Чистые души

Гет
NC-17
Закончен
5
автор
Размер:
Миди, 48 страниц, 11 частей
Описание:
События развиваются в начале арки об Арранкарах. Появление Иноуэ Орихимэ в Уэко Мундо привносит новые краски в безрадостное существование Генерала армии Арранкаров, поклявшегося оборвать свою жизнь в тот самый момент, когда Айзен провозгласит себя повелителем заново отстроенного мира. Несмотря на железное самообладание и давно утраченную надежду, Тоусена неумолимо тянет к источающей свет и человеколюбие девушке, ведь, как известно, чистые души всегда стремятся друг к другу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 6 Отзывы 3 В сборник Скачать

Доброй ночи

Настройки текста
– Вандервайс! Орихимэ по-прежнему светится. В день ее прибытия Тоусен довольно долго размышлял о том, почему при мысли о ней, такой необычной и совершенно не похожей на все, что ему доселе доводилось видеть, неизменно пробуждают в нем воспоминания о той, другой, преисполненной все того же простодушного человеколюбия, но сияющей несколько иначе. Впрочем, впоследствии он – не без грусти – пришел к выводу, что все чистые души светятся по-разному. – Вандервайс! Он рассеяно наблюдает за тем, как Орихимэ уворачивается от неуклюжих попыток Вандервайса настигнуть ее. Последний был крайне неспокоен в последнее время и все норовился навестить невольную гостью, но, почему-то, не пытался сделать этого самостоятельно, а неизменно тянул за собой озадаченного Тоусена. В конце концов, Генерал армии Арранкаров воспользовался свободной минуткой и отправился на прогулку по бескрайним пескам Уэко Мундо, прихватив с собой оставшихся двух представителей «Триумвирата Чистоты», как с легкой руки окрестил их в высшей степени странную процессию язвительный Ичимару. – Ванде... Ай! Арранкар с неожиданной прытью настигает дразнящую его девушку и, потянув ее за руку, стремительно валится на песок, увлекая за собой пленницу. – Вандервайс. Голос Канаме звучит укоризненно. – Будь осторожней. – Не беспокойтесь, господин Тоусен. – Орихимэ поднимается на ноги и отряхивает от песка полы роскошного одеяния, прибереженного Айзеном специально для нее. – Вандервайс умеет расчитывать силу, я даже не ушиблась. Да и засиделась в четырех стенах, мне не повредит немного поваляться в теплом песке. Тоусен молчит. За несколько столетий он совершенно разучился говорить о таких пустяках, и потому, как бы ни силился, не может исторгнуть из себя ни единого слова. Он уже и забыл, когда в последний раз беседовал с кем-то на отрешенные темы, никак не касающиеся порядка, военного дела или торжества правосудия. Легкомыслие его умерло в тот самый день, когда он, едва не лишившийся рассудка от горя и охрипший после целой ночи рыданий, явился в Сейретей требовать аудиенции у Совета Сорока Шести. А эта сотканная из солнечного света девочка со звонким и мелодичным голосом как будто настойчиво пытается растормошить его, постоянно задавая совершенно не представляющие никакого объективного интереса вопросы, на которые он, сохранивший определенные представления о банальной вежливости, вынужден неизменно отвечать. Тоусен на секунду вспоминает себя, теперь уже совершенно чуждого, но когда-то способного ночи напролет беззаботно смеяться и предаваться самым нелепым мечтам под усыпанным звездами небом, и приходит к выводу, что девчонка еще не знала настоящего горя. Впрочем, оно уже не за горами. Его несет на своих плечах временный Шинигами, чье вторжение в Уэко Мундо является лишь вопросом времени, и Тоусену внезапно становится ясно, что он предпочел бы никогда не видеть Иноуэ Орихимэ наполовину обезумевшей от горя и охрипшей после целой ночи непрекращающегося плача. – Пора возвращаться. Пока очередная волна хандры вновь не поглотила его. Вдоволь набесившийся Вандервайс весело забегает вперед, оглашая окрестности нечленораздельными воплями, а девчонка послушно семенит следом. Спустя несколько минут она все же нарушает затянувшееся молчание. – Господин Тоусен... – Да? – Почему Вы тогда спросили меня про тучи? – Почему тебе хочется об этом узнать? – в аналогичной манере вопрошает он после минуты раздумий. – Мне показалось, – Орихимэ тщательно подбирает слова, и Тоусен внезапно понимает, что делает это она вовсе не из-за страха перед ним, а из нежелания по неосторожности задеть его нелепым предположением, – мне показалось, что для Вас это важно. Ведь Вы не должны были вмешиваться... Про себя Тоусен отмечает, что присущее ей ребячество никак не влияет на трезвость ее предположений. – Когда-то мне тоже нравились тучи. – По какой-то причине, сказать ей об этом оказалось гораздо легче, чем думалось ему в начале. – Я напомнила Вам... Вас же? Она пытается изобразить на своем лице изумление, но Тоусену почему-то кажется, что его ответ нисколько ее не удивил, напротив, он готов поклясться, что этим он лишь окончательно развеял ее и без того немногочисленные сомнения. – Не только. Он поспешно обрывает себя на полуслове, совершенно не понимая, почему откровения вырываются у него с такой непозволительной легкостью. Будь здесь Ичимару, он бы не преминул мстительно заявить Тоусену, чтобы ему следовало бы попридержать язык, и, что самое досадное, Тоусен бы впервые не нашелся, что ему ответить. Девчонка чувствует недосказанность – и немудрено, ведь практически все в его поведении вопит о том, что он в последнее мгновение изменил своему решению удовлетворить ее интерес, – и собирается было переспросить его, но уже поздно. Тоусен с мрачным удовлетворением чувствует, как его самообладание, изрядно задетое нанесенным ему ударом, стремительно огораживается от разочарованной пленницы, притупляя излучаемый ей свет. Бесспорно, ее чистота не подлежит сомнению. Но это вовсе не значит, что он станет изливать ей душу спустя неделю ее пребывания под бескрайним сводом Лас Ночес. – Забудь. Ты напомнила мне меня. И мне не хотелось бы впредь затрагивать эту тему. Его тихий, но безапелляционный тон на корню пресекает все ее зародившиеся было попытки продолжить беседу. До покоев Орихимэ они добираются молча. Впрочем, на пороге ее роскошной тюрьмы самообладание Генерала армии Арранкаров терпит еще одно сокрушительное поражение: несносная девчонка напоследок грустно говорит ему: – Доброй ночи, господин Тоусен. И Тоусен, с ужаснувшей его естественностью, бессознательно отвечает ей: – Доброй ночи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты