Наполовину там...

Джен
PG-13
В процессе
3
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 26 страниц, 2 части
Описание:
Когда от жизни остались одни осколки, вокруг творится нечто, что выше понимания, а внутри только ужас и боль, может ли что-то спасти тебя? Или бежать уже некуда?
Посвящение:
Estell Eleantlar, которая сказала, что я не напишу котячий ужастик.
Примечания автора:
Подруга Людмилы, которой она подавала знаки в кафе, в этой работе - один из основных персонажей. Но поскольку в книге не было указано ее имени, я записала ее как ОЖП. И назвала Анной.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Граница миров

Настройки текста
Расчеты заполнили две страницы блокнота, но все не хотели складываться в четкую картину. Рядом не пойми о чем щебетала Анна. Это не мешало. Мешали громкие возгласы неподалеку. Стоило только из лаборатории выйти! - Где Ситников? Никто не видел Ситникова? Люся, ты Ситникова не видела? Она молча взглянула на растрепанную девчонку. Киндра Бэчелор все поняла и без слов. Ей-то откуда знать, где Ситников? Ей до него никакого дела нет. Как и всем на комбинате. Неприятный тип. Хамоватый, откровенно завистливый. С замашками садиста. Никогда не упускает случая пройтись по чужой боли. С видимым наслаждением. Да еще делает все возможное, чтобы не работать. Давно пора дать ему хорошего пинка с комбината. Но Киндра не решалась. Слишком свежи в памяти сплетни, что работу получила благодаря протекции дядюшки. Вот и доказывает, что это не так. Тянет на себе норму Ситникова. Бегает по цехам, отлавливает, упрашивает вернуться к работе. Все, конечно, девочке сочувствуют. Зато по чьей протекции к ним попал Ситников, никто не знает. - Девочки, Ситников?.. - просительно донеслось с дальнего конца мостика. Ей было необъяснимо тревожно с того момента, как вышла сюда. Зябко, несмотря на жару. Еще и расчеты эти... Рядом облокотился на перила Ян Мареш. Мечтательно всматривался вдаль, словно там как минимум плескалось Средиземное море, а не гудела малопривлекательная нагретая труба. - Бросай ты эту чушь, Людмилка. Все равно результаты не сойдутся, - лениво протянул он. Конечно, не сойдутся. Но тон ее окончательно разозлил. Она собралась было ответить. Ее перебил очередной вопль. - Зачем?! Я же сказала, к себе заберу! - И следом: - Тарас!!! Металлическое покрытие задрожало под ногами бегущей девчонки. - Киндре это скажи, - прошептала она и вернулась к расчетам. - Э, нет. Кики - дура, - выдал Мареш. - У нее диплом с отличием. И международная премия в двадцать два. - И при этом - дура. Даже больше, чем наша любимая Анна... - Я-а-нек! - с укором протянула Анна. Кокетливо рассмеялась. - Люсь, а что это ты там считаешь? Белокурые кудряшки завесили блокнот. Она раздраженно сдвинула их в сторону. - А ты - злобная ведьма, - вдруг проговорил Мареш. Она медленно подняла голову. Взглянула на него. Обеими руками ее обхватила Анна, тихо ответила: - Ничего не злобная. Просто ей больно. Ты, Янек, когда на той неделе ожог получил, не очень-то добрый был. Такими словами ругался, я помню. А у Люси - сердце напополам. Ее охватило раздражение. На них обоих. Торчат тут. Прохлаждаются. Несут всякую чушь. Попыталась отодвинуть от себя Анну... От страшного крика загудели перекрытия. Она выронила блокнот. Вскочила. На мгновение показалось, что это сирена радиационного контроля. Тишина. И снова крик, на этот раз более долгий. Они кинулись в ту сторону, куда убежала Киндра. Грохот ботинок по настилу оглушил. В какой-то момент поняла, что снова тихо. Киндра стояла поблизости от водного резервуара. Раскачивалась, согнувшись, словно получила удар в живот. Неумело заколотые смоляные пряди выбились из прически и частично скрыли лицо. Искаженное в страшной гримасе. Казалось, у нее течет слюна. Мареш подбежал первым. - Кики! Что с тобой?! И замер, уставившись на воду. Все тоже остановились, глядя на резервуар внизу. Там плавало тело. Комбинезон раздулся, руки чуть в стороны. Тело медленно перемещалось в воде и чем-то напоминало кленовый лист. Волосы на торчащем затылке слиплись жидкими жалкими прядями. Оттого казалось, что на макушке зияет плешь. - Хана Ситникову, - прокомментировал Мареш. - Ребят, давайте его достанем, - Киндра всхлипнула. - Может, он еще жив? - Ой, Кики!.. Прекрати нести бред! Кто-то побежал вызывать спасателей. Остальные смотрели. Пальцы Ситникова казались посиневшими. - Что же он не позвал на помощь? Мы же совсем рядом сидели. Услышали бы. - Может, пьяный был? - звонкий голос Анны. - Кто? Ситников? Да он алкоголь в рот не брал. За здоровьичко свое трясся. Пришли спасатели. С ними - двое из охраны. Бегом прибежали медиколог и стажер. - Разошлись все. Быстро, - охранники отстраняли всех от резервуара. - Не на что тут смотреть. Тело доставать будем. Ее толкнули в плечо. Волна холода прошлась по спине. Кто-то сжал ее руку чуть ниже локтя и повел. Сквозь пелену увидела - Анна. Собрались зачем-то в кабинете Мареша. Киндра плакала. Вокруг нее засуетились. Принесли воды. - Кики, да что ты слезы льешь? - спросил Мареш. - Радуйся. Избавилась от Ситникова. Теперь тебе в коллеги нормального человека пришлют. Хуже Ситникова уж точно не будет. - Она просто испугалась, - Эва Фернандес тщетно пыталась напоить Киндру. Видеотектор Мареша просигналил внутренний вызов. Пост охраны. - Кто нашел тело - не уходите пока. - А в чем проблема? - поинтересовался Мареш. Охранник неопределенно пожал плечами. Отключился. Анна куда-то пропала. Как подруга ушла, она не видела. Но в кабинете ее уже не было. Без Анны стало совсем жутко. Хотелось вернуться в лабораторию. - Я думаю - убили Тараса, - поделился Рошет. - Теперь допрашивать будут. А иначе, чего он голос не подал-то? И утоп слишком быстро. Вроде только-только рядом ошивался... Окунули под воду и держали. - Ну да, - отозвался кто-то. - Кому он нужен, этот Ситников - убивать его? Не думаешь же ты, что кто-то залез в ледяную водичку специально, чтобы Ситникова топить? Знаешь, какая там температура? Разве что Кики он настолько достал. Кики по прежнему плакала. Она слышала ее всхлипы сквозь шум в ушах. - А это Бакулина его убила, - сестра Рошета Полин уставилась прямо на нее, насмешливо прищурив глаза. - Смотрите, бледная какая. Боится, раскусим. - Люсь, в самом деле, - переспросил Мареш. - С тобой-то что? Она молчала. Взгляд соскальзывал. Ян, Киндра, Женька Локтионова, снова Ян... Не получалось сфокусироваться. - Отстаньте от нее. Она теперь всегда такая. Как... с отпуска вернулась, - мрачно проговорила Фернандес. - А что касается Тараса - карма это. Получил, что заслужил. Вы же знаете, куда он шел. Дверь открылась. Зашла Анна под ручку с медстажером. Тот направился к Киндре. - Что там? - спросил Мареш. - Ничего. Несчастный случай, - проговорил стажер. - Зачем-то подошел к лесенке... и поскользнулся. На камере видно не все, ракурс неудачный. Но достаточно. Фу! Видели б вы его. Весь синий, рожа перекошена... Он приложил датчик к руке Киндры. - Чего ему у резервуара надо было? - буркнул Мареш. Стажер пожал плечами. - Бэчелор я забираю. Как Олег Тимофеич разрешит, запишут ее показания. А вы что здесь сидите? Можете идти по рабочим местам. У охраны все равно все передвижения по комбинату фиксируются. - Мда... - Мареш нажал соединение с охраной, подключил наушник. - Люсь, смотри, что мне Иманол подарил, - Анна слегка толкнула ее в плечо. - Эй! Тебе опять, что ли, нехорошо? Стены перестали плыть. Она увидела выходящих за дверь людей. Спросила: - Что это тут звенит? - Вот же..! - Анна выругалась на норвежском. До боли сжала ее руку. И потащила к двери, следом за остальными.

***

Он стоял напротив, серьезный и собранный. В форме с оскаленной кошачьей мордой напоказ. С видом человека, который делает, что должно. Вопреки нежеланию. Еще один герой. Плечи расправлены, взгляд суровый... - Спасибо, что согласились встретиться, - наконец проговорил он. Что ты, Марко! Это же ты тут герой. Решил навестить несчастную вдову сослуживца, как по совести положено. Это тебе все аплодисменты, гром литавр и цветы от восхищенных прекрасных дев к ногам. - Спасибо за проявленное внимание, - она с трудом изобразила приемлемую улыбку. Он заметно растерялся. Потеребил манжету на рукаве. Она продолжала улыбаться: - Если хотите, выпьем кофе. Кофе подействовал на него чуть расслабляюще. Он все равно остался скованным, будто форма была ему несколько тесновата. По-прежнему был сдержанным и мрачным. Но хотя бы заговорил. И сразу - о самом страшном. - Я был последним из выживших, кто видел его. Осматривал после травмы. Он не смотрел на нее. Гипнотизировал стаканчик с кофе. С нравоучительной надписью "Весна - это состояние души". - Отчего травма? Она удивилась тому, насколько спокойно это прозвучало. Даже несколько небрежно. Пожал плечами. - Какой-то луч. Толком ничего не поняли. Скоро туда отправится комиссия, может, они чего и выяснят... Его выкинуло из драккара, но Аганн спас... Это я уже на записи... Вы не видели запись? Поднял голову. Она изогнула бровь. Он что, серьезно? Конечно, не видела! Он кивнул каким-то своим мыслям. Снова уставился на картинку с Землей в цвету. Промычал нечто невнятное. Она с удивлением увидела в его темных волосах едва заметную седину. - Там все было плохо. С этой травмой. Слишком сильный удар. Не уверен, что он выжил бы, даже если бы мы сумели доставить его на борт рейдера. - Вот как... Он думал, что это ее утешит! В самом деле, он... Видно по выражению его суровой физиономии. Он смотрел на обручальное кольцо у нее на руке. Она повернула руку таким образом, чтобы кольцо оказалось скрыто. - Марко, я... - Он очень любил вас, - вдруг выдал тот. Что-то еле уловимо изменилось в его глазах. Тоска? Словно какое-то болезненное воспоминание. - Что? В самом деле? - Все переживал, как вы тут, на Меркурии. Не цепляется ли кто... Она не выдержала и рассмеялась. - А, ну теперь понятно. Но это не совсем то, Марко. Он продолжал смотреть серьезно. Упрямо повторил: - Он любил вас. - И вдруг грустно улыбнулся. - И это... совсем не удивительно.

***

Она ушла в перерыв, не дождавшись Анны. Подруга никак не отлипала от медстажера. Что-то рассказывала ему особо интимное. Она и ушла одна. Разозлилась. А зря. Заболела голова. Раньше почти никогда не болела. Разве только после многочасовых рыданий. Это Василиса все время мучилась мигренью... Теперь время от времени бывало. Вместе с шумом в ушах и холодом, обжигающим кожу. То на затылке, то на щеке. А то и вовсе будто что-то ледяное задевает шею. Стресс. Так говорят медикологи. А она все больше подозревала, что это побочка на лекарства. Надо было дождаться Анну. До проходной далеко. А с головной болью слишком тревожно. Еще и шум в ушах странный. Будто окликают. Будто кто-то зовет: "Мила". И холод от него каждый раз. Ее так звали только двое... - Людмила, - прямо перед ней стоял Ян Мареш. - Ты куда собралась? Она раздраженно поморщилась. Как раз начальника ей сейчас и не хватало. Мареш смотрел с удивлением. Почему-то на лицо ему падал красноватый отсвет. Она огляделась. Территория комбината. Стоит у лестницы, ведущей на нижний этаж, к теплосетям. Когда успела миновать проходную? - Ян? Давно за мной следишь? - уточнила она. Отчего-то горло пересохло, страшно хотелось пить. - Да от самой проходной. Раз сто окликнуть успел. - Мне нужна вода... Она повернула обратно, к лабораториям. В голове немного прояснилось. - Ты собиралась искать ее внизу? - насмешливо переспросил Мареш. - Слушай, что-то ты опять бледная. Зарабатываешься, я же вижу. Приедет комиссия по проверке гигиены труда. И влепит мне штраф, как непосредственному начальнику. Ей было не до Мареша. Хотелось пить. Она не ответила. - И какой вывод? Надо больше отдыхать. Пойдем сегодня после смены на пляж? Прогуляемся? Ой, ну не надо так на меня смотреть! Я ж по-дружески. Она не смотрела. Зашла в лабораторию. Дверь захлопнулась прямо перед носом Мареша. Случайно. - Люся! Тут кое-что принесли! Визг Анны ударил по нервам. Она подвинула подругу с дороги. Налила воды из графинчика, несмотря на желание отпить прямо через край. Холодная вода полилась на руки. Анна что-то говорила и встряхивала перед лицом блестящей коробочкой. - Это что за барахло? Анна не растерялась. - Это конфеты, Зорэн передал. - Передай обратно. Она опустилась в рабочее кресло и закрыла глаза. Потихоньку становилось легче. Боль сместилась в виски и немного унялась. Этот Зорэн надоедал ей своим вниманием еще при жизни Мстислава. И теперь ничуть не постеснялся продолжать. Месяца не прошло. - Лю-ся! - расстроенно протянула Анна. - Ну зачем ты так? Он с соболезнованиями... - Скажи ему, появится еще хоть раз со своими соболезнованиями - получит коробкой по голове. Что-то комментировал на этот счет расположившийся на пороге Мареш. Что-то отвечала ему Анна. Она не слушала. Нужно было быстренько набросать отчет... Холодно стало мгновенно. Кажется, только что она находилась в тепле, в помещении. Но никак не могла вспомнить, где. Вокруг только темнота да ослепительный снег. Она бежала. Постоянно меняла направление, наверное, пыталась запутать следы. В этом месте было нечто ужасное, оно пугало ее, и оно находилось поблизости. Она ощущала это, постоянно, вероятно, оно преследовало ее, и она в панике металась то в одну, то в другую сторону, напоминая себе кролика, убегающего от охотников. Стремилась уйти как можно дальше. Только мысль, что, возможно, она бежит не в том направлении, прямо к тому, пугающему, парализовала мозг ужасом. Остановиться и спрятаться! Но тогда оно непременно ее настигнет... Чьи-то цепкие пальцы схватили ее. И тут же пришла уверенность - спасена. - Люся, ты чего? - Она с трудом выбралась из кошмара. Рядом, на корточках - Анна, прижала ладони к ее щекам и заглядывает в глаза. - Все хорошо, - она отстранилась. Нащупала на коленях дисплей, куда заносила данные для отчета. Хоть не уронила. - Голова болела. Но мне уже лучше. Анна указала на дисплей. - Что это? Она взглянула. Цифр не было. Вместо них - текст странного содержания. "На небеса ль уйдешь, под землю ли, во пламя ли иль в водяную бездну - я за тобой. Во тьму ли, в свет ли, в небытие ли - я за тобой. Ни зверь, ни птица, ни человек любой, ни силы Тьмы иль Света, ни огонь, железо, ветер, иль песок, ни лед, вода заговоренная, ни клятвы на крови, ни заговоры иные, ни отречения любые, ни время, ни вечность, ни смерть - не разлучат меня с тобой." Она изумленно перечитала. И поспешно стерла. - Кто это написал?? - Не пугай меня, - одними губами прошептала Анна. Похоже на заклинание. Что за?.. Она подавила зарождающуюся вспышку ярости. Потерла виски. Ерунда. Мало ли что может привидеться в полусне, да еще и с головной болью. Наверняка в каком-нибудь фильме слышала подобное, вот и получился бред вместо отчета. - Уже спишь на работе? - насмешливо спросил Ян. Но вид у него был настороженный. - Я закончу отчет. А ты давай, топай домой. Она заставила себя собраться. Отпила воды. Голова почти не болела. Еще не хватало ей славы Ситникова. - Не надо. Сама допишу. Мне еще к завтрашнему эксперименту все подготовить надо. И Анну проинструктировать. Несколько раз. Мареш взглянул на Анну. Та стояла, придерживаясь за кресло, голубые глаза превратились в плошки. - Анна, уведи ее отсюда. А не пойдет - позову медиколога. Она зло посмотрела на Мареша. Но дисплей отложила. Поднялась. Медиколог вполне может устроить еще большие неприятности в виде больничного. А то и таблеточек посильнее. Не успеешь оглянуться, как визы лишат. К проходной перед ними поднимались двое. Понурая Киндра едва плелась. Происшествие с Ситниковым заметно выбило ее из колеи. Рошет что-то говорил ей вполголоса, почесывая свой круглый веснушчатый нос. Из огромной сферообразной клетки, которая раскачивалась у него в руке, разносилось многоголосое монотонное "мяу". Навстречу спускались двое ребят из цехов. Вечерняя смена. - Ну, Кики? Как дела? - поприветствовал один из них. - Слышал, друг твой ситный с головой нырнул в работу? Киндра разрыдалась. Рошет сцепился с остряком. Громкая ругань действовала на нервы. Анна, проходя мимо, потянула Рошета за собой за рукав. Погрозила пальчиком парню из цехов. Оба умолкли. Только Киндра всхлипывала всю дорогу. За территорией комбината начиналась зеленая зона. Там, у ограждения, стоял Зорэн. Стоял вполоборота, поэтому их с Анной сразу не увидел. Она тоже не видела сейчас его лица. И именно сейчас он казался особенно похож... Вот так, когда лица не видно. Почти такого же роста. Те же светлые волосы. Та же форма с кошкой, которая когда-то заставляла ее сердце биться быстрее... Зорэн обернулся. Интересно, он бы ждал ее тут еще несколько часов? Или ему просто делать нечего? Он смотрел на нее. Подошла Анна, вложила ему в руки коробку с конфетами. Пожала плечами и сочувственно улыбнулась. Зорэн остался растерянно водить пальцами по блестящей обертке. Они ушли.

***

Тишина была противоестественной. Она не могла сказать, в чем тут дело, но ощущала это каким-то шестым чувством. Она часто сталкивалась с тишиной. Дома, когда Анна убегала на свидание, а она отключала все автоматы и пыталась уснуть. Или на Земле, в комнате Мстислава. Впрочем, там тишина тоже неестественная. В неестественной тишине тихо гудел прибор подсчета данных. Анна диктовала, она аккуратно составляла график. Может, не так уж и странно, что здесь сейчас тишина. На всем этаже - только они двое. Только их лаборатория до сих пор работает. Они тоже скоро уйдут. Работа почти завершена. - Анна. Результаты не сходятся. - Она нахмурилась, вгляделась в цифры. Все подсчеты верны. Только это явно не характеристики нового образца. - Ты исходные данные правильно ввела? - Ну... должна была. - Анна долго водила пальчиком по дисплею. Она терпеливо ждала. Наконец лицо Анны озарила очаровательная улыбка. Почти час работы - коту под хвост! Даже злиться на подругу сил не осталось. - Люсь, а может завтра все пересчитаем? - Анна состроила гримаску. - Прямо с утра, а? - Нельзя, - она вздохнула. Тоже не хотелось торчать здесь еще час. - Мареш сказал, на верфи ему что-то там оторвут, если он завтра им не предоставит подробный отчет. - Так это Янека проблема, - рассмеялась Анна. И снова с надеждой на нее посмотрела. - Люся, меня там Аймо ждет. Она ощутила накатывающее раздражение. И так уже ясно, что останется все переделывать одна. - Напомни-ка, кто из нас ошибся с данными, - процедила она. - Я, - легко согласилась Анна. - Но Аймо... Танцы... - Подождет. Переделаем, и... - Ну, Люся, - хныкнула подруга. - Он не будет ждать. Я в прошлый раз на полчаса опоздала. Так он сказал, что в этот раз ждать не будет. Люсь, ну пожалуйста! Она сдалась. Быстрее сама доделает, чем слушать нытье. - Ладно. Иди к своему Зорро. - Он Зотто, - Анна ощутимо пихнула ее в бок и игриво засмеялась. - Спасибо! Ты настоящий друг! После ухода Анны неестественность тишины стала заметнее. Навалилась со всех сторон липкой тяжестью. Она поспешно обнулила данные и принялась заносить снова. Заняться работой. Тогда страх исчезнет. Лаборатория снова наполнилась гудением. Быстрее закончить и уйти. Пока прибор считал, она подготовила график. Внесла те данные, которые были подсчитаны верно. Чтобы не пришлось возиться два часа. Без помощи Анны быстро не справиться. А она устала. Мигнувшая лампочка на индикаторе контроля подачи электричества привлекла ее внимание. Она взглянула. Еще не хватало, чтобы с этим возникли перебои. Если придется налаживать подачу, тут можно и всю ночь провести. Тогда отправит сюда Анну. Пусть после танцев поработает головой. Ей полезно. Желтый огонек светил ровно. Для надежности запросила уровень подачи. Оптимальный. Собралась было уже вернуться к графику. И тут огонек потускнел и затрепетал. Словно сквозь залитое водой стекло. Она в растерянности задержала на нем взгляд. Такое было попросту невозможно. И тут же стало холодно. Как будто морозильная установка недалеко. Это немного успокоило. Это точно нервное. Значит, и трепещущий огонек тоже. Просто она работает напряженно и долго. А медиколог предупреждал. - Проклятье, - вслух выругалась она. Была бы дома, можно было бы закутаться во что-то теплое. Пальцы мгновенно стали ледяными. Чтобы график получился аккуратным, приходилось теперь работать еще медленнее. Черт бы побрал Анну с ее танцами. Краем глаза она уловила слева какое-то движение. Вздрогнула. Обернулась - ничего. Закружилась голова. Попыталась вернуться к работе. Движение повторилось. Она медленно перевела взгляд влево. Стены раскачивались. Гудение прибора подсчета стало громче. В нем послышались бессвязные фразы. Что-то изнутри надавило на уши. Почти как перегрузка, но не совсем. Дисплей будто подернулся рябью. - А ну хватит! - крикнула она, прижав ладони к ушам. Все прекратилось. Мгновенно. Стены замерли. В голове прояснилось. Шум стих. Дисплей лежал рядом, на столе. Она протянула к нему руку. И захлестнул ужас. Что там? Там будет очередной жуткий бред. Вместо графика. Фразы. И от этой мысли кровь застыла в жилах. Она знала. Они там. Черные буквы на подсвеченном фоне. Сейчас она возьмет дисплей и просто выкинет его в утилизатор. Или пусть лежит. До завтра. А она уйдет. Дисплей едва не выскользнул из влажной ладони. Она приготовилась стереть надпись. Читать не будет... На экране - график и ровные колонки цифр.

***

Сегодняшний вечер ее просто доконал. Хотелось быстрее вернуться домой. До того, как придет Анна. Чтобы немного отдохнуть без ее восторженных впечатлений. До бытового яруса удобнее было дойти через центральный сквер. Быстрее - узкими улочками мимо административных зданий. Обычно она шла вторым путем. И сегодня собиралась поступить так же. Но отчего-то направилась в сквер. Там чувствовала себя... увереннее, что ли? Особенно если идти по главной аллее, где много людей, зато почти нет обнимающихся парочек, как на боковых. Раньше она смотрела на них, подсчитывала дни, когда увидятся... и становилось легче. Теперь подсчитывать нечего. Только колечко и осталось, второе, которое она всегда с собой носит. Позаботились, вернули. Спасибо. Чтоб им всем передохнуть. Тем не менее, вид деревьев и множества людей успокоил. Вернул твердое ощущение реальности. Показалось даже странным, что она так испугалась. Всего лишь симптомы переутомления. Подумаешь, осталась в лаборатории одна. Как маленькая. Медиколог же предупреждал. За сквером - рукой подать до спуска на бытовой ярус. Оставалось пройти каких-то несколько метров. Группа людей быстро шла в ее сторону от административных зданий. Она отчего-то пошла медленнее, чтобы пропустить их вперед. Что-то встревожило ее. Как оказалось, не зря. - Людмила! Это был Зорэн. Да еще и с группой поддержки. Четверо космодесантников, двое из которых были знакомы ей. Наверное, специально выслеживал ее по дороге с комбината. И почему именно сегодня?! Зорэн подошел вплотную и загородил ей путь. Смущенно заулыбался. В его руке она заметила красную розу. - Я спешу, - бросила она. И попыталась обойти его. Тщетно. - Мне через три часа на Плоскогорье, - сообщил он. - Послушай... Может, сходим куда-нибудь? Просто поговорим? Она разозлилась. И более всего - за это Плоскогорье. Ей-то к чему это знать? Чтобы не спать ночь? Тоже еще, герои!.. - Я же сказала, спешу. Получилось слишком жестко. Зорэн перестал улыбаться и опустил глаза. Посмотрел на розу в своей руке. - Прости... Да, я понимаю... Еще слишком рано... - Что "рано", Зорэн?! Ты в своем уме? - фраза окончательно вывела ее из себя. Она заметила, как посмеиваются отошедшие в сторонку друзья Зорэна. - Нет... Я ничего... Не о том... - он протянул ей розу. - Вот. Возьми, ладно? Она отстранилась. - Я ничего не буду брать. Убери. Он настойчиво пихал несчастный цветок ей в руки. - Это ничего не значит. Просто пусть она будет у тебя. - Нет! - Ладно, потом поговорим. Когда я вернусь. Только... розу... Она уставилась ему в лицо. Процедила: - Никогда. Никогда не поговорим, ясно? И забери эту... - Пожалуйста... Это просто цветок... Мне это важно... Пусть... на счастье... Как знак, что все будет хорошо... Наконец она смогла отпихнуть его. Отступила на шаг. И - словно невидимым ударом выбило воздух из легких. Она замерла в растерянности. Роза ударилась о покрытие дороги и разлетелась на множество алых лепестков. Кинулась было поднять, собрать. И еле удержала себя. В этом не было смысла. Она молчала, не в силах отвести взгляд. Зорэн хмыкнул. Грустно на нее посмотрел. Она развернулась и почти бегом кинулась к лестницам. - Людмила, подожди! - крикнул он ей вслед. - Черт! Ну не расстраивайся ты так! Хочешь, я тебе их сотни принесу, этих цветков?!. К счастью, догонять ее он не стал. Она не помнила, как добралась до общежития и поднялась на свой этаж. Система опознавания отреагировала коротким звуковым сигналом, дверь сдвинулась в сторону. Зашла внутрь, кинула сумку на пол и разрыдалась. Анны, конечно же, еще не было. Она немного успокоилась, заставила себя пойти принять душ и переодеться. В сущности, ничего же такого не случилось. Всего лишь роза. Всего лишь чертовы алые лепестки... Легла в постель в надежде уснуть до прихода Анны. И снова расплакалась. Она чувствовала, как от слез опухли глаза. Саднило горло. Подушка вымокла. Новые потоки слез непрерывно текли по щекам. - Представляешь, притащил эту розу... Придурок... А она рассыпалась... Просто ударилась и рассыпалась... - она всхлипнула и едва сдержала рвущиеся рыдания. - Зачем он так со мной?... - Милка, ну ты чего? Все же хорошо, - его пальцы зарылись ей в волосы. Нежно поглаживали. Она прикрыла глаза и вздохнула. И правда, хорошо. - Это ведь ничего не значит? Ничего не случится? Мстислав рассмеялся. - Случится? Из-за какой-то розочки? Нет, конечно. В его объятиях стало спокойно. Боль отступила, слезы высохли. Давно так хорошо не было. Но почему? Почему ей вообще было плохо? - Все в порядке. Я с тобой. Всегда... Она так и не поняла, что разбудило ее. Просто постепенно пришло ощущение пустоты и холода. Осознание, что она одна в кровати. Что его нет. Не рядом, а вообще больше нет. И проклятые лепестки. Тело снова свело судорогой. Она вцепилась в подушку, наклонила голову... Чья-то рука по-прежнему удерживала ее за волосы! Она почувствовала, как ледяные пальцы зарываются в ее пряди, касаются разгоряченной кожи. По телу волнами разливался холод. Приглушенно вскрикнув, она прижала ладонь к голове. В том месте, где ощущала прикосновение. Ничего нет. Только волна озноба прокатилась по позвоночнику. Села на кровати, судорожно дыша. - Люся, что случилось? Из своей постели выбралась Анна. Уселась рядом. Она вцепилась ей в плечи до дрожи в пальцах. - Побудь... тут... со мной. Не уходи никуда. - Господи... Люся! Анна как-то изловчилась замотать ее в одеяло. Что-то говорила, спрашивала. Когда пришла в себя, было уже утро. Анна спала рядом. Над кроватью одна за другой мигали сразу три лампочки, оповещая о начале рабочего дня.

***

Анну было немного жаль. Сиять во всех новостях Мареш выставил ее. Не из-за красивой внешности. Просто толку в лаборатории от нее было меньше всего. А значит, производство сильно не пострадает, пока она будет давать комментарии. И Анна прекрасно об этом знала. На попытку Фернандес уверить ее в обратном рассмеялась. Слишком беззаботно. Никогда не рассказывала, каково ей быть украшением комбината. Коллеги так искренне радовались успеху, что и она попала под влияние общего настроения. Впервые за долгое время согласилась идти отмечать со всеми. Мареш при каждом удобном случае заявлял, что основная заслуга - ее. Это было правдой. И оттого - еще приятней. Мареша быстро развезло от шампанского. Посовещавшись, отправили его домой в сопровождении Рошета, пока никто не заметил. Она тоже приложилась к пенному напитку. Старалась хотя бы на время подавить причиняющие боль мысли. Не думать о своем горе. И о Зорэне с розочкой не думать. Тревога на время отступила. Она уже и не помнила, когда в последний раз пила шампанское. Лучше бы не вспоминать. Анна подошла позже. Непривычно молчаливая и, судя по виду, уставшая. С букетом кремовых роз в руках. Отпила шампанского. - Люся, все в порядке? Почему-то от вопроса стало нехорошо. Или это от вида цветов? Она помотала головой. Опомнилась и ответила: - Все хорошо. Анна легко коснулась рукава ее свитера. - Тебе идет зеленый... Хватит уже в черном ходить. Обратно шли в компании Фернандес и Локтионовой. Женя что-то взахлеб рассказывала о перспективах в области скоростных космических перелетов. Она ее не слушала. Ощущала странную пустоту внутри. Не больно. Наоборот, удивительно тихо. Словно в безлюдном парке в снегопад. Было когда-то, в таком раннем детстве, что только ощущение и осталось. Группа знакомых десантников стояла поодаль. Она поискала взглядом Зорэна. Его не было. Четверо десантников молча смотрели прямо на нее. С откровенной злобой. Она невольно прижалась к Анне. - Что уставились-то так? - вырвалось у нее. Ответила внезапно Фернандес. - А ты не знаешь? Заварушка была на Плоскогорье. Два дня назад. Мир снова стал призрачным. Мгновенно. Только что вокруг был Аркад. Она шла по улице в компании своих коллег. А теперь не может с уверенностью сказать, что эта женщина с черными глазами и незнакомыми чертами лица, которую она видит сейчас перед собой, действительно Эва Фернандес. Она знала, что скажет голос. Чужой. С жесткой интонацией. - Зорэн твой погиб. Больше не будет доставать своими ухаживаниями. Она выругалась, оттолкнула руку Анны и просто ушла.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты