Остаться человеком (сборник кошмаров)

Гет
NC-21
Закончен
5
«Горячие работы» 3
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Макси, 187 страниц, 22 части
Описание:
"И что? Все закончится на койке у тролля?", - кляла Элис судьбу, шагая на эшафот своей девичьей чести.
Сто лет пролежала она в защитном коконе после того, как истребили ее расу. Что за магия охраняла - так и не смогла выяснить. Наверняка она последней сиреной на всю планету осталась, еще и в рабство попала, но с рынка удалось бежать, прихватив с собой испуганную девчушку. Даже год в ее семье пожить. Только одним днем пришли тролли.
Примечания автора:
Слабонервным не читать

ссылка на весь цикл https://litnet.com/ru/book/ostatsya-chelovekom-tom-1-b235551?_lnref=QCwHedPm
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
5 Нравится 3 Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава 12

Настройки текста
Месяц спустя. В который раз на них снова нападали. Да где ж тут убежишь, когда чуть не из-за любого куста выпрыгнуть могут? Элис уже и вещи сложила: короткий нож и веревку. Спрятала понадежнее, потому что в прошлый раз ее тайник Акс нашел. Но, вопреки страхам девочки, не вспылил. Просто демонстративно воткнул в столешницу украденный нож, чтобы блондинка четко поняла: он знает, он видит, он не позволит. Элис чуть пальцы в кровь не сгрызла, ожидая чего-то большего, чем банальная демонстрация. За каждым побегом, за каждой попыткой Акс все больше и больше неволил блондинку, выбора не давал, крепче сжимал в ежовых рукавицах, от того, наверное, она бежала все чаще. Стиснув зубы терпела наказания, но не отказывалась от мыслей о воле. В последний он не кричал, не наказывал, не бил. Может и не до того было, потому что сразу после очередного нападения случилось. Наверное, просто не нашел сил на ругань и злость. Но и охладел на время, взглядом одним мог заморозить и ужас в сердце подселить. Ночью уже не столь бережно относился, хотя и не срывался. Но ненадолго хватало обиды тролля: меньше чем через неделю отходил. Смирился что ли? Простил? Понял? Элис не знала ответа на вопрос, но следующий тайничок запрятала поглубже. Сколько раз он ее ловил? Сбился со счета. Совсем осмелела упрямая, а рыжий все чаще себе припоминал, что другой хозяин уже б давно убил или покалечил. Строптивица будто не понимала, рвалась в лес, силясь убежать от тролля. Да и не в этом было дело. Каждый раз Элис отравляла сердце зверя, сердце парня. Акс уже и сам смирился с неизбежным, с человеческим, с чувствами, что вызывала блондинка. Никого он не подпускал так близко, как ее, а упрямая ведьма бросала тролля в огонь, предавая. Ничего не помогало. Раз перегнул он ее через колено и отлупил так, что блондинка сидела с трудом, малейший ветер задницей чувствовала. Ох, как же сладко ложились в ладонь ее округлости, как звенели! Сам себя тролль наказал, тут же оттаяв. На последних побегах уже не выдерживал. Раз связал широкой веревкой по локтям, да себе же могилу и вырыл: девушке пришлось грудь выставить, чтобы руки сошлись за спиной. Она еще и на коленях сидела. Святое вуду, да рыжий ее неделю связанную трахал, потому что плыли мозги от одного вида пленницы. Даже сама Элис, кажется, поддалась. Пару раз так точно размякла и растворилась в рыжем, а все равно сбежать хотела строптивица. Осень уверенно завоевывала лес. "Если затянуть - погода изменится, уже и не убегу", - размышляла девушка. Конец сентября был еще теплым, хотя ночами было откровенно холодно, но и не заморозки стояли, потому необходимо было бежать. Еще немного и блондинке пришлось бы заботиться и об одежде. "Если повезет, смогу улизнуть под утро", - уже давно поняла малышка, что тролли те еще засони были, - "Акс сильно устал, может и не проснется". Утром засветло Элис сумела тихо и незаметно вывернуться из-под тяжелого тролля, утерев его слюни с локтя, что всегда стекали ей на руку, когда Акс подминал блондинку под себя. Даже дверью не скрипнула, словно тень обогнула стенку дома и, убедившись в том, что в округе никого не было, открыла свой тайничок под пустой бочкой, и вытекла из деревни, как струйка, ни звука лишнего не издав. По тому же ручью собралась бежать. Тролль не должен был проснуться еще долго, вот и времени у нее было предостаточно. Так она думала. Только в груди все отчаяннее сжималось сердце. Акс как по команде открыл глаза ровно в шесть. Каждую ночь уже так просыпался, потому что Элис примерно в это время вставала в туалет, но его лягушки под боком не оказалось. И в кровати тоже. "Вот же строптивая. Ушла на свою полку", - тролль окинул взглядом шторку, - "Спит-то как крепко", - подумалось парню, когда он не услышал никаких эмоций, но что-то заставило подняться и отдернуть занавеску. С каждым шагом к нише Аксу становилось все … страшнее? Он боялся, что строптивая снова могла сбежать. Снова могла предать его. Тролль в каждый раз находя тайник чуть сдерживал зверя, обманывая и себя и его, что сам, растяпа, за ножом не уследил. Ага, и в дыру за кирпич спрятал. Не хотел верить, что малышка могла его обмануть после всего что случилось. Да не он ли ее стерег, как зеницу ока? Не он ли ее защищал? Не его ли она обнимала, вцепившись в шею? Не его ли желала? Рука дрогнула, когда парень отодвинул шторку. "Не верю", - пуховое одеяло полетело на пол, потому что стояло дыбом, не давая разобрать, есть под ним кто или нет. Сердце ушло в пятки. В туалете тоже никого, и четкий свежий след Элис, ведущий на улицу. И снова сердце вдребезги. Девушка, как отдалилась от деревни ровно на столько, чтобы ее невозможно было услышать даже тролльими ушами, сорвалась на бег. Не останавливалась, сколько могла, пока ноги бежали. Иногда притормаживала попить из ручья и умыться, чтобы освежить лицо и смахнуть соленый пот, которым заплывали глаза. Зеленое длинное платье-колокольчик с рукавом очень быстро надоело путать ноги, не давая сделать полноценный шаг, потому еще в начале побега обзавелось длиннющим разрезом почти от середины бедра, к которому девочка примостила нож. Веревку вокруг талии обмотала. Бежала и молилась неизвестно кому, чтобы в этот раз все удалось. Спустя время снова опустилась к ручью, руки намочила, чтобы умыться и все пропало. Тролль стоял над оглушенной девушкой и уже был готов дать ей утонуть без сознания в ручье. Зубы начинали болеть от того, как сильно Акс сжимал их со злости, но наклонился и дернул строптивицу из воды. Сколько же злобы и обиды плескалось в его сердце. "Глаза б мои тебя не видели", - чуть не до хруста сжимая девичье плечо, думал тролль. Парень перехватил девушку поудобнее на руки и глаз не смог отвести от запрокинутого подбородка. Такая тонкая и беззащитная шея, пульсирующая жилка и бледная кожа. Аксу не надо было даже перекладывать голову блондинки, он и так помнил наизусть ее лицо, но тролль все равно это сделал, чуть не задавив зверя морально. Знал, что как только увидит бледные губы, не сжатые в упрямую линию, подрагивающие ресницы и расслабленную Элис, уже не сможет злиться. - Глаза б мои тебя не видели, - тихо повторил Акс свои мысли, глядя на Элис, - Никогда. Эта ведьма уже однажды поставила тролля на колени, но ей, видимо, было мало физической победы и строптивица взялась за душу парня. И ведь вывернула наизнанку. Запустила свои тонкие ручки и выдрала тролля с корнем, оставив лишь человеческую половину. По локоть в его страданиях и сомнениях вымазалась, за горло держала, только зверь и спасал. Вот с кем строптивица могла сравниться упертостью, так это с ним. Иногда Аксу казалось, если бы у Элис была ипостась, то это был бы баран или коза. Точно. Упрямая коза. Про своего зверя тролль тактично не думал. Там, кажется, было целое стадо. Метался он под кожей, противился, требовал повиновения, злобой истекал, обидой, хоть немного в здравый ум полутролля возвращая. Своими зубами перекусить глотку ей хотел, чтобы больше не рвала душу на части. Но и он не мог. Хотел, мечтал, а в глаза ее смотрел через Акса и выть хотелось. Будто знал, что жить без нее не сможет. Потому в каждой атаке не смел проиграть упрямицу. На смерть стоял. Элис очнулась от чудовищной головной боли. В мокром платье, с заледеневшими ногами, уставшая до нытья в мышцах и в постели. "Кровать?", - спохватилась девушка и узнала каменный потолок. Слишком резко села, и голова чуть не взорвалась. Злость на тролля вновь полилась рекой из сердца. Подумать ни о чем не успела, как тяжелая рука дернула ее за подбородок и сжала челюсть. Акс быстро вывернул в приоткрытые губы флакончик, что выпросил у Залугу, зная, что переборщил с ударом, чтобы оглушить беглянку наверняка. Но ее эмоции распалили злость тролля. Только девушка проглотила зелье, чуть не захлебнувшись, как парень метнул стеклянную емкость о стену, не оставляя ей шансов. Мелкие осколки словно блестящая волшебная пыль разлетелись в стороны по полу. Тролль отпустил лицо девушки, чуть не швырнув на подушку, схватился за топор и вылетел прочь из комнаты, чтобы не придушить блондинку. Она еще и злилась. Она на него злилась! Элис даже не успела ничего сделать, ощутив противный вкус на губах и во рту. Упала на подушку, пытаясь совладать с ужасом, который пережила. А после сорвалась. Содрала с себя влажное платье, чуть не пырнула ногу ножом, лишь оцарапалась, когда стягивала его с бедра, вылила злость на идеально убранном столе, развернув пару банок с непонятными инструментами, разворошила кровать, а после, окончательно замерзнув, зарылась в одеяло в своей полке и прорыдала до тех пор, пока не уснула от бессилия и беспомощности. И как только головная боль позволила? Тролль вернулся под ночь. На месяца два вперед дров натаскал и наколол, чему старый был безмерно счастлив. Успокоился, вроде, а как комнату развороченную увидел, снова злиться стал. Еще и запахом крови все пропиталось. Сердце было екнуло, что эта дура снова за старое взялась, но всхлипы с полки, пробивавшиеся сквозь сон, убедили в обратном. Элис перевернула стол и постель, а сама спала. Видать, в истерике Морфей ее забрал. Собрав все свои инструменты, не прикоснувшись к скомканному мокрому платью, тролль кинул подушку на перину, проигнорировав сорванную простынь, и завалился спать. Только подсохшую тяжелую дверь чуть не намертво втиснул в косяки. Так-то строптивица вряд ли смогла бы ее открыть без помощи. "Надо будет - замок повешу". Утро добрым не бывает. Элис вновь проснулась с головной болью и тяжелым сердцем. Да за что судьба ее ненавидела? В добавок ко всему ноги выворачивало и крутило от долгого бега, а горло саднило от частого дыхания. Опять простудилась. За всю ночь ступни так и не отогрелись даже в пуховом одеяле. В полке становилось холоднее день ото дня. "Лягушка. Иссэль", - вспоминала про себя блондинка, - "А Залугу называет "Зииди", кажется, упрямая", - девушка уже немного совладала с тролльим языком, выслушивая то тут то там. Что-то знакомое всплывало в памяти, когда она очередное слово узнавала. Наверное, было немного общего у тролльего с языком сирен. В конце концов все древние наречия были похожи. Собравшись с мыслями, Элис поднялась с кровати, хмуро окинув взглядом влажное платье. Одевать его не очень-то хотелось, потому блондинка потянулась к рыжему, сухому. "Один черт, замерзну", - натягивая атласную ткань, думала она, - "Октябрь на дворе, мне уже холодно в этих сарафанах. Вряд ли рыжий вообще вспомнит о том, что человеческая температура тела не сравнима с вулканической. Память точно подведет, особенно после побега", - девушка мрачно осознавала, что рассчитывать не то что на поблажки, даже на обыденные необходимости теперь не могла, - "Сандали уже давно порвались. Мне бы хоть какие маломальские теплые тапочки". На последней мысли Элис ощутила что-то странное. За злобой и адреналином закоченевшие ноги не почувствовали главного. Девушка оторвала пятку от пола и глянула на ступню. "Черт". Огрубевшая от хождения босиком кожа была исписана бордовыми разводами. Дрянной тролль разбил стеклянный флакон, а девочка в гневе и не заметила, как ногами пособирала осколки, пока чинила беспорядки в комнате. Элис присела в полку, всеми нервными окончаниями ощущая прелесть схлынувшей злости. По одному достала мелкие стеклянные занозы, стараясь не обломать и не оставить в коже. Сначала из одной ступни, потом со второй. Раз десять перепроверила, чтобы ничего не осталось. Только нагноений ей не хватало. Вытряхнула измазанную кровать. "Сейчас бы в тапки", - грустно подумалось ей, - "И ноги б не мерзли, и о стекло не поранилась". Смешно было понимать, что где-то там за огромным волшебным лесом, в каком-нибудь домике, кто-то печет пироги, которые хочет, может пойти на рынок и взять, что хочет, позвать гостей или наведаться к старым друзьям, наваляться в постели в выходной, собирать вещи в дальнюю дорогу к родным или просто путешествовать, одеться, как пожелает, да хоть в уборную выйти, не отпрашиваясь, сам … А Элис мечтала о тапках. Последняя в мире сирена загибалась, как подплавленная в середине свеча, от рабства и мечтала хоть о какой обуви. Сидела в чужом платье, в чужом белье, в чужой постели. В конце концов, она как единственная представительница расы стала официально королевой, пусть и мертвых. Пара слезинок скатились по холодной щеке. Если бы хоть кто-то в этом чужом мире смог ее защитить, если хоть кому она могла бы доверить свою тайну, открыться и не бояться, что из нее сыщут выгоду. Если бы. Но сирена ни разу не встретила никого, кто смог вынести эту ношу. И даже сейчас такому защитнику пришлось бы доставать блондинку из племени троллей, а сюда бы сунулся либо могущественный маг, либо безумец. Либо ради большого куша, либо ради любви. Элис сидела и перебирала в голове всех людей и нелюдей, которых когда-то встречала, но не смогла никого найти на эту роль. Только брат, которого она не помнила, но и он скорее всего думал, что сестра мертва. Если был жив. Если помнил далекого и непохожего столетнего ребенка. Маленькая одинокая запуганная девочка была никому не нужна в этом огромном мире. Элис забыла зачем встала с постели. В один момент заледенели не только ее ноги, но и сердце, наполнившееся одиночеством. Девушка вновь легла в свой угол, укутавшись в одеяло, и пыталась отогреть это ужасное чувство, но ничего не помогало. А выкатывающиеся бесполезные слезы только мочили холодную подушку. Вот если бы волшебство сирен не покинуло малышку, соленые капли обращались бы в ядовитые кристаллы едва касаясь земли. Пара таких в ближайший колодец и племя на утро не встало бы. Эти нелюди может и выжили бы с большего, но фору девушка себе раздобыла точно. Ей почему-то нестерпимо захотелось, чтобы брат ее нашел. Не известно, сколько прошло времени, но организм снова стребовал свое. Девушка попыталась встать с кровати, даже получилось, побрела вдоль осколков, стараясь не оступиться, и очутилась у двери. Только вот старая упрямая деревяшка не хотела поддаваться, а сил выдирать ее не было. На глаза попался небольшой топор. "Этот я поднять смогу", - прикинула блондинка и перетащила оружие к дверной щели, установив край одного из лезвий в глубину. Направленное движение ногой на противовес и деревяшка поддалась под магией рычага. Дверь открылась, топор отправился на место, Элис пошла в туалет. Акс лежал и смотрел на это представление с удовольствием ожидая, пока строптивица пойдет его будить. Но нет! Когда-то рыжий думал, что она слаба головой, потом не знал, то ли совсем дурная, то ли непомерно умная, а сейчас скрипел зубами от того, что мозги у нее варили. "Простая хитрость", - прислушивался к эмоциям девушки полутролль. Что-то не хотелось, чтобы ее опять кто-нибудь спер. Или хотелось? Если эта дура так рвалась от рыжего - ей бы понравилось у кого другого. Но "чуда" не произошло. Она вернулась и снова залезла бы к себе в полку, только Залугу в окно постучал, да побежал вокруг к двери. И не спалось же ему тем утром. - А ты мне не нужен, - как бы между прочим уложил старший словом рыжего обратно на подушку, - Ты вчера уже отработал далеко наперед. Вечером только силки проверь. Запасы кончаются. Авось снова кабана встретишь или повыпендриваться захочешь - было бы кстати, - с дебильной лыбой дурачился он. - Залугу, - устало предупредил Акс. Все таки он перестарался с дровами: вся спина и мышцы ныли противной болью. - Вялить пора да солить на зиму, так что вперед и с песней. Ты же можешь, я знаю. Хороший охотник вышел, кого хошь выследишь, - у Элис снова задрожал подбородок, ведь и ее он учуял в лесу, словно какую-то косулю, - Если что, я по оленине соскучился. Эй, малышка, ты чего скисла? - заметил стухший настрой девочки тролль. Акс не появился к ночи, и к утру тоже. Но, кажется, Залугу это мало волновало, как и злобные насмешки среди племени, что выродок наконец-то сдох. Он даже Элис успевал успокаивать на этот счет, хотя сама девушка не понимала своих смешанных чувств: то ли страшилась, то ли волновалась, то ли беспокоилась не знамо за кого, себя или тролля. Но, как только к обеду Залугу окликнул рыжего во дворе, подхватилась от скамейки и прилипла к окну. Парень, кажется, ее не замечал. - И где ж тебя черти-то носили, горе-охотник? - Ты хотел оленя, - из подо лба глядя, коротко ответил рыжий и устало пошел в комнату, а за его спиной старший увидел того самого, рогатого, величественного и огромного. Даже у Залугу челюсть отвисла, а племя уже выставляло цену на ветвистый трофей, да только старший поразгонял всех по норам, одной фразой торги закончил: "товар Акса, к нему и идите". Элис на иглах сидела, пока Залугу оленя во дворе потрошил. И так ночь в его доме провела, а тут рыжий вернулся, но забирать ее не спешил. "Может и к лучшему", - размышляла девочка. Хотела же она когда-то сменить злого тролля на доброго. Да только не верило ее сердце этому. А что потом? Будет жить у Залугу? Так он же с Аксом чуть не дневует. Или старший ее отпустит? Разве рыжий позволит? Зачем тогда обратно в племя приволок? "Да как вообще теперь себя вести?!", - не был этот побег похож ни на один другой, извела она терпение полутролля, задницей чувствовала. Голова грозилась взорваться, но это предотвратил старший, что ввалился в дом. - Ты еще тута, Зииди? - искренне не поверил он, - А че домой не пошла? - кажется, глаза малышки сказали все за нее, - Я думал, показалось мне. А вы упрямые рассорились. Что не поделили-то, а? Снова косой махала, али он тебя за нее оттаскал? - Я сбежала, - выдавила из себя Элис, остервенело раздирая заусеницу в кровь. Сама не понимала, отчего ком к горлу подкатывал, а глаза мокрели: или себя ей было жалко да свободы или обидно до слез. Залугу долго всматривался в невидимую точку на лбу блондинки, размышлял. Подозревал он, что малышка не просто свободы как и все люди желала, упрямой была, словно коза, еще и уродилась в самой свободолюбивой и гордой расе. Только не выдавала свой секрет, а старший и не давил. Нет и нет. Это был ее выбор. - Тяжело тебе в рабстве, - подошел он к девочке. - А кому в нем легко? - Тебе тяжелее. Люди мирятся со временем. А ты все больше к свободе тянешься, - ничего не ответила Элис, лишь тихий всхлип сдержать не смогла, - Опять сопли развела. Голоден поди твой охотник. Вон, каша на печи стоит. Отнеси плошку что ли, а то мне с оленем и до вечера не управиться. А куда деваться-то было? Отнекиваться? Ага, спряталась бы в бане под полку и жила там. Рано или поздно, а оказалась бы у рыжего в комнате, так лучше своими ногами, чем волоком. Скинула косу за спину, взяла тарелку глубокую и пошла за кашей. У дверей остановил ее тролль. - Он тебя не тронул? - сто разных домыслов можно было придумать на этот вопрос, а Залугу спрашивал не о постели. - Нет, - не ведая, чем поплатится за побег, ответила блондинка, - Пока. - Элис, видишь ты али нет, а душу ему ты выворачиваешь, - с парнем такие разговоры было бесполезно вести, а вот с блондинкой... Ни в жизни бы Акс не признался, что открыл свое сердце кому-то, поддался на ласку, подобрел. Тем более, что и сделать-то с этим ничего не мог. А девушка, девушка только тихо спросила, шла ли в счет ее душа, сдавшись с потрохами. - Так чего ты от него бежишь? - Я бегу из племени, - обернулась Элис. - Потерпи, Зииди. Долго до тупого доходит, а дойдет, - склонился Залугу, - Ты ведь сердце его украла. - Я? - схмурив брови, насмешливо переспросила блондинка, - Я рабыня, Залугу. Рабынь не любят. Не обнимают. Не лелеют. Невольниц берут, когда телу угодно развлечься, и если бы не моя белая коса - уже б давно у столба была. Только она этот момент и оттягивает, - тролль зло посмотрел на девочку, поняла она, что переборщила, сменила тон, - А если и дойдет до Акса, ну сбежит, меня возьмет, а все одно так и останусь подстилкой. Какая разница, где ноги по указке раздвигать? В племени хоть есть кому за меня заступиться. - Не хочешь ты ничего видеть, Элис, за своим горем, - смягчился старший. - Ты бы увидел море за горой? - а ей то самое море снилось чуть не каждую ночь, - Сам сказал, мне рабство смерти подобно. Долго Залугу смотрел на поникшую девушку, но с мыслями собрался, подошел ближе и сказал, глядя в глаза: - Любит он тебя, упрямая. - Так не любят, - не сомневаясь, тут же отозвалась Элис, - То есть... любят не так, - и сдуло ее с крыльца старшего под собственный всхлип. - Да чтоб он знал как… Услышала девушка это или нет, но пошла в сторону комнаты под пристальным взглядом Залугу, чтоб никто снова не увалок. Тяжелая дверь опять не поддавалась упертой малышке, что отчаянно пыталась продавить ее плечом уже минут пять. В деревянном доме Залугу хоть по полу так не тянуло, как в каменном коридоре заброшенного форта или казармы. Демон бы не разобрал эти старые развалины. Блондинка громко чихнула, снова не чувствуя пальцы на ногах. Уже чуть не с разбегу собралась припечататься локтем, но дверь открылась. На пороге стоял полусонный Акс. Вряд ли он спал, может, собирался. Слишком хорошо девушка знала, как выглядел парень спросонку. Элис еще в самом начале отвела глаза, не посмев глянуть на … хозяина. Рыжий не двигался. Она протянула кашу. Рыжий не двигался. Может, стоял бы и дальше, как вкопанный, а желудок громким эхом по коридору отозвался. Гневно выдохнув, парень забрал еду и хлопнул перед носом блондинки дверью. У нее сердце в пятки ухнуло. "Высшее проявление чувств", - вспомнив слова старого, разозлилась Элис. Девушка прочь пошла от ненавистной двери, вновь возвращаясь к старшему в дом. Только на полпути ее настиг тролль, которого она сковородкой огрела. Элис, нервная из-за Акса, взвизгнула так, что стая птиц сорвалась с дерева, а рядом с колодцем упало полное ведро воды. Стояло себе на плоском камне, никого не трогало, а вдруг завалилось, выплескивая всю жидкость. Тролль схватил ее за предплечье, да не ожидал, что пяткой по ступне получит, что взглядом его испепелить попытаются. - Гортал! - послышался насмешливый голос Залугу, остановив в замахе маленькую ладошку, а она его ударит хотела! Элис! Воробей собрался со злости надавать по носу тигру! - Пташка ты моя ранняя, - вспоминая то самое утро, продолжил старший, - Али забыл наш уговор? Тролль нехотя отпустил руку девчонки, а та даже не соизволила убежать. Пусть ее сердце и колотилось от страха, но гнев застелил собой разум. Нахалка гневно фыркнула в его сторону и помаршеровала к Залугу, шаг от шага запрещая себе оборачиваться, чтобы не разочароваться полностью: Акс ведь так и не вышел на шум и ссору. На блондинку снова напали, но теперь он даже не хотел ее защищать. "Просто спит. Он просто спит. Не слышал", - неизвестно зачем уговаривала себя Элис, зная, что всего минутой ранее рыжий был на пороге комнаты. Где-то за каменной стеной форта с топором в руке стоял Акс. Он так и не показался из-за двери. Залугу справился без драки, тем было лучше. Развязывать бойню в деревне посреди дня было идиотским решением. А Элис, ее эмоции снова подпитали уверенность, что блондинка слаба головой. Да в ней взорвалась бомба из злобы и вылилась на Гортала. Если бы Акс не знал, что это маленькая слабая человечка, решил бы, что соплеменнику конец. Девушка была готова разорвать его на тряпки. Только знал полутролль кому предназначалась эта злость. Ну что за рабыня ему досталась? За что? Рыжий затылок с силой впечатался в стену. За каждым шагом девчонки чувствовал тролль, как сменялась злость на отчаянье. Стиснув зубы, Акс вернулся в свою комнату. Залугу впустил распаленную Элис в дом, но даже спросить ничего не успел: девушка убежала в холодную баню, едва переступила порог. "Нет тебе нигде места. Угла своего нет, куда спрятаться можно, чтобы наедине со своими мыслями побыть", - даже полка Элис была не ее, и разве ж там скроешься? Не трогал ее старший, но чутким ухом услышал, как спустя какое-то время стала малышка всхлипывать. Помнил Залугу, что человечку с троллями равнять нельзя, решил подтопить немного. Думал, что в парной блондинка была, а зашел в раздевалку, чтоб печку запалить и увидел упрямую. Зареванную, пусть уже и привела она себя в порядок, а красные пятна по лицу расползлись, глаза опухли. "Али не сирена? Слезы-то не окаменели. А голос-то пробивается ихний", - не мог до конца разобраться тролль, - "Но ведро ж магией воды завалила! Черт ногу сломит. Наг что ли?". - Что, опять разругались? - подошел к печке старший. - Он меня продаст, - потянув заложенным носом, прогнусавила блондинка в спину мохнатого. У Залугу челюсть отвисла, сердце екнуло, руки похолодели. Да что этот говнюк мелкий творил? Все же неплохо началось, опять на троллью долю потянуло? - Так и сказал? - стараясь не повышать голоса, спросил он. - Даже за порог не пустил, - искала девушка глазами хоть какую салфетку, чтобы высморкаться. - Отойдет, - спустя минуту сказал старший, пытаясь то ли себя убедить, то ли Элис, - Отойдет, Зииди. Молодой, кровь горячая, - пытался улыбаться тролль, - Долго успокаивается, сама знаешь. А мы пока тебя отогреем, а то снова сопли развесила, - подкинув еще парочку поленьев, Залугу обернулся к малышке, что сидела на скамейке, словил ледяные ступни в огромные руки, - Точно как лягушка. Правду Акс говорит. Тапочки б тебе какие смастерить, да и про обуток думать теплый уже надо. Элис? - старший не понял резкую смену настроения малышки, потянулся к поникшей голове теплой рукой, а блондинка прижалась к ней лицом, как кот, требующий ласки. - Все хорошо, Залугу, - снова всхлипнула девушка, не закончив, - Все хорошо. Просто ты добрый. Можно… можно мне…? - Иди сюда, упрямая, - тролль сам обнял ледышку ненадолго, чтобы опять не разревелась, - Шуруй в спальню под плед, тута холодно пока, - и уже обычно-подсмеивающимся тоном добавил: - Ток соплями мне все не изгадь! С тяжелым сердцем проводил взглядом старший блондинку. Выпороть мелкого хотелось, аж ладони зачесались. Элис невольно вздрогнула, когда услышала грохот из бани, но короткое "я жив" ее успокоило. - Что ты знаешь, а лестница-то прогнила совсем, - зашел старший в спальню, - Гляди, чего нашел, Зииди, - в руках тролля лежало сокровище. Целый ворох шерстяных ниток и спицы! Да и не одна пара! Глаза девушки очень быстро засияли. Да, они были спутанные, да запыленные, но это ж пряжа! А из нее можно было сделать, что угодно! "Если их растянуть, то еще больше, чем что угодно", - с восторгом девочка подскочила к шерсти. Залугу даже не успел ничего подумать, а маленький ураган уже снес пряжу в соседнюю комнату, гремя кастрюлями. Через полчаса малышка усердно наматывала мокрую нить на ножки табуретки, одновременно распутывая. Гневалась, когда не могла узел развязать, но рвала только в самых крайних случаях бережно храня свою прелесть. "Хоть одним несчастным сердцем в доме меньше стало", - смотрел старший на малышку. Пряжа была полностью смотана, баня натоплена, и Элис немного повеселела. Ниток было даже больше, чем она ожидала. Темно-коричневые и мягкие, они только совсем чуть-чуть кололись. "Высокие носки", - решила малышка, с нетерпением ожидая, пока высохнет пряжа. - Эй, паучиха, - окликнул блондинку старший, - Баня-то готова, - и девушка подскочила на месте, - Бери полотенце. Там, кстати, и отвар стоит. Не могу глядеть второй день, как ты волосы свои мучаешь, - день обещался стать самым счастливым для девчушки, неужели о ней заботились, - Иди мойся, как раз мясо допечется. Я так скучал по оленине, что эту, кажется, пересолил, - мечтательно произнес тролль, - А ничего, все равно вкусно будет! Акс пытался отоспаться, но опять не получалось, думал, что хоть изнурительная погоня поможет. Больше суток он этого оленя выслеживал, пока нагнал, пока завалил, потом еще обратно на своем горбу пер, ну, захотелось старому, что уж тут, а все равно не спалось. Еще на пользу зверю оказалось, успокоился он немного, а то придушить блондинку хотелось. Рыжий выглянул в окно и увидел струйку дыма над трубой бани, и в окошке уже мелькал свет, значит натопилась. Да, помыться не мешало бы. Полутролль собрал свои натруженные кости воедино и встал с постели. Прихватил миску старшего, полотенце и пошел к Залугу. Дом встретил его тишиной и запахом печеного мяса. У печки стояла перевернутая табуретка с намотанными на ножки нитками, Акс и не понял для чего, на столе была нарезана гора свежих овощей, а двери спальни подпирал мохнатым плечом злой Залугу. - Все? - спросил он. - Что "все"? - вяло уточнил полутролль. - Наигрался? - и тут до Акса дошло. - Твое какое дело? - без эмоций спросил он. - У меня хата на двоих маленькая, не в бане же ей жить, - рыжий даже не отреагировал, - Ты наигрался? Говори быстрее, не по снегу же мне ее отводить. - Что? - то ли парень не услышал, то ли не поверил. - Говорю, не босиком же мне ее по лесу вести, и так ноги отогреть не может даже в парной. Прогулку-то дальнюю по снегу не вынесет, - самым ненавистным с детства рыжего тоном ответил Залугу. - Что ты несешь? - оскалился парень. - Сведу, раз приелась. Мне лишний рот на зиму не нужен, - Акс молча скрипел зубами, унимая внутреннюю бурю, - Али ты теперь и продать ее вздумал? - Продам, если так решу, - пытаясь не подавать виду, ответил парень в отместку. - Ты смотри! - сорвался старший, - А какие речи мне заливал-то по началу! Гарт, зверь, люба! - Каша была не плоха. Надеюсь, мясо получится на славу, - демонстративно поставив чистую тарелку на место, сказал рыжий как отрезал. - Как и всегда, - сам закончил разговор тролль. Не верил Залугу, провожая взглядом упертого за дверь. Ну, молодым идиотом он был, но чтобы настолько. Не верил. Глубоко в свои мысли погрузился, а не подумал, что в бане была Элис. Даже и на мгновение не усомнился в ее безопасности. Не верил, что младший снова сорвется, потому что помнил его глаза в тот день, когда рыжий держал на руках безвольную девушку. Акс прошел мимо остолбеневшей Элис в парную. Кажется, она еще и не мылась толком, даже косу не до конца распустила. В парной парень просидел долго, силясь отогнать непрошенные мысли, думая обо всякой глупости: зачем Залугу нитки намотал, почему один таз отварной ромашкой занят. Да только нагрелся он уже, как утюг, так что пора было выходить. Даже не заметил, как под рукой юркнула в пороге Элис в парилку, сменившись с рыжим, чтоб не видеться. Не успела она сбежать, потому что волосы не выполоскала, а так хотелось. Рыжий по эмоциям ее и отыскал. Очень ему было интересно, что беглянка делать будет, когда нос к носу встретятся, а она опять сбежала в простыне, распаляя Акса. Мог тролль пойти за ней, да не хотел сдавать позиции. Бегать ему за блондинкой еще не хватало. И так набегался по лесу. За ней в первую очередь, уже потом за оленем. Знал парень, что долго не вытерпит жары хилая, потому еще полено подкинул, и в мойке устроился. Помыться не успел, а Элис уже выползла из укрытия. Мокрая, потная, с распущенной косой… "Бежишь?", - зло подумал рыжий, мыслями волю зверя высказав, - "Плохо, когда с тобой по нормальному обходятся? Так буду как с рабыней", - поднялся озлобленный парень от скамейки. Одним движением он закинул трепыхнувшуюся девушку обратно в парную, но дверь не закрыл. Так подтопил, что самому сложно дышать было. Спиной развернул к себе строптивицу, чтобы в глаза голубые не глянуть да не расплыться. Мокрую простынь отшвырнул. Коленями поставил на среднюю скамейку, загнул свою невольницу, рыкнув, чтоб не рыпалась, а она и не сильно сопротивлялась распаленная жаром парной, только ладонь закусила и уперлась рукой в верхнюю полку, с ужасом представляя, что ее ждет. А ее ждало. Не сильно заботясь, Акс втиснулся в блондинку, подтягивая ту рукой под живот. Пара грубых движений и он уже был внутри. Блаженство, тугое, мягкое, давящее блаженство. Какое масло? Не заслужила она даже бани. "Легкий секс после хорошей охоты, как отрадно, что есть куда засунуть", - уговаривал в себе человека тролль. На каждом толчке Элис сильнее впивалась в руку, не желая издавать хоть какие услаждающие зеленые уши звуки. Вначале было тяжело и сухо, позже стало хоть немного скользить, но блондинка уже чувствовала, что ее словно крапивой отхлестали по промежности. По сухому натерлось все до нестерпимого жжения. Акс наслаждался процессом, но затягивать не стал. И его внимания для беглянки было много. Не заслужила. Даже не соизволил подумать наперед и спустил прямо в Элис. "Не мои заботы. С Залугу спелась, решит проблему", - какая-то обида на старшего проскользнула в этой мысли. Всегда тролль был на стороне рыжего, а теперь сыскал себе напарницу и ополчился против. Парень в моечной задержался только чтобы сполоснуться, но и это время девочка не показалась из парной. "И так головой слаба, так еще удар хватит. Хотя, ноги свои ледяные может отогреет", - опомнившись, что снова расплываться стал, Акс выругался, - "Не мои проблемы", - рыжий надеялся, что хоть секс его усмирит, и он сможет уснуть. Элис выпала из парной на ватных ногах. Промежность горела огнем. "Такое если упустишь - неделю мочиться будешь кровью", - знала девушка, как Сальма разок выстрадалась простудившись, потому кипятку в отвар травный плеснула, уселась в таз, и ушатом на макушку стала лить. Не так много ей травы заварили, чтобы хватило и на волосы и на все остальное, потому пришлось и полоскать и лечить одновременно. Долго просидела в горячей воде в тазу. Грела, полоскала и шипела от рези, а чуть легче все же стало. Не знала только, что дальше делать - рыжий не потрудился озаботиться тем, чтобы достать свой поганый член и кончил прямо в девушку. Пусть от кровей прошла пара дней всего, а риски были. "Не к Залугу же мне идти с этим", - поняла девушка свое безвыходное положение. Постеснялась к старику обратиться. Решила все оставить как есть, пустила на самотек и доверилась судьбе. Зачем-то же она привела ее в троллье племя. Рыжий вышел из бани, набрал себе мяса с овощами, благо Залугу в доме не было, и отправился в комнату. Еще бы один такой разговор зверь полутролля не потерпел. И смириться со строптивицей не мог и свести не позволял. Благо парню хватило мозгов понять, что ситуация была абсурдной. Надо было делать выбор. Элис высиживала незнамо что в тазу, уже и банька подостыла. Видимо, сидела она так тихо, что Залугу и не услышал, потому в дверях застыл, блондинку в воде пятой точкой завидев, прикрыться даже не успел. Девушка мгновенно окрасилась пунцовым, спрятавшись в распущенных подсохших волосах, а старший за дверь обратно юркнул с громким "ойе". - Ты чего еще здесь? - тролль явно надеялся, что хоть немного на рыжего повлиял, а тот опять херней занимался, - Чего в тазу сидишь? Бадья же есть. - Акс, - пискнула малышка и добавила, еще больше окрасившись, - Масло. - Сыпь от масла пошла что ли? - сообразил границы и обширность проблемы старший, - Аллергия? - слова даже такие знал травник. - Не было масла, - снова пропищала малышка, всхлипывая. И стыдно и больно. Старший тролль чуть не вынес дверь на выходе. Что ж Акс творил? Зачем? Залугу срочно необходимо было проветриться. Выцепив в шкафу с флакончиками нужное зелье, приготовив наспех мазь, старший оставил все Элис в раздевалке, а после недолгих раздумий, наказал ей быстро вытираться. Уже минут через двадцать блондинка стояла перед ним в кухне. - Заболеешь так, - в никуда сказал тролль и пошел за своими тряпками. Смысла давать Элис одежду не было хотя бы потому, что подходящей обуви у старшего не нашлось, не говоря о том, что девушка утонула бы в любом предмете гардероба тролля. Потому Залугу сдернул самый теплый вязанный плед и второй заячий, вышел в кухню, свитер на девочку натянул, подпоясал, укутал ее как гусеничку в кокон, оставив ноги под свободным краем, усадил на шею и вышел из дому. Элис не спросила ничего. Тихо надеялась, что старший нес ее прочь из племени, хоть бы и черт знает куда на ночь глядя с влажной головой. А еще радовалась, что мазь помогала. Уже не саднило и не резало в промежности, так, изредка чесалось. - Освежим с тобой мысли, может чего дельного придет в голову, - отозвался тролль, - Вот скажи мне, ты сбежать если бы и сбежала, а что дальше делать собиралась? - Залугу, дай мне нож, веревку, немного еды, и я доберусь туда, где нужны будут мои руки, - ответила Элис. - Очень огульно, - подытожит синий, пробираясь сквозь поросли каких-то кустов, - А точнее? - Официантки пусть в таверны всегда нужны. С моей косой оторвут с руками. Дать сдачи пьянице смогу, - начала девушка, - В каждом городе есть ювелиры, а это дело мне всегда по душе было, - амулетами и украшениями Элис давно увлекалась, - Кому-никому, а подмастерьем устроится не большая проблема: и к ювелирам, и к пекарям, и к поварам, хоть в кузню. - А ты, значит, все умеешь? - с неким удивлением спросил старший, ловко перепрыгнув овражек. - Всего понемногу, - охнула малышка, подскочив на плечах тролля, - Для подмастерий большего не требуется. - Как твои ноги? - мимоходом поинтересовался Залугу. - Нормально. - В голову не холодно? - волосы в бане почти высохли за все то время, что просидела в тазу Элис, а влаги немного оставалось у корней да на затылке. - Нет, - заячий плед грел хорошо, и от ветра осеннего укрывал. - Обуток бы тебе теплый сыскать, - подтискивая холодные ступни, отозвался синий, - Да у нас только Акс кожевничеством и промышляет. Хотелось бы Элис расспросить о полутролле, но слова застряли в горле. Теперь и боты ей выпрашивать у рыжего надо было, без вариантов. - Летом мало заказов, - болтал Залугу дальше, - Сумка чья порвется или чехол понадобится. В осень до последнего босыми ходим, горячие мы, а к зиме все обуток достают. У кого прохудится, кому починить, кому новый сшить. Жилеты, плащи, куртки. - Ясно, - сдавленно ответила блондинка и примолкла. - И охотно на зиму подмастерий берут? - снова заинтересовался тролль. - Не очень. Лишний рот, хоть и до первой зарплаты, не подарок. Кажется, Залугу действительно хотел снести девушку в город. Выспрашивал, обдумывал, допытывался. Какая-то маленькая надежда поселилась в сердце блондинки. - Может, ну, подождешь? - осторожно предложил тролль, - Перезимуешь? Элис сначала напряглась, но аргумент оказался весомым: без одежды и обуви ей уже куда-то бежать было глупо. Замерзнет. Все силы не на бег пойдут, а на температуру. Даже в этот раз зеленое относительно теплое платье ее уже не согревало. Было прохладно. А вдруг ночевка в лесу настигнет? Да и звери к зиме отъедаться на последок начинали. - Сколько раз ты уже сбегала? - спросил Залугу. - Сбилась. Это был десятый. Или одиннадцатый, - призналась девушка, а попыток было и тех раза в три больше. - Похолодало ж вроде… Не боишься в лесу сгинуть? Орилимар огромный. - Но мы на окраине. Города не так далеко, - отозвалась малышка, машинально играя с кончиком уха тролля. - Звери голодные уже. - А мне будто в племени зверя мало, - быстро и невнятно пробормотала девушка, - В лесу может свезет и не встречу ни одного, а так сплю рядом каждой ночью. - Да, идиот он, - как-то совсем печально, и немного зло, выплюнул старший, - Вспыльчивый, молодой… Не гневался бы так, если б не любил. - Не надо, - перебила старшего Элис, - Не рви мне сердце. Ты ко мне лучше относишься. Первый раз за несколько месяцев я волосы выполоскала и спокойно расчесала. Недавно такой колтун был, думала обстригу, - то, что распутал его Акс, блондинка не призналась, - Тебе есть дело до моих ледяных ног, до моего времени, до… он даже в окно не выглянул, когда тот тролль… - нервы не выдержали, и пришлось вдавливать обратно подкативший к горлу ком. - Эй, Зииди, ты чего? - почувствовав, как маленькие ладошки нырнули на шею, обнимая, спросил тролль. - Не рабство меня, видать, погубит, - всхлипнув, выдохнула девушка, - Сердце не выдерживает, - и совсем тихо добавила: - Ненавижу его. - Тогда я не понимаю, чего ты бежишь, - фыркнул тролль. - Ты слышал меня до этого?! Потому что даже в уборную не могу самостоятельно выйти! - мгновенно взорвалась девчонка, заерзав на шее, - Не могу решать где спать, что есть. И сапоги себе попросить не могу. Да я бы их купила еще год назад, а сейчас, - Элис поправила распахнувшийся немного плед, - А он… Я просто очередной трофей. Меня можно и отморозить, можно и отыметь, когда душе угодно. Как это еще командам не обучил? Собака при хозяине. С каждым днем все сильнее себя ей ощущаю. Так и относится, - а ведь становилось все тяжелее дышать рядом с парнем, он каждый шаг контролировать стал, - Знала, что сердца не соберу, а все равно ... дура. - Сердцу не прикажешь? - извернулся Залугу глянуть на Элис, она сидела тихо, - Как же оно тогда в городе будет, коли сбежишь? - Опять ты за свое! - но тролль молчал, ожидая ответа, - Не знаю. Только сжимать в руке играючи его уже не будут. Резко Залугу обернулся в сторону племени. Далеко они отошли, но тролльи уши услышали. - Элис! Лезь наверх, быстро! - подталкивая блондинку к дуплу, приказал старший, - Нож возьми, - хотела бы она возразить, но перебил ее тролль, - Цыц!!! Сиди, не вылезай. Жди. Не вернусь - беги, только не в ночь. Выследят. Беги утром. Авось по норам разбредутся засветло, слышала? - та только испуганно закивала, - Тихо сиди, даже не шелохнись. Тролльи уши острые! Залугу сорвался в сторону деревни и, судя по звукам, даже обернулся зверем. Благодарил всех богов, что сообразительной малышке не приходилось объяснять дважды. Блондинке очень хотелось посмотреть, но старый наказал не высовываться. Она не могла понять или придумать, что случилось, а сидело тихо, даже дышала в ладошку изредка улавливая какие-то крики.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты