Заморыш

Джен
R
Закончен
39
автор
Delen Jace гамма
Размер:
Миди, 22 страницы, 4 части
Описание:
Жизнь в Академии ситхов не бывает легкой. Но особенно тяжела она для тех, кто смеет идти против большинства, чтобы сохранить честь и достоинство.
Посвящение:
Delen Jace, которая подбила меня на это безобразие. Спасибо за то, что так много сделала для этого героя.
Примечания автора:
Вбоквел к "Воровке", но можно читать как самостоятельное произведение. Предупреждение для читавших: Касбир здесь совсем не такой, каким вы привыкли его видеть.

Замечательные работы про Нейда от Delen Jace: https://ficbook.net/collections/17127235

Нейд и Касбир:
https://annanaz.diary.ru/p220105297_nejd-i-kasbir.htm
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
39 Нравится 73 Отзывы 17 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста
      — Нейд, урок скоро начнется! Некогда возиться! Выкрутишься как-нибудь, пошли!       Нейд раздражённо сбросил ладонь Кресса с плеча. Выкрутится, как же! Будто он возьмёт и достанет откуда-то другой именной датапад! Нейду совсем не улыбалось огрести плетей за то, что какая-то сволочь ночью выкрала и спрятала его датапад, без которого на занятиях даже смысла появляться не было. А ведь каждое невыполненное задание на уроке грозило замечанием. Три замечания — одним выговором. Три выговора — наказанием. Сказать учителям или надзирателю — не вариант, тогда выговор он получит гарантированно, за потерю имущества Академии.        Нейд сердито дёрнул на себя дверь шкафчика, в котором валялись вещи Касбира. Заперто, конечно. Кто бы сомневался. Как и у всех его новоявленных шестёрок, включая грёбаного Джанира. Нейд не сомневался, что датапад стащил именно Джанир — он как раз недавно бахвалился, что научился взламывать электронные коды на замках, но тогда почти никто не придал этому значения. Похоже, зря. В кои-то веки этот придурок в самом деле чему-то научился, а не просто трепал языком.         — Нейд, это бесполезно, — продолжал уговаривать Кресс, нервно поглядывая на хронометр. — Надо говорить с надзирателем, других вариантов нет.       — Или вытрясти датапад у этих уродов, — прорычал Нейд. От бессильной злобы сжимались кулаки, потому что на самом деле понятия не имел, как что-то из кого-то вытрясать. Он никогда не был задирой и не знал, как они умудряются запугивать и избивать других, не нарываясь при этом на наказания. Но вариант «поговорить с надзирателем и выставить себя слабаком» ему нравился ещё меньше.       — Ты уже пробовал на тренировке. И как, вытряс?       Нейд всё же засадил кулаком по дверце — иначе недолго было бы разбить лицо Крессу, виноватому только в том, что говорил правду. Когда Нейд попробовал припереть Касбира с его бандой к стенке, они только хохотали и изощрялись в издёвках и подколах. Джанир ляпнул что-то вроде «он там, где всякому дерьму и место», но туалет Нейд тоже проверил и датапада не нашёл. Правда, в женский не заходил: как и женские душевые, женские туалеты не открывались, если биометрический сканер распознавал мужское лицо. Если жополизы Касбира подговорили какую-то девчонку, оставалось только найти другую девчонку, готовую помочь. Но со вчерашнего дня всех девиц в группе как подменили: в лучшем случае они делали вид, что не замечали его, а в худшем — начинали соревноваться в мразотности с парнями. А из другой группы искать… Что, вот так взять и сказать: «Привет, не могла бы ты поискать в женском туалете мой датапад, а то меня тут опустить решили»?!       Нейд прижался лбом к стене, чувствуя, что с трудом сдерживает позорные слёзы. Он никогда не думал, что такое случится. Всё было нормально! У него были друзья, приятели, а Джанир с Алоисом раньше не вели себя настолько по-сволочному… Кому из них он когда что-то плохое сделал? Хоть кому-то?!       — Нейд… — Кресс снова положил ему руку на плечо и слегка сжал. — Давай поговорим с надзирателем. Ты же знаешь, Кондаш — нормальный, с ним можно разговаривать…       — Кресс. — Нейд шумно выдохнул, пытаясь успокоиться. Если он сейчас наорёт на единственного человека, оставшегося на его стороне, лучше не станет. — Иди на урок. Нечего тебе со мной торчать. Я попробую сообразить, что делать. Если не выйдет, пойду к Кондашу.        Кресс ещё немного потоптался на месте, пыхтя и поглядывая на хронометр, прежде чем наконец решиться:       — Ладно. Пойду я… — Кресс виновато глянул на Нейда. — Не тяни, ладно? Если прогуляешь урок, будет только хуже.       Когда Кресс скрылся за дверью, Нейд упал на первую попавшуюся койку и закрыл лицо руками. Дело дрянь. Что бы он сейчас ни сделал. Урок у Арроны начинался через две минуты, и достать за это время датапад — что свой, что новый, — было нереально. Значит, как минимум одно замечание — и то если учителя над ним сжалятся, чего за ними обычно не водилось. А то и на порку, и на карцер можно нарваться. Все эти два года Нейд умудрялся избегать наказаний в Академии — чуть ли не единственный из группы. Похоже, везение кончилось.       — Эй! Нейд, он нашёлся!       Кресс ворвался в казарму, размахивая датападом и сияя улыбкой на всё лицо. Нейд удивлённо уставился на него, не веря своим ушам. Нашёлся?!       — Девчонка какая-то передала, не из нашей группы. Сказала, что вымыла и просушила, как могла, и всё вроде работает… — Кресс осекся, смущённо опустил взгляд, поняв, что сболтнул лишнего, и неловко протянул датапад Нейду. — В общем, вот. Зато взламывать шкафчик Касбира не надо.       — Что за девчонка?       Кресс пожал плечами:       — Из параллельной группы, кажется. Симпатичная, мелкая, волосы классные, светло-каштановые такие. Знаешь её?       — Нет. — «Наверное, и хорошо — иначе хатта лысого она бы мне теперь помогла». — Вымыла и просушила, значит… — Нейд подозрительно принюхался. Датапад пах мылом и антисептиком. Похоже, в последнем его вымачивали. — Женский туалет?       — Да, он… Извини, ляпнул…       — Да что уж… — Нейд брезгливо ткнул кнопку активации. Экран приветственно засветился и выдал стартовую страницу. — Работает, уже хорошо. Спасибо, Кресс. Пошли. Аррона всё равно нам мозги полоскать будет.       Нейд запихнул планшет в сумку, испытывая жуткое желание помыть руки. Да и целиком помыться неплохо было бы: чувствовал он себя так, будто это его макнули в унитаз. По сути, именно это Касбир сделал с его репутацией и будет делать дальше, если ему позволить.       — Нейд…       — Не сейчас, Кресс. Просто не говори ничего, ладно?       Кресс покладисто умолк. Наверняка он хотел сказать что-нибудь ободряющее, но сейчас Нейда ободрила бы только разбитая в мясо физиономия Касбира Такора.       Как ребята ни торопились, прийти вовремя им не удалось: когда они ввалились в класс, Аррона уже вовсю вещала о том, что «жалкие идиоты, неспособные осилить фундаментальные принципы ситской философии, достойны немедленного обращения в рабство». На опоздавших она посмотрела, как тук’ата — на вомп-крысу, стащившую у неё кусочек добычи.       — Ах. Господа Нейд Айген и Кресс Гарон считают, что им — при их-то положении, силе и знаниях, — ни к чему проявлять почтение к учителю. Ну что же, молодые люди… Попробуйте доказать мне, что имели право опоздать на целых десять минут. Выйдете перед группой. И не плетитесь нога за ногу, вас пока ещё не ведут к позорным столбам!       По рядам послушников прокатились смешки. Пылающий — в прямом смысле — взгляд красных глаз Арроны заставил их умолкнуть, но не стёр издевательских ухмылок с рож Такора и его прихлебателей. Они явно наслаждались зрелищем.       — Гарон. Процитируй мне, что говорил Малар Лират о принципах, которыми должен руководствоваться ситх в ученичестве и наставничестве, в служении и власти?       Нейд прикусил язык, чтобы не выругаться. Из вчерашних попыток запомнить хоть что-то он вынес, что рассказать без шпаргалки эти принципы нереально: написаны они были заумно и как-то ломано — явно их не слишком изобретательно перевели с высокого ситского. Нейд всерьез сомневался, что их помнил хоть один ситх, кроме долбанутой Арроны.       Кресс, красный до ушей, начал что-то мямлить, но даже Нейду было понятно, что он пытается придумывать на ходу. Из аудитории стали хихикать совсем уж внаглую, но Аррона и не подумала их заткнуть.       — Жалкое зрелище, — процедила она. — И ты смеешь называть себя будущим ситхом, мальчишка? Позор… Сядь на место! Получаешь выговор.       Кресса проводили издевательскими хлопками, которых Аррона решила не замечать.        — Ты, Айген. Есть что сказать, или ты тоже впустую потратишь моё время?       Нейд сжал кулаки. Аррона явно собиралась втоптать его в грязь, а он знал материал недостаточно хорошо, чтобы утереть ей нос. Нечего было и пытаться.       — Прошу прощения, госпожа надзирательница. Я не стану тратить ваше время.       — Хоть на это тебе хватило ума. На место, Айген. Выговор.        Сцепив зубы, Нейд скрутил за спиной неприличный жест — быстро, чтобы Аррона не успела заметить. К хаттам её. И этих мразей из группы.       — Что, заморыш, мозги тоже в говне утопил? — шепнул Джанир, когда Нейд проходил мимо него. Нейд проигнорировал подначку.        «Сочтемся на спарринге, скотина».       Касбир проводил Нейда надменным, снисходительным взглядом. Он вообще наблюдал за происходящим равнодушно, будто бы ему не было никакого дела — но очень внимательно. Оценивающе.       Нейд уселся на самый дальний конец стола, рядом с Крессом. На друга было жалко смотреть: не так давно он схватил два замечания, и выговор от Арроны  неприятно приблизил его к «дисциплинарному взысканию». Нейд украдкой сжал его руку. Ничего, они прорвутся. Не слабаки.       Аррона наконец переключила внимание на остальную группу. Прошлась по аудитории, заложив руки за спину. Развернулась на каблуках, взмахнув подолом тёмно-серой мантии.       — Что веселитесь? Остальные показали себя немногим лучше. Я всё ещё жду адекватного ответа, и если не получу его, буду серьёзно разговаривать с надзирателем Кондашем. Есть тут желающие доказать, что их интеллект выше, чем у камня?       Группа совсем затихла. И тут во весь свой немалый рост поднялся Такор. Степенно поклонившись, произнёс:       — Если позволите, госпожа надзирательница, я бы хотел ответить.       Аррона вскинула тонкие светлые брови.       — Касбир Такор, верно? Что ж, попробуй.       — Если мне будет позволено, я бы предпочёл дать ответ на высоком ситском, в том виде, в каком текст был написан изначально. Перевод не в полной мере передаёт ёмкость и красоту мысли.       — Даже так? — Аррона не скрывала скептицизма. — Хорошо. Говори.       «Обосрись», — зло подумал Нейд. Было бы замечательно, если бы Касбир сейчас сказал безграмотную чушь. Или перепутал слова, заменив смысл фразы на противоположный, или, ещё лучше, неприличный. Но почти сразу стало ясно, что надеяться не на что: Такор говорил на древнеситском так же естественно и легко, как на Основном. Нейд, хоть и честно зубрил этот мёртвый язык, понимал чуть больше половины сказанного — словарного запаса не хватало.       Когда Такор закончил, Нейд впервые увидел улыбку на кислом лице Арроны.       — Очень хорошо, Касбир. Вот что значит — достойное происхождение и воспитание! Надеюсь, ты будешь держать планку. В таком окружении, — Аррона, скривившись, прожгла взглядом Нейда и Кресса, — скатиться легче, чем кажется.       — Благодарю, госпожа надзирательница. — Касбир отвесил неглубокий поклон и не садился, пока не получил снисходительный кивок от Арроны. Сама благовоспитанность.        — Выпендрёжник, — буркнул Кресс.       — Мудак, — поправил Нейд. — Редкостный.       Остаток урока и все последующие Нейд старался не замечать смешков и перешёптываний за спиной. Он считал минуты до второй тренировки, на которой инструктор собирался провести спарринг. Уж возможность легально заставить этих уродов жрать песок Нейд упускать не собирался.       Когда они уже шли к тренировочной площадке, Кресс огорошил вопросом:       — Нейд… Может, лучше поддаться сегодня?       Нейд едва не поперхнулся.       — Головой не бился? С чего бы?       — С того, Нейд. Ты почти всегда оказываешься лучшим, и это круто. Обычно. Но знаешь, что это будет значить теперь? Что в итоге ты почти наверняка окажешься один на один с Касбиром, и он сделает из тебя отбивную. Извини, но это так. Даже ты ему не ровня. И сейчас он порядком на тебя зол. Может, ну его? Проиграй кому-нибудь и сиди в теньке, наблюдай, как другие позорятся.       Нейд резко остановился.       — Ты это сейчас серьёзно? А ещё ты мне что посоветуешь? На испытаниях самому себе горло перерезать, лишь бы от Такора не огрести?        — Не передёргивай! Я советую дать ему угомониться. Ну пускай Такор решит, что всех под себя подмял и свои правила установил. Он успокоится и отвяжется от тебя, и его подпевалы — за ним. Зачем на конфликт нарываться?       Нейд шумно выдохнул через ноздри, размял кулаки. От злости зашумело в ушах и почему-то потеплело в ладонях, словно Нейд хорошенько  потёр их друг об друга.       — Зачем? Затем, что мой датапад сегодня утопили в женском туалете, Кресс. Затем, что эта богатенькая сволочь теперь спит на моей койке, а я — у двери. Правила свои пускай себе в зад засунет, я под его дудку плясать не собираюсь.       Он так резко ускорил шаг, что Крессу пришлось догонять. К площадке они пришли первыми. Касбир в сопровождении свиты явился минута в минуту — Нейд уже понадеялся, что он опоздает. Едва завидев Нейда с Крессом, свита разразилась хохотом и демонстративно зашепталась. Сам Такор держался отстранённо, будто бы его эта возня ничуть не касалась. Поймав взгляд Нейда, он улыбнулся уголком губ и слегка прищурил раскосые глаза.       — Нейд, в душ-то хоть успел после того, как в говне повозился? — окликнул Джанир, вызвав новый взрыв хохота.       — Да ему-то что? От него всегда так несёт, он разницы не чувствует! — вклинился здоровяк Тенек и первым же рассмеялся своей шутке. Обычно только он над ними и смеялся. Сегодня его поддержала почти вся группа.       Нейд прикрыл глаза и отвернулся. Колкие ответы на ум не шли, да он и никогда не умел их выдумывать. Зато было кое-что другое. Чувство, будто каждая насмешка, словно ветерок, раздувает внутри огонь, от которого по жилам растекается приятный жар. Этот огонь не обжигал самого Нейда, а вот на других так и рвался обрушиться и сжечь до углей. Нейд размял пальцы, наслаждаясь тем, какая сила в них поселилась. Хоть камень голыми руками кроши.       Пускай смеются. Нейд посмеётся, когда уложит каждого из них на песок.       От окружавшей Касбира стаи отделился Алоис и, судя по хитро перекошенной роже, собрался что-то сказать, но не успел — грозный рык Гвендора: «А ну построились, ленивые жирные слизняки!» заставил всех подобраться и выстроиться в шеренгу. Гвендор, похоже, был в отличном настроении: «жирными слизняками», «беременными хаттами», «слиинами колченогими» и прочим в том же духе у него послушники звались, когда всё было хорошо. Если Гвендор был чем-то недоволен или просто зол, он становился до жути официальным.         Вторую тренировку начали со спарринга. Гвендор, как обычно, быстро распределил всех по парам: Крессу определил Виону, подружку Ирекки, Касбиру — Алоиса…        — Нейд, сегодня встанешь с Джаниром.       Жжение в руках стало почти нестерпимым. Нейд закусил губу, чтобы не оскалиться. Вот так сразу — с Джаниром?        «Спасибо, инструктор. Вы как знали».       Джанир не был слабаком, но в спаррингах не особо блистал — ему не хватало терпения, расчётливости и умения предугадать, что противник сделает в следующую секунду. Поэтому побеждал он только таких же, как он, — ребят без фантазии и боевой смекалки. Судя по тому, как сразу скисла его физиономия, Джанир тоже на свой счёт не обманывался. А уж после сегодняшнего Нейд его жалеть не будет.       — Ну что, заморыш, готов песок жрать? — Джанир эффектно прокрутил в руке тренировочный меч. Эффектно — для тех, кто никогда всерьёз не учился сражаться. Такие петли через пару месяцев занятий пятилетний малыш крутить наловчится.       Нейд ему даже отвечать не стал — размял шею, плечи, кисти и ноги, пока Гвендор не дал сигнал к началу боя. Прислушался к приятному жару, наполнявшему тело. Сила… Обычно у Нейда получалось призвать её, только хорошо сконцентрировавшись, и только для какой-то задачи. Сейчас она пришла сама и уходить, кажется, не собиралась. Ну и отлично… Лишней точно не будет.       Джанир нервничал, как бы ни хорохорился: двигался суетливо, бестолково крутил меч, облизывал губы, пытался насмешливо скалиться, но выходило неубедительно. Едва Гвендор скомандовал «начали!», Джанир бросился на Нейда, широко замахиваясь для удара. Нейд ушёл в сторону, одновременно рубанув Джанира поперёк открытого живота.       — Нейд, касание! Хорошо. Джанир, ты идиот. Ещё раз! — гаркнул Гвендор и тут же обернулся к паре девчонок: — Керика, Нила, кнута захотели?! Работаем!        Обычно Нейд давал противнику возможность отдышаться и приготовиться к бою, но только не в этот раз и не этому говнюку. Не успел Джанир принять боевую стойку, Нейд ударил снова — выпадом в солнечное сплетение. Джанир поперхнулся вздохом, но меча не выпустил и сам пошёл в атаку — попытался выбить меч у Нейда из рук. Он явно собрался: перестал допускать глупые ошибки, двигался быстро и чётко, бил сильно. Нейду даже пришлось уйти в оборону. Ненадолго. Джанир взял слишком большой темп. С каким-то странным спокойствием, даже отрешённостью, Нейд наблюдал за тем, как он выдыхается, а его удары теряют силу и точность. Внутри же Нейда вызревало что-то голодное и злобное, только и ждавшее…       …Ошибки. «Сейчас!» — будто кто-то крикнул Нейду на ухо, когда клинок Джанира ударился об его и скользнул вниз, отклонившись слишком далеко. Джанир не успел бы защититься, и Нейд ударил сам — коленом между ног, со всей силы, и, едва Джанир с хрипом согнулся пополам, добавил мечом по хребту. Придушенный вопль Джанира показался музыкой, на его перекошенную рожу смотреть оказалось приятнее, чем на письмо из дома.        Нейд сгрёб его за волосы и рывком притянул к себе.       — Жри песок, скотина, — прошипел он Джаниру в лицо и швырнул его на землю, даже не удивившись собственной силе. Джанир был гораздо крупнее Нейда, но побить его и свалить сейчас оказалось легче, чем справиться с котёнком.       Только когда Джанир скорчился у его ног, пытаясь прокашляться и подняться, Нейд понял, что на них, позабыв про собственные бои, смотрит вся группа. А с особенным интересом — Касбир, уже успевший трижды отправить на землю Алоиса. Глядя в его наглые глаза, Нейд чувствовал, как тепло внутри превращается в настоящий пожар.        «Ты следующий, папенькин сынок».       Словно услышав его мысли, Касбир насмешливо вскинул брови и отвернулся, чтобы с демонстративным уважением пожать руку растрёпанному и порядком пропылённому Алоису. Тот с серьёзной миной склонил голову, признавая поражение.        «Подстилка». — Нейд сжал рукоять меча. Жаль, в этот раз не получится наподдать и этому уроду. Папенькин сынок его явно пожалел. Но ничего, завтра будет ещё один спарринг…        Гвендор звучно хлопнул в ладоши, привлекая внимание.       — Что встали?! Проигравшие, отошли к краю площадки, победители, по парам! Так, кто у нас остался?..       Следующим противником Нейду назначили Нилу — тихую девчонку, о которой Нейд за два года знакомства узнал только то, что её родители с Бегерена и были очень-очень рады, что Империя вернула себе эту планету. Она зачем-то повторяла это гораздо чаще, чем нужно, и больше не выделялась ничем. Её Нейд вывел из боя всего за пару минут, трижды выбив меч из рук. После этого Нила, не проронив ни слова, отошла в сторону, потирая обожжённое электрическим контуром клинка запястье. На Нейда она косилась немного обиженно — надеялась, что ли, что он ей, как девчонке, уступит? Ну и дура, если так. Лучше бы спасибо сказала, что не ей в пару с кем-то из победителей становиться.       Кто войдёт в последнюю тройку, уже было понятно. Шустрая Ирекка уверенно гоняла Тенека, больше развлекаясь, чем сражаясь всерьёз, — неуклюжий здоровяк едва успевал защищаться, не то что атаковать в ответ. На другой стороне площадки Кресс дрался с Касбиром, и от этого зрелища Нейду захотелось прямо сейчас схватить папенькиного сынка за шиворот и крепко приложить лицом об камень.       Касбир не просто бился с Крессом — он издевался над ним. Кресс припадал на одну ногу, меч держал левой рукой, а правую прижимал к боку. Он весь взмок, тяжело дышал и, кажется, даже клинок поднимал с трудом, чтобы отразить очередной тычок, которыми Касбир даже не пытался его достать, — он просто загонял измотанного противника к краю обрыва под улюлюканье и смешки свиты. Кресс отступал, и в какой-то момент Нейда прошиб холодный пот от мысли: «Он что, всерьёз собрался его скинуть?!» Но нет. Когда Кресс оказался у самого края, Касбир замахнулся, делая вид, что ударит сверху-вниз, прямо по раненой руке. Кресс неловко отшатнулся, чуть не потеряв равновесие, и Касбир, смеясь, Силой швырнул его обратно на площадку, к ногам своих дружков. Они хохотали и отпускали идиотские шутки, пока Кресс, едва сдерживая слёзы, неуклюже пытался подняться.         У Нейда всё перед глазами окрасилось красным. Кровь вскипела в жилах. Он стиснул зубы так, что свело челюсти. Что этой мразоте сделал Кресс?! Недостаточно крепко поцеловал в задницу вчера?!       Нейд отпихнул в сторону скалящегося Тенека (вот уж кому не с чего скалиться — самого девчонка отделала!) и помог Крессу подняться. Одного взгляда на его руку хватило, чтобы понять — сломано запястье. Нейд прикусил язык, чтобы не выругаться. Спарринги не ограничивали почти никакими правилами — послушники должны были продемонстрировать всё, на что способны, и не жаловаться, если кто-то дерётся грязно. В реальном бою же никто их жалеть не будет. Но раньше всё-таки старались драться более-менее честно и не калечить…       Похоже, с появлением Касбира этому тоже пришёл конец. Да и чему удивляться? Нормальной группе пришёл конец. Ещё вчера надо было с этим смириться.       — Нейд, Касбир. В пару, — как будто издалека донеслась команда инструктора.       Нейд посмотрел на Кресса. Тот попытался улыбнуться сквозь боль. Кивнул — мол, не беспокойся, всё нормально. Нейд всё равно убедился, что друг крепко стоит на ногах, прежде чем отпустить его. Он выглядел так, будто по нему потопталась стая диких тук’ат, а потом попыталась сожрать, покусала и бросила. Какое там нормально…       — Хватит играть в добрую мамочку. Ты не слышал, что велел инструктор?       Нейд медленно обернулся. Стиснул меч так, что побелели костяшки. Такор уже ждал его на позиции — обманчиво расслабленный, уверенный в себе, лучащийся самодовольством. Прошедшие два боя будто совсем не вымотали этого гада — только его лоб слегка блестел от пота. Глядя на него, Нейд чувствовал, как от злости перехватывает горло, а гул крови в ушах становится таким громким, что заглушает все прочие звуки.       — Думаешь, ты такой крутой? — прошипел Нейд, включая электрический контур своего клинка. — Ты пока никто. Ты такой же, как и мы все. Давай, докажи, что за твоими понтами хоть что-то стоит.       Касбир только насмешливо улыбнулся, блеснув белыми зубами, и активировал клинок. Нейд невольно задержал дыхание, призывая на помощь всю Силу, что горела внутри него. Нет, Касбир не был простым показушником, избалованным сынишкой могущественного отца. Здесь и сейчас он был сильнее каждого в их группе. Сильнее Нейда. Его боевая стойка была более отточенной, движения — привычными, а меч он держал так, будто родился с оружием в руках. В нём чувствовалась огромная Сила, которой было тесно в мальчишеском теле. Но Нейд тоже кое-чего стоил. И не собирался позволять втоптать себя в грязь так же легко, как остальных.       Едва дождавшись команды к началу боя, Нейд бросился на Касбира, одновременно направляя в него Силу. Она сорвалась с ладони мощным зарядом энергии — таким без труда можно было свалить тренировочную мишень. Касбир отреагировал моментально: расставил ноги на ширину плеч, поднял перед собой клинок, словно готовясь рассечь волну Силы надвое. Та взметнула песок у его ступней, растрепала одежду и волосы, но сам Касбир даже не шелохнулся и легко отразил первый удар Нейда.       — Так ты думаешь, будто что-то умеешь, — насмешливо процедил он и тут же перешёл в атаку. Косой удар снизу-вверх, разворот, рубящий в шею… От последнего Нейд едва успел увернуться.       С первых же секунд боя Нейд понял, что проигрывает. Касбир был силён, быстр, умел и, тварь такая, умён. Казалось, он мог просчитать следующий шаг Нейда раньше, чем он сам. В его собственной защите не было ни одной бреши, ни одной ошибки, за которую можно было бы зацепиться. Нейд был чуть быстрее, благодаря небольшому росту и хорошей, обострённой Силой реакции ему удавалось ускользать от самых мощных ударов, но долго так продолжаться не могло. Он уставал. Лишь один раз ему удалось подловить Касбира — проскользнуть ему за спину и нанести касание прежде, чем тот справился с инерцией последнего удара. Но этот небольшой успех обернулся ошибкой: Нейд не ожидал, что на развороте Касбир двинет локтем ему в лицо. Переносицу пронзила боль, перед глазами вспыхнуло белым и потемнело. Нейд отшатнулся, вслепую закрылся мечом, и его тут же выбило из ладони. В грудь и под колени словно врезался спидер на полном ходу, и Нейда опрокинуло на спину. Он закашлялся, пытаясь восстановить дыхание, сплюнул набившийся в рот песок.       «Меч, надо поднять меч!» — вспыхнуло в мозгу, и Нейд принялся лихорадочно шарить обеими руками вокруг себя, но нащупывал только жёсткий песок, камни, сухую колючую траву…       Касбир подошёл ближе. Склонил голову набок, улыбнулся уголком губ и, не успел Нейд отползти подальше, с размаху наступил ему на запястье.       Крик сдержать не удалось. Возможно, Нейд и выругался вслух — он сам не понял, потому что гораздо громче собственного голоса в ушах звучал издевательский гогот шестёрок Такора. Его бывшей группы. Нейд до боли сжал зубы, когда Касбир приставил меч к его горлу. Ну нет, больше он ни звука не издаст. Не даст им лишнего повода поглумиться.       — Ну что, убедился? — тихо спросил Касбир, сильнее прижимая острие меча к кадыку Нейда. Электрические разряды жглись почти нестерпимо. Нейд не видел, но отлично чувствовал, как пузырится волдырями кожа.       — Пошёл ты, — прохрипел Нейд, едва не всхлипнув от боли и бессильной злости. Возможно, у него бы получилось что-то сделать — Сила всё ещё жгла руки, просилась выпустить её, но у Нейда не получалось собрать и направить её, как бы он ни пытался. Гаденькая усмешка Такора стала ещё шире — казалось, вот-вот рожа треснет.       Вечность спустя подошёл Гвендор, чтобы признать за Такором победу. С земли Нейд поднялся под издевательские аплодисменты и свист. Те, кто ещё вчера ели с ним за одним столом, списывали домашку и вместе подбирали самое подходящее Арроне хаттское ругательство, теперь смеялись над тем, что он облажался и поздравляли с победой хмыря, с которым были знакомы едва ли сутки.       «Ну и пошло оно! Чтоб им всем провалиться, уродам».       — Весело, да? — Нейд стряхнул песок с одежды, жалея, что не может точно так же стряхнуть позор и обиду. — Ну-ну. Поздравляю с новым хозяином, шавки. Вы  сапоги ему поусерднее лижите, если тумаков не хотите. Вон у рабов спросите, они много дельного посоветуют.       — А что это ты… — окрысился Алоис и угрожающе надвинулся на Нейда, но Касбир вдруг тронул его за плечо и покачал головой. Красномордый тут же осёкся и отступил.       Нейд усмехнулся:       — А я о чём? Наложница без разрешения не говорит, Алоис. Даже любимая.       Он отвернулся, не став смотреть, как Алоис пыжится, пытаясь сохранить остатки достоинства. К хатту в задницу его. И остальных — туда же.       Нейд едва дождался позволения разойтись. Его трясло. Не хотелось даже видеть Кресса, которого ещё до конца тренировки отпустили в медблок. Ничего не хотелось — только забиться в тёмный угол, где никто не увидит, и провыться. Мерзко было. И даже не из-за поражения. Хатт с ним, с поражением, да и с Такором — с ним с первого дня всё понятно было… Но неужели он этих говнюков два года считал нормальными? Чуть ли не друзьями? Их?! Выходит, он тот ещё придурок…       — Эй, Айген. Стой. Поговорить надо.       Нейд обернулся. Странно: он-то думал, Такор ушёл вперед, во главе своей шайки. Что, решил наедине поглумиться?       — Чего тебе?       Такор не спеша поравнялся с ним. Странно, но сейчас он выглядел почти нормальным: с лица куда-то делось самовлюблённое выражение, а из взгляда — молчаливое «молчи, чернь, когда господин говорит». Нейд напрягся. Сюрпризы от говнюков он не любил ещё больше ожидаемых гадостей.       — Я же сказал — поговорить. Расслабься. Спарринг кончился, я кулаками после драки не машу.       Нейд промолчал, и Такор решил, будто его готовы слушать.       — Послушай, Айген. Ты гордый, я это понял. Не распластался передо мной, когда я надавил. Не струсил, когда другие ребята пошли против тебя. И в бою ты кое-чего стоишь… — Он улыбнулся — впервые по-человечески, искренне. — По крайней мере, спарринг с тобой был хоть немного интересным. Ты показал, что достоин уважения. Поэтому я предлагаю тебе начать всё с чистого листа. Сделаем вид, что этих двух дней не было. Я буду рад предложить тебе свою дружбу и защиту, если ты согласишься их принять.       Нейд уставился на Такора, пытаясь понять, всерьёз он или издевается. Дружбу предлагает, значит? После всего этого?! Но, похоже, Такор говорил серьёзно — или же издевался очень изощрённо.       «Что так что эдак, ты ещё больший говнюк, чем я думал».       — Такор, ты путаешь понятия. Дружба — это когда друг друга уважают, а не когда ты кого-то прогнул под себя и убедил, что лизать тебе зад очень выгодно. Если ты предлагаешь мир, отказываться не буду. Но в свиту я к тебе записываться не собираюсь. Защита твоя мне даром не нужна.       Такор нахмурился.       — Это Академия, Айген. Если до тебя ещё не дошло, здесь ты всегда будешь либо под кем-то, либо против кого-то. Либо станешь сильнейшим, но это не твой случай. Как ты уже понял, со мной тебе не тягаться. Смирись. Я умею быть щедрым с теми, кто мне служит, и сейчас у тебя есть шанс заключить союз на годы вперёд. Уверен, что хочешь отказаться?       Ожог на горле мешал даже говорить, не то что смеяться — и всё же Нейд расхохотался. Немного наигранно, но Такор сам взял идиотскую пафосную ноту, так чего бы не подхватить?       — Служить тебе? Такор, в себя приди. Тебе двенадцать. То, что ты у папочки нахватался пафосных фраз, не делает тебя крутым лордом. Шёл бы ты с такими предложениями к Алоису и остальным, им только дай повод жопу подставить. А я как-нибудь без этого.       На вытянувшуюся рожу Такора смотреть было одно удовольствие. Он настолько удивился, что даже свою презрительную ухмылку не сразу смог изобразить.       — Ладно, Айген. Я тебя услышал. Второй раз предлагать не буду. И просить будет поздно.       Оттолкнув Нейда плечом, Касбир размашисто зашагал ко входу в Академию.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты