Падение

Слэш
NC-17
Закончен
518
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Миди, 28 страниц, 7 частей
Описание:
Вэй Ин, стоящий перед ним, казался по-настоящему отвратительным человеком. Это не тот У Сянь, которого он знал, когда они учились в Облачных Глубинах. Ван Цзи был не в силах скрыть отвращение на своем лице, ощущая аромат альф и посторонний, сильный запах, что исходил из его чрева: Вэй Ин был беременным.
Посвящение:
Бете...
Примечания автора:
Эстетика:
https://vk.com/wall-189183314_178
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
518 Нравится 132 Отзывы 150 В сборник Скачать

Часть 6

Настройки текста
      Цзян Чэн с многочисленными адептами ордена Юнь Мэн Цзян взбирались на гору Луанцзан, чтобы защитить Вэй У Сяня — названого брата главы, первого ученика Юнь Мэн Цзян и того, кто предопределил исход Аннигиляции Солнца.              Цзян Вань Инь нахмурился, увидев у подножия горы заклинателя в белом, что неподвижно сидел на траве и пожухлых листьях, опираясь спиной о дерево. Ван Цзи выглядел бледным и каким-то безжизненным.              — Второй господин Лань? Что вы тут делаете? Где Вэй Ин? — спросил Цзян Чэн, подходя к альфе, что, видимо, прилетел сюда дабы спасти У Сяня.              — Вэй Ин мертв, — мрачно проговорил Ван Цзи, обращая взгляд к черному небу. Неожиданно началась гроза, послышались раскаты грома где-то вдалеке. Вдарил сильнейший ливень, обрушиваясь на эту запятнанную чужой невинной кровью землю.              Цзян Чэн выронил Суйбянь из рук. Он надеялся отдать его своему шисюну и пожурить того за забывчивость, но все это теперь не имело смысла. Глава Цзян стоял и смотрел на совершенно убитого горем Лань Чжаня. По их лицам стекали крупные капли дождя, но мужчинам не было до этого дела. У них обоих внутри что-то будто бы оборвалось; какая-то невидимая красная нить, которая всегда переплеталась с их жизнями. Сегодня это переплетение душ разорвалось, оставив Цзян Чэна и Лань Чжаня одних. Они потеряли друга, верного товарища, брата, возлюбленного и просто хорошего человека, которому не повезло прожить именно такую, болезненную и печальную жизнь.              — Я убью Цзинь Гуан Шаня, — рявкнул Цзян Чэн, все же подбирая меч с земли.              — Это сделаю я, — совершенно спокойно произнес Ван Цзи, медленно поднимаясь на ноги.              Цзян Вань Инь поджал губы, но спорить не стал, зная, насколько сильно У Сянь был дорог заклинателю напротив. Цзян Чэн хотел мести, совсем неважно, кто ее совершит.       

***

      Лань Чжань пронзил грудь Цзинь Гуан Шаня Биченем, отчего похотливый ублюдок повалился в лужу, громко стеная и проклиная всех на свете, в особенности У Сяня, месть за которого и совершил Ван Цзи.              Клан Цзян понес большие потери в этом сражении, но отстоял свои интересы и тоже смог отомстить. Пожалуй, если бы не возросшие силы Цзян Чэна после посещения Баошань Саньжэнь и не колоссальная сила взбешенного Второго Нефрита, они бы не справились из-за численности: в клане Цзинь было в три раза больше людей.              Ван Цзи вытащил меч из груди альфы и с размаху загнал его туда снова, заставляя жадного до власти правителя пыхтеть — это были последние его вдохи, стонать глава Цзинь уже не мог. Жестокость Лань Чжаня не казалась Цзян Чэну неправильной: он наблюдал за этим с нескрываемой злобой и неким удовлетворением на лице.              Второй Нефрит поместил Бичень в ножны и пошел по тропе вверх, к месту, где погиб Вэй Ин. Цзян Чэн, недолго думая, отправился за ним следом.       

***

      — Ты все знаешь? — спросил Цзян Вань Инь, наедине перейдя на неформальное общение — все же их зачастую связывали общие цели, и пусть два заклинателя не были друзьями, они знали друг друга много лет, и их связывала трепетная любовь к Вэй Ину.              — Знаю, — тихо сказал Ван Цзи, подходя к черному, выжженному темной энергией кругу. Дождь продолжал лить, как из ведра, но зеленый огонь по-прежнему полыхал, словно совершенно никак не зависел от условий этого мира.              — Янь Ли сказала, что я всегда обязан быть на стороне Вэй Ина, даже если он совершит что-то неправильное. Еще она сказала, что я ему задолжал.              Ван Цзи обернулся. Он некоторое время рассматривал хмурое, напряженное лицо беты, которое было влажным и от того блестящим. Каждый раз, когда сверкала гроза, озаряя мир на краткий миг ослепительным светом, Лань Чжань видел крупные дорожки от слез.              — Так и есть. Давай укроемся от дождя в его пещере. Он там жил.              Ван Цзи отвернулся и зашел туда первым. Он использовал светлую энергию, чтобы осветить достаточно просторное помещение. Цзян Чэн заинтересованно осмотрелся. Он взял с полки детские тапочки и нахмурился пуще прежнего.              — Я не понимаю… Почему здесь так много детских вещей?              Он пошарился по полке, подмечая маленькую по размеру одежду самых разных цветов и фасонов.              — Вэй Ин был в положении, — тихо сказал Ван Цзи, сжимая дрожащими руками свой ханьфу.              — Что?.. — Цзян Чэн даже не смог удивленно вскрикнуть. Это бы обязательно случилось в любой другой ситуации, но сейчас он был слишком подавлен и истощен, чтобы отреагировать как-то иначе, так, как требовал его темперамент.              — А еще он отдал тебе свое золотое ядро, — Лань Чжань знал, что вываливает эти новости на Вань Иня совершенно безжалостно, но Вэнь Нин поступил с ним точно так же. Ван Цзи не хотелось страдать одному от свалившейся ужасной правды.              — Нет… — проговорил Цзян Чэн, обесиленно опираясь спиной о стену пещеры. — Мне помогла Баошань…              — Это. Сделал. Вэй. Ин, — отчеканив каждое слово, произнес Ван Цзи, сознательно шокируя Цзян Чэна, чтобы полностью уничтожить всю его уверенность.              Глава Цзян нервно сглотнул. Его губы дрожали, глаза бегали по комнате, будто искали что-то, будто искали спасения, каких-то доказательств того, что Ван Цзи говорит неправду. Но чем больше Цзян Чэн думал о ситуации, тем сильнее убеждался в том, что Вэй Ин действительно это сделал. Отдал своему шиди самую важную часть себя — то, чем У Сянь на протяжении всей своей жизни гордился.              — Вы не встретились, потому что Вэнь Чжао и его приспешники нашли Вэй Ина. Без золотого ядра он не смог дать отпор. И тогда его… Тогда над ним надругались, поэтому он и понес.              Все эти слова давались Ван Цзи тяжело: ему казалось, что на язык высыпали стеклянные осколки. Цзян Чэн от рассказа Лань Чжаня осел на пол пещеры и закрыл глаза. Он дрожал всем телом от ужаса. Чувство вины давило на бету с такой силой, что он был не в состоянии нормально вдохнуть, ощущая, словно в лёгких скопилась вода.              — Я не могу… Я не могу выдержать этой правды, я н-не… Н-нгх… Я… Вэй Ин… Он… Как он это пережил? Как я… Как… — Цзян Чэн, находясь на грани истерики, накрыл руками голову. Он заикался, всхлипывал и тяжело дышал, не имея возможности даже облечь мысли в слова.              Ван Цзи вытер рукавом слезы, наблюдая, как Вань Инь с трудом поднимается. Бета, подойдя к спальному месту У Сяня, положил меч на верхнюю полочку, что находилась над ним.              — Я подавляю желание перерезать себе горло только потому, что если сделаю это, то тогда обесценю жертву Вэй Ина. Ха-а, он желал нам двоим самого лучшего, поэтому ничего не сказал, поэтому принял решение справляться со всем сам.              — Твои рассуждения верны. Все, что нам теперь остается — жить дальше.              Цзян Чэнь усмехнулся. Вытерев нос рукавом одежды, он тихо сказал:              — Разве смогу я жить? Скорее, просто существовать.              — Мгм, — согласился Лань Чжань, выходя из пещеры первым.       

***

      Ван Цзи за совершенное на горе Луанцзан убийство наказали тридцатью ударами дисциплинарного кнута. После смерти Гуан Шаня править орденом Цзинь стал его законный сын — Цзинь Цзы Сюань. Вопреки ожиданиям, он женился на Янь Ли, дабы искоренить зарождающуюся вражду между кланами. Человеком Гуан Шань был не очень хорошим, поэтому мир заклинателей отнесся к его кончине более лояльно, чем следовало, учитывая, что умерла столь значительная фигура.              Вэй Ин отдал жизнь ради уничтожения стигийской тигриной печати — зло всея зла. Он запомнился людям как герой войны, как человек, который смог свергнуть Солнце.              Вэнь Нин и Вэнь Цин ушли далеко на север, подальше от мира заклинателей, туда, где люди о них даже не слышали.              В мире и спокойствии прошло целых пять лет…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты