Останови меня

Гет
R
В процессе
361
Размер:
229 страниц, 43 части
Описание:
Том Реддл живёт в одном времени с Гермионой. Девочка, что потеряла родителей, вынуждена жить в приюте. Как изменится жизнь девочки, когда появится Дамблдор и откроет самую невероятную тайну?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
361 Нравится 537 Отзывы 139 В сборник Скачать

Глава 34

Настройки текста
"Бессмертие – одна из самых желаемых целей в мире волшебников. Крестраж - самый действенный способ скрыться от смерти. Многие волшебники пренебрегают подобным в виду сложности ритуала. Совершенно заслуженно крестражи определяют к одной из самой тёмной ветви магии. Самый известный волшебник, создавший крестраж - Герпий Злостный..." Том прикрыл глаза, желая успокоить собственное сердцебиение. Его можно было обвинить в краже школьного имущества, незаконного проникновения запретную секцию и чтении книг о темной магии. У Дамблдора бы от счастья сердце лопнуло. Столько серьезных поводов обвинить Тома Реддла и выкинуть из школы! В книге описан подробный ритуал создания крестража. Самым сложным кажется расколоть душу. Совершить нечто настолько ужасное, что это позволит разрушиться твоей собственной душе. Убийство человека. Том задумался об этом. Сможет ли убить? Поднять палочку и произнести всего два слова? И жить с тем знанием, что ты убийца. Он мог бы. Представляя подобную ситуацию, не испытывал ни капли омерзения, дрожи или неуверенности. Реддл прекрасно знал, что не колебаясь сможет убить того же Яксли. На данный момент это самый лучший вариант. Необходимо лишь найти вещь, в которую бы смог поместить душу и жертву. Вряд ли подойдёт убийство белки. Ему стало интересно, что будет, если создать больше одного крестража. В книге не было об этом ни слова. Неужели никто не думал о таком? Или это даже для них непостижимо? В любом случае, ему ещё предстоит это выяснить в будущем. Если только сможет найти решение одной очень большой проблемы. Том открыл глаза и посмотрел на пространство кровати рядом с собой. Каштановые кудри девушки разметались ореолом вокруг её головы. Ресницы слегка трепетали, губы приоткрыты, одна рука под подушкой, а другая всё ещё обнимала его за торс. Том убрал с её лица мешающую прядь волос, замечая, как губы девушки дернулись, словно она что-то попыталась сказать. Том набрал полные лёгкие воздуха и погладил девушку по голове. Гермиона инстинктивно придвинулась ближе, не прекращая своего сна. Она не могла никак уснуть, постоянно ворочалась, пыхтя и вздыхая. До тех пор, пока не забралась на кровать Тома, бесстыдно двигая к краю и накрываясь одеялом с головой. В последнее время девушка часто мёрзла, последний месяц лета был особенно холодным. Гермиона предположила, это потому что само здание высасывает всё тепло. Но иногда внутри действительно было холоднее, чем на улице. Блаженно трогая её волосы, Том думал, как рассказать о своих планах. И стоит ли это делать вообще. Гермиона была против самой мысли о бессмертии. С учётом того, что Грейнджер наложила табу на Круциатус, то об убийстве и речи быть не может. Но это не значит, что он не может попытаться. По крайней мере, хотя бы начать разговор и позволить ей об этом задуматься. Главное, что бы думала в нужном направлении. Том убрал книгу, принимая удобное лежачее положение, из всех сил стараясь не разбудить Гермиону. Ему нравилось чувствовать тепло её тела. То, как мило она хмурит брови перед самым пробуждением. Он не может отрицать, что ему нравятся её объятья, даже при том, что продолжает закатывать глаза каждый раз. Для него это подобно глотку свежего воздуха. Постоянное подтверждение ошибки суждений Дамблдора. Он живой. Чувствует. Дышит. Испытывает счастье. У него даже есть друзья. Выкинув тяжёлые мысли, Том постарался как можно быстрее заснуть. *** Утро может быть прекрасным, если просыпаться с блаженной улыбкой на лице, зная, что под самым боком лучшее, что было в твоей жизни. Гермиона сладко потянулась, прогнувшись в спине, словно кошка на солнце. Не раскрывая век, она пошарила рукой по второй половине кровати, ожидая поймать родного человека. Но не ощущая ничего, кроме простыни, резко подскочила, открывая глаза. Из-за такой поспешности, её зрение не хотело правильно функционировать. Всё было расплывчато, а в ушах слегка гудело. Несколько секунд Гермиона пыталась проморгаться, сбрасывая с себя остатки сна. Откуда-то сбоку раздался приглушённый смех, заставляя девушку повернуться в ту сторону. Том, уже одетый в брюки и простую черную футболку, стоял, прислонившись к шкафу, и наблюдал за девушкой. Её по истине воронье гнездо из волос, большие карие глаза, растерянный и всё ещё сонный вид - всё это делало Гермиону уютной и теплой. Том сейчас как никогда был уверен в своём выборе. – Что, Грейнджер, кого-то потеряла? Девушка протёрла глаза тыльной стороной ладони, повалилась обратно на подушки и накрылась одеялом с головой. – Да, свой сладкий сон. Уйди, ты отпугиваешь его своим видом. Том усмехнулся и продолжил, будто не услышал её слов. – Ах, неужели, ты настолько низкого обо мне мнения, что думала, я могу бросить девушку, после проведенной вместе ночи? Да ещё и в своей постели. – он покачал головой из стороны в сторону и поцокал языком, словно на самом деле был разочарован. Гермиона выглянула из-под одеяла, возмущённо краснея. Она запустила в него подушку, которую тот с лёгкостью перехватил. – На тебе сказывается дурное влияние Малфоя! – вновь скрылась под одеялом, желая хоть немного продлить блаженный покой. Она почувствовала, как кровать прогнулась, а в следующее мгновение Реддл просунул руки под одеяло и, быстро задрав её майку, положил ладони на её обнаженный живот. Гермиона взвизгнула, выбираясь из укрытия и отталкивая его руки. – Ледяные! Они ледяные! Том откровенно смеялся с её реакции, пропуская момент, когда девушка пришла в себя и повалила его на кровать, прекрасно зная все места, где он особенно чувствителен к щекотке. Какое-то время Реддл действительно позволил Грейнджер думать о своём превосходстве, но потом перехватил её руки, крепко держа за запястья. Ей было трудно держать равновесие в таком положении, но безумно нравилось смотреть в его глаза, наполненные смешинками. Реддл продемонстрировал свою фирменную ухмылку, и она нутром почувствовала, что сейчас ей придется краснеть. – Малышка, не знал, что ты так любишь быть сверху. – он приподнялся, наклоняясь к уху девушки и еле ощутимо обхватил мочку уха своими губами.– Тебе нужно было просто сказать, а не устраивать подобные сцены. Кожа покрылась мурашками, а уши предательски покрывались алым оттенком, хотя Гермиона изо всех сил старалась сохранять спокойствие. Ей это даже практически удалось. Аккуратно высвободив свою руку, не переставая смотреть в его глаза, она нежно провела пальцами по его щеке, игриво улыбаясь, повторила его движение, обдавая горячим шёпотом его ухо. – Ты прав, у меня действительно есть...желание. – она почувствовала, как Том слегка напрягся, опуская руки на её талию. Следующие слова Гермиона уже говорила обычным спокойным голосом, немного отодвигаясь от него. – Желание, чтобы ты убрался из комнаты и дал мне возможность переодеться. Гермиона встала с кровати, распахивая дверцы шкафа. Не то, чтобы был особо большой выбор, но не ходить же в том же, в чём спал. Том вдруг подумал, что сейчас идеальное время для разговора. Принимая сидячее положение, он внимательно следил за каждым движением девушки. Казалось, что он просто ищет намёк на то, что этот разговор не должен состояться. – Знаешь, мне кажется, что я нашёл то, что так долго искал. Гермиона вопросительно обернулась,доставая свитер с излишне длинными рукавами. Это был её любимый, можно было прятать в рукавах ладони и греть их. – Возможность бессмертия. То, как резко Гермиона повернулась к нему всем телом, заставляя свои волосы взлететь в воздухе, сложно было даже представить. Она молча смотрела в его глубинные глаза, ощущая, как перехватило дыхание, забирая любую возможность произнести что-либо. Том выглядел спокойным и равнодушным. Ничего серьезного, обсуждают погоду и не более. – Я думала, ты оставил эту затею. – получилось слишком тихо, на грани шепота. – Нет. – он в несколько шагов преодолел между ними расстояние и, взяв за руки, подвёл обратно к кровати. Гермиона осталась стоять, теперь возвышаясь над Реддлом, сидящем на краю. Он гладил большими пальцами по её тыльной стороне ладони, желая успокоить и расположить к своим словам. – Это необходимость. Простая необходимость, понимаешь? Она всё также молча смотрела, никак не реагируя на его слова. Том использовал этот тон всякий раз, когда уверен, что она будет против, но всё равно брался за попытку. Когда он впервые упомянул о бессмертии, её переполняли различные эмоции. А сейчас ничего. Лишь тупая боль в грудной клетке, мешающая нормально дышать. Том испытывающе смотрел на девушку, готовый успокаивать гневную тираду и совершенно не готовый к такому количеству грусти в её глазах. – Что это?– слегка хриплым голосом поинтересовалась девушка. Во рту пересохло настолько, что создавалось впечатление, будто несколько дней не проглотила ни глотка воды. – Крестраж. Словно это должно было ей всё объяснить. Нахмурившись, Гермиона пыталась понять, слышала ли когда-нибудь об этом. Но ничего знакомого в голове не всплывало. – Спасибо за объяснение, это, конечно же, помогло нарисовать полноценную картину ситуации. – Если заключить часть души в предмет, то это дарит тебе шанс избежать смерти. – Том проигнорировал всё ехидство в её голосе, невозмутимо отвечая на вопрос. Он не собирается говорить об обстоятельствах, при котором создаётся крестраж. Гермиона всё также не отводила взгляда, пытаясь разглядеть всё, что он недоговаривает. Молчание затягивалось настолько, что Том начал сомневаться в правильности своего решения. – Где ты нашёл информацию? – В одной из школьных книг. – он прекрасно знал, что она обо всём сразу же догадается. Но в случае с Гермионой - чем меньше лжи, тем лучше. – Ты украл книгу из запретной секции. – не спрашивала, а утверждала. В голосе не было осуждения или недовольства, лишь некоторая отрешённость. – Дай мне её. – Гермиона... – Ты говоришь мне о расколе собственной души, проведении, чёрт знает насколько, темного ритуала и при этом не хочешь давать мне возможность узнать об этом всё? – теперь она говорила жёстко, с гневным нотками в голосе. Том облизал резко пересохшие губы. А потом взглядом указал на стол, где лежала раскрытая книга. Глупо было надеяться, что получится оставить её в неведении. Реддл проклинал себя за эту слабость перед ней. За то, что чувствует к девушке. Ни один человек не смеет требовать от него объяснений планов или действий. Но ей врать категорично не хотелось. Потерять Грейнджер, как потерять последнюю надежду. Гермиона подошла к столу, жадно вчитываясь в текст. По мере прочтения, её дыхание становилось всё сбивчивее, а ногти впивались в кожу ладоней настолько сильно, что белели костяшки. Она повернулась к нему, отшатываясь назад от неожиданности, когда увидела, что юноша находится прямо перед ней. Не заметила момент, когда он встал с кровати и подошёл к ней сзади. – Том, это самое настоящее убийство! – яростный шёпот разрезал стоявшую тишину. – Убийство живого человека. Том молчал, смотря на девушку. Видел, как в её глазах собирается влага, и ничего не предпринял, когда Гермиона зло схватила его за рубашку, встряхивая. – Тебе светит Азкабан, понимаешь? Ты понимаешь это или нет! – он всё ещё позволял ей трести себя, продолжая молчать. – Ты вообще подумал, что с тобой будет? – Том прижал её к себе, успокаивающе поглаживая по буйным волосам. Гермиона не отпускала футболки, позволяя себе бесстыдно разрыдаться, шепча слова в его ключицу. – Это не вариант. Пожалуйста. Прошу тебя, забудь об этом. Прошу. Том зажмурился, зарываясь носом в её волосах и думая над просьбой. Впервые она просила так. Уже давно не видел её слёз, не слышал, чтобы умоляла. Попытка провалена, стоило признать это. Отодвинув девушку от себя, Том обхватил её лицо руками, стирая дорожки слёз. Большие припухшие и слегка покрасневшие глаза смотрели на него с мольбой. – Это был всего лишь вариант. Я не собираюсь никого убивать. – спокойный вкрадчивый голос, лёгкая улыбка на губах. И неверие на её лице. Она прекрасно видела, что он собирался. Думал над этим всерьез. Видел в этом решение проблемы. Как бы ей не хотелось поверить, она слишком хорошо его знала. – Пообещай мне. Поклянись, что не станешь никого убивать ради крестража. Том угрюмо молчал. Гермиона вырвалась и сделала шаг назад. Смотрела на него взглядом загнанной лошади и боялась услышать отказ. И всё равно понимающе хмыкнула. Том слишком боялся смерти. Настолько, что готов был на всё, лишь бы никогда не встречать Её. Молча развернувшись, направилась к двери. – Мне необходимо умыться. – отстраненно пояснила Гермиона, желая привести себя в чувство. Том чертыхнулся про себя, зная, что она понимает причину его молчания. Преодолевая расстояние, схватил Гермиону за запястье, разворачивая к себе лицом. Несколько секунд молчал, борясь с самим собой. – Обещаю. Гермиона обняла его, не желая отпускать. Словно стоило ей сейчас отпустить и Том заберёт своё обещание обратно. – Мы что-нибудь придумаем, хорошо? Обязательно придумаем. *** В Экспресс-Хогвартсе было всегда шумно и весело. После трёх месяцев каникул, каждый рад был вновь встретиться со своими друзьями. Как только Гермиона ступила на платформу "9 и 3/4", Вальбурга перехватила её, уводя под возмущенный взгляд Малфоя и вопросительный Реддла. Блэк светилась от счастья, что не укрылось от внимательной Гермионы. Они быстро расположились в свободном купе и Вальбурга из вежливости поинтересовалась как провела лето подруга. Она интересовалась этим каждый год и каждый год не получала ответа. Вот и сейчас Гермиона с озорной улыбкой посмотрела на Блэк и устроилась удобнее. – Поведай мне, милая Вальбурга, кто стал причиной передоза счастья в твоей крови. Вальбурга только этого вопроса и ждала. Загадочно обернувшись по сторонам, будто кто-то действительно может подслушивать. – Кристофер. – О, и как я только не смогла догадаться сама. – Гермиона выразительно закатила глаза. – Давай, я жажду подробностей! – Ох, Гермия, это было великолепно! – её мечтательный взгляд блуждал по пространству, создавая впечатление, что она заново переживает те события. – Последнюю неделю мы провели только вдвоём, представляешь? Я сказала родителям, что хочу заранее приехать в Хогвартс, по делам старосты. – Подожди, ты стала старостой? – только сейчас она разглядела значок, гордо висевший на её мантии. Гермиона обняла подругу, искренне за неё радуясь. – Всё, всё, продолжай. – Он встретил меня, и мы провели целую неделю вдвоем в одном из его домов. – Вальбурга прикрыла глаза всего на мгновение, сжимая руки своей лучшей подруги. – Я никогда не была так счастлива. И знаешь, я вдруг поняла, что хочу прожить так всю оставшуюся жизнь. С ним рядом. Гермиона видела, что она хочет сказать что-то такое, на что никак не может решиться. Грейнджер подбадривающе улыбнулась. – Просто... Семья это всё, да? – она тяжело вздохнула, нервно проводя рукой по волосам. – Но, выйдя замуж за Ориона, я обреку себя на вечные муки. – Ох, птичка. – Гермиона даже не заметила, как использовала обращение Криса. За время их общения, она переняла его привычку называть так Блэк. Глаза Вальбурги заблестели, поэтому Гермиона поспешила прижать её к себе. – В последнее время я думаю, что выжженный портрет - не самое худшее, что со мной случится. Гермиона прекрасно понимала, о чём именно говорит подруга. Она вытерла её слезы и улыбнулась. – Всё, прекращай. Иначе сейчас все в поезде потонут в твоих слезах. Вальбурга рассмеялась сквозь слезы, доставая белоснежный платок. – Да, ты совершенно права, Гермия. – Вам с Крисом учиться ещё два года. Уверена, за это время мы найдем выход. Ну или компромат на Ориона, чтобы он разорвал помолвку. Приведя себя в порядок, Вальбурга успокоилась. Они проговорили ещё некоторое время, после чего ей пришлось уйти по делам старостата. Гермиона быстро смогла найти Тома, сидящего в компании Абраксаса, Алектуса и Альфарда. Вальбурга присоединилась к ним уже в самом конце, когда до школы оставалось совсем немного. Гермиона шла под руку с Вальбургой, пока Том шёл на расстоянии в своей компании. Из окна башни Хогвартса за студентами наблюдал Альбус Дамблдор, делая свои собственные выводы. В дверь его кабинета постучались, и он разрешил войти. На пороге появился высокий ученик с Гриффиндора. Темные волосы, торчащие в разные стороны, задорные карие глаза, загорелая кожа и подтянутое тело, благодаря квиддичу. – Вы звали, профессор? – Да, мистер Поттер. Лимонную дольку? – любезно предложил мужчина, на что юноша отказался. – Как знаете. Я действительно позвал тебя, мальчик мой, чтобы обсудить одно важное дело. – он немного помолчал, пока шёл от окна к своему столу. – Что ты можешь сказать о Гермионе Грейнджер? Гриффиндорец искренне удивился такому вопросу, но задумался над ответом. – Слизеринская отличница. Не доводилось много общаться, поэтому ничего, кроме слухов, сказать не могу. – Да, конечно. Теперь у тебя появится такая возможность. – профессор добродушно улыбнулся, видя растерянность на лице его подопечного. – Я хотел бы, что бы ты сблизился с мисс Грейнджер. Настолько, чтобы стать с ней лучшими друзьями. Возможно, даже большим. – Не понимаю для чего это. – Видишь ли, дорогой Флимонт, девочка очень одаренная. А ты не хуже меня знаешь, какие сейчас времена. – Альбус задумчиво вертел в руках перо. – Её ум и сила определенно сыграли бы большую роль в войне. Проблема лишь в плохом влиянии со стороны мистера Реддла. Смысл слов до него дошёл не сразу. Отшатнувшись назад, он в неверии уставился на своего декана, переваривая в своём мозгу произнесенные слова. – Вы хотите, чтобы я начал общаться с Гермионой Грейнджер, заставил её пересмотреть свои взгляды и отказаться от Реддла в нашу пользу? Это звучит как минимум невыполнимо. Альбус Дамблдор понимающе покачал головой, задумчиво пережевывая сладость. Если в ком и был уверен профессор, так это во Флимонте Поттере. – Я понимаю, что звучит нелепо. Но девочка просто запуталась, её необходимо спасти, пока это ещё возможно. Если шляпа и ошибается, то это тот самый случай. – он говорил с придыханием, мягким тембором, располагая к себе Гриффиндорца. – Кому я и могу доверить столь важное задание, так это тебе. Флимонт покорно кивнул, давая себе обещание потом обдумать эти слова. Если всё действительно так, то это же благое дело. Но оставалось ещё что-то, что не давало ему покоя. *** Гермиона шла в сторону гостиной, задержавшись в библиотеке. Первый учебный день был самым лёгким. Она шла, погруженная в свои мысли, всё ещё вспоминая тот разговор с Томом. Он ведь дал ей обещание. Но тот урок Прорицания всё навязчивее давал о себе знать. Всё сходилось, но верить отчаянно не хотелось. Самое ужасное, что она не знает, каким образом это предотвратить. Несмотря на такую задумчивость, уловила быстрое приближение сзади. Её кто-то попытался схватить, но она моментально вынула палочку, уходя от линии досягаемости. На неё с ужасом смотрел Альфард, поднимая руки в верх. Гермиона устало потерла переносицу и с укором посмотрела на Блэка. – Какого дементора, ты творишь, Альфард? – Извини, мне просто нужно с тобой кое-что срочно обсудить. Приподняв бровь, она поставила заглушающее, понимая, что речь пойдёт не о кроликах. Блэк выглядел взволнованным и постоянно озирался по сторонам. – Слушаю. – Это касается Дамблдора. Я... Гермиона остановила его речь поднятой рукой. Теперь и она выглядела взволнованной. – По-моему, ты первым делом должен был отправиться к Тому. – Да, но...– он опустил глаза в пол, убирая руки за спину. – Ты же знаешь, что к нему лучше не соваться, если не уверен в полезности информации. Он же и змей может натравить! – Это ничего не меняет. – разворачиваясь обратно к гостиной, даёт знак следовать за ней. – Сейчас мы идём к Тому и ты всё рассказываешь. – она с усмешкой посмотрела на однокурсника и добавила. – Но если что, заклинание от змей – Випера Эванеско. Альфард вздрогнул, но послушно поспешил за слизеринкой.
Примечания:
Юху! Большая глава пришла скрасить ваш вечер!
Приятного прочтения🐍✨✨✨
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты