Спок не совершает ни малейших попыток подобрать фазер, а вместо этого стоит совершенно неподвижно и ожидает. - Давненько не виделись, тридцать седьмой, - знакомый, один раз в жизни услышанный голос звучит за его спиной. – Смотрю, ты был немного занят. Тогда Спок медленно поворачивается, стараясь постоянно держать свои руки в пределах видимости собеседника. Он не выказывает удивления, когда видит мужчину в форме официанта, стоящего на лестнице над ним и всё ещё держащего странное на вид оружие в своей руке. Он среднего роста, средней конституции тела, неопределённого возраста, а его лицо настолько неприметное и пресное, что моментально вылетит из памяти, как только этот человек отвернётся. Идеальное лицо для того, кто не хочет, чтобы его запомнили. - Косан, - спокойно произносит Спок в качестве приветствия и подтверждения. – Чего Вы хотите? Торговец оружием и предполагаемый массовый убийца приятно улыбается. - Я следил за Вашей карьерой, коммандер. Жадно. Этот трюк на Аришухе – весьма впечатляющий, вот уж действительно. Я – Ваш поклонник. - У меня нет времени на раздачу автографов. - Нет, конечно же у Вас нет времени, - соглашается Косан, с насмешливым сожалением глядя на три тела, лежащих у ног Спока – оглушённых, с не по-вулкански яростной надеждой думает Спок, просто оглушённых. – Но, похоже, что прямо сейчас у Вас не особо широкий выбор, и я подумал, что, возможно, настало время Вам ещё разок поразмыслить над той работой, которую я Вам предлагал. Предложение всё ещё в силе. Спок слегка наклоняет голову вбок, как будто бы раздумывая, а сердце неистово колотится у него в боку. - Что у Вас на уме? – наконец спрашивает он. Косан ухмыляется. - Как Вам для начала - взорвать пару дюжин ромуланских делегатов на мирных переговорах? До конца своих дней Спок так и не узнает, каким образом ему удалось сохранить самообладание. - Логично, - отвечает он, а его голос даже не вздрагивает. Косан опускает оружие и широко улыбается. - В таком случае, добро пожаловать на борт. *** Этого не было в плане. Спок остро это осознаёт, когда шагает по коридорам новейшего и современнейшего космического корабля Косана. По сравнению с «Энтерпрайз» он маленький и обтекаемый, но при этом имеет аналогичную огневую мощь. От этой мысли Спока передёргивает. По плану они должны были задержать Косана и заставить его назвать имя того предателя в рядах Звёздного флота, который его нанял, а также разузнать детали предстоящей провокации и предотвратить её. Но в планах не было перемещения на корабль Косана без каких-либо средств для связи с «Энтерпрайз» и возможности передачи информации. Вероятно, это был не самый удачный план, признаёт Спок. Но они были в отчаянии. Когда он идёт рядом с Косаном, то одетые в утилитарную серо-белую форму члены экипажа в своём большинстве его полностью игнорируют. Спок смутно раздумывает о том, почему Косан не нуждается в телохранителе. Он ведь скорее всего не может доверять Споку – или кому-либо другому – до такой степени. - Статус, - требует Косан, когда они приходят на мостик. - Охранные станции по периметру отслеживают нас, Лидер, - докладывает высокий человек, занимающий место пилота. – Они всё ещё не предпринимают никаких действий. С приятной улыбкой Косан поворачивается к Споку. Это придаёт его лицу жутковатый вид. - Вы знаете код деактивации защиты периметра, тридцать седьмой? Спок притворяется, что изучает экран, чтобы выиграть немного времени. Он знает, что его таким образом проверяют. Это первый раз из многих, которые последуют за ним, и он не может, совершенно не может не пройти эту проверку, если есть хоть какой-то шанс на успех. Станции укомплектованы сотрудниками. Совсем небольшим контингентом, который следит за почти полностью автоматизированными системами, но это всё равно персонал. Живые существа. Потребности многих перевешивают. Он твёрдо держит свои эмоции под контролем, когда смотрит на Косана. - Полагаю, что так. Ухмылка Косана становится шире. - Тогда прошу Вас, тридцать седьмой. Продолжайте. Элин, пусти его за свою станцию. Мужчина за тактической консолью сразу же встаёт с кратким «Да, Лидер». Спок ловит его взгляд, когда они меняются местами. Холодок пробегает по его спине. Слепое подчинение тревожит, но абсолютная преданность в глазах этого человека – это нечто иное. Лидер, думает Спок и подавляет очередное содрогание. Они делают это не ради денег, не ради выгоды. Это фанатики, запрограммированные на почти роботизированную верность Косану. Прискорбно, что подобное могло быть сделано с живым существом вне религиозного культа – не то чтобы это было приемлемо в принципе. Спок садится за тактическую консоль и проводит три целых и пять десятых секунды ознакомляясь с управлением. Затем он без колебаний вбивает код. - Это рабочий? – хитро спрашивает Косан всё с той же нервирующий улыбкой на губах. - Щиты охранных станций деактивированы, Лидер, - бесстрастно отчитывается пилот. – Они беззащитны. Спок заставляет себя нормально дышать, ожидая приказ от Косана. На тех станциях живые существа. Живые. - Хорошо, - весело тянет Косан. – Время покинуть эту вечеринку, джентльмены. Изин, активизируйте маскировку. Ах. Гул двигателя, едва различимый до сих пор, внезапно усиливается раз в десять, а по обзорному экрану пробегают волны, размывая на мгновение звёзды. Спок не предусмотрел наличие маскировочного устройства. По правде корабли, оборудованные подобным приспособлением, оставляют более тяжёлый энергетический след, но, чтобы его обнаружить, нужно знать, в какой части спектра его искать, а это всё ещё остаётся засекреченной информацией. К тому времени, когда Звёздный флот или Альтаирские власти догадаются найти кого-то ею обладающего, след уже давно исчезнет. Они не предусмотрели этого, потому что единственными известными обладателями технологий, подобных этой, являются клингоны и ромуланцы, и не было никаких свидетельств того, что Косан взаимодействует с теми или другими. Но, разумеется, это всего лишь логично. Наиболее успешными торговцами оружием становятся те, кто продаёт его обеим сторонам. - Уводи нас отсюда, Изин, - приказывает Косан. – Направление – Тефелаз. Второй варп. Низкий варп. Спок быстро вычисляет. Маскировочное устройство, должно быть, намного тяжелее для двигателя этого корабля, чем для ромуланской боевой птицы. Это означает, что они не могут набрать максимальную скорость, пока остаются замаскированными. - Итак, в чём конкретно состоит план, - спрашивает Спок, разворачиваясь к Косану. – На Тефелазе нет ничего, кроме заброшенного аванпоста Звёздного флота. Я полагаю, что это неподходящее место для проведения мирных переговоров. Косан с очевидным удовольствием его изучает, как коллекционер, которому наконец удалось наложить руки на редкий экспонат. Спок заставляет себя казаться равнодушным, не проявляя ни малейших признаков беспокойства. - Мы так нетерпеливы? – почти нежно шепчет Косан. – Вы правы. На Тефелазе нет ничего, кроме большой неожиданности. Видите ли, когда наконец-то решилось, что мирные переговоры должны проходить лицом к лицу, Звёздный флот категорически запретил каким-либо ромуланским военным кораблям заходить в пространство Федерации – лишь только транспорту, не оборудованному маскировкой. Ромуланцы согласились при условии, что делегация не столкнётся ни с одним судном Звёздного флота на своём пути к месту встречи. Вот почему это происходит именно сейчас, когда большинство кораблей Звёздного флота пришвартованы на Альтаире VI. - Ромуланцы выбрали дату, - говорит Спок. - Да. Тот факт, что это происходит именно сейчас, конечно же, строго конфиденциален. Даже высший эшелон Звёздного флота не в курсе дела. Путь был тщательно проложен, и просто так получилось, что делегация будет следовать через солнечную систему Тефелаза. - Это место расположено глубоко внутри пространства Федерации, - говорит Спок, сдерживая дрожь. – Но даже если так, и этот корабль уничтожит делегацию, даже если не останется свидетелей, всё равно останутся косвенные улики. Это несомненно повысит уровень напряжённости, но может быть недостаточным для провоцирования открытых боевых действий. - Более чем достаточным, тридцать седьмой, - кивает Косан, сверкая глазами. – Какое удовольствие встретить кого-то, кто на самом деле понимает, что ничего нельзя оставлять на волю случая. Он одобрительно кладёт ладонь на предплечье Спока, и единственное, что может сделать Спок – это оставаться неподвижным. Он думает, что демонстрация признаков неудовольствия от нежелательного прикосновения была бы для него характерна, поэтому пристально смотрит на это оскорбляющее нарушение границ своего тела, пока Косан не усмехается и не убирает руку прочь. - Вы, естественно, правы. Вот почему наш корабль будет находиться в этом районе лишь до тех пор, пока не высадит нас на Тефелаз. - Вы переоснастили базу, - догадывается Спок. – Пропавшие корабли СБ Федерации и вооружение… - … нужно было куда-то деть, - подтверждает Косан. – И было бы чрезвычайно сложно отрицать, что оружие Федерации, открывшее огонь с объекта Федерации, это нечто иное, чем акт агрессии. - Логично, - говорит Спок, потому что так и есть. Подобное объяснение в достаточной степени обличает адмирала Ногуру, даже если коммандер Кирк не раскопает никаких доказательств его участия в организации взрыва на Глубоком Космосе Четыре, или если сам Спок никогда не вернётся. В качестве командира Звёздного флота, Ногура будет единственным, кто в течение недель точно знает путь следования мирной делегации, единственным человеком, который может внести целесообразное изменение, которое приведет к тому, что беззащитные корабли окажутся в пределах досягаемости объекта, контролируемого его сообщником. И он не так уж случайно опоздал на празднество – опоздал немного, но достаточно для того, чтобы передать эту информацию куда-то вне сети безопасности Звёздного флота, и опоздал не слишком, чтобы обеспечить себе алиби. Действительно, хитрый план. - Я рад, что Вы одобряете, тридцать седьмой, - снова улыбается Косан. – Мне нравится считать себя разумным человеком. - И всё же Вы экстраполируете свой план, хотя Вы до сих пор не можете быть уверены в моей лояльности, - замечает Спок, потому что это необходимо озвучить. Улыбка Косана становится почти нежной. Это выражение на его лице крайне смущает. - Вы заметили мой экипаж, как я понимаю? Я не открою Вам доступ ни к одной важнейшей системе, пока Вы на самом деле не проявите себя, и мой экипаж – мой экипаж, тридцать седьмой, сожрёт Вас заживо, если Вы вытворите хоть что-то, что мне не понравится. Омикронское усовершенствование. Спок бросает взгляд на обзорный экран, чтобы скрыть свою реакцию. Значит, он не был неправ тогда, когда термин «роботизированный» возник в его разуме. Омикронское усовершенствование нелегально не только в Федерации, но и по всей галактике, в том числе на Ромулусе. Комбинация медикаментов и контроля над разумом полностью лишают субъектов свободы воли и индивидуальности, превращая их в «чистые листы» для «программирования» контролёром. Данная процедура полностью уничтожает определённые участки мозга, и это необратимый процесс, исключающий любое возвращение к норме. Вовлечённые индивидуумы функционируют как бездумные автоматы всю свою оставшуюся жизнь. - Впечатляюще, - выдаёт Спок, его голос преисполнен ужаса даже для собственных ушей. Косан наклоняется к нему. - Я могу это и намного больше. Вы перешли на верную сторону, тридцать седьмой, - он посмеивается, отодвигаясь назад. – Сейчас Вы можете расслабиться, лететь ещё два часа. Почему бы нам не сходить в тренажёрный зал, чтобы Вы напомнили мне, почему я зашёл настолько далеко ради того, чтобы обрести Вас? Я бы сказал, что моим парням не терпится испытать свои силы против Вас, но, что же… - Он снова смеётся. – Скажем так, мне не терпится. Идёмте. Спок кивает, собираясь с силами. - Я в Вашем полном распоряжении, Лидер.
Примечания:
П/П
Да, да, я знаю, я - засранка, и совершила тот поступок, от которого сама не в восторге - оставила вас на самом интересном. Но. Дорогие читатели, последняя глава просто громадная. Она в два раза больше любой из глав в этой части. А ещё она крайне важна, поэтому требует тщательной вычитки, чем я и буду заниматься в ближайшие дни (первый раз я вычитывала эту главу часов 6 и обязана вычитать ещё пару раз, чтобы всё там было более-менее гладко). Поэтому я прошу у вас капельку терпения :) Скоро всё будет.
И всё будет хорошо <3

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты