Проклятие или Спасение?

Джен
PG-13
В процессе
5
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 114 страниц, 13 частей
Описание:
История любви двух, казалось бы, совершенно разных людей, но именно она изменила ход событий. Алудра Блэк, готовая ко всем поворотам судьбы, боится жить дальше, боится боли, которая ждёт её впереди. Сможет ли она пережить семейное проклятие или сбежит?
Примечания автора:
Я планирую написать эту историю с сильным уклоном на канон, но с добавлением новых персонажей. Некоторые из них: Аделаида Кортни Поттер – младшая сестра Джеймса Поттера; Алудра Денебола Блэк – дочь Регулуса Блэка и Аделаиды Поттер, главная героиня. Это моя первая история, поэтому если будут какие-то недочеты, ошибки, сюжетные дыры, прошу, пишите в комментариях. Буду рада любым отзывам.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

Арка 1/ Алудра/ Начало Конца/ Певый год в Хогвартсе или новые знакомства

Настройки текста

1 сентября 1990 год.

      — Папа, давай быстрее, я не хочу опоздать из-за тебя на поезд, — проговорила Алудра, быстрым шагом подходя к вокзалу Кингс Кросс.       — Милая, подожди. Я не могу идти и завязывать галстук одновременно, — сказал Регулус, пытаясь поспевать за дочерью.       — Дай я завяжу, а то люди еще подумают, что я не слежу за собственным отцом, — сказала Алудра, разворачиваясь и подходя к отцу.       — «Что подумают люди?» Кажется, я слишком часто оставлял тебя с Кикимером, — сказал Регулус.       В последнее время он стал замечать повадки матери в поступках дочери, что очень его настораживало.       — Надеюсь, что ты не начнешь говорить мне про чистоту крови, — съязвил Регулус.       — Нет, но вот про имидж семьи, напомню, — завязывая галстук отцу, сказала девочка. — Твои манеры оставляют желать лучшего. Мы единственные представители древнейшего рода, если ты не забыл, отец. Нам нельзя опозориться. Поэтому отдерни пиджак, натяни на лицо надменную улыбочку и шагай от бедра, — сказав это Алудра, отдернула мантию, скривила улыбку и пошагала, как её учила бабушка, развеселив отца.       — Понял, понял, — сказал Регулус и повторил за дочкой. — Вот так? У меня получается, солнце? — девочка рассмеялась, увидев отца и подбежав к нему, поцеловала в щеку.       — Конечно, ты же у меня главный аристократ, — взяв отца за руку, сказала девочка. — Кроме шуток, пап, давай будем серьезней, по крайней мере, в обществе магов.

***

      До платформы 9¾ Блэки дошли молча, изредка перекидываясь подколками и язвительными шутками. Подходя к нужной платформе, Алудра остановилась       — Тебе нельзя опаздывать на работу, я смогу сама сесть на поезд, — сказала девочка.       — Это прекрасно, Алудра, но можно тебя хотя бы проводить до него? — спросил Регулус.       — Не стоит, отец. Я в состоянии сделать это сама, — проговорила девочка.       — Тогда, удачной поездки, — сказал Регулус, но потом добавил шепотом, — солнышко.       Алудра осмотрелась по сторонам и обняла отца, пока никто не видел. Думая, что их никто не видит. Зайдя на поезд, Рада заняла свободное купе Хогвартс-экспресса и наложила на него заклинание запечатывания, чтобы её никто не беспокоил. Когда мимо купе проходила продавщица сладостей Алудра купила пару лягушек, тыквенные пирожные и пару десятков кислых шипучек, которые просто обожала, эти опасные конфеты можно было найти по всему дому Блэков, Рада пару раз прожигала ими язык, но есть, не перестала, поэтому прятала от отца и Кикимера. Оставшуюся поездку, девочка хотела провести в тишине, читая «Расширенный курс зельеварения», который ей подарила бабушка на последнее день рождение. Но не успела Рада наложить заклинание, дверь в ей купе открылась и в проеме показались две одинаковые, на первый взгляд головы.       — Ты, правда, всё это съешь, — сказал один из мальчиков.       — Не боишься, что у тебя отвалится язык, — продолжил второй.       «Рыжие близнецы, ‘весьма остроумные’, бабушка заставляла меня заучивать священных 28, но кто эти парни.”- подумала Алудра. — Фред и Джордж Уизли, я полагаю, — сказала девочка.       — Да… — протянули близнецы. — А ты Блэк? Мы видели тебя с отцом на платформе.       — Алудра Блэк, - холодно заметила девочка. - Вы же знаете, что поступили бестактно, просто зайдя ко мне в купе, — начала отчитывать мальчиков Рада.       — Бестактно… Ты знаешь, что такое бес-так-тно, Джордж? — протянул Фред.       — Понятия не имею, Фред, — с улыбкой ответил Джордж.       — Это заметно. А теперь, не могли бы вы выйти из купе, я хотела бы насладиться дальнейшее поездкой в тишине, — сказала девочка.       — Но у тебя так много сладостей, — начал Фред.       — Мы просто волнуемся, что это слиииишком много, для одного человека, — закончил за брата Джордж.       — Можете не волноваться. Я купила ровно столько, сколько смогу съесть, — мальчики хотели сказать что-то еще, но девочка прервала их.       — Мобиликорпус, — сказала заклинание Рада, перемещая мальчиков за дверь и запечатывая комнату, продолжила чтение.       » Как хорошо, что бабушка заставляла меня заучивать эти заклинания» — подумала Алудра, поднося очередной леденец ко рту.

***

      Когда поезд начал сбавлять скорость, Рада положила книгу в карман и пошла к выходу из вагона, чтобы после остановки не толкаться с юными волшебниками, а сойти с поезда первой и стоять на платформе, дожидаясь кого-нибудь из профессоров.       Через полчаса после остановки, все наконец-то вышли из поезда.       — Первокурсники! Первокурсники, все сюда! — прогремело над головами учащихся. — Так, все собрались? Тогда за мной!        "Великан в Хогвартсе? Как же было написано в списке учителей. Хагрид, вроде он лесничий" — вспоминала Рада, идя в колонне из детей.       — Еще несколько секунд, и вы увидите Хогвартс! — крикнул Хагрид, не оборачиваясь. — Так, осторожно! Все сюда!       — О-о-о-! — вырвался дружный, восхищенный возглас.       Они стояли на берегу большого черного озера. А на другой его стороне, на вершине высокой скалы, стоял гигантский замок с башенками и бойницами, а его огромные окна отражали свет усыпавших небо звезд.       — По четыре человека в одну лодку, не больше, — скомандовал Хагрид, указывая на маленькие лодочеки, качающиеся у берега.— Все сели? — прокричал Хагрид. — Тогда вперед!       Все молчали, не сводя глаз с огромного замка. Чем ближе они подплывали к утесу, на котором он стоял, тем больше он возвышался над ними.       — Пригнитесь! — крикнул Хагрид, когда они подплыли к утесу.       Все наклонили головы, и лодки оказались в зарослях плюща, который скрывал огромную расщелину. Миновав заросли, они попали в темный туннель, который, судя по всему, заканчивался прямо под замком, и вскоре причалили к подземной пристани и высадились на камни.       Хагрид повел их наверх по каменной лестнице, освещая дорогу огромной лампой. Вскоре все оказались на влажной от росы лужайке у подножия замка. Еще один лестничный пролет и теперь они стояли перед огромной дубовой дверью. Хагрид поднял свой огромный кулак и трижды постучал в дверь замка.       Дверь распахнулась. За ней стояла высокая черноволосая волшебница в изумрудно-зеленых одеждах.       — Профессор МакГонагалл, вот первокурсники, — сообщил ей Хагрид.       — Спасибо, Хагрид, — кивнула ему профессор. — Я их забираю.       Она повернулась и пошла вперед, приказав первокурсникам следовать за ней.       — Добро пожаловать в Хогвартс, — поприветствовала их профессор МакГонагалл. — Скоро начнется банкет по случаю начала учебного года, но прежде чем вы сядете за столы, вас разделят на факультеты. Отбор — очень серьезная процедура, потому что с сегодняшнего дня и до окончания школы ваш факультет станет для вас второй семьей. Вы будете вместе учиться, спать в одной спальне и проводить свободное время в комнате, специально отведенной для вашего факультета. Факультетов в школе четыре — Гриффиндор, Пуффендуй, Когтевран и Слизерин. У каждого из них есть своя древняя история, и из каждого выходили выдающиеся волшебники и волшебницы. Пока вы будете учиться в Хогвартсе, ваши успехи будут приносить вашему факультету призовые очки, а за каждое нарушение распорядка очки будут вычитаться. В конце года факультет, набравший больше очков, побеждает в соревновании между факультетами — это огромная честь. Надеюсь, каждый из вас будет достойным членом своей семьи. Сейчас начнется церемония отбора в присутствии всей школы, я советую вам собраться с мыслями.       К концу речи профессора Макгоногалл, дети как раз дошли до огромных двойных дверей и оказались в Большой зале. Комната, наполненная учениками и приведениями, которые постоянно болтали между собой, казалась Алудре слишком шумной, безумно красивой, но от такого количества учеников, чрезмерно неуютной. Остановившись перед столом учителей, профессор МакГоногалл поставила перед первокурсниками табуретку, на которую положила старую остроконечную шляпу. На несколько секунд в зале воцарилась полная тишина, затем Шляпа шевельнулась, в ней появилась дыра, напоминающая рот, и она запела.       «Надеюсь, они не собираются устраивать такие концерты каждый день» — подумала Алдура, даже не вслушиваясь, что пела шляпа. Как только песня закончилась, весь зал единодушно зааплодировал. Шляпа поклонилась всем четырем столам. Рот ее исчез, она замолчала и замерла. Профессор МакГонагалл шагнула вперед, в руках она держала длинный свиток пергамента.       — Когда я назову ваше имя, вы наденете Шляпу и сядете на табурет, — произнесла она. — Адамсон, Клэр. Из толпы первокурсников вышла девочка с рыжими волосами и подойдя к табуретке, села на неё. Профессор МакГоногалл надела на девочку шляпу и через секунду…       — ГРИФФИНДОР! — шляпа крикнула и те, кто сидел за левым столом от первокурсников зааплодировали. Девочка сняла шляпу и, подойдя к этому столу, села на свободное место.       — Белл, Кэти.       — ГРИФФИНДОР! — повторила шляпа. Кэти подошла к тому же столу и села рядом с Клэр.       — Блэк, Алудра! — сказала профессор и девочка, постаравшись сделать, как можно более надменный вид, подошла к шляпе.       -Блэк… протянула шляпа. — Слизерин, я полагаю?       — Рейвенкло. Слишком много Блэков уже было на Слизерине, — уверенно проговорила девочка.       — Рейвенкло, значит? — тихо переспросила шляпа.       — РЕЙВЕНКЛО! — раздалось через секунду.       В большом зале раздался шепот, но он был быстро заглушен хлопками за вторым слева столом.       «Ну, конечно, второй Блэк не на Слизерине. Уверена, это будет обсуждаться ещё какое-то время» — подумала Рада, садясь за синий стол.       — Чанг, Чжоу, — сказала профессор и смотала свиток, это была последняя ученица на распределении.       — РЕЙВЕНКЛО! — завопила шляпа.       Завершив распределение профессор взяла шляпу и вышла из Большого зала. Когда спина МакГонагалл скрылась за огромными двойными дверями, Альбус Дамблдор поднялся со своего трона и широко развел руки. На его лице играла лучезарная улыбка       —Добро пожаловать в Хогвартс! Прежде чем мы начнем наш банкет, я хотел бы сказать несколько слов. Вот эти слова: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! Все, всем спасибо! — проговорил непонятные слова директор.       Дамблдор сел на свое место. Зал разразился радостными криками и аплодисментами, а стоявшие на столе тарелки наполнились едой.       За столами стало очень шумно: кто-то обсуждал будущий год и предстоящие занятия, другие рассказывали о своих семьях. Рада сидела с самого края стола, всем своим видом показывая, что не желает поддерживать ведущиеся беседы. Её семьям была одной из самых знаменитых семей волшебников поэтому, рассказывать, что-то о ней не имело смысла. Все дисциплины, вплоть до третьего курса, были изучены Алудрой, благодаря наставлениям бабушки и Кикимера. Когда разговоры стали стихать, профессор Дамблдор снова поднялся со своего трона. Все затихли.       — Хм-м-м! — громко прокашлялся Дамблдор. — Теперь, когда все мы сыты, я хотел бы сказать еще несколько слов. Прежде чем начнется семестр, вы должны кое-что усвоить. Первокурсники должны запомнить, что всем ученикам запрещено заходить в лес, находящийся на территории школы.       —А теперь, прежде чем пойти спать, давайте споем школьный гимн! — прокричал Дамблдор.       Директор встряхнул своей палочкой, словно прогонял севшую на ее конец муху. Из палочки вырвалась длинная золотая лента, которая начала подниматься над столами, а потом рассыпалась на повисшие в воздухе слова.       — Каждый поет на свой любимый мотив, — сообщил Дамблдор. — Итак, начали!       Каждый пел, как хотел, — кто-то тихо, кто-то громко, медленно, быстро. И естественно, все закончили петь в разное время. Все уже замолчали, а близнецы Уизли все еще продолжали петь школьный гимн. Дамблдор начал дирижировать, взмахивая своей палочкой, а когда они допели, именно он хлопал громче всех.       — О, музыка! — воскликнул он, вытирая глаза. — А теперь спать. Рысью — марш!       Первокурсники Рейвенкло встали из-за стола и пошли следом за Робертом Хиллиардом. По пути на башню Когтеврана староста начал свою вступительную речь.       — Без всякого хвастовства хочу сказать, что на нашем факультете учатся умные волшебники и волшебницы. В отличие от других факультетов, которые имеют скрытые входы в гостиные, нам они не нужны. Наш герб — орёл, который парит там, куда другие не могут подняться. Цвета нашего факультета — синий и бронзовый. Наша гостиная располагается на вершине башни Когтеврана за дверью с зачарованным молоточком Пароль каждый раз меняться, но это всегда загадка. Из арочных окон нашей гостиной видны озеро, Запретный лес, поле для квиддича и теплицы. Другой интересной особенностью Когтеврана является то, что наши ученики — настоящие индивидуальности.       Некоторых из них можно даже назвать чудаками. Но зачастую Гении не идут в ногу с обычными людьми, и в отличие от некоторых других факультетов мы могли бы сказать, что на наш взгляд у вас есть право носить то, что нравится, верить в то, во что хотите и говорить то, что чувствуете. Ах, да, привидение нашего факультета       — Серая Дама. Уверен, вы будете хорошо спать. Наши спальни находятся в башенках, отходящих от главной башни. В комнатах стоит по четыре кровати, накрытых шелковыми, пуховыми одеялами небесно-голубого цвета, а свист ветра в окнах очень расслабляет.       «Сколько же он заучивал эту речь. Уверена, что её написали лет сто назад» — подумала Алудра, поднимаясь в толпе юных когтевранцев.       Ученики остановились перед большой дверью, на которой не было замка и дверной ручки, только бронзовый молот в форме орла. Роберт постучал молоточком по двери.       — Куда деваются пропавшие вещи? — прогремел, неожиданно громкий голос и первокурсники вздрогнули.       — Наверное, в никуда, — неуверенно сказала девочка, стоящая где-то рядом с дверью.       - Правильно! Можете проходить! – сказал всё тот же громкий голос, и дверь в гостиную открылась.       После ответа, дверь со скрипом отворила, открывая детям вид на гостиную. Она была очень светлая, совсем не похожа на дом Блэков. Комнаты были такие же просторные, украшены картинами и цветами, огромные окна во все стены, заставляли комнату заливаться светом.       Алудра подошла к ближайшей от входа в комнату кровати и стала разбирать свои вещи.       «Защитный амулет? Интересно, кто догадался положить мне его в Хогвартс в ‘самое защищенное место в магическом мире’, папа или Кикимер?» — подумала Рада, пряча небольшой медальон в карман мантии.       — Привет, — подойдя к Алудре, сказала девочка, которая уже, видимо, разложила все свои вещи. — Меня зовут Чжоу Чанг, а ты Алудра Блэк?       — Да, приятно познакомиться, Чжоу.       — Надеюсь, мы подружимся, — стушевавшись под тяжелым взглядом девочки, сказала Чжоу. — Если что-нибудь понадобиться, обращайся.       Закончив разбирать свои вещи, Рада забралась на кровать, закинув балдахин и наложив на кровать заклинание запечатывания, легла спать.

***

      — Доброе утро, юные когтевранцы, меня зовут профессор Филиус Флитвик, я декан нашего факультета, а также профессор заклинаний, — представился небольшой седой получеловек.       «Заклинания, самый бесполезный предмет. Кому нужны эти глупые махания палочкой» — думала Рада, пока профессор говорил что-то о своём ‘очень сложном’ предмете.       — Я очень надеюсь, что вы поможете нашему факультету набрать баллы. Профессор МакГонагалл уже, наверное, говорила вам, но я повторю. В конце года подводятся итоги ежегодного межфакультетского соревнования, баллы даются и отнимают на протяжении всего года. Поэтому надеюсь, что вы будете старательно учиться и не нарушать правила.       Остальные занятия прошли скучно, учителя знакомили учеников со своим предметом, практически не давая теорию. На обеде в большом зале Алудра села за столом Рейвенкло, позже к ней подсели однокурсницы и стараясь сильно не вмешивать девочку в беседу, рассказывали свои впечатления о прошедших занятиях. Алудра иногда вставляла незначительные фразы, но большее время молча ела. На выходе из столовой к ней присоединись близнецы. Они просто молча шли, но всё равно очень сильно раздражали.       — У тебя сегодня был первый день, — сказал Фред.       — Понравилось? Уроки зельеварения самые интересные, — продолжил Джордж, обгоняя девочку и мешая ей пройти.       — Дред и Фордж, я полагаю, — с усмешкой сказала она, остановшись.       — Всё верно, — вместе проговорили близнецы.       — А ты… — протянул Фред. — Колундра, Калудра, нет, не так, совсем забыл. Не напомнишь Фордж.       — Полудра, — ответил Джордж, толкнув брата в бок.       — Смешно. 1:0:1, я полагаю, — обходя близнецов, сказала Рада       — Что? — удивились парни.       — Неужели не хотите вести счёт? К концу курса посчитаем. Ставлю пять галлеонов, что я выиграю, — развернувшись, предложила Алудра       — Ставки принимаются, — начал Джордж.       — Ставок больше нет, — закончил за брата Фред и, оставив девочку, парни пошли по появившейся лестнице в гостиную Гриффиндора.       «Пусть готовят деньги, Блэки никогда не проигрывают» — подумала девочка и отправилась в башню когтеврана.

***

      На следующий день у первокурсников Когтеврана было всего четыре урока: зельеварение, трансфигурация, заклинания и полеты на метлах. Трансфигурация и зельеварения прошли довольно спокойно. Профессор МакГоногалл на своём уроке продемонстрировала ученикам некоторые несложные превращения. Она преобразовала свой стеклянный стакан в керамический, а также превратила перо, лежащее у неё на столе, в вату. Затем профессор продиктовала несколько заклинаний из учебника и сказала их выучить. Она дала каждому ученику по спичке и задала задание, за следующие несколько уроков научиться превращать спичку в иголку и обратно. Алудра за считанные минуты сделала задание профессора, поэтому оставшуюся часть урока смотрела на попытки однокурсников.       — Мисс Блэк, вы уже сделали моё задание? — подойдя, к ничего не делающей девочке, спросила профессор.       — Да, профессор, — ответила Рада и, взяв палочку в правую руку, превратила спичку в иголку.       — Прекрасно, мисс Блэк, пять очков Рейвенкло, — кивнула профессор и отошла от девочки.       «Конечно, прекрасно, ещё бабушка давала мне это задание. Я могу и ‘заговор обмена’ продемонстрировать, если попросите» — подумала Алудра, продолжая смотреть на однокурсников.       — Это была так классно, Алудра, — сказала Чжоу, подходя к Раде. — Ты так быстро справилась с задание профессора МакГонагалл. Я за целый урок не смогла ничего сделать.       — Спасибо, Чжоу. За моим обучение следила бабушка, она была очень придирчива, поэтому я выучила это превращение ещё лет в пять, — ответила Алудра. — Если тебе неудобно, то можешь звать меня Рада.       — Правда? Это неожиданно, но большое спасибо, — поблагодарила девочка и убежала к подругам, которые уже ждали начало зельеварения.       Кабинет зельеварения находился в одном из подземелий Хогвартса, поэтому Рада, зайдя в класс наложила на себя согревающее заклинание. Это было первое заклинание, которому Вальбурга обучила Алудуру, говоря, что в гостиной Слизерина очень холодно и наследница рода Блэк не может попасть в больничное крыло из-за простой простуды.       Зайдя в класс, Алудра не заметила ни одной свободной парты, поэтому подошла к мальчику, который сидел один перед столом профессора.       — Я присяду, — спросила девочка, подойдя к столу.       — К-конечно, — удивился мальчик, но немного подвинулся. Алудра села за стол и начала раскладывать учебники.       — Я Эдди, Эдди Кармайкл, — всё ещё неуверенно проговорил мальчик. — А ты же Блэк?       — Алудра Блэк, — немного раздраженно ответила Рада.       — Приятно познакомиться, — пробормотал Эдди и последовав примеру девочки достал свои учебники.       Через мгновение в классе появился Снегг, когда он зашел, показалось что температура, в итак холодном помещении опустилась еще на пару градусов ниже.       — Как я уже говорил, — начал урок профессор. — Глупое махание волшебной палочкой к этой науке не имеет никакого отношения, и потому многие из вас с трудом поверят, что мой предмет является важной составляющей магической науки, — продолжил Снегг. — Я не думаю, что вы в состоянии оценить красоту моего предмета… Я могу научить вас, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой смерть. Но все это только при условии, что вы хоть чем-то отличаетесь от того стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки.       «А в детстве он был не такой страшный. Папа рассказывал, что дяди часто над ним издевались в Хогвартсе» — ухмыльнувшись, подумала девочка.       — Мисс Блэк, что в моей речи было такого смешного, — возмутился профессор.       — Прошу прощения, сэр, я просто вспомнила некоторые истории, которые рассказывал мне отец, — попыталась оправдаться Алудра.       — Я, конечно, понимаю, что в вашей семье было множество прекрасных зельеваров, но не зазнавайтесь, мисс Блэк, — явно понимая, о каких история говорила девочка, проворчал Северус. — Я бы предпочитал, чтобы на моем уроке, вы думали только о зельеварении.       Следующим были заклинания, совмещенные с Гриффиндором. На уроке Алудра снова села с Эдди.       — Одни из самых легких заклинаний это заклинания левитации или заклинания, благодаря которым можно заставить предметы летать, — начал урок профессор. — У вас на столах есть перья, в учебниках на третьей странице написано заклинание и нарисовано движение рукой, которое необходимо сделать, чтобы поднять предмет. Повторяйте за мной, — профессор сделал петлю в воздухе и весь класс повторил за ним.       — Прекрасно, теперь скажите Вингардиум Левиоса. Заклинание нужно говорить очень четко. Можете начинать тренироваться.       Перо на парте было одно, поэтому Эдди предложил Рада тренироваться по очереди. Девочка сказала, чтобы он начинал первый. После нескольких попыток Эдди сдался и передал перо в распоряжение Рады. Девочка посмотрела на перо, и оно поднялось в воздух, паря над партой.        — Как ты это сделала без палочки? — проговорил мальчик сбоку от Рады. — Даже не сказала заклинание.       — Да? Совсем про них забыла, — сказала Алудра, опустив перо обратно на парту и взяв в левую руку палочку, бросила. — Вингардиум Левиоса.       Перо снова взлетело в этот раз прямо до потолка и зацепилось за люстру.       — Прекрасно, мисс Блэк. Невербальная безпалочковая магия на первом курсе, пять очков Рейвенкло, — воскликнул профессор Флитвик, снимая перо с люстры. — Надеюсь, что вы будете удивлять нас и на следующих уроках.       — Я буду очень стараться профессор, — с нотками раздражения проговорила девочка, нежелающая излишнего внимания. — Я натренировалась, можешь забирать перо.       К концу урока, с небольшой помощь Рады, у Эдди всё-таки получилось невысоко, но поднять перо. С заданием справились ещё пару гриффиндорцев и когтевранцев. На урок полета на метлах Рада шла вместе с однокурсниками.       — Совмещенный урок со слизеринцами?! — возмутилась беловолосая девочка справа от Алудры. — На слизерине всегда куча чистокровных волшебников, которых летать учили с детства, эти зазнобы по-любому будут над нами смеяться весь урок.       — Тише Грейс, — толкнула девочку в бок Чжоу.       — Ой, прости, пожалуйста, Алудра. Я не имела в виду тебя, ты же другая, — спохватилась Грейс.       — Не стоит извиняться, Грейс. Ты абсолютно права, нас правда учат этому с детства, — перебила девочку Рада. — Но я не умею летать, только знаю теорию, поэтому да, я другая.       Когда девочки подходили к площадке, на которой проходили занятия по полетам на метлах, слизеринцы уже были там и бурно обсуждали предстоящий урок. Вслед за девочками на поле появилась мадам Трюк.       — Начинаем урок, учащиеся Рейвенкло последуйте примеру ваших однокурсников со Слизерина и подойдите, наконец, к метлам, — велела мадам Трюк. — Каждый вставайте напротив метлы, быстрее, занятие не продлится весь день.       — Вытяните правую руку над метлой и скажите «вверх!» — объяснила принцип мадам Трюк.       — Вверх! — почти одновременно сказали дети. Почти у всех слизеринцев метлы сразу оказались в руках. Ученикам Рейвенкло повезло меньше, метла подчинилась только Эдди, Чжоу, Мариэтте и Норманну, у Грейс метла немного подлетала, зависла в воздухе и упала обратно. Метла Кассандры откатилась, а метла Алудры даже не сдвинулась с места.       — Тебя даже метла не хочет слушаться, Блэк, -проговорил черноволосый мальчик спортивного телосложения, стоящий напротив Алудры. — Твой отец был одним из лучших ловцов Слизерина, чтобы он сказал сейчас?       Парни слизеринцы, стоящий рядом с ним, засмеялись.       — Не стоит обо мне беспокоиться, отец переживет, если я не попаду в команду по квиддичу, а вот, что скажут твои родители, когда увидят табель успеваемости в конце года? — бросила Рада, смотря надменный блэковским взглядом, под который мальчики сразу стушевались.       — Никаких угроз на моем уроке, мисс Блэк. Вместо того, чтобы болтать, попробуйте хотя бы поднять свою метлу в воздух, я собираюсь рассказать, как садиться на метлы, только вы нас задерживаете, — проговорила мадам Трюк, после чего Рада обошла свою метлу и, встав с другой стороны и вытянув руку, поймала метлу.       — Хорошо, — снисходительно проговорила мадам Трюк, проходя мимо шеренги и проверяя, как ученики держат метлы.- Когда я дуну в свисток, вы оттолкнетесь от земли и зависнете в воздухе, — начала объяснять мадам Трюк. — Крепко держите метлу, старайтесь, чтобы она была в ровном положении, поднимитесь на метр-полтора, а затем опускайтесь — для этого надо слегка наклониться вперед. Мадам Трюк свистнула, и несколько учеников сразу поднялись в воздух.       — Неплохо, — заверила их учитель. — Можете спускать. Мы потренируемся так ещё несколько раз, пока все не смогут подняться, и можете быть свободны.       Ученики задержались на поле ещё тридцать минут, потому что у Алудры всё никак не получалось зависнуть в воздухе.       «Глупые метлы, кто вообще додумался вводить этот курс в обязательную программу обучения, почему те, кому это не интересно просто не могут пропускать эти уроки. Я ненавижу квиддич, так зачем мне этому учиться. Я лучше буду стоять на трибунах, как мама» — думала Рада, идя одна с поля, и грустно улыбнулась, вспоминая одну из школьных историй, которые папа рассказывал ей о маме на ночь.

***

На пути в большой зал у Рады появились нежелательные сопровождающие.       — Одна птичка напела нам, — сказал Фред.       — Что в рядах Рейвенкло появилась очень сильная волшебница, — продолжил Джордж.       — Она может не использовать палочку.       — И даже не говорить заклинания.       — Это правда? — вместе спросили близнецы.       — Абсолютная, и я не советую вам злить эту волшебницу. Ведь она может неожиданно заколдовать вас так, что мама родная не узнает, — пошутила девочка.       — Это смешно, — засмеялись близнецы.- 2:0:1 в твою пользу. Поздравляем.       — Я всё же не хочу проиграть десять галеонов, — заверила их Алудра, заходя в большой зал.       — Что у тебя с Уизли? — спросила Кассандра, как только Блэк подошла к столу.       — Ничего особенного, — безразлично сказала Рада, опускаясь за стол. — Всего лишь небольшой спор на деньги.       — Ты споришь на деньги? — удивились девочки. — А твой папа не против?       — Если он не знает, то значит не против, — заверила девочка.

***

      Два месяца учебы прошли спокойно, если не считать небольших стычек со слизеринцами во время совместных уроков. Алудра неплохо подружилась с девочками по комнате и некоторыми однокурсниками. Уизли продолжали докапываться до девочки в коридорах или на обедах. Они не собирались проигрывать, поэтому Фред начал вести со счетом 2:5:3, что не устраивало Раду.       — Слышала, что вы снова оказались у Филча. Взорвали туалет на третьем этаже, — начала очередную баталию девочка.- Всего второй год, а у вас уже закончились идеи? Я, конечно, могу подкинуть парочку, но не уверенна, что вы сможете их воплотить.       — Ты всё пытаешься сравнять счет? — улыбнулся Джордж.       — Ну, тебя я уже догнала, а победить Фреда не так уж и сложно, — заявила Рада.       — Кстати о победе. Завтра матч по квиддичу, — воодушевленно начал Фред. — Слизерин против Гриффиндора.       — За кого будешь болеть? — спросили вместе близнецы.       — Пожалуй, отдам дань фамилии и буду болеть за Слизерин, — немного подумав, ответила Алудра.       — В этом году мы с Джорджем загонщики, — заявил Фред.       — Поэтому у Слизерина нет шансов, — закончил Джордж и дал брату пять.       — Тогда тем более. Слизерин выигрывает кубок уже пять лет подряд. Из-за двух новых загонщиков, команда не победит, ещё и учитывая, что это будете вы… — протянула Рада.       — Сколько ставишь? — поняв намек, сказал Фред.       — Два галеона, — предложила ставку девочка.       — Мы победим, — начали близнецы. — И эта победа войдет в историю.

***

После занятий, Алудра встретилась с девочками в гостиной Рейвенкло и они вместе отправились на трибуны, Мадам Трюк объявила о начале матча и игроки обеих команд поднялись в воздух. Первые три мяча забросил охотник Слизерина Маркус Флинт, но потом инициативу взяла команда Гриффиндора. Через пол часа напряженной игры счет был 50: 30 в пользу Гриффиндора. Последний мяч был заброшен Джорджем Уизли.       — Мне показалось или он только, что тебе подмигнул, — удивилась Чжоу, сидящая, рядом с Радой.       — Кто именно, — спросила девочка, сделав вид, что не заметила этого жеста.       — Джордж или Фред… Я не вижу, что написано на форме, — неуверенно проговорила Чжоу. — Кто сейчас забил?       — Это был Джордж, — бросила Алудра. — Ничего удивительного. Мы с ними поспорили, кто выиграет в сегодняшнем матче. Я поставила на Слизерин, а они на Гриффиндор.       — Гриффиндор пока ведет, кажется, ты проиграешь, — вставила своё слово Мариэтта.       — Матч ещё не закончился, — уверенно заявила Алудра.

***

      Слизерин ‘размазал’ Гриффиндор, со счетом 110:50.        — Я же говорила, — невзначай бросила Алудра подругам, вставая со своего места.       Выйдя с трибун, девочка пошла к сборной Гриффиндора, немного позлорадствовать и забрать свой выигрыш.       — Они нас разгромили. 110, как мы могли так проиграть, — сердился Оливер Вуд, который был капитаном команды.       — У них сильная команда, поэтому вы проиграли, — сказала Алудра подходя к расстроенным гриффиндорцам. — В следующем году большая часть сильных игроков уйдет, поэтому у вас будет небольшой шанс выиграть.       — Поздравляем с победой, Полудра, — улыбнувшись, проговорили близнецы. — На что планируешь потратить выигрыш?       — Хочу попросить кого-нибудь из старших закупить мне кислых шипучек. Чарли, купишь мне сладких шипучек, когда в следующий раз пойдешь в Хогсмит? — спросила Алдура, старшего брата близнецов.       — С радостью, я даже сам возьму у них деньги, — повеселев, проговорил Чарли. — Сколько они тебе проиграли?       — Два галлеона, каждый.       — Купить тебе шипучек на все деньги? — удивился парень, считая в голове, сколько это конфет.       — Да, на все. Мои запасы остались дома, а в Хогсмид я ходить не могу, поэтому лучше закупаться оптом, — пояснила девочка.       Чарли тем же вечером отправился в Хогсмид и на ужине выложил все сорок шипучек на столе перед Алудрой. Рада вежливо поблагодарила парня и отправилась в гостиную Рейвенкло, укладывать конфеты в свой ящик.

***

      За неделю до Рождества, во время обеда, к Раде прилетела её черная сипуха Габби с письмом от отца, которое девочка прочитала сразу в большом зале.        "Ты давно мне не звонила, у тебя что-то с телефоном? Если да, то я попробую выслать тебе новый. На это Рождество тебе придется остаться в Хогвартсе. У меня ужасный завал на работе, не хочу, чтобы во время праздника ты была одна. И предсказывая твоё возмущение, общество домашнего эльфа, не самое лучшее на Рождество. Ты же писала, что подружилась с однокурсницами, уверен, кто-то из них останется в школе, некоторые учителя тоже остаются в Хогвартсе, Сивилла точно будет там, обрадуешь тетушку. Кикимер, кстати, нашел твою заначку шипучек и уже всё утилизировал. Как ты вообще додумалась, прятать еду за семейным гобеленом! Ты же знаешь, что Кикимер не любит к нему подходить. Поэтому в твоих же интересах, подождать пока он не перестанет злиться. Люблю тебя, папа."       — Можешь отпраздновать Рождество с нами, — стоя прямо над ухом, сказал Фред, напугав Раду. — У нас, правlа, не так роскошно.       — Но мы всегда рады новым гостям, — сказал Джордж, который стоял рядом с братом. — Чарли договориться с мамой.       — Да, Чарли, — на весь зал крикнули близнецы.       — Вы же знаете, что невежливо читать чужие письма, — возмутилась девочка.       — Конечно они это знают и я обещаю надавать им потом по ушам. Уверен, что мама будет не против, нужно будет только предупредить её, — заверил Чарли, подойдя к братьям, чтобы не кричать через стол.       — Спасибо большое, но я всё же останусь в Хогвартсе, — вежливо отказалась девочка. — Мне слишком неудобно вас стеснять, к тому же у меня нет подарков, и в Хогвартсе есть человек, которого я действительно очень хотела бы увидеть в этот праздник.       — Я тебя прекрасно понимаю, Рада, — поддержал девочку Чарли. — А вы, хватит здесь зависать, у вас завтра тест по зельеварению? Так идите учить учебники, Перси всё проверит.       — Мы привезем тебе свитер, — крикнул Фред, когда Чарли тащил его за ухо.       Чарли забрал близнецов, чтобы те не надоедали Алудре и действительно повел их к Перси.

***

В Рождество, как и думала Рада, почти весь Хогвартс опустел, из первокурсников осталась только она, последние девочки по комнате уехали ещё вчера, поэтому Алудра спала одна. Проснувшись на утро, девочка обнаружила два подарка около своей кровати, в одном лежали несколько учебников, это было от Кикимера, а во втором, старый галстук Рейвенкло и мантия, это было от отца. Рада ещё несколько минут просидела на кровати, обнимая мамины вещи. Спустившись в Большой зал, девочка увидела всего с десяток учеников и только одного из них, она знала.       — Алудра, — поприветствовал её Оливер Вуд. — Можешь сесть со мной, если хочешь.       — Здесь всегда так мало людей на Рождество, — спросила девочка, садясь рядом с капитаном Гриффиндора.       — На самом деле, я не уверен, — сказал Оливер. — Это первый раз, когда я остался в Хогвартсе на каникулы. Мои родители сейчас не в Англии, поэтому я здесь, а ты?       — Мой папа сильно завален работой и не хотел, чтобы я праздновала Рождество одна, а тут хоть есть приятная компания, — начиная обедать, объяснила Алудра.       — А… — Оливер хотел спросить про остальную семью, но заметив тяжелый взгляд девочки, деликатно промолчал.       — Вечером будет Рождественский пир, ты же придешь? — спросил Оливер.       — Да, конечно, я слышала, что под вечер здесь становится особенно красиво, — заверила его Рада.

***

      После обеда девочка сразу отправилась в Северную башню.       — Тетя Силв? Не отвлекаю? Ты здесь? — заходя в класс прорицания спросила Алудра.       — Рада, милая, рада тебя видеть, ой, какой интересный каламбур получился. — обнимая девочку сказала Сивилла. — Что ты здесь делаешь? Отец оставил тебя в Хогвартсе на Рождество? Как он посмел?!       — Всё впорядке тетя Силв, у папы просто слишком много работы в последнее время и он не хотел, чтобы я одна праздновала семейный праздник.       — И ты решила отпраздновать со мной. Как это мило, моя же ты малышка. У нас есть целый день, чем займёмся? — ведя девочку в свою комнату, проговорила женщина. — Я могу погадать тебе или хочешь, научу тебя гадать самой, это, конечно, третий курс обучения, но ты же очень способная девочка.       — Тетя, это очень мило и твои идеи замечательные, но… — стушевалась Рада       — Ты хотела послушать о своей маме? Ну конечно, как я сама не догадалась. — хлопунув себя по лбу, сказала профессор.       Сивилла налила девочке чаю и пока Рада играла с котом тети, скатала рассказывать истории, который происходили с ней, Аделаидой и Регулусом во время учебы.       — Профессор Снег правда был влюблен в тетю Лили? — удивилась Рада допивая уже третью чашку чая.       — Да, они много времени проводили вместе, но она выбрала Джеймса и на самом деле, я этому рада, — рассмеялась Сивилла. — Ты выпила уже три чашки чая, сколько же мы тут сидим?       — Не знаю, часов пять, наверное, — пожала плечами девочка. — Погадаешь мне на чаинках?       — Конечно, — оживилась прорицательница, начиная гадать.       — Я вижу интересную судьбу, — начала предсказание женщина. — Много приключений и счастливая семья, необычная семья, — Сивилла немного задумалась, а потом, улыбнувшись, посмотрела на девочку. — Ничего точного.       — Это же не всё. Ты видела что-то ещё, — настаивала Рада.       — Ты скоро сама всё узнаешь, — воскликнула Трелони.- Если я тебе всё расскажу, это может не сбыться.       — Скоро начнется Рождественский пир, нам уже пора спускаться, — снимая кота со своих ног, сказала девочка.

***

      Пир действительно был раскошен, сотни блюд стояли на столах. Стены были украшены елочными игрушками и гирляндами. С потолка падали волшебные снежинки, которые, доходя до столов, испарялись. Было принято общее решение, всем ученикам и профессорам сидеть за одним столом. Под конец обеда, профессор Флитвик запустил волшебный салют.       Немногие вернули на следующий день после Рождества, подруги Алудры все остались дома ещё на неделю, поэтому девочка проводила свои каникулы с Сивиллой.       — Алудра, — Рада собиралась на Северную башню к Трелони, когда в коридоре на третьем этаже её окликнул Чарли.       — Мы привезли тебе свитер, — сказал Фред, выглядывая из-за спины брата.       — О, спасибо большое. Надеюсь, что вы поблагодарили вашу маму от моего имени, — поблагодарила Рада, подходя к парням.       — Конечно, — сказал Чарли, отдавая девочке свитер в рождественской упаковочной бумаге. — Мы только приехали, ещё даже не были в гостиной, а ты куда идешь?       — К профессору Трелони, — ответила Рада, разворачивая подарок, в котором был черный свитер. — Он очень красивый. Спасибо ещё раз, Чарли, — Алудра обняла Чарли.       — А нас? — воскликнули близнецы. — Знаешь, сколько мы упрашивали маму связать его тебе? — возмущенно, спросил Фред       — Да почти нисколько, — усмехнулся Чарли. — Как только я сказал маме, что у нас появилась подруга в Хогвартсе, она сразу пошла искать пряжу.       — Но обнять нас всё равно нужно, — сказал Фред, как в тиски, сжав девочку.       — Ты же так ничего и не подарила нам на Рождество, а это тоже небольшой подарок, — сказал Джордж, так же как брат, обнимая Раду.       — Надеюсь, что этих небольших подарков вам будет достаточно, — нервно буркнула Алудра. — Ещё раз спасибо, Чарли. Я пойду, меня уже ждут.

***

На пасху Алудра вернулась в дом на Гриммо 12 и провела все каникулы с отцом.       — Чем папа был занят на Рождество? — устроила допрос эльфу Рада, как только Регулус ушел на работу.       — Хозяин работал, мисс Рада, — нервно доложил Кикимер.       — Не ври мне, я знаю, что он не работал. Министерство давало выходной на неделю всем работникам, — настаивала девочка.- Я, как твоя хояйка, приказываю говорить мне правду.       — Хозяин запретил мне рассказывать вам, — почти плача пролепетал эльф.       — Запретил? — удивилась Рада. — Хорошо, если он запретил тебе рассказывать, то я не буду тебя пытать. Иди в кладовку и успокойся. Прости меня, Кикимер.       — Кикимер не обижается на мисс Раду, Кикимер всё понимает, — заверил эльф и ушел на кухню готовить ужин.       — Где ты был на Рождество, — спросила девочка, как только Регулус закрыл за собой дверь.       — Я работал, милая, — попытался обнять Алудру отец, но она отошла на кухню, где уже стоял ужин.       — Я знаю, что ты был дома и если не хочешь говорить мне правду, то я спрошу у бабушки, а она многое может рассказать, — начала угрожать девочка.       — Тебе не стоит беспокоить этим бабушку, — садясь за стол, сказал Регулус.       — Что-то происходит в моем доме, а отец не хочет мне рассказывать и даже запретил говорить об этом эльфу, — Рада села напротив отца.       — Алудра Денебола Блэк или ты сейчас же успокоишься, — гневно процедил Регулус.       — Или что? — перебила его дочка. — Отправишь меня в обратно в Хогвартс?       — Да! — крикнул Регулус и встал из-за стола. — И уверяю тебя, ты не получишь ни одного письма, ни монетки, а вернешься домой только в конце года.       — А ты уверен, что я вернусь?! Поеду с Уизли в нору, уверена, что там меня будут ждать, — заявила девочка. — Буду, как дядя Сириус, сбегу из дома и буду жить у друзей, а потом предам их, да?!       — Мой брат никого не предавал, — слишком резко крикнул Регулус, чем напугал дочь. — Сириус не предавал Поттеров, он ненавидел Волан-де-морта, из-за того, что тот сделал со мной, с твоей матерью. Он никогда бы не примкнул к нему, поэтому я пытаюсь восстановить его на гобелене.       — Что ты сейчас сказал? — пробормотала Алудра.       — В Рождество я оставил тебя в Хогвартсе, потому что пытался восстановить Сириуса на семейном гобелене, — сообщил Регулус, садясь за стол.       — И ты решил ничего мне не говорить? — начала снова закипать девочка.       — У меня ничего не получилось, поэтому я тебе и не сказал, — стараясь сделать голос, как можно холоднее, сказал Блэк.       — Но зачем? — всё ещё не понимая, спросила Рада.       — Сириус не он должен сидеть в Азкабане. Он старший сын и поэтому должен быть наследником, — пояснил Регулус.       — Он заключен пожизненно без суда, его дело не станут поднимать, ты же знаешь и без его присутствия восстановить, не получиться, — успокоившись, Рада подошла к отцу. — Нам нужно найти виновника, тогда получиться вызволить дядю и вернуть его в семью.       — Я знаю, поэтому надеюсь, что ты не будешь против провести следующее Рождество в Хогвартсе, — целуя руку дочери, спросил Регулус.       — Конечно, тебе нужно иногда отдыхать от меня и работы. Рождественские праздники идеально для этого подходят, — сказав это, Рада поцеловала отца в щеку и вернула в свою комнату, которая располагалась на четвертом этаже, читать «Расширенный курс зельеварения».

***

Кубком Хогвартса был награжден Слизерин, у которого было триста восемьдесят пять очков. После объявления результатов за экзамены, все ученики были отправлены в свои комнаты, собирать вещи.       — Не забывайте, что колдовать во время каникул строго запрещено, — проговорил Дамблдор, ученикам, которые сидели с собранными вещами в Большом зале. — До встречи в следующем учебном году.       После прощальной речи директора, Хагрид снова собрал всех первокурсников на черном озере и переправил через него на лодках. Весь путь, вплоть до платформы девять и три четверти, Алудра провела в компании подруг и только, выйдя из поезда, попрощалась с ними. На платформе ей пришлось долго простоять из-за того, что перед выходом стоял смотритель и выпускал детей только по два три человека, чтобы не привлекать много внимания маглов.       — Алудра, — девочка услышала крик и повернулась, к ней подходили четверо братьев Уизли. — Поздравляю с превосходной сдачей экзаменов.       — Спасибо, Чарли, — поблагодарила друга Рада. — Я слышала твои результаты, ты тоже неплохо справился. Куда теперь поедешь?       — Планирую, уехать в Румынию, буду работать в заповеднике по разведению драконов, я уже писал туда и меня возьмут, как стажерах на полгода.       — Поздравляю, — девочка обняла Чарли, выходя на вокзал Кингс-Кросс. — Надеюсь, что ты не будешь забывать, писать мне письма.       — Насколько я помню, — сказал Фред, выходя вслед за ними. — Я выиграл спор. И где же мой выигрыш?       — Да, конечно, вот твои пять галлеонов, Дред, — сказала девочка, замечая Молли Уизли, которая подходила к ним.       — Фред, что это такое? Ты вымогаешь деньги у девочки? — спросила миссис Уизли.       — Добрые день, миссис Уизли, рада вас видеть. Меня зовут Алудра Блэк, — представилась девочка. — Чарли передал мне свитер, который вы связали, он очень красивый и так помог мне в эту холодную зиму.       — Ох, спасибо большое Алудра, — засмущалась женщина. — Буду рада вязать свитер каждое Рождество такой милой леди. Фред верни, девочке деньги.       — Но она проспорила, мам, — заступился за брата Джордж.       — С кем это спорила моя дочь? — холодно спросил Регулус, неожиданно появившийся рядом с шумной компанией.       — Добрый день, вы, наверное, отец Алудры, мистер Блэк. Меня зовут Молли Уизли, — представилась женщина.       — Добрый день, миссис Уизли, — поприветствовал её Регулс. — Я успел зацепить пару последних фраз и как понял, моя дочь проспорила эти деньги. Думаю, будет лучше, если парень заберет свой честный выигрыш.       — Конечно, отец. Он выиграл честно, — повторяя тон папы, сказала Алудра. — Была рада познакомиться с вами миссис Уизли. Я буду ждать от тебя писем, Чарли.       — Он напишет, милая, я прослежу, — заверила девочку Молли. — А вообще, он собирался уезжать ближе к осени, поэтому будем рады увидеть тебя в норе.       — Я, обязательно приеду на каникулах, миссис Уизли, — сказала девочка. — Нам уже пора идти, если отец, конечно, не хочет опоздать сегодня на работу.       — Конечно, ми… Алудра. Был рад с вами познакомиться, миссис Уизли, Чарли, Джордж, Фред, — Регулус попращался с семьей Уизли и вместе с дочкой удалился.       — Они как-то странно себя вели, — высказалась Молли, когда Блэки ушли. — Вам так не показалось?       — Да, мама… В школе она вела себя по-другому, — задумчиво сказал Чарли. Оглядевшись по сторонам, Фред и Джордж заметили Маркуса Флинта с отцом, которые смотрели в их сторону.       — Думаешь это из-за них, — шепотом спросил Фред брата, идя немного позади мамы.       — Уверен, она же аристократка, тем более Блэк, а им не нужны лишние слухи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты