Ошибки молодости

Джен
NC-17
В процессе
0
Размер:
планируется Драббл, написано 7 страниц, 1 часть
Описание:
Майлз Джиганте - внук знаменитого "странного" босса Винсента Джиганте - решил пойти по стопам своих предков. Однако, преступный мир очень сложная и опасная штука. Здесь собраны истории о становлении нового босса семьи Джоновезе: все его проблемы, ошибки, препятствия и небольшие радости. Не обойдётся и без перестрелок;)
Посвящение:
Посвящается тайной организации "Триментол"
Примечания автора:
Сборник небольших историй по Майлзу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Мистер Саббини

Настройки текста

19 апреля 2013 года Мужчина спокойно сидел за столом, покуривая сигару, и что-то переписывал в огромную тетрадь. Всю документацию они вели исключительно на бумаге, ибо её нельзя взломать, отследить и всё в этом роде. Конечно, записи можно украсть, но никто и не пытается проникнуть в этот дом, потому что если воришку поймают, то убьют. Дверь напротив стола приоткрылась и из неё показалась лохматая макушка с крашеными в светлый цвет кончиками. — Джон, можно? — спросила лохматая голова. — Да, — сказал мужчина, отрываясь от своих записей, — проходи, Майлз. Майлз неспеша зашёл и тихо прикрыл за собой дверь. Джон осмотрел его с ног до головы, остановив взгляд на мятном пиджаке. Это явно был недобрый знак. — Чем могу быть полезен? — спросил мужчина, делая очередную затяжку. — Через двадцать минут в зале состоится собрание членов семьи. У меня есть одно важное объявление. — Твой отец будет на нём? В глазах Майлза промелькнул уголёк злости. Почему все вокруг считают, что он не сможет вести дела самостоятельно? Да, ему всего двадцать два года, но сколько заданий по приказу отца он провёл успешно. Почему бы ему теперь не попытаться уладить всё самостоятельно? Как минимум для того, чтоб не напрягать таким незначительным конфликтом боссов. А началось всё с того, что, захотев расширить сферы влияния, семья Джоновезе позарилась на территории некого мистера Сабини. Этот Сабини оказался довольно-таки крупной рыбой, и вместе с своими бугаями уже грохнул двух людей из организации Майлза. Всё это начало происходить после того как Эндрю Джиганте отъехал в Бирмингем по делам. И, конечно, дядя Джон не хотел вкладывать какой бы то ни было смысл в эти слова, но всё равно задел гордость мальца. — Нет, — спокойно сказал парень, опираясь на спинку кресла и смотря в глаза своему собеседнику, — отца на собрании не будет. Он обещал приехать к концу недели. Возникло некое напряженное молчание, в ходе которого мужчина продолжал задумчиво наблюдать за своим племянником. Не выдержав, Майлз покинул комнату, скривив губы и бросая на последок: "Через пятнадцать минут". Сам большой зал находился на первом этаже. В центре его распологался огромный деревянный стол на котором были многочисленные следы лезвия после игр с рукой и ножом. Вокруг стола стояло ровно двенадцать стульев. Девять из них уже были заняты. Возле дальней от двери стены стояло два слегка потрёпанных кожаных дивана. Все места на них были уже заняты. На трёх широких подоконниках сидели ребята лет восемнадцати-девятнадцати, которых приняли недавно и то, чисто потому, что им нужны были деньги для оплаты учёбы. Ну, хоть стрелять они умели. С правой стороны от двери стояла узкая железная винтовая лестница, на которой курил, опираясь на поручень, главный консультант — пожилой мужчина, который повидал много всякой фигни в своей жизни, был знаком с самим Вито Джоновезе и даже присутствовал на похоронах Лаки Лучано. Этот старик пользовался большим уважением сидящих сейчас в этой комнате. Некоторые из них нетерпеливо посматривали на него. А он в ответ томным взглядом оглядывал молодое поколение гангстеров, периодически делая затяжки. Когда пробил час дня, двери раздвинулись и в комнату зашёл Джон, а за ним и один из самых молодых исполнителей, метивший на место босса — Майлз. Гул в зале сразу же прекратился, и всё обратили своё внимание на вошедший. Джон сел за стол, а Майлз встал в главе стола. Окинув взглядом комнату, он сказал: — Всем вам известно, что у нас напряжённые отношения с бандой мистера Сабини. Но сегодня, в пять часов вечера, — он указал на часы на стене, — у меня назначена с ним встреча. Мы проведём переговоры и выскажем наши желания по поводу территории, — прозвучал одобрительный гул. — А что если они не захотят принимать наши условия? Или такими "переговорами" заманят нас в ловушку? — спросил мужчина с рыжими волосами, по кличке "Бешеный Суини". — Я тоже думал об этом, — с долей беспокойства сказал дядя Джон. — Ирландцам нельзя доверять. Мы уже много раз попадались в эту ловушку. — Да, но на этот раз всё будет по-другому. Сабини ясно дал понять, что ему эта война не выгодна. Учитывая то, что своими действиями он показал, что нам на его территории делать нечего. Всё должно пройти гладко, — дядя Джон хотел что-то ответить на это, но Майлз его остановил: — Если вы уж так беспокоетесь, то я возьму десять человек. Из них пусть будет часть новичков: может научатся чему-нибудь. Нужно же нашим головастикам учиться плавать в большой воде, — Майлз мило улыбнулся в сторону ребят на подоконниках. — Если кто-то хочет что-нибудь предложить по поводу договора с мистером Сабини, то лучше говорите сейчас. Он выжидающе посмотрел на всех присутствующих, но никто ничего так и не сказал. — Я так и думал. Что ж, Джек, Питер, Майкл, Пёрл, Тайлер, Нолан и Дэвид вы идёте с мной, — шесть парней и одна девушка слезли с подоконника. — К четырём часам жду вас в районе Харрисон, на улице Колониал Плейс, возле "Emilio Ristorante". Это наше основное место переговоров. Там владелец из наших, но сильно не буяньте, а то он может обидеться. Потом будете блюда холодными есть. Алкан и Док, — Джиганте кивнул двум мужчинам в козырьках, — вас я тоже жду: нашим овечкам нужны пастухи. Всё, продолжайте работу. Комната постепенно начала пустеть. Кто-то оставался здесь и продолжал перекладывать бумажки или что-то писать. Дядя Джон одобрительно промычал и скрылся за дверью, Алкан и Док сделали недовольные лица: уж больно то им не хотелось быть няньками всем этим соплякам. Они считали, что лучше всего будет взять половину так называемых "месяцев" и не бояться, если вдруг начнётся заварушка. А месяцами в этом доме называли определённых мужчин, у которых было своё место за большим столом. Сегодня пустовал только стул Эндрю Джиганте. Когда все разошлись, Майлз посмотрел на старика на винтовой лестнице. Тот смотрел на стол, подняв выцветшие брови и часто моргая. Это значило, что он чем-то то ли удивлён, то ли недоволен. Этот факт бы насторожил любого другого месяца постарше. Но Майлз считал этого деда довольно-таки странным и скрытным, так что на его эмоции сильно внимания не обратил. Парень вышел на улицу, закурил, и пошёл в сторону своего бара.

***

Без двадцати четыре, он сел в свою чёрную Chevrolet Corvette 1957 года и поехал по улицам Нью-Йорка, кое-где превышая скорость. Припарковал он свою ласточку на приватной парковке, напротив Emilio Ristorante. Возле входа уже толпились нетерпеливые новобранцы. До встречи с самим Сабини у них оставался час, а это значит, что есть время на чашку чая, пару сигарет и инструктаж. Майлз зашёл в ресторан, держа в руке небольшой кейс. Когда вся эта толпа оказалась внутри, все посетители поспешно покинули заведение, оставив денег даже больше, чем нужно. Хозяин, стоя за барной стойкой, недовольно покачал головой. Это был мужчина лет пятидесяти в сером вязаном кардигане, с широким добродушным лицом, тёмной седеющей бородой и такими же кучерявыми волосами. — Сколько можно распугивать моих клиентов? — недовольно проворчал он, покосился на мятный пиджак Майлза и сказал: — Что, неужели мы опять ждём гостей? — Не беспокойся, Мартин. Встреча должна пройти гладко. А что насчёт клиентов, то таким образом они проявляют уважение. Выручка, как я вижу, от этого не страдает, — усмехнулся Майлз, посмотрев на пятидесяти доллоровые купюры на столах. — Тем не менее, если что, оплачивать ремонт будете вы, мистер Джиганте. — Да без проблем, старина, — парень достал сигарету и закурил. — А теперь, могу ли я отведать твоего замечательного чая и фирменных булочек с корицей от жены? Час прошёл незаметно. Пока Майлз пил чай с булочкой, Алкан и Док просвящали новичков по поводу всяких инцидентов, да и вообще дел семьи. Порешили, что Пёрл, Тайлер и Дэвид будут ждать на заднем дворе. И если что-то будет, то они зайдут через чёрный вход. Док и Алкан стали позади Майлза, а Джек, Питер, Майкл и Нолан рассядутся по залу и будут изображать обычных посетителей, попивающих кофе. Потом Майлз попросил сделать ещё две чашки чая и поставить их напротив него, на другом конце небольшого квадратного столика. Когда Мартин ставил чашки, дверь открылась, и зашло пять человек: четверо в тёмно-синих пиджаках и шляпах с красным пёрышком под лентой. Один из них, вероятно, сам мистер Сабини, был в бежевых брюках, такого же цвета пиджаке и шляпе с фиолетовым пером. Двое сели за стол, а остальные остались стоять позади их. Молчание продолжалось несколько минут, пока Майлз не обратился к сидящему в бежевом костюме мужчине: — Если не хотите, чтоб чай остыл, советую его выпить сейчас, — он лёгким кивком указал на чашки на столе. — Мы не чаи пришли распивать, мистер Джиганте, — с некой злостью сказал мужчина с фиолетовым пером на шляпе. — Да, а зачем тогда? — спросил Майлз спокойным голосом и закурил. — Мы не хотим, чтобы вы и ваша семья лазила по нашей территории. — Ну, знаете ли, границы могут меняться. — И что же вы предлагаете? — На вашей территории стоит одно предприятие по производству деталей для машин и боевой техники, конкретно "Фелл и сыновья". Мы намереваемся это предприятие выкупить. Так же, нам известно, что вам нужен ипподром на Уест-эгге, а он в наших владениях. Связь находите, да? Невысокий немец довольно сурового вида с очками в золотой оправе, сидящий рядом с мистером Сабини, откинулся на спинку стула и усмехнулся: — Вы что, предлагаете обмен? — А вы разумный малый. Я предлагаю решить ситуацию мирно, с выгодой для всех. — Два ипподрома, — нагло сказал мистер Сабини. — Если хотите район с предприятием, то я требую два ипподрома. Док и Алкан обеспокоенно переглянулись. Майлз задумался. С одной стороны, им нужно любой ценой получить это предприятие, но с другой, два ипподрома будет большой потерей для них. Парень решил найти компромисс хитростью: — Нет. Моя ставка — один ипподром. Второй мы делим с семьёй Гамбино. Это наша нейтральная территория. Мы не может отдать, то что не является нашим целиком. А Гамбино не будут рады такому соседству, — он брезгливо окинул их взглядом. Конечно же, ни с какой семьёй они второй ипподром не делили, но чего только не скажешь, ради выгоды. Было заметно, что невысокий немец положил свою руку под столом на колено мистера Сабини, скорее всего, чтоб успокоить его. — Документы при вас? — Да, — сказал Майлз и медленно ногой отодвинул кейс подальше за стул. — Что ж, мы согласны на один ипподром. Сабини в недоумении посмотрел на своего помощника. Тот успокаивающе улыбнулся и сказал на немецком: — Mach dir keine Sorgen, Sir. Lassen Sie ihn zuerst die Dokumente unterschreiben, und dann töten wir all diese verdammten Briten.¹ После этих слов мистер Сабини хитро улыбнулся и как ни в чём не бывало взял чашку и отпил немного чая. Майлз уже начинал нервничать, но на его лице эти волнения никак не отражались. — Что ж, мы отдадим вам район с предприятием, но только вы прямо сейчас должны подписать договор о передаче Уест-эггского ипподрома, — сказал немец, стараясь выражать доброжелательность. — Ладно, — ответил Майлз и открыл кейс. Если бы его не исключили из Кембриджского университета, он бы знал о чём говорил немец, и что они замышляют. Но из-за своего сложного характера, он и понятия не имел, что тут что-то неладное. Очарованный доброжелательностью и спокойностью немца, окрылённый идеей скорого применения с бандой этих господ и одобрением отца, он как ни в чём не бывало подписал все нужные документы. Тем временем Сабини пошуршал в кармане своего пиджака и что-то достал от туда. Это что-то он оставил под столом. — Вот, пожалуйста, — с улыбкой сказал Майлз и протянул листы. — Тут осталось только поставить вашу подпись. — Замечательно, — обрадовался немец и сказал что-то на своём языке: — Töte diese Briten.² В следующую секунду трое, что стояли за Сабини и немцем, достали пушки. Алкан и Док хоть и были не молодыми, но реакция у них всё ещё была хорошая. Они оба шарахнулись в разные стороны и достали револьверы. Прогремели выстрелы. Майлз почувствовал резкую боль в ноге. Пуля попала в бедро и, кажется, раздробила кость. Он упал с стула. Из под стола вверх начал струиться лёгкий дымок. Выстрел был сделан из [модель] самим итальянцем в бежевом костюме. Сабини схватил документы с стола и с своим немцем выбежал из ресторана под огнём прикрытия. На улице прозвучал резкий звук трения шин об асфальт. Джек, Питер, Майкл и Нолан подорвались с своих мест и достали пушки. Однако, их сковал некий страх. Они даже не думали, что дойдёт до перестрелки. Первым пришёл в себя Майкл. Он поднял пистолет в сторону выхода, в спину этому немцу, но, не успев выстрелить, получил пулю в лоб. Когда он упал на пол, всё остальные пришли в себя и выстрелили почти одновременно. После выстрела Джека, один из трёх итальянцев в синих костюмах упал замертво с кровоточащей дырой в области сердца. Другой итальянец ранил Алкана в плечо, но в ответ тот одним точным высрелом раскидал стрелку все мозги по полу. Майлз ничего из этого уже не видел. Он только слышал звуки выстрелов и чувствовал боль. Оказалось, что пуля задела ещё и бедренную артерию. Алая кровь пульсирующим фонтанчиком лилась из раны. В какой-то момент он попытался остановить её, но у него не нашлось ничего, что могло бы послужить жгутом, поэтому он просто беспомощно сжимал мышцы чуть выше ранения. Ситуацию спас Док, который нырнул под стол, когда хозяин дома зашёл в зал с своим дробовиком и вынес лёгкие последнего итальяшки на третий столик. Майлз потерял сознание. Док снял свой ремень, сильно затянул его выше раны и глянул на время. Все остальные, в том числе и те, кто всю перестрелку отсиживался на заднем дворе ресторана столпились вокруг Майлза. Только одна Пёрл помогала сидящему на диванчике Алкану с его ранением. Без лишних слов, Нолан уже звонил в скорую. Посмотрев на Нолана, Док сказал: — Скажи дежурной "Кортеж Шанель" и они пришлют специальную машину. В больницах тоже есть наши люди, так что о нем никто не узнает. А ещё до их может не дожить. Порвана артерия. Много крови потеряно. — Если так и будет, то его отец отстрелит нам яйца. Ай! — Алкан, усмехнувшись, резко повёл плечом. — Прости, — сказала Пёрл и продолжила прижимать большой кусок бинта из аптечки Мартина к ране. — До больницы тут недалеко, так что скорая должна быть здесь через пять минут. Парни вынесли Майлза на улицу. К этому времени подъехала машина скорой. Док написал на салфеточке время наложения жгута и отдал салфеточку врачам. Раненого погрузили в машину и повезли по улицам Нью-Йорка.

***

Первое что увидел Майлз, когда очнулся, была чистая белая больничная палата и отец, стоящий у окна и обеспокоенно смотрящий вдаль. Если честно, Майлз ещё в ресторане думал, что умер. Но это пробуждение дало бурю новых, непонятных эмоций. Возможно теперь, прожив четверть жизни, и чуть не потеряв всё, Майлз будет ценить каждое мгновение. Как минимум отец, стоящий возле окна, надеялся на это. Боли в ноге парень почти не чувствовал — спасибо обезболивающим —, но когда он попытался пошевелиться, нейроны начали усиленно передавать информацию и Майлз сдавленно застонал. Отец сразу же повернулся в его сторону и подошёл к кровати. — Лежи, не ворочайся, а то рана может снова открыться. После этих слов Эндрю долго выжидающе смотрел в глаза сыну, надеясь увидеть в них раскаяние. Майлз не мог спокойно смотреть в глаза отцу после всего, что произошло, так что он всячески их отводил, делая вид, что они затуманенны обезболивающими, что было правдой только лишь на половину. Потом парень с неким безразличием и раздражением в голосе спросил: — Разве ты не должен быть сейчас в Бирмингеме? — Вообще-то должен, — спокойно ответил отец после долгой паузы и потом добавил: — но брат позвонил и сказал, что с тобой случилась страшная беда и я примчался сюда. В сердцах Майлз уже клял на дядю Джона за то, что оповестил отца о происшествии. По его мнению, этого делать не стоило вообще не нужно было что-либо говорить о том, что было. Отец уже, скорее всего, даже знает о причинах ранения и ситуации вцелом. И сейчас, Майлз уже ждал, что отец начнёт читать ему нотации о том, как стоило поступить с Сабини. Эндрю сел в кресло, стоящие рядом с кроватью и устало спросил, не ожидая ответа: — Почему ты не был готов..? Я же столько раз тебе говорил, что нужно продумать все варианты возможного исхода событий, а ты... ломанулся подписывать документы! И теперь у нас ни ипподрома, ни завода, того молодого парнишку убили, да ещё и ты не факт, что встанешь с койки — с горечью закончил отец. — Кого убили? — Некоего Майкла Луккезе. Понятия не имею кто это, ведь ты эту молодежь принимал в клан, а не я, — заметив сильную печаль на лице сына, он добавил: — Соболезнования и деньги за его работу мы уже отправили его семье. Такое не забывают, так что на счета мистера и миссис Лучано каждую неделю будет начисляться некая сумма. Майлз был поражён и очень огорчён этой ужасной новостью. Он слышал, что кто-то упал, когда пытался остановить фонтанчик крови из ноги, но он не думал, что это был этот красивый кудрявый паренёк. А ведь Майлз хотел предложить ему потом сходить с ним поужинать в одно хорошее место. Теперь он никогда не увидит его нахальную улыбку. А ведь, если бы Майлз не сглупил, то всё могло бы быть по-другому, и Майкла бы не убили. У них всё могло даже сложится... Размышления о возможных вариантах событий прервал отец: — Там, в Бирмингеме, я договаривался с доном Креа по поводу обмена. По договору, он должен был отдать нам свою часть Канзаса, а мы им наш кусочек Южной Дакоты, так бы у каждого было по штату. Все в выигрыше. Однако, подписать договоры мы не успели, так как я рванул сюда. И вот теперь думаю: может оно и к лучшему, ведь, Канзас я хотел дать тебе под контроль, — Майлз широко открыл глаза и с удивлением посмотрел на отца, — но теперь я вижу, что ты не сумеешь следить за целым штатом, ведь даже за городом не в состоянии уследить. Я тебя в городе оставил всего на неделю, а ты уже успел развязать войну, потерять территорию и чуть не умереть! — Это они начали, я просто пытался всё замять! — возразил Майлз и тут же пожалел об этом: от повышения голоса резко заболела голова. — С такими недобандами нельзя договориться! Они только и делают, что предают, и нарушают правила! — прокричал отец и устало прислонился к спинке стула: долгий перелёт, боязнь за жизнь сына, и вот такой не очень приятный разговор вымотали его. — Ладно. Всё, больше не могу смотреть на тебя и твои ошибки, особенно такие... Я отстраняю тебя от дел семьи на неопределенный срок. Когда научишься чему-нибудь полезному и наконец перестанешь считать меня своим главным врагом, то твоё место за столом будет тебя ждать. А пока, подлечись, почитай умных книг, отдохни. После этих слов в палату зашла медсестра. Когда она заходила, Майлз заметил стоящего рядом с дверью мужчину. Парень смекнул, что, вероятно, отец приставил к его палате охрану. Медсестра попросила Эндрю Джиганте выйти, ведь пациенту нужно было принимать лекарства. Отец не возражая, вышел из палаты. Майлз слышал, как отец за дверью разговаривает с теми, кто стоял возле двери в его палату, как он понял, охранников было двое. Медсестра открутила соединение от капельницы и шприцом закачала туда какой-то препарат. Потом она вернула соединение на место и вышла из палаты. Какое-то время Майлз думал о разговоре с отцом, но потом мозг стал отказываться работать, и парень провалился в объятья сна.
Примечания:
¹ Не волнуйтесь, сэр. Пусть он сначала подпишет документы, а потом мы убьем всех этих чёртовых британцев.
² Убейте этих британцев.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты