KARRY. Книга вторая. «2x2» и cлавная игра

Гет
R
В процессе
2
автор
Размер:
планируется Макси, написано 124 страницы, 24 части
Описание:
Когда искусство всех сближает.
Когда ложь и секреты всё разрушают.
Когда чистые душой отпускают.
Когда любящие прощают.

Хейлор распались, как My Chemical Romance, а вот надежды друзей на что-то хорошее всегда целы (нет). Иногда понимание приходит из неожиданных источников.
Посвящение:
Благодарю одного моего красиво говорящего знакомого за то, что показался настолько необычайно светлым, ― впечатления хватило на несколько книг. И спасибо моей мечтательной натуре с усидчивостью: без них все приключения моей жизни канули бы в небытие.

Добро пожаловать, читатель… туда, где моя вторая жизнь окончательно срослась с первой. Желаю дойти до последней страницы.

Всем, кого сильно волнует возрастная разница в отношениях, посвящается.
Примечания автора:
Начатая ради кого-то другого, эта книга может быть закончена не как предыдущая: больше чем за 4 года и лишь для меня.
Интересный факт: в истории можно найти иллюстрации реальных событий и строчки моих песен.
Тоже интересный факт: название каждой главы ― цитата чьих-то мыслей или слов оттуда.
Последний интересный факт: продолжение к этой книге готово ещё с 2015.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 18. Это зажимы

Настройки текста

НУ ЧТО, ТЫ ОТВЛЕКЛАСЬ, КАТЯ?

      

× × ×

      Я летела, чудом не падая на таявшем льду, и всё равно опаздывала. Почему? А потому что маршрутка тащилась как черепаха, я осталась в ней одна, а водитель запер дверь и не выпускал меня, спрашивая, точно ли у меня нет сигарет.       Сцена и люди были готовы к концерту, у колонны с цветами стояла Соня, тоже согласившаяся выносить букеты, и какая-то женщина в зелёном платье. Она объясняла, откуда и с чем выходить и что делать дальше. На дальнем фоне белых кулис нельзя было не увидеть ведущего в чёрном костюме. То есть режиссёра-ведущего. Он заметил нас и заулыбался. Хоть у кого-то сегодня хороший день.       Женщина ушла, и прямо напротив меня оказался Точкин.       — Выпрямись, — он бесцеремонно взял меня за плечи. — У тебя же шикарная фигура. Сколиоз, что ли?       Соня задержала на мне взгляд.       — Ты какая-то красная. Нормально себя чувствуешь?       — Я думала, умру, пока бежала, — ответила я.       Уже отходя, Алексей воскликнул:       — Эй, не надо умирать!              Мы прогнали церемонию вручения быстрее чем ожидалось, но меня это не радовало. Ничего не хочу. И не могу забыть, что было вчера: воспоминания ударили меня прямо под звуки всеобщего плача.       — Всё, красавицы, — заключил ведущий, глядя почему-то на меня.       Мы вернулись в зал, он сказал нам отдохнуть, а сам убежал в магазин.       — Ты как? — Спросила Соня.       — Устала.       Хорошее слово для отвода глаз.       — Вчера что-то плохое… — Я выдохнула и откинулась на спинку кресла. Соня сделала паузу и продолжила в другом тоне: — …могло случиться с этой Машей или как её… Видела, как она махала волосами перед парнями? Точкин редко терпит такое.       — Угу.       Надо же как-то поддержать разговор, да?       — Но наших парней таким не возьмёшь, особенно Антонова с Точкиным.       — Она ещё и спорила вроде. Диана.       — Да, точно, Диана! Как будто важно, что им там говорили в колледже. Точкин так на неё посмотрел, — Соня посмеялась. — Я думала, он её выгонит.       — Я не видела.       Зачем я вру? Я же видела.       — Потом он её просто игнорировал.       — Он часто игнорирует, — вспомнила я.       Я не собиралась говорить о нём. Я не хочу о нём думать.       — Меня больше раздражает, — возмущалась Соня, — как он постоянно ругается…       А он всё равно в моей голове, самовлюблённый придурок.       — …Первая репетиция — ругается, мы только учимся — ругается, у нас получается — ругается дальше, словно это помочь должно!       Я ещё и села прямо рядом с тем местом, где лежат его вещи. Супер.       Соня тряхнула светлыми кудряшками, и это напомнило мне о Гарри. Сердце сжалось, а дышать стало трудно. Напоминает ли ему что-нибудь обо мне, кроме истории нашей переписки?       Вдруг в остатках воздуха появился аромат знакомых духов.       — Хотите?       Перед носом зашуршал пакет круассанов. Я отрицательно покачала головой, не в силах ничего есть.       На сцене начали репетировать танцы, а Точкин сел рядом и комментировал. Я мысленно разрывалась между его голосом и образами новогодних танцев с Гарри… Его бархатные реплики слились с теми воспоминаниями и словно стали их музыкой… После очередного высказывания, Соня засмеялась и прикрыла рот рукой.       — Вот зачем ты закрываешься? — Спросил режиссёр. — Это зажимы! Я бы тебя ещё поругал в пятницу, но ты уже завелась и разозлилась.       Она снова начала закипать.       — Но ты просто ругаешься так...       — Успокойся, Сонь, — меланхолично проговорила я.       — Поймите, — Точкин по очереди взглянул на нас, — если вас кто-то ругает, значит, вы кому-то нужны! Если вам не делают замечаний, значит, на вас просто пофиг. Вот эта девочка со светлыми волосами, я даже не хотел вчера с ней спорить, потому что, по сути, мне на неё пофиг.       Значит, Диана всё же добилась его внимания.       Соня чуть-чуть успокоилась и продолжила:       — Просто вы сначала обсираете нас полчаса...       Я засмеялась, а Алексей поднялся на ноги и не терпящим возражений тоном ответил:       — Я никогда никого не обсираю. Я даю дельные советы.       Он улыбнулся и ускакал на другой конец зала давать дельные советы другим.       — А он прав, — заговорила я с Соней, — чем больше я люблю человека, тем больше его ругаю.       — Из-за этого и возникают трудности, — ответила она и неосознанно свела моё отвлечение на нет: — И вчера тоже, да? Это было из-за того, кого ты любишь? — Я растерялась, а Соня прибавила: — Прости за любопытство, я просто хочу поддержать.       — В каком-то смысле. Просто мне нравятся... не те.       Я уткнулась в коленки.       — Знаешь, когда человек нравится, мы ведём себя при нём как мудаки или зажимаемся, как бы сказал Точкин, а надо наоборот: быть собой.       Я задумалась.              После церемонии награждения я чувствовала себя выжатой, а от запаха букетов начала болеть голова. Радостный Точкин влетел за кулисы, поцеловал нас с Соней в щёки.       — Если хотите, можете посмотреть концерт. — Предложил он вполголоса и махнул рукой. — Подниметесь, там свободный балкон.       Я отвернулась, скрывая смущение от того, как крепко он обнял меня.       Мы прошли в указанном направлении. Головная боль, конечно же, не прошла, но я хотя бы посмотрела Точкина в роли ведущего... без Ван Ди с моим звёздным увлечением на переднем плане.       Может, это оно лишь и есть — звёздное увлечение? Говорят, настоящая любовь всегда реальная и только взаимная. Гарри словно не реален вовсе: он неуловим со своей известностью, турами и десятками тысяч фанаток... Разъезжает теперь с моделями и бог знает что делает с ними. Он всегда был и будет недоступен для меня. Возможно, надо отвлечься на кого-то другого.       В конце ведущий объявил о фуршете на другом этаже, и все начали расходиться. Мои же мысли с кадрами декабря и января возвратились, словно не давали мне никакой передышки. Если это несерьёзно, тогда почему длится так долго? И почему мне так плохо без него?       — Молодцы сегодня, — повторил Точкин за кулисами, встав напротив меня.       Снова он стоит так близко! Где понятие личного пространства?! Не знакомо?       — И я очень рад это видеть, — вещал он, — и хочу, только чтобы вы стали лучше.       Телефонный звонок заставил всех повернуться, и Соня, ответив, поспешно спустилась в зал.        — Я был очень обескуражен вчера, когда ты убежала из зала. — Тон режиссёра стал серьёзнее. — Я не понял, в чём было дело, но хочу сказать, что ты молодец. Мы ведь обсуждаем с Антоном и Дашей всех, и они тут увидели в тебе какое-то противоборство, которое тебе мешает. Но если ты себя отпускаешь, то все получается.       Мы почти одновременно поглядели в сторону Сони, расхаживающей между дальними рядами кресел с телефоном у уха.       — А что касается нерабочих моментов, — добавил Алексей, и я напряглась, — то надо просто постараться на время занятий все личные переживания убирать в сторону. Ты мне очень нравишься как девчонка, и ты здорово можешь смотреться на сцене. Не у всех актёров есть способность проживать то, что они играют. У тебя она есть, это видно сразу.       Соня с топотом возникла на сцене.       — Вы ещё здесь!       — Да, идите уже домой, — выдал вдруг Алексей и ушёл. Но он поймал нас на выходе и с непривычно добрыми глазами сказал: — Ну что, девчоночки, жду вас завтра в шесть. Сцена танцев.       И дотронулся до моего шарфа. Все почему-то так любят его трогать.       Только я посчитала, что всё очень плохо и ужасно, как он делает что-то такое, от чего хочется летать.       Но я не летала. Я заревела в маршрутке... и потом дома.       

× × ×

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты